ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Полный Джаз"
все номера
Джаз в РОССИИ
главная страница

Выпуск # 34 (272) - 22 сентября 2004 г.

Издается еженедельно с октября 1998 г.
Оглавление выпуска:

Следующий номер (273) выйдет 29 сентября 2004 г.

Как это было
в Москве
Митч Стайн, Рэнди БреккерВ московском "Ле Клубе" 18-21 сентября прошли концерты одного из наиболее почитаемых российскими слушателями джаз-роковых проектов - американской группы Brecker Brothers. Увы, несчастное стечение обстоятельств внесло свои коррективы в состав приехавшего в Москву коллектива: из-за серьезной травмы спины так давно ожидаемый московской публикой и так горячо почитаемый студентами российских музыкальных вузов тенор-саксофонист Майкл Бреккер приехать не смог. 
По этой причине, по словам арт-менеджера "Ле Клуба" Максима Тимошина, Brecker Brothers вынужденно трансформировались в "Brecker Family", поскольку Майкла заменила супруга Рэнди Бреккера - живущая в Нью-Йорке итальянская саксофонистка Ада Роватти. 
Ада РоваттиРэнди, ухмыляясь, заметил со сцены, что с Майклом произошел sax change - обыграв понятия "смена пола" и "замена саксофониста". И, нужно сказать, программе выступления это отнюдь не повредило. Напротив, композиции, написанные Адой, стилистически выбивались из основной "колеи" состава, что внесло явно нелишний элемент разнообразия. Да и в смысле внешней атрибутики темноволосая саксофонистка в джинсах и двубортном пиджаке с атласными лацканами (при этом - босая) выглядела весьма экстравагантно. 
Впрочем, справедливости ради надо отметить, что все без исключения приехавшие в Москву музыканты в дополнительных ухищрениях для привлечения внимания публики на самом деле не нуждались. Рэнди Бреккер (труба) и Виктор Бэйли (бас-гитара) из раза в раз собирают в Москве полные залы. Имена их коллег по цеху - Джорджа Уитти (клавишные), Митча Стайна (гитара) и Родни Холмса (барабаны) - имеют в современной иерархии музыкантов сопоставимый вес. 
Нужно отметить, что стилистическим разнообразием концерт не отличался. Исключения составляли, как мы уже сказали, произведения Ады Роватти, в которых, впрочем, тоже чувствовалось существенное влияние стилистики коллектива братьев Бреккеров. Но упрекнуть концерт в однообразии, в общем-то, трудно. Скорее, речь идет о единстве стиля, что вполне оправданно, особенно когда перед нами коллектив, фактически создавший (ну, в числе многих, конечно же) этот самый стиль, который теперь так любят копировать молодые музыканты. В общих чертах для него характерна жесткая напористая ритмическая пульсация в довольно высоком темпе; тематический материал, выстроенный на коротких повторяющихся (с небольшим развитием) попевках, главенствующая роль гармонической составляющей импровизации над мелодической, и, как следствие, очень активное использование аккордовых "надстроек" и замен. 
Собственно, первая композиция вечера как раз явилась наглядным тому подтверждением. Тема, исполненная "семейным тандемом" трубы и тенор-саксофона, сменилась перекличкой трубы, саксофона и гитары по восемь тактов, и затем вернулась в коде. Вторая композиция была несколько более сдержанной по характеру. В какой-то степени эта пьеса послужила визитной карточкой Ады Роватти как исполнительницы, поскольку именно в ней первый раз за вечер публика получила возможность засвидетельствовать такие особенности ее исполнительского стиля, как агрессивный звук, темпераментность, частое использование октавных скачков, аппликатурная техничность и "математическая" импровизация - безусловно, демонстрировавшие огромное влияние Майкла Бреккера, и вряд ли только потому, что Ада в этом туре заменяла именно его. 
Митч Стайн, Родни Холмс, Рэнди Бреккер, Виктор Бэйли, Ада Роватти
Затем "слово взял" Рэнди Бреккер. Вообще говоря, как ни странно, из всего состава именно его соло отличались наибольшей мелодичностью музыкального языка. Говорим "как ни странно", поскольку преимущественно гармоническое мышление состава в большей степени также является заслугой Рэнди Бреккера - на равных с братом, с которым он закладывал основы стиля и репертуара Brecker Brothers в далеких 70-х; да ведь еще и репертуар братьев в значительной степени был написан именно Рэнди. После лидера свое соло на синтезаторе Yamaha (каковых перед ним было установлено два - SY99 для основной гармонической ткани и части соло и Motif ES для специального солирования) с применением духового контроллера исполнил Джордж Уитти. 
Джордж УиттиВ следующей композиции состав вернулся к первоначальному настрою и вновь огласил стены клуба исполненной в унисон трубой и тенор-саксофоном веселой fusion-темой. Вообще говоря, в ряде исполненных составом композиций проглядывало что-то вроде единства соло. То есть в конкретной пьесе все музыканты, исполнявшие соло, пользовались схожими выразительными средствами. Так, во второй композиции каждое соло начиналось с пиано и к концу доходило до фортиссимо. В третьей же композиции, где вновь солировала Ада Роватти, а также гитарист Митч Стайн, основной идеей импровизаций был короткий мотив, который присутствовал в качестве основы в соло обоих музыкантов (хотя и был у каждого свой), и долго обыгрывался так и этак - со смещением, с разными акцентами, разными штрихами и способами звукоизвлечения. 
Затем настала очередь композиции, целиком и полностью являющейся продуктом творческой мысли Ады Роватти. Тема представляла собой своеобразную джаз-роковую имитацию шотландского трехдольного марша. Сходство мелодии подчеркнул характерной барабанной дробью Родни Холмс. 
По ходу исполнению этой композиции гитариста Митча Стайна постигли проблемы с аппаратурой. Как и в 80-е годы, перед нынешним поколением электрогитаристов часто можно наблюдать целый чемодан гитарных педалей - такова ситуация и у Стайна; правда, в отличие от Boss'ов и Zoom'ов 1980-х, нынешние педали почти не шумят и не накапливают паразитные искажения, так что цепочка из 5-10 воткнутых одна в другую "примочек" на выходе выдает не гнусный жестяной кряк, как бывало лет 15 назад, а вполне красивый и мощный звук. Однако и с самым современным оборудованием гитарист не гарантирован от простых отходов контакта в перегнувшихся или небрежно спаянных кабелях - что и произошло с Митчем; проблемы, однако, довольно быстро и счастливо разрешились. Зато пробил звездный час Джорджа Уитти и Родни Холмса. Уитти явил слушателям хорошую оттяжку, любовь к "острым" нотам в верхнем регистре клавиатуры и к широте диапазона. Холмс же, как это водится за барабанщиками (особенно за очень хорошими барабанщиками), в два счета поставил зал на уши своими ритмическими сопоставлениями, да так основательно, что публика начала выражать свои восторги задолго до конца соло, и, если бы не громогласность барабанной установки, вероятно, и не закончила бы. Особенно впечатляюще прозвучала его игра с ускорениями и замедлениями в пределах одного цикла, создававшая впечатление прихрамывания и подталкивания. 
До сих пор, если не считать авторской пьесы саксофонистки, в репертуаре ансамбля господствовали тяжелые фанковые грувы; а вот завершавшая первый сет пьеса "Free Fall" в бибоповом изложением блеснула приятным характерным соло г-жи Роватти, все-таки вырвавшейся в кульминации из тесных оков боповой традиции в пользу своей собственной стилистики. 
Рэнди БреккерВторое отделение началось с пьесы "Rocks" c первого альбома братьев Бреккеров, который увидел свет в 1975 году и так и назывался "Brecker Bros.". Затем опять была исполнена авторская композиция Ады Роватти, которая в этот раз солировала на сопрано-саксофоне и, соответственно, звучала немного помягче, чем на теноре. Пьеса представляла собой очень приятное для слуха произведение в духе smooth-latin с характерным соло Рэнди Бреккера, который ради поддержания стилистики отказался от сложных альтераций, в результате чего прозвучал очень деликатно и мелодично. После этой композиции публику ждал небольшой сюрприз. Обычно в происходящих в "Ле Клубе" концертах звезд уровня братьев Бреккеров ближе к концу вечера на сцену для совместного выступления выходил Игорь Бутман. В этот раз гора с горой не сошлась, поскольку г-н Бутман оказался на гастролях. Однако это не помешало составу исполнить одно из красивейших произведений Игоря Бутмана "Египетские ночи". 
Далее последовала композиция "Spanish" с первого альбома и "Above and Below" с альбома "Return of The Brecker Bros." 1994 года. С этих композиций общий "градус" выступления стал стремительно возрастать и достиг своего апогея в двух композициях с наиболее любимого публикой альбома "Heavy Metal Be-Bop" 1978 года. На "бис" музыканты вышли с некоторой неохотой. Чувствовалось - выложились. Но другого способа справиться с ликующей московской публикой обнаружено не было, потому в завершении, к всеобщему удовольствию, "на мировую" была исполнена еще одна небольшая пьеса.
Виктор БэйлиСтоило ли ходить на "Братьев Бреккеров" без одного из братьев? Да, безусловно, кого-то отсутствие на сцене Майкла Бреккера огорчило и даже разозлило. "Полный джаз" даже получил раздраженное письмо от одного из слушателей, приехавшего на концерт из Санкт-Петербурга, не обнаружившего на сцене Майкла и на этом основании после первого отделения потребовавшего у администрации клуба деньги назад. Да, конечно, когда стало известно о замене в составе, администрации следовало бы об этом явно сообщить и на афишах (хотя бы при входе в клуб), и в доступных средствах массовой информации как можно раньше - а не в пятницу, как это произошло (уже в пятницу на входной странице портала "Джаз.Ру" все же висело сообщение о болезни Майкла Бреккера и его замене на Аду Роватти). Но, тем не менее, замена, хотя и не была равноценной, не привела проект и к провалу. Те, кто хотел "для коллекции" увидеть на сцене обоих знаменитых братьев одновременно - не увидели их (хотя и Майкл, и особенно Рэнди, гастролировавший у нас раз пять-шесть, уже выступали в России). Те, кто хотел услышать фирменные пулеметно-саксофонные "поливы" Майкла Бреккера в адекватно им звуковой атмосфере репертуара возрожденного (в очередной, четвертый уже, кажется, раз) семейного ансамбля, услышали их недурную, но имитацию. Но при этом весь ансамбль в целом был весьма силен. Ада Роватти - умелая, неглупая и вполне в своем праве саксофонистка. Ну а уж Рэнди-то и вовсе в отличной форме, и, хотя мы и слышали его раньше, в новом ансамбле он просто превосходен. Да ведь, кроме него, ансамбль включал и другие яркие имена. Каменно-надежные и одновременно моторные "грувы" басиста Виктора Бэйли, игравшего и в Weather Report, и в The Zawinul Syndicate у Джо Завинула, и аж у Мадонны в гастрольном ансамбле, неколебимо цементируют ритмогармоническую ткань всего ансамбля - при том, что суховатый и спокойный Бэйли держался очень скромно и за все время сыграл только пару недлинных, но изящных и упругих соло, но держал на себе всю группу, отлично работая в сочетании с барабанами Родни Холмса. Да ведь и Холмс, очень черный молодой человек миниатюрного роста - барабанщик весьма именитый: в его активе - несколько Grammy, игра в группе Карлоса Сантаны (в том числе на мультиплатиновом альбоме "Supernatural"), у тех же Бреккеров (на альбоме "Out Of The Loop", 1994, тоже награжденном Grammy), вместе с Бэйли в The Zawinul Syndicate, у Уэйна Шортера, Ларри Корриелла... 43-летний гитарист Митч Стайн, может быть, не настолько именит, но он играл вместе с Родни Холмсом в экспериментальных джаз-роковых составах The Hermanators и Steve Kimock Band, а до этого - у Дэвида Сэнборна, Тани Марии, Адама Холцмана и даже у поп-певицы Синди Лоупер. И только у Джорджа Уитти, возможно, послужной список чуть короче, но он уже давно работает с Рэнди Бреккером - мы видели его с ним в Москве еще в 1999 г. Да вот еще мы познакомились и с весьма недурной саксофонисткой Адой Роватти. Безусловно, даже в таком составе на этот ансамбль идти стоило - и большинство пришедших получило от концертов значительное удовольствие, вот как авторы этих строк. Ведь эта группа, будь она Brecker Brothers или только Brecker Family, просто очень здорово играла.

Анна Филипьева (текст),
Кирилл Мошков (текст, фото)

Бирели Лягрен, Диего Эмбер
В минувшие выходные Москву впервые посетил Бирели Лягрен - французский гитарист-виртуоз цыганского происхождения, по словам Джона Маклафлина - "феномен гитары". 18 сентября он играл концерт в неожиданно холодном (и не в переносном, а в самом прямом смысле) Колонном зале Дома союзов, а на следующий вечер его выступление завершало программу клубного фестиваля "Jazz In Time", проходившего в клубе "Марика".
Бирели ЛягренБирели Лягрен родился в Эльзасе в цыганской семье, в которой все были музыкантами: отец - сам известный гитарист, самоучки братья тоже играли на гитарах. Не удивительно, что гитару Лягрен взял в руки уже в четыре года (хотя это даже по цыганским стандартам довольно рано), а в семь лет уже начал играть джаз. Многие критики отмечают, что Лягрен очень быстро стал вырабатывать свой собственный стиль игры, и в его основе всегда был джаз. С 13 лет началось восхождение звезды Бирели Лягрена. В 80-х годах он выступал и записывался вместе с Джако Пасториусом, Диззи Гиллеспи, Джорджем Бенсоном, Ал ДиМеолой и Джоном Маклафлином, перебрав множество стилей, вплоть до джаз-рока. К началу XXI века Лягрен образовал группу, с которой стал играть программу Gypsy Project. Именно с этой программой, возвращающей слушателя к музыкальным корням этого незаурядного гитариста, он и приехал в Россию.
Бирели ЛягренGypsy Project - это не столько гитарная цыганская музыка, и даже совсем не она, сколько свинг с большим количеством этнических вплетений, с виртуозностью и свободой цыганской гитары. В группе Бирели Лягрена два гитариста (сам Бирели и ритм-гитарист Хоно Винтерштайн), контрабасист Диего Эмбер и саксофонист Франк Вольф. Для избранной Лягреном стилистики сложно подобрать состав лучше. Ритм-гитара и бас создают акустическую основу, так необходимую саксофону и гитаре для создания многообразных и всегда легко читающихся музыкальных образов. В воображении публики встает теплый вечер на берегу моря, где звучат блестящие, романтически парящие и порой не лишенные юмора соло саксофона. Или виртуозные пассажи гитары Лягрена приглашают вас в цыганский табор к костру, где расскажут какую-нибудь старинную легенду. 
Виртуозность Лягрена действительно поражает воображение. Кажется, он способен сыграть на гитаре все! Любой сложный пассаж звучит безукоризненно и органично вплетается в общую музыкальную ткань и стиль, будь это свинг, бибоп или даже джаз-роковая композиция. Не отстают от Лягрена и музыканты его группы. Скорее всего, именно чтобы подчеркнуть эту свободу и виртуозность, проект и был назван "цыганским".

Светлана Аввакумова,
фото Павла Корбута

Москва - это вам еще не все 
"Ретро"Вечер памяти Леонида Утесова, посвященный 75-летию его оркестра и 70-летию фильма "Веселые ребята", пройдет 16 октября в саратовском Доме ученых (начало в 17.00). В концерте прозвучат популярные мелодии советского и американского джаза 20-40 годов, песни из репертуара Леонида и Эдит Утесовых. В живом, безмикрофонном звучании оживут оригинальные партитуры и авторские рукописи в исполнении Саратовского джаз-оркестра "Ретро" под управлением Никиты Духовникова, а также Бориса Матвеева, легендарного барабанщика оркестра Эдди Рознера, участника записи музыки к фильму "Карнавальная ночь". Концерт будет театрализованным, полным сюрпризов и неожиданностей.
Подробнее об оркестре

Йотам Зильберштайн, Аркадий ОвруцкийЙотам Зильберштайн (Израиль) - гитара и Аркадий Овруцкий (Москва) - электробас в международном проекте "ModernJazzTranzit": 15-31 октября - турне по России и Украине.
В проекте принимают участие Асаф Юриа (Израиль) - тенор-саксофон, Алексей Подымкин -фортепиано, Сергей Остроумов - барабаны, Давид Ткебучава - барабаны (все - Россия), Александр Муренко (Украина) - барабаны.
Концерты пройдут в Киеве 15 октября (клуб Swing), 17 октября (Колонный зал Национальной филармонии им. Лысенко), в Москве 19 октября (Центральный Дом художника), 20 и 21 октября ("Ле Клуб"), в Калуге 23 октября, в Днепропетровске - 24 октября, в Казани 31 октября (Большой концертный зал Казанской филармонии), в Самаре (зал Пушкинский, дата определяется). В рамках проекта будут исполняться как джазовые стандарты, так и авторские композиции лидеров группы, вошедшие в недавно записанные альбомы "Arrival" Йотама Зильберштайна и "New Age" Аркадия Овруцкого. Проект "ModernJazzTranzit" явился результатом их годичного сотрудничества. Музыканты познакомились на джазовом фестивале в Перудже (Италия) летом 2003 года .В августе нынешнего года состоялся первый приезд Йотама в Россию, и его проникновенные соло и светлая энергетика пришлись по душе российскому джазовому слушателю. Музыку Йотама тепло принимали московские слушатели - как на джазовом фестивале в саду "Эрмитаж", так и в "Ле Клубе". 
Новый проект будет отличаться разнообразием стилей. Композиции в стиле латино будут сочетаться с мелодичными джазовыми стандартами, а фанковые ритмы смягчатся романтичными балладами. 
Что намечается:
московские анонсы
Маккой ТайнерТорговая марка "Parliament" и Игорь Бутман представляют: 26-28 октября, "Ле Клуб" - McCoy Tyner Trio (США). Маккой Тайнер (фортепиано), Джордж Мраз (контрабас), Эрик Харлэнд (барабаны).
Альфред "Маккой" Тайнер (McCoy Tyner) или Сулеймон Сауд (музыкант обратился в мусульманскую веру в возрасте восемнадцати лет) родился в Филадельфии 11 декабря 1938 г. Брать уроки игры на фортепиано он начал, как это бывает в жизни практически каждого ребенка, по настоянию родителей. А через несколько лет стало понятно, что с музыкой Маккой свяжет свою дальнейшую жизнь. Обучался он вначале в West Philadelphia Music School, а позднее перешел в Granoff School of Music.
Первым инструментом в его жизни стало соседское фортепиано. Естественно, что время, проводимое за инструментом, было ограничено. Но когда родители пианиста смогли приобрести собственный инструмент, Маккой получил возможность музицировать и совершенствовать свой дар сутки напролет. В доме часто стали появляться друзья и соседи музыканта, некоторые из которых в последствии стали известными джазменами. Среди них были трубач Ли Морган, саксофонист Арчи Шепп, пианист Бобби Тиммонс и басист Реджи Уоркман. 
В семнадцать лет, работая в небольшом клубе Red Rooster, музыкант знакомится с саксофонистом Джоном Колтрейном. В то время Колтрейн тесно сотрудничал с великим трубачом Майлсом Дэйвисом. Саксофонист, чья популярность была на подъеме и продолжала расти, не имел собственной группы. Поэтому на выступлениях с ним часто работали приглашенные музыканты. Среди них был и Маккой. Понимание между двумя музыкантами было столь велико, что через некоторое время Колтрейн, решив создать собственный коллектив, сразу же пригласил к себе Маккоя Тайнера. На тот момент Маккой работал у саксофониста Бенни Голсона в легендарном Jazztet. Это был 1959-й год. В 1960-м, когда Колтрейн окончательно расстался с Майлсом, чтобы основать свою команду, Маккой уходит из Jazztet. Музыканты работали вместе до 1965 года, записав вместе большое количество композиций. В тоже время Маккой записал несколько сольных альбомов на лейбле Impulse!, включая такие, как "Inception", "Night of Ballads and Blues" и "Live at Newport". 
После того, как Маккой в 1965-м принимает решение расстаться с Колтрейном, в его карьере наступает некоторое затишье. Он продолжает превосходно играть на фортепиано, коллективу, который он создал, пророчат большое будущее, но публика остается равнодушной к его творчеству. Безденежье заставило Маккоя даже податься в поп-ансамбль Айка и Тины Тернер играть на клавишных. Так продолжалось пять лет. Вплоть до 1970-го, когда в сотрудничестве с лейблом Milestone выходит альбом "Sahara", получивший две премии Grammy и ставший, по мнению журнала Down Beat, альбомом года. С этого момента все возвратилось в прежнее русло. Маккой снова много гастролирует, записывается со многими музыкантами, а в середине 80-х основывает квинтет, в котором работали саксофонист Гэри Бартц и виолончелист Джон Блэйк. В конце 80-х музыкант большую часть времени выступал со своим трио, где, помимо него, играли басист Эйвери Шарп и Аарон Скотт на ударных. И по сей день это трио пользуется необычайной популярностью. 
В 1995-м году Маккой снова начал сотрудничать с лейблом Impulse!. В результате свет увидел альбом "Infinity", записанный вместе с легендарным саксофонистом Майклом Бреккером. Итог - премия Grammy! Здесь необходимо заметить, что в тот период некоторые из предыдущих работ Маккоя тоже получали Grammy, но там музыкант выступал на вторых ролях. Через три года Маккой Тайнер снова меняет звукозаписывающую компанию и записывает на лейбле Telarc два альбома, один из которых посвящен латинской музыке, а второй представляет бас-гитариста Стэнли Кларка. В 2004 г. вышел его третий альбом на Telarc, "Illuminations", где Маккой создал впечатляющие гармонические ландшафты вместе с такими солистами, как саксофонист Гэри Бартц и трубач Теренс Бланшард.
Мало найдется в джазе пианистов, которые оказали такое влияние на следующие поколения музыкантов и при этом настолько убедительно оставались бы в строю. Из тех, чей пик карьеры пришелся на начало 1960-х, с Маккоем Тайнером по влиятельности может сравниться разве что Билл Эванс, но он давно ушел из жизни. Да, случилось так, что пик карьеры Маккоя пришелся на юность, когда он работал в "классическом" квартете Джона Колтрейна. То, что молодой пианист (к Колтрейну он пришел 22-летним) играл у Трейна - его голосоведение, аккордика, ритмические обороты - вошло в "разговорный язык" всех следующих поколений джазовых пианистов. Но и сейчас 65-летний мастер своей игрой не просто подтверждает высокий творческий и технический уровень, но демонстрирует несомненную открытость и желание что-то искать - а главное, возможность найти.

22-23 октября, Международный дом музыки на Красных Холмах - второй Российско-норвежский джазовый фестиваль
В преддверии 100-летия установления дипломатических отношений между Россией и Норвегией российским ценителям джазовой культуры предоставляется уникальная возможность насладиться результатом плодотворного сотрудничества джазовых музыкантов двух стран. В Москве уже во второй раз будет проводиться Российско-норвежский джазовый фестиваль, который расширит представление россиян о джазовых традициях северного соседа России - Норвегии, а также продемонстрирует значимость данного музыкального стиля в многообразной культуре этой страны. Фестиваль проводит РА "Информинвест".
ЗАКАЗ БИЛЕТОВ НА ФЕСТИВАЛЬ
Участники фестиваля:

Arild Andersen (Арильд Андерсен)
Арильд АндерсенКонтрабасист и композитор Арильд Андерсен - всемирно известный музыкант, один из тех, благодаря кому норвежский джаз вызывает интерес и уважение во всем мире. Он играл в ансамбле прославленного саксофониста Яна Гарбарека, сотрудничал с известной норвежской певицей Карин Крог. Выступал с такими знаменитыми представителями современного джаза как, саксофонист Сэм Риверс и пианист Пол Блэй. Играл в квартете с гитаристом Биллом Фризелом, пианистом Джоном Тэйлором и барабанщиком Альфонсом Музоном. В середине 80-х годов вместе со всемирно известным норвежским барабанщиком Йоном Кристенсеном создал квинтет "Масколеро", ставший ярким явлением на мировой джазовой сцене. 
В 1975 г. журнал "Джазфорум" впервые признал Арильда лучшим контрабасистом Европы. Знаменитый немецкий лейбл ЕСМ, оказавший огромное влияние на развитие джаза в 70-80-е годы, выпустил целый ряд альбомов с участием Арильда Андерсена.
Арильду Андресену доверена честь представлять норвежскую культуру на государственном уровне во время официальных визитов короля Харальда V в другие страны. Контрабасист впервые приедет в Россию и будет выступать со своим проектом - Трио Арильда Андерсена.

Nothern Light Quartet 
Бодиль НискаКвартет - новый проект известных норвежских джазменов. В группе два лидера - это Стиг Хвалриг (контрабас) и Роджер Йохансен (ударные). В составе группы также играют Бодиль Ниска (саксофон) и Свейн Херстад (фортепиано). Столь романтичное название для квартета было выбрано не случайно: трое музыкантов из этого состава родились и выросли в северной части Норвегии за Полярным кругом.

Jan Erik Kongshaug (Ян Эрик Конгсхауг)

Ян-Эрик КонгсхаугЯн Эрик Конгсхауг завоевал огромный авторитет в мире джаза, прежде всего как выдающийся звукорежиссер. В этом качестве он уже более 30 лет работает для знаменитой немецкой фирмы грамзаписи ECM, оказавшей большое влияние на развитие современного джаза.
Конгсхауг записывал для ECM таких знаменитых джазменов, как Ян Гарбарек, Кит Джерретт, Эберхард Вебер, Ральф Таунер, Гэри Бертон, Пэт Мэтини и др. Более 400 альбомов, спродюсированных Манфредом Айхером (главой ECM), были записаны Яном Эриком Конгсхаугом. Большинство из них стали классикой европейского джаза.
В 1998 г. Конгсхауг записал свой первый альбом в качестве гитариста и лидера своего квартета (его собственная музыкальная карьера джазового музыканта после второй половины 1960-х, когда он с успехом выступал на единственном тогда в Норвегии джаз-фестивале в Мёльде, надолго ушла в тень его карьеры звукорежиссера). Именно тогда широкая публика узнала о том, что он - интересный гитарист и композитор. Первый диск его квартета ("Other World", ACT) заслужил высокую оценку критики и слушателей. Недавно вышел второй альбом квартета Конгсхауга. 
В свой ансамбль Ян Эрик пригласил талантливых представителей молодого поколения норвежского джаза. Именно с этими музыкантами он впервые приедет в Москву.
Подробнее о Конгсхауге
ВНИМАНИЕ ЗВУКОРЕЖИССЕРАМ! 22 октября в 10-00 в Российской академии музыки им. Гнесиных на кафедре звукорежиссуры состоится МАСТЕР-КЛАСС ЯНА-ЭРИКА КОНГСХАУГА!


Solveig Slettahjell (Сольвейг Слеттаель)

Вокалистка Сольвейг Слеттаель и ее группа "Slow Motion Quintet" - яркие представители молодого поколения норвежского джаза. Дебютный альбом "Slow Motion Orchestra", выпущенный в 2001 г., получил высокую оценку как на родине, так и за ее пределами. Недавно вышел в свет второй диск певицы "Silver". 
Звукозаписывающая компания Curling Legs в распространенном по поводу выхода альбома пресс-релизе выразила благодарность за то, что именно ей оказана честь представлять таких перспективных музыкантов, как Сольвейг Слеттаель и ее команда. Заглавная песня альбома "Silver" попала в чарты журнала Billboard.
Сольвейг Слеттаель и Slow Motion Orchestra принимают участие во многих известных джазовых фестиваля: Kongsberg Jazz Festival (всемирно известный джазовый фестиваль в Конгсберге), Nattjazz (фестиваль "Ночной джаз") и Maijazz (фестиваль "Майский джаз"), активно гастролируют по стране и за рубежом, принимают участие в различных телевизионных программах. 

Фьюжн-группа "Транс-Атлантик"

Группа "Транс-Атлантик" была образована композитором и пианистом, заслуженным артистом России Сергеем Чипенко в 1989 г. Оригинальные композиции в стиле smooth-jazz и фьюжн в сочетании с фанком, латино, джаз-роком составляют насыщенную концертную программу.
"Транс-Атлантик" - лауреат премии Московской ассоциации джазовых журналистов "Джаз'Ухо". Группа участвовала во многих российских и международных джазовых фестивалях, гастролировала во Франции, Германии, Голландии, Польше, Чехии, Словакии, Израиле, США и Канаде. Группа известна своими совместными проектами с известными джазовыми музыкантами из Франции, Германии, США, Израиля- Кристель Адамс, Паскаль фон Вроблевки, Дэвидом Манном, Ником Ричардсом, Чаком Лоубом.
На протяжении многих лет "Транс-Атлантик" активно сотрудничает с театром "У Никитских ворот" под руководством Марка Розовского. Группа выпустила шесть альбомов.

Трио "Big Sky"
Группа была создана в 2003 году и объединила трех талантливых и известных музыкантов из России и Италии: Алексей Колосов - гитара, Борис Прусаков - клавишные и Фабио Костантино - альт- и сопрано-саксофон. Все участники проекта выступают в качестве лидеров собственных групп, с которыми они и приобрели свою популярность. Каждый из этих музыкантов является автором музыки, исполняемой Big Sky. На фестивале состоится официальная презентация этого необычного проекта.
А в это время 
за бугром...
Ангелика Нишир: восходящая звезда из Дюссельдорфа
Ангелика НиширС большой долей уверенности можно сказать, что в календаре общественной организации ARS VIVENDI e.V. Dusseldorf , организаторами которого являются по преимуществу приземлившиеся в Дюссельдорфе выходцы из стран бывшего Союза, дата 11 сентября, первая суббота после открытия музыкального сезона, стояла особо. Молодое общество, родившееся совсем недавно и уже успевшее покончить с многочисленными местными бюрократическими формальностями, набралось смелости и решилось-таки в этот день в местном клубе открыть серию джазовых концертов под нехитрым названием "Джаз в Оазисе". Безусловно никакой речи о джазе без поддержки руководства "Оазиса" быть не могло. "Любители джаза есть, давайте", сказал предпринимательского вида русскоговорящий руководитель клуба, желающий, по-видимому, расширить его аудиторию. К чести "Оазиса" нужно добавить, что в нем регулярно устраиваются разного уровня и плана культурные мероприятия, как правило - благодаря информационной поддержке всенемецкого русского сообщества с центром в Кельне. В клубе проводятся встречи сообщества, концерты местных и заезжих из стран бывшего Союза рок- и поп-музыкантов. Для полной картины не хватало только джаза. И 11 сентября джаз зазвучал. Организаторы концерта решили убить сразу двух зайцев: приобщить не только местную русскоговорящую публику к джазу, но и давно приобщенную нерусскую - к "Оазису". 
Сам клуб стоит того, чтобы описать его немного подробнее. Внешне напоминающий стеклянную оранжерею, он в принципе таковой и является: внутри спокойно растут три огромных фикусовых дерева, под которыми расставлены столики, расположившись за каковыми, изголодавшаяся по культуре публика может себе заказать что-нибудь выпить или даже поесть. Цены не кусаются, готовят вкусно. Место феерическое, как в джунглях, то бишь в оазисе. 
Ангелика в "Оазисе"Лучшей кандидатуры для открытия цикла концертов придумать было нельзя - трио молодой немецкой саксофонистки Ангелики Нишир (Angelika Niescier). Своей оригинальной и современной музыкой эта талантливая девушка высоко поднимала планку всего задуманного цикла. Родившаяся в Польше, в городе Щецин, Ангелика в возрасте 11 лет вместе с родителями переехала в Германию. В 1998 году она закончила высшую музыкальную школу Folkwanghochschule в городе Эссене по классу саксофона у Хьюго Рида и Петера Хэрборна. Своими последующими проектами (музыка для драматического и танцевального театра, для детей и своего квартета "sublim", с которым она много и успешно выступает на фестивалях по всей Германии) она вызывает острый интерес у джазовой публики и музыкальной критики, не скупящейся на похвалы и одновременно упоминающей о желании Ангелики исполнять исключительно собственные композиции. 
Последний ее свежий проект - выход второго альбома квартета "sublim" c аскетичным названием "II" и его последующий показ на ведущих немецких джазовых фестивалях, например - на "Jazz Open" в Штутгарте. То, что Ангелика хорошо играет не только свое, должен был показать концерт в "Оазисе", в анонсе которого были заявлены как собственные вещи участников трио, так и специально подобранные стандарты. Что касается трио, то вместе с Ангеликой выступали кельнские музыканты: контрабасист Зебастиан Рэтер (Sebastian Raether), партнер Ангелики по квартету "sublim", а также вибрафонист Руперт Штамм (Rupert Stamm), лидер берлинско-кельнской группы Zabriskie Point, музыка которой является соединением world beat c импровизаторским подходом джаза и элементами groove из западной Африки. 

Взору рассевшейся под фикусами публики в "Оазисе" в хорошо организованном беспорядке предстали чехлы и личные вещи музыкантов, а также готовые к музицированию инструменты. 
Без предварительного словесного вступления звучит импрессионистская композиция Ангелики "Blaue Stunde" c первого альбома ее квартета "sublim". Отсутствие ударных и фортепиано, мягкий звук вибрафона и , к слову, хорошая акустика "Оазиса" придают знакомой композиции новый колорит. Она не становится драматичной, как на альбоме, скорее - более углубленной и созерцательной. Музыкантам есть что сказать в своих продолжительных импровизациях. Впечатляет игра Руперта Штаммa, демонстрирующего умение создавать различные настроения в своих импровизациях, от чего знакомая вещь приобретает новые краски. 
Ангелика коротко и с присущим ей юмором представляет членов трио и говорит о музыке, которую предстоит услышать. Построенная на сложном размере на 7, следующая композиция Руперта Штамма "Ghost dog" динамична и продолжает линию на создание отстраненного, прохладного и медитативного настроения, которое в своем развитии достигает уровень драматизма, не переходящего в истерику. Особенно это касается продолжительных импровизаций Ангелики. Складывается впечатление, что музыканты договорились между собой - свои собственные произведения будут "отданы на растерзание" другим членам трио. Коммуникация идет на уровне обмена идеями, своего рода музыкальная дискуссия. 
Линия на углубленную прохладность и нередкое использование сложных размеров была сохранена во всем первом отделении концерта, длившемся 45 минут. Исполнялись баллада Ангелики "Was wird" с ее нового альбома "sublim" II , "Uaga" Руперта Штаммa и стандарт Монго Сантамария "Afro Blue". 
Второе отделение было стилистически похоже на первое. Наряду с собственными композициями "Ona mysli" Ангелики и "Where is home" и "Zero hour" Руперта, прозвучали два стандарта - "All Of Me" Портера и блюз "Mr.PC" Колтрейна. Долгие аплодисменты - и на бис была сыграна вещь Ангелики "Jesienny poranek na wsi", основанная на мелодии польской народной песни. 
Общее впечатление от выступления музыкантов можно охарактеризовать так: очень самобытные и достойные поиски в области новой музыки, изложенной языком современного джаза. 
Отдышавшись после выступления, Ангелика любезно согласилась ответить на вопросы вашего корреспондента.

Как состоялось твое знакомство с джазом ?

Ангелика Нишир- Это произошло, собственно, случайно. В средней школе я играла на саксофоне в рок-группе, и внезапно на второй репетиции выяснилось, что я должна была импровизировать. Я не знала вообще, что это такое, и чувствовала себя так, будто меня бросили в холодную воду. Гитарист показал мне пару ходов, пару вещей я нашла сама. Потом пришел интерес к импровизации, и я начала слушать джаз. Некоторое время спустя мне подарили кассету с записями Джона Колтрейна, и она стала на долгое время первым и единственным, что меня интересовало по-настоящему. 

Ты играешь во многих проектах. Пишешь музыку для драматического и танцевального театра, для детей, для своего квартета "sublim". В чем ты находишь источник вдохновения и идей ?

- Это происходит по-разному. Для личности художника многое является таким источником. Это могут быть будни, определенные упражнения по медитации, поездки. Я была несколько раз в Непале и всегда поражалась величию Гималаев и красоте тамошней природы.

Вот как, ты медитируешь ? Могу ли я нагло спросить, что ты делаешь конкретно ? Имеется ли связь между медитацией и твоим творчеством ?

- Это, конечно, не дыхательные упражнения (смеется). Прежде всего я пытаюсь себя успокоить. И хотя я этим довольно давно занимаюсь, считаю себя в этой области начинающей. Потом концентрация и центрирование, состояние "быть здесь и сейчас" и "отпускание". В принципе, медитация служит для того, чтобы ощутить это чувство "сейчас". От того, что я побывала в Непале, меня заинтересовал буддизм, и, хотя я не являюсь буддисткой, медитация мне многое дает. Она не является каким-то непосредственным приготовлением к творчеству. Это просто связано со мной. Если у меня есть проблема или нужно решить какую-то проблему, я сразу думаю о медитации. Если же мне нужно написать какую-нибудь вещь, идеи сами приходят в голову (смеется). 

Как рождаются твои проекты ?

- Идеи, как правило, приходят извне. В случае музыки для детей это был прямой вопрос организатора одного мероприятия, хочу ли я это сделать. Я, конечно, до этого ничем подобным не занималась, немного раньше, правда, преподавала детям. Это предложение дало определенный импульс, я занялась этим, и в результате родился проект "История джаза для детей". Проект с танцорами-чечеточниками "Summit talks - Establishing Visions of Rhythm" получился из того, что я прочла информацию о стипендии за подобный проект. Благодаря тому, наверное, что мне удалось определенным людям доходчиво сформулировать, как я себе это представляю, эту стипендию дали мне, и так родился этот проект. С квартетом "sublim" - это полностью внутренний проект. Дело в том, что во время учебы у меня всегда был квартет. Немного в другом составе, с гитарой. Потребность играть свои собственные вещи была у меня всегда, со временем проект выкристаллизовался, появилось фортепиано, другие музыканты. Я играю уже с третьим пианистом и вторым контрабасистом, весь этот процесс с заменами проходил довольно долго. Надеюсь, что теперешний состав сохранится надолго. 

Ты говоришь о потребности играть свои вещи. Тебе не нравится играть музыку других людей ?

- Потребность играть свое выкристаллизовалась у меня со временем. Я хотела играть свое, мне есть что сказать, и в течение длительного времени через свои произведения я, по-моему, обрела свое лицо. Эта потребность - моя внутренняя потребность, я не хочу и не люблю подражать. Я люблю стандарты, охотно играю программы других людей, но это совсем не то, когда ты сам пишешь музыку и выступаешь с ней.

Ты упоминаешь в своих высказываниях о влиянии изобразительного искусства на твое творчество. Можешь об этом немного рассказать ?

- В изобразительном искусстве меня очень вдохновляет один определенный художник, Барнетт Ньюмэн (Barnett Newman). Он рисовал монохромные картины в 50-60-е, это художник-абстракционист, умерший в 1970 году. Это влияние, а также влияние другого американского художника - Джексона Поллока (Jackson Pollock), не какое-то конкретное, что я какие-то музыкальные вещи сочиняю. Хотя (пауза)... я собираюсь сделать проект, инспирированный этими художниками. Работы этих художников вызывают во мне определенное настроение. Настроение духа и мозга, так я, пожалуй, попыталась бы его определить. Все вместе ведет к определенным абстрактным формам и в музыке.

Что тебя вдохновляет в музыке ? 

- Это прежде всего новая музыка. Я хожу на концерты классической музыки. Люблю, например, Стравинского. Фортепианную музыку. В новой музыке мне больше по душе абстрактная, полная всяческих трений музыка, которую нельзя использовать как "масло" для духа и мозга, заставляющая слушателя быть не в "мечтательном состоянии". Новая музыка зиждется прежде всего на концепции, и прежде всего на концепции, с чем мне порой трудно согласиться. Иная музыка очень полемична. Мне порой не хватает в этой музыке эмоциональной, духовной составляющей. 
Из современной музыки я слушаю Стива Коулмена (Steve Coleman), Дэйва Холланда (Dave Holland), Брэнфорда Марсалиса (Branford Marsalis), Гери Аллен (Geri Allen). Если я хочу к чему-нибудь подготовиться, включаю проигрыватель, выбираю то, к чему есть желание, слушаю и откладываю на потом, может быть, даже и что-нибудь сочиню. Но это никогда не является каким-то конкретным толчком к творчеству. 

А как ты позиционирушь свою музыку ? Это джаз ?

- Естественно, естественно, джаз... (смеется). Это в конце концов вопрос, как человек эту музыку определяет. Джаз - это коммуникация, свобода и форма. Отличительное свойство джаза - эти характеристики можно друг с другом соединять. Я могу написать какую-нибудь строгую форму, на основе которой я могу импровизировать, одновременно у меня имеется импровизационная свобода и свобода коммуникации с музыкантами. Это и делает джаз таким привлекательным. Меня например лично не очень интересует исполнять старый материал. Я люблю это слушать, например - Паркера. Во время учебы мы его очень подробно обсуждали, слушали и играли. Мне это тогда очень нравилось, но этот вид музыки, в том числе и Колтрейн, для меня лично - это старая музыка.

В твоей музыке чувствуется влияние твоей родины - Польши. Знакома ли тебе музыкальная ситуация Польши ? Насколько велико это польское влияние в твоем творчестве ?

- Моя польская сторона - это скорее что-то не очень осознанное. Я уехала, когда мне было 11 лет. Мои родители не были особенно музыкальными, и музыкой в Польше я не занималась. Как и многие мои сверстники, слушала и впитала много музыки по телевизору и радио. Чувствую, что к своим корням я возвращаюсь с определенным постоянством. Я, например, немного занималась исследованиями в польском фольклоре. Сегодняшняя джазовая жизнь Польши мне знакома не очень хорошо. Не так давно вместе с Ярославом Сметаной мы проводили мастер-класс. Он - гитару, я саксофон. Саксофониста Адама Перончика знаю лично, т.к. мы с ним вместе в Германии учились. Я думаю, что мои польские корни - это скорее вещь, о которой охотно пишут журналисты. 

Ты молодая, креативная джазовая исполнительница. Играешь много и успешно. Чего ты себе желаешь ? Ты всем довольна, или есть вещи, которые тебе совсем не нравятся ? 

- Я должна сказать, что в Германии даже если все идет плохо, постоянно идет хорошо... (смеется). Мне лично сильно повезло. Я смогла сразу после учебы артикулировать, сформулировать свои собственные идеи. Что происходит не всегда. Например, когда ищутся музыканты-исполнители. Создать, например, такой квартет - это длилось долго, но я быстро принимала решения, если что-нибудь не подходило. Учебу вспоминаю с большим удовольствием. Я училась в Volkswangschule в Эссене, и сама атмосфера этой школы вдохновляла к творческой работе, развитию своего стиля, копирование не поощрялось. В определенный момент нужно было сориентироваться вне школы, и мне это удалось. Я нашла состав, с которым хотела работать. У меня также была возможность реализовать свои собственные проекты. По видимому, я могла свои идеи так убедительно сформулировать, что они воспринимались, и мне давались средства на реализацию этих проектов. С этими проектами я выигрывала призы, конкурсы, и это, конечно, приносило удовлетворение. Это все моменты, когда все хорошо. Здешняя проблема - частота выступлений просто не может быть высокой. Поскольку организаторы ограничены в средствах. 

Но ведь в Германии такое огромное количество фестивалей и клубов ? 

Ангелика Нишир- Да, это так. Но организаторы нередко ориентируются на музыкантов извне, это проблема. Здесь имеется огромный потенциал, что касается джазовых музыкантов. Нужно постоянно немного бороться, чтобы получить определенный статус и иметь возможность выступать на фестивалях. Мы заявляли себя на многие фестивали, но выступали, к примеру, всего на нескольких. Потому что американцы имеют определенный бонус. Люди хотят не только Angelika Niescier & "sublim" слушать, но и американцев, что я, конечно, понимаю. Я сама буду, например, с удовольствием Дэйва Холланда слушать. Эта проблема касается не только людей моего поколения, но и поколения постарше. Было бы лучше, если бы фестивали более ориентировались на внутренний потенциал. Это проблема - также не проблема публики. Мы вчера выступали в Брауншвайге, в здании музея, и зал был полон, молодые и не очень молодые слушатели. 

Сложнее ли быть женщине джазовым музыкантом или нет ?

- Я об этом никогда не думала, потому что не верю этому. Я всегда делала свое и руководствовалась музыкальными критериями в подборе музыкантов.

Сейчас ты проводишь рекламную кампанию своего второго альбома, Angelika Niescier & sublim "II". Можешь ли рассказать об этой работе ?

- В последнее время я получила большое количество заказов на написание музыки, музыка для квартета - это для меня еще одна область для вдохновения. Музыка этого альбома в принципе - попытка сделать что-то новое и своего рода документирование сегодняшнего состояния квартета. В отличии от первого альбома - это новый вид коммуникации с музыкантами и новый вид музыки. Этот материал мы играем давно, он должен был быть записан. Хотя бы для того, чтобы закончить эту главу и открыть дорогу новым вещам. У меня уже есть материал для следующего диска. 

Что будет после "sublim"?

- "sublim" - это мое музыкальное направление, и надеюсь, мы долго будем в этом составе вместе. Буду писать музыку для проекта в Швейцарии, т.к. я там выиграла конкурс. Трио (саксофон, контрабас, ударные) плюс четыре оперных вокалиста, инструментально поющих партию фортепиано. В сентябре-октябре мы будем представлять наш новый диск, затем я ухожу "в подполье" на шесть недель, для написания музыки для нового проекта. 

Нравится ли тебе выступать за границей ? 

Супер... (смеется). Я с удовольствием путешествую. И потом впечатление - со своей музыкой ехать в другую страну, это отлично. Другая публика, она реагирует на музыку по-другому. Это захватывает - видеть то, как твоя музыка воспринимается. Бесконечно приподнимающий опыт - испытать, если удастся, воодушевленную публику в другой стране и почувствовать, как все здорово (смеется). Это формирует как музыку, так и музыканта. Это очень воодушевляющий путь - общаться с помощью музыки.

Юрий "Deutsch" Гранкин,
Дюссельдорф, 
специально для "Полного джаза"

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:

Юрий "Deutsch" Гранкин,
Анна Филипьева,
Кирилл Мошков,
Светлана Аввакумова

Редактор:
Кирилл Мошков

Зарубежная информация
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Павел Корбут,
архив сервера "Джаз в России"

Воплощение:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

© "Полный джаз", 1998-2004
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").

    
     Rambler's Top100 Service