502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Полный Джаз"
все номера
Джаз в РОССИИ
главная страница

Выпуск # 36 (274) - 6 октября 2004 г.

Издается еженедельно с октября 1998 г.
Оглавление выпуска:

Следующий номер (275) выйдет 13 октября 2004 г.

In Memoriam
Утром 6 октября от инфаркта скончался лидер выдающейся киевской вокальной группы Man Sound Владимир Михновецкий. Ему был 41 год.
Панихида состоится в Киевском государственном университете культуры и искусства в 09:30 10 октября.
"Джаз.Ру" выражает глубокие соболезнования близким Володи и участникам группы ManSound. Держитесь, ребята.
Тема номера
Одесский джаз-карнавалОдно из самых обширных и традиционно привлекающих внимание "Полного джаза" сентябрьских джазовых событий на постсоветских просторах - Четвертый Одесский джаз-карнавал - мы будем освещать поэтапно и не вполне в хронологическом порядке. В этом году, благодаря усилиям своего продюсера Михаила Фрейдлина, фестиваль обрел подлинно карнавальные калейдоскопичность, многообразие и ошеломляющий эклектизм - собственно, ровно те качества, которых требует настоящий карнавал. Помимо четырех основных концертов - трех в Одесской филармонии (23-25 сентября) и гала-концерта на открытом воздухе - Джаз-карнавал включал выступления на открытой сцене у Оперного театра, многочисленные уличные хэппенинги (парад оркестров, выступления диксилендов перед Филармонией и в Горсаду, мастер-классы, курсирующий по городу джазовый трамвай и неизменное шествие по Дерибасовской), так что охватить все это во всей полноте не было никакой возможности. 
Ragtime (Нальчик) на сцене у Оперного театра Мало того, московским авторам "Полного джаза" - авторам этих строк Анне Филипьевой и Кириллу Мошкову - удалось вырваться в Одессу всего на два дня из четырех, тогда как другие наши авторы видели и другие части программы (но вовсе не обязательно те же, что и мы). Так, Татьяна Балакирская из Краматорска и Юрий Льноградский из Самары в сегодняшнем выпуске рассказывают о "внефилармонической" программе последних двух дней фестиваля и о связанных с ней событиях, разворачивавшихся далее в других городах Украины и России, а в следующем номере "Полного джаза" мы ожидаем наблюдений, сделанных нашим одесским корреспондентом Олегом Шестопаловым, и рассказа о самом первом дне фестиваля от киевского музыковеда Ольги Кизловой. 
Наш же рассказ об основной - филармонической - программе (то есть концертах, проходивших в стенах Одесской филармонии) в этом выпуске посвящен концерту второго дня фестиваля, о третьем же мы расскажем через неделю. 
Петр Войташек, Адам ПерончикИтак, 24 сентября концерт открыл квартет польского саксофониста Адама Перончика, состоящий непосредственно из самого Адама, а также трубача Петра Войташека, контрабасиста Адама Ковалевского и барабанщика Гжегожа Гжиба. Выступление оказалось в полном смысле этого слова долгожданным, чему поспособствовало расположение гримерных двумя этажами ниже уровня сцены, благодаря каковому расположению ведущему - московскому джазовому журналисту и радиоведущему Михаилу Митропольскому - пришлось в надежде докричаться со сцены до этих артистических глубин проявить недюжинный вокальный талант. По этой же причине процесс появления музыкантов на сцене также растянулся во времени и превратился в своеобразную антрепризу, по ходу которой на сцену, видимо, хорошо разбежавшись вверх по лестнице, музыканты выскакивали по одному и в спешном порядке начинали приспосабливать свои инструменты к звукоизвлечению. Впрочем, справедливости ради надо отметить, что ради дальнейшего музыкального действа не обидно было и подождать. Действительно, выступление квартета Адама Перончика стало подлинным событием вечера, да и фестиваля в целом. Было что послушать, даже несмотря на технические сложности в начале: по какой-то причине контрабас не оказался подзвучен должным образом, из-за чего целостное впечатление о первой композиции могло сложиться разве что у слушателей, расположившихся в первом-втором рядах, до которых доносился естественный акустический звук. Увы, волею случая корреспондентов "Полного джаза" в их числе не оказалось. Хотя и так было слышно, что состав играет "как на духу". 
Петр ВойташекС точки зрения анализа музыкальной ткани на сцене происходило вот что. Первая композиция представляла собой самбу в духе модального джаза, насколько можно было понять в отсутствие слышимой ухом басовой партии. Тема, исполненная в унисон саксофонистом и трубачом, сменилась перекличкой, а затем, по закону жанра, соло музыкантов. И все было бы совсем замечательно, если бы на соло барабанщика, видимо, вдохновленный услышанным, осветитель не "открыл в себе художника" и не начал стохастически мигать всеми возможными лампочками, сильно уподобив тем самым происходящее на сцене сельской дискотеке. Но поскольку подобные порывы приключались с ним и дальше, публика через некоторое время к ним привыкла и, по всей видимости, научилась абстрагироваться от цветомузыки.
Начало второй композиции представляло собой исполняемое в унисон саксофонистом и трубачом закольцованное опевание уменьшенного трезвучия. Интересная композиционная особенность пьесы - тема практически целиком состояла из одинаковых долгих длительностей, последовательность нот повторялась по кругу, при этом музыкальные акценты были расставлены с помощью пауз и фермат. Причем приходились они, как правило, на "неустои" (неустойчивые ступени лада), что сообщало композиции дополнительную тревожность. Затем вступили контрабас и ударная установка, а трубач с саксофонистом после непродолжительной неквадратной переклички принялись за соло, причем по очереди один из них продолжал играть первоначальную закольцованную тему, а второй импровизировал. 
Адам ПерончикТема третьей композиции была даже не то чтобы минималистична, скорее она была просто "микроскопична", поскольку состояла буквально из четырех-пяти нот, взятых в унисон трубачом и саксофонистом на слабую долю по ходу тематического квадрата. Здесь настал "звездный час" ритм-секции, получившей слово. При этом так же, как в предыдущей композиции это проделывали трубач с саксофонистом, в третьей пьесе представители солирующей ритм-секции играли соло одновременно, при этом очень четко взаимодействуя друг с другом. Затем соло, представляющие собой самостоятельные мелодические линии, исполнили трубач и саксофонист. Завершилась композиция перекличкой хоруса духовых инструментов с ритм-секцией. 
Фаворитом народных масс оказалась следующая композиция: музыканты, вооружившись парой листов бумаги, видимо с "нотами" и "текстом", сконцентрировались вокруг микрофона и с хорошим напором начали исполнение весьма своеобразного фанкового речитатива, "текст" которого состоял из звуков "у" и "а". Зал воодушевился и, нащупав первую долю, радостно принялся обозначать ее дружными хлопками. Собственно, дальнейшего развития ему явно уже и не хотелось, но музыканты все-таки неумолимо ухватились за инструменты и трансформировали речитатив в забавную фанковую пьесу. 
Квартет Адама Перончика
На финальной композиции квартет был настигнут апогеем творческой мысли осветителя, который внезапно погасил прожектора, освещавшие музыкантам ноты. По такому случаю вступительное соло контрабасиста продлилось чуть дольше запланированного, так как саксофонисту пришлось некоторое время жестами уговаривать осветителя пойти на уступки. Осветитель сдался, и музыканты благополучно завершили свое выступление модальной боссановой.
Ансамбль Адама Перончика с легкостью продемонстрировал, что польская джазовая школа по-прежнему находится на самых передовых позициях не только в Восточной Европе, но и в Европе в целом - и в плане оригинальности, опоры на собственные музыкальные традиции и отсутствия стремления копировать какие бы то ни было образцы, и в плане чисто формального музыкантского мастерства. Украине, благодаря усилиям Института Польского в Киеве, не привыкать к выступлениям блестящих польских мастеров, но даже на фоне многих соотечественников этот ансамбль выделяется глубокой осмысленностью, одухотворенностью и одновременно - чисто музыкантской изощренностью того, что он делает.
Вместо второго отделения корреспонденты "Полного джаза" отправились дышать свежим одесским воздухом, поскольку вынести творчество выступавшего в это время киевского вокального ансамбля "Джаз-экспромт" в силу весьма приблизительного обращения вокалистов со строем и динамикой (трудно определить, в силу каких именно причин - мы предпочитаем думать, что в силу того, что они не слишком хорошо слышали себя в мониторах) оказалось не так уж просто. Однако репертуар был узнаваем, костюмы - ярки, что в конечном итоге широкую публику вполне устроило. 
Jazz Ahead TrioЗавершало вечер Jazz Ahead Trio - состав австрийского ветерана джазового образования, саксофониста и флейтиста Хайнца фон Херманна, исполнявший на хорошем профессорском уровне джазовые стандарты - "Come Rain Or Come Shine", "Airegin", "Basin Street Blues" и т.п. Сказать, что трио открыло какие-то новые горизонты, трудно, но дело свое музыканты знали, играли легко и одушевленно и, в конечном счете, представили добротный хрестоматийный мейнстрим, хотя контрабасисту трио в плане ритмической устойчивости, столь нужной в этой стилистике, явно не помогала игра без барабанщика.
На следующий день хэдлайнером концерта оказался коллектив, тоже представляющий одну из самых самобытных джазовых школ Европы, но об этом - в следующем выпуске.

Анна Филипьева (текст)
Кирилл Мошков (текст, фото)

 

2. Одесский размах: Джаз или Карнавал?

Что бы там ни утверждали господа глобалисты, как бы ни ухищрялись убедить нас с вами в неизбежности культурной унификации, а факт остается фактом. Локальный колорит - это вам не где-нибудь. Лично мне, отправляясь на "Одесский джаз-карнавал", не пришлось испытывать сомнений по поводу исключительности предстоящего действа. Одесса-мама по определению должна была представить что-то особенного в пику Рио и Венеции. 
По прибытию же на место выяснилось, что таки да, международный фестиваль джазовой музыки приобрел невиданный размах, и по масштабности организации - количеству входящих в общую акцию проектов - мог бы спокойно соревноваться с крупнейшими поп-перформансами Украины. Носители джазовой символики осуществляли интервенцию как на суше, так и на морских просторах: в качестве примера стоит упомянуть о "Джазовой регате", курсировании по трамвайным маршрутам города транспортного средства "Джазоход" и высадке на Дерибасовской карнавальной пехоты в виде костюмированного шествия оркестров и диксилендов. 
Сцена у Оперного театраТем временем, наблюдая за происходившим и исходя в размышлениях об идейной наполненности фестиваля из самого его названия, я невольно задавалась вопросом: так чего же все-таки больше в Одессе - Джаза или Карнавала? Пожалуй, акцент на зрелищности был сделан довольно ощутимый. Возможно, стремлением охватить самые разнообразные субкультурные пласты в качестве целевой аудитории объяснялась и мультистилевая направленность фестиваля. В концертных программах открытых площадок, доступных слуху и взору любого мирно прогуливающегося индивида, наряду с диксилендами, биг-бэндами и прочими мейнстримовыми коллективами наблюдались и откровенно блюзовые команды, и авторы-исполнители городского шансона, и клубные диджеи. К слову о последних, принимавших участие в эклектической акции "The Future Sounds Of Jazz" (она проходила на открытой сцене перед Оперным театром). Проект предусматривал некий синтез джазовой экспрессии и электронного грува, но по факту в наличии имелась последовательность поочередных выступлений представителей обоих направлений. Впрочем, не кривя душой, надо бы отметить, что со стороны джазово-блюзовых участников проекта - Ragtime (Нальчик) и New A (Самара) - саунд обеспечен был весьма приличный. О вербальных же экзерсисах ведущего данной акции, считавшего своим долгом ознакомить аудиторию со сверхважной информацией, вклинивавшейся в каждое (!) басовое соло, умолчим, насколько сможем.
Что же касается основной концертной программы, с прискорбием констатирую факт собственного присутствия лишь на последнем из фестивальных дней (не считая заключительного гала-концерта), ознаменованного выступлением Эдуардо Небла (Испания), Павла Якуба Рыбы (Чехия) и Dainius Pulauskas Sextet , среди которых для себя с превеликим удовольствием отметила литовский коллектив с его шикарным владением приемами выбранной стилистики. На церемонии закрытия фестиваля, кроме детских и юношеских биг-бэндов (Кривой Рог, Одесса, Ростов-на-Дону) были замечены несколько коллективов, участвовавших в программах предыдущих фестивальных дней, арт-директор фестиваля Юрий Кузнецов, не упускавший возможности поджемовать, к примеру, с французским саксофонистом Франсуа Жанно (накануне дававшим мастер-класс в Одесской консерватории), а также представители местной вокальной традиции, сообщившие действу некоторую гламурность.
Михаил ФрейдлинНо да не введут читателя в заблуждение некоторые, на первый взгляд, не вполне лестные замечания в связи с увиденным в Одессе. Слабой организацию фестиваля назвать никак нельзя, и в заслугу это надо поставить его генеральному продюсеру Михаилу Фрейдлину. Человек, профессия которого связана скорее с большой политикой, чем с высоким искусством, на энное количество недель забывает о себе, семье, работе и сам, лично следит за тем, чтобы каждый гость фестиваля был принят, накормлен, куда надо доставлен и спать уложен. Не в первый раз пришлось наблюдать за ситуацией, когда российский подданный своей деятельностью на Украине поднимает престиж страны на международном уровне: в Коктебеле подобное делает Дмитрий Киселев.
Не ради красного словца автору хотелось бы пролоббировать и удачное выступление на гала-концерте "Одесского джаз-карнавала" молодой самарской группы New A. Благо что с ее участниками пришлось предпринять совместное путешествие с берегов Черного моря в донецкие степи - в частности, в город Краматорск, - в рамках гастрольного тура "Сделай Сам", ставшего возможным благодаря координации действий средствами портала "Джаз.Ру". В нескольких словах о туре, ибо имел место прецедент.
Юрий ЛьноградскийЧат "Разговоры о джазе" и сообщество "Живого Журнала" jazz_ru на поверку перестали быть местом исключительно виртуальной коммуникации, дав некоторым из своих участников толчок к объединению усилий в плане организации концертной деятельности. Пионерами в этой связи стали New A, подопечные "чатланина" (завсегдатая чата) Ge_Or_Ge (он же - самарский представитель "Джаз.Ру" Юрий Льноградский), не побоявшиеся отправиться на автомобиле ВАЗ-2104 за тридевять земель (читай: забраться на пару тысяч километров юго-западнее родных мест). Гастрольный план New A на Украине поначалу включал Одессу, Киев и Харьков, но затем вместо Киева на маршруте замаячил индустриальный центр Северного Донбасса, Краматорск, в котором удалось организовать концерт по результатам однодневной (!) импровизированной (естественно) рекламной кампании. 
Со впечатлениями об украинских маневрах лучше знакомиться из первых рук - от самого г-на Льноградского, а пока мы с вами можем вспоминать пословицы "Лиха беда начало", "Первый блин комом" и с уверенностью говорить об исключениях из правил.

Татьяна Балакирская,
Одесса-Краматорск

 

3. Одесса, Краматорск, Харьков, Калуга, далее везде: "Джаз.Ру" представляет проект "Сделай сам"

- ...спасибо! Это было здорово! Спасибо вам огромное! Но только скажите мне - какой из этих инструментов гитара, а какой - бас-гитара?
Ну и что? Я вам скажу. Почему бы и нет. Даже если вы работаете на радиостанции, вам совсем не обязательно уметь отличать по внешнему виду гитару от бас-гитары. Кондуктор тоже не всегда отличит педаль тормоза от педали сцепления. Гитара - это та, что слева. Красная. А бас-гитара - справа. Тоже красная. Ну конечно же, чтобы запутать. Кто спорит.
С 25 сентября по 3 октября на территории сразу двух стран - плевать, в конце концов, на то, что мы все еще посматриваем на их суверенитет с некоторой иронией - был реализован проект, обозначенный как "Сделай сам". В официальных пресс-релизах (которые верстались на коленке за полчаса до концертов и раздавались потом прессе с таким видом, словно их в поте лица готовили полгода профессиональные копирайтеры) мы писали об этом проекте такое, что сейчас волосы встают дыбом от собственной наглости. Но дело не в этом: мы рискнули, мы очень высоко задрали планку и совершенно неожиданно для себя выиграли. 
Идея была простой: на портале "Джаз.Ру", самом по себе, и в чате "Разговоры о джазе" уже давно собралось определенное количество людей, джазовое сумасшествие которых не ограничивается слушанием альбомов. И в какой-то момент привлечение "внутренних резервов" стало настолько массовым, что игнорировать происходящее показалось глупым. Мы сказали: "Сделай сам".
ВАЗ 2104 и Юрий Льноградский на въезде в ОдессуРецепт: берете музыкальный коллектив, к руководству которым имеете отношение (в данном случае - группу "New A"). Громко кричите "а вот зайца кому? зайца?" на всех мыслимых дружественных "Джаз.Ру" ресурсах. Получив ряд ответов, верите людям на слово, не утруждая себя заботами о контрактах, обязательствах, гарантиях и так далее. Садитесь впятером в автомобиль ВАЗ 2104, загружаете багажник инструментами и минеральной водой - и едете. Можете даже не брать мобильный телефон: с такими, как вы, ничего не случится по определению. 
Первый шаг проекта "Сделай сам" получился международным: Россия и Украина. Первой его точкой стал до нахальства крупный для такой авантюры фестиваль - четвертый одесский "Джаз-карнавал", попасть в программу которого самарцам удалось только благодаря личному ручательству руководства все того же "Джаз.Ру". Скрывать тут нечего: руководство никогда самарцев не видело, никогда не слышало и, строго говоря, даже никогда особенно к этому не стремилось. Оно просто сделало то, что и должно сделать руководство: поверило на слово собственным местным представителям.
И результат был неплох. Одесса до последнего момента сомневалась, нужно ли ей это непрошеное счастье, честно предупреждала, что не собирается оплачивать ни дороги, ни гонораров, выражала сдержанное сомнение по поводу целесообразности автопробега на 2200 километров. Но Одесса несколько выбивалась из общей концепции - она была просто фестивалем, она не имела никакого отношения к "Джаз.Ру" как таковому. Поэтому мы не обращали на ее сомнения особого внимания. Мы паковали вещи, меняли в машине масло и разминали пальцы.
"New A" играли на "Джаз-карнавале" трижды. Сначала - получасовой кусок на DJ-party, где невменяемый MC даже после прямой просьбы пойти куда подальше продолжал с регулярностью дятла кровожадно произносить "Вы слушаете the future sounds of jazz". Затем - две вещи на гала-концерте. И вот это был переломный момент. Вечер; громадная сцена; действительно качественно отстроенный звук; вздымающийся за сценой Одесский оперный театр, на котором выбиты какие-то совершенно невообразимые числа формата "MDXCLLMMDVII" - не буду даже делать вид, что удалось их запомнить. И вот на эту сцену выходят люди из Самары и начинают играть вещь, которая мне - их, извините за выражение, директору! - неизвестна. Паника; седые волосы; ожидание того, что сейчас произойдет неизбежное - будут сколы на переломах слабо проработанной на недавних репетициях композиции. Но сколов нет. Композиция идет плавно, нарастает от одиноких саксофонных переливов до самых что ни на есть хард-роковых гитарных риффов, перетекает в до слез красивую тему, исполненную аккордами на басу, вновь забирается в дебри жесткого джаз-рока - и затихает, оставляя щемящее чувство неудовлетворенности. Все. Конец.
И когда я спрашиваю у них за сценой, совершенно потерянный и по-настоящему потрясенный качеством этой вещи - "что это такое?" - они мне отвечают с такой же глупой улыбкой, что это была импровизация.
"Сделай сам". 
Ага?
После этого второго выступления началось какое-то нескончаемое организационное счастье. Генеральный продюсер "Джаз-карнавала" Михаил Фрейдлин катал самарцев на личной яхте, кормил именными обедами в своем ресторане на Дерибасовской и, передавая совершенно не ожидавшийся нами гонорар, сетовал, что не может на этом фестивале выделить больше. А в номере двести девятом гостиницы "Пассаж", посреди традиционного погрома мужского общежития, шел интенсивный "unplugged" - под слабо звенящие электрогитару и электробас с "NEW A" пела Татьяна Балакирская, организатор пока еще будущего концерта в Краматорске, приехавшая на фестиваль в качестве прессы. 
Татьяна Балакирская и басист New A Алексей Титенко в Краматорске
Потом мы начали импровизировать уже совершенно не по-детски. "New A" отыграли внеплановый концерт в одесском клубе "Контрабас" и, оставив отца-основателя коллектива Олега Примака отсыпаться в гостинице, поехали в ночь на Краматорск, усадив с собой новоприобретенного краматорского продюсера. Каких-то 300 километров необъяснимого крюку по образцово-показательным дорогам Украины, какие-то сутки, проведенные в продюсерской лихорадке (импровизированные интервью местному радио, поиск по городу наименее ужасных барабанов, покупка от безысходности новой педали для ударных, ночная собственноручная расклейка афиш и так далее) - и "Сделай сам" проходит в Краматорске. Ресторан гостиничного комплекса, скромные входные билеты (в пределах 60 рублей), на редкость вменяемая аудитория. Кто скажет, что все это не стоило того, чтобы попробовать? Да, именно после краматорского концерта ко мне подошла руководительница местного радио и честно спросила, чем гитара отличается от бас-гитары. Но я уже был в нирване, и в этом вопросе мне сразу увиделся тот плюс ситуации, который перекрыл все минусы: мы сумели затащить сколько-то большую культуру в такое место, где еще не вся медиа-элита знает ключевые термины. И думается мне, что теперь Краматорск будет несколько иначе реагировать на скромные афиши с заголовками "Джаз.Ру представляет"...
После Краматорска был Харьков, где "New A" ждал и обеспечивал Дмитрий Окороков - еще один "чатланин" (завсегдатай чата) "Разговоров о джазе". Концерт на сей раз получился сдвоенным, с участием местной рок-н-ролльной группы "Особое мнение", сопровождался массовым истреблением кофе (на крепкие напитки в группе был мораторий, а хоть какой-то повод для общения с потрясающей официанткой Олей музыкантам требовался) и, судя по отзывам, результировался в том же, что и на всех остальных точках - зацепил ничего особенного не ждавшую аудиторию очень и очень сильно...
New A в КалугеА последней точкой стала Калуга. "New A" открыли сезон в местном кафе "Стена" - по уверениям музыкантов, чуть ли не единственным местом в городе, где регулярно звучит что-то отличающееся от попсы. Правда, акустика "Стены" стала сюрпризом - так тихо коллективу еще не приходилось играть, наверное, нигде. Но хуже от этого концерт не стал.
Алексей Титенко (New A) на трассе вблизи ВоронежаРано утром 5 октября мы вернулись в Самару. Пять тысяч сто километров, две недели отсутствия, безумное количество выкуренных в спину некурящему водителю сигарет и многострадальный термос, в котором на каждом новом пункте общепита заваривался растворимый кофе поверх остатков недопитого чая. Или наоборот. Что называется, "Сделай сам". 
В этом туре, по большому счету, не было ничего достойного детального описания: есть группа, эта группа едет по разным городам и играет. Но у этого тура есть свой дух, который вряд ли позволит нумерации проекта остановиться на числе "один". 
Мы доказали делом, что "Джаз.Ру" уже сумел объединить людей, которые не только верят друг другу, но и способны подкреплять свою дружественность действиями. Мы доказали делом, что эти люди знают в российской провинции коллективы, которые как минимум не уступят именитым столичным грандам на самых престижных сценах. Мы доказали делом, что даже международный гастрольный тур может быть полной импровизацией, сумасшедшей, полной жестокого юмора и неоправданного размаха. Почему бы нам, спрашивается, не гордиться?
Татьяна Балакирская и Ильфат Садыков (New A)Я не знаю, кто будет верстать "Сделай сам" номер два. Но кроме "New A", я могу теперь посоветовать этому человеку еще и вокалистку Татьяну Балакирскую, город Краматорск, Украина.
Не верите? "Джаз.Ру представляет". Давайте пробовать...

Юрий Льноградский,
представитель "Джаз.Ру" в Самаре

Москва - это вам еще не все 
Vilnius Jazz' 2004. Призраки нового джаза (часть II)

начало в #35

Призрак пятый. Немецкие старцы и "собака"
Харри СьестремПо какой-то причине в программе Vilnius Jazz'a всегда находится место для парочки не совсем нормальных старичков-экспериментаторов, любителей на старости лет эх как погонять "собаку". Незабываема позапрошлогодняя встреча с пожилым немецким дуэтом экспериментатора Ханса Райхеля и его друга-аккордеониста Рюдигера Карла. И вот опять из Берлина на фестиваль пожаловали два "старца" (хотя "по паспорту" им обоим чуть больше пятидесяти, визуальный имидж у них именно такой - "старческий"): немецкий пианист Бернхард Арндт (Bernhard Arndt) и финский саксофонист Харри Сьестрем (Harri Sjoestroem). Последний за свою жизнь освоил, похоже, игру на большей части музыкальных инструментов (гитаре, фортепиано, флейте, саксофоне), а потом взялся за освоение мира фотографии и кино. Так что теперь Харри Сьестрем равно известен как музыкант и фотограф, чьи фото- и видео-работы выставляются в большинстве финских музеев и галерей, знаменитой галерее "Камера Обскура" в Стокгольме и Музее современного искусства в Сан-Франциско.
К сожалению, эта сторона творчества Сьестрема так и осталась за кадром Vilnius Jazz'a, но, судя по музыкальному мышлению этого человека, можно ожидать, что его визуальные работы не менее авангардны, чем звуковые. Несомненно, что в своем творчестве этот музыкант все дальше и дальше дрейфует в сторону нетрадиционных форм. Ибо то, что в компании со своим немецким другом-пианистом он предложил на суд вильнюсской публики, было чистейшей воды европейским авангардом в настолько привычной его форме, что и авангардом это уже назвать сложно. Что и говорить: "не так" сейчас играют все, кому не лень! И, кажется, если Моцарта на рояле играть не ногами, а руками - в этом будет больше новизны (вспомним про "Новое - это хорошо забытое старое").
Но вернемся к концерту... Пианист Бернхард Арндт играет на рояле порой так комично, словно дятел - стучит-стучит по клавишам, быстро и технично работая пальцами. В его игре отмечаются, прежде всего, мудрость большого мастера, чем красоты пассажей. Это особый класс - игра пожилого музыканта, изучившего все премудрости своей профессии и теперь уже только предающегося удовольствию экспериментирования, не имея никаких технических ограничений. Он может и вальсы играть, но тут у него задача иная, оттого игра его ясна, суха и внешне совершенно не виртуозна... 
Так что поначалу привычная для европейских экспериментаторов музыка без мелодии показалась слушателям дико скучной и тоскливой: струйкой из зала потянулась публика, утомленная шаблонной старостью "нового джаза". Такую музыку, в самом деле, трудно полюбить вот так сходу: для этого она, говоря коротко, слишком сложна. Ее надо немного проанализировать, разложить на составляющие, чтобы потом собрать - и получить ответ, что музыкантов вовсе не заботит тот факт, что их сочинения могут даже совсем не относиться к джазу, если они просто хотят выразить какую-то одну из своих непростых мыслей. В этом смысле, данный проект - образцово-показательный пример того типа музыкантов, которых совершенно не заботит мнение поклонников; они не предпринимают никаких попыток завлечь аудиторию всеядными бисами. Зато дуэту Харри Сьестрем-Бернхард Арндт явно не грозит сусальность, красивая простота или беззаботная фальшь. Что и говорить, временами, казалось, что от мелодии остались одни кости - без кожи и мяса...
При такой пестроте разных гармонических основ и мелодического склада, удивительно, насколько цельным получилось все выступление - редкость самая настоящая, особенно в случае тех авангардистов, кому генезис важнее красивости, а креативность - следованию канонам.

Призрак шестой. Племя молодое, знакомое...
Ninsk (Кай Волфф)... Сцена опутана проводами, уставлена сэмплерами, ноутбуками и прочими всевозможными электронными "примочками". Из неподключенных к электросети только ударная установка и саксофон. Атмосфера, прямо скажем, "заряженная". На фронтоне сцены - "макинтош" с наклейкой: мультяшным космическим кораблем. А как корабль назовешь... Вот так и голландское судно Ninsk на поверку оказалось "мультяшным".
Ninsk - Дамьен КлюцельЭта интернациональная команда из очень амбициозных молодых людей, познакомившихся во время учебы в консерватории Hilversum и объединившихся в 1992 году в квартет, на заре своего существования была отмечена первым призом на Middlesea Jazz Contest. Годы прошли - призы закончились. Сегодня парни играют импровизационную музыку, до предела напичканную электроникой, но сохранившую отголоски блюза, джаза, кантри, фанка, ритм-н-блюза и рока - в общем, всего того, что когда-либо слышали уши участников. Рецептура Ninsk такова: все это соединяется и замешивается в электромиксере, который потом превращается в чайник, закипает и... Пить этот напиток можно, но не очень интересно. Я долго не могла понять, почему даже при наличии жажды этот напиток ее не утоляет? Как вдруг сидевшая рядом многоопытная поклонница джаза и директор фестиваля Vilnius Mama Jazz Юдита Бартошевичене шепнула на ухо: "Они так сильно кайфуют сами от себя, что нам, зрителям, ничего не остается!". Боже, как точно сказано! Именно вот это самолюбование и непреходящее ощущение собственного величия участников проекта - вот та стена, что воздвигли они между собой и публикой. Так что амбиции - вещь нужная, но надо и адекватность не грех взращивать...
Baltic AsteroidsВ самую серединку последнего фестивального дня - эдакая начинка пирога - был вписан концерт еще одного молодежного проекта, на этот раз из Литвы. Baltic Asteroids - объединение "молодых львов" литовского джаза - контрабасиста Витиса Нивинскаса (Vytis Nivinskas), двух самых лучших молодых саксофонистов - Людаса Моцкунаса (Liudas Mockunas) и Яна Максимовича (Jan Maksimovich), а также американского ударника Брэма Феттермана (Brahm Fetterman).
Центральная фигура данного состава - контрабасист Витис Нивинскас, вместе со своим приятелем-саксофонистом Римвидасом Пауликасом создавший тогда еще трио Baltic Asteroids во время учебы в Чикаго. Со временем коллектив расширился до квинтета, и в таком составе было дано первое выступление формации в Литве на фестивале Birstonas 2004.
Baltic AsteroidsНа Vilnius Jazz'e от привычного состава осталась только ритм секция (литовский контрабасист Витис Нивинскас и американский ударник Брэм Феттерман), к которой присоединились два молодых литовских саксофониста (Моцкунас и Максимович), за плечами у каждого из которых собственные музыкальные проекты и опыт совместных выступлений с мэтрами мирового джаза. Такой состав группы должен был представить публике "блюдо", созданное на литовской основе под влиянием американской и европейской джазовых школ (эдакая встреча Востока и Запада) и по возможности представить потенциальные возможности нового поколения литовских музыкантов создавать шедевры нового джаза.
Baltic AsteroidsШедевров не получилось... Как и положено астероидам, пролетели они действительно ярко, но также быстро и сгорели. Уже порядком разобравшись "как сказать", парни все же еще очень немного накопили "что сказать". Проще говоря, никакой Америки они не открывают. И это, кажется, пока единственный нерешенный вопрос в их творчестве. Потому что в исполненных композициях, авторами которых являются, кажется, все участники проекта, есть почти - да не все. Все-таки их молодость очень слышна - это и плюс, и минус равной силы. А по самому универсальному закону математики "+1" и "-1" в сумме равняются "нулю"...
 Baltic AsteroidsВот, скажем, Ян Максимович - несомненно, классный молодой саксофонист. Все у него получается: виртуозные саксофонные пассажи звучат и искрятся, тембр получается агрессивный и породистый, ноты чисты и звучны, да и наличие в его композициях новизны мыслей - хоть отбавляй! Но вот, пожалуй, чего ему не достает - четкого осознания дальнейшего пути и разметки на дороге хотя бы на ближайшие остановки. (Похоже, вместе с мастерством это досталось ему в нагрузку от наставника, Пятраса Вишняускаса, готового все променять как раз на туман неизвестности впереди). Но Ян - парень очень глубокий и настойчивый, а значит, скоро все сам поймет и сориентируется. Подождем...

Призрак седьмой. Британский. 
(или Как важно быть несерьезным!)

После двух визитов в Литву Джанго Бейтса с его группой Human Chain пометка в фестивальной программке "UK" (Великобритания) - тонкий манок для публики. Все хотят снова чего-то такого же виртуозного, нереального и... смешного. Но привить к авангарду тонкий юмор - удел редких "мичуриных" от нового джаза. Так что лично я скептически отнеслась к анонсу перед выступлением Matthew Bourne Trio, обещавшему нам именно это блюдо - авангард под соусом британского юмора.
Matthew Bourne TrioИ поначалу действительно ехидничала, когда выступление пошло точно по проторенной "новоджазовой" лыжне: пианист Мэтью Борн зачем-то разулся и начал колотить кулаками по струнам рояля, редко вспоминая про черно-белые клавиши. К тому же все время пытался вести себя весьма эксцентрично (благо, внешность у него действительно "небанальная", говоря словами героя одного советского фильма) и то и дело бросать в зал свои короткие шуточные словесные пассажи, впрочем, так и не понятые, по причине наличия у него некоторого "фефекта фикции" (опять же, киноцитата)... Я уже чуть было не уснула от скуки и предсказуемости, как надо же - вдруг (кажется на третьей композиции) - разыгрались! И расшутились!
Matthew Bourne TrioНет, правда вдруг стало смешно, как этот худющий гибкий британец комично спорит с роялем, что мол, так много клавиш, а пальцев на руках - вот, всего-то 10, и начинает бряцать какую-то "полечку" ногами (так вот зачем разулся!). А потом словно в музыкальный пинг-понг пускается шалить с контрабасистом Дейвом Кейном (Dave Kane) и ударником Стивом Дэвисом (Steve "Dakiz" Davis): те, точно зная правила игры, играют, да не заигрываются. Хотя хохотать начинают от невозможных ужимок пианиста и его комичных фразировок совершенно "не по нотам" (поверите ли, но и у этой музыки были ноты, аккуратно выставленные перед музыкантами на пюпитрах!). А Мэтью все продолжает свои провокации, и вот уже становится понятным пометка в программке напротив его имени "voice" (голос): то, чего другие авангардисты все чаще достигают путем электроники и сэмплирования, Мэтью Барн старается прокричать, простонать, провизжать, наконец. И вот это достижение невозможных казалось бы без аппаратуры и электроники звуковых эффектов простыми и жизненными открытиями в области человеческой глотки и юмора - это, конечно, ход!
И тут уже к удовольствию от перформанса чисто эмоциональному примешивается удовольствие рассудочное: ах как придумано вот это, ах как сделано вот это! Превосходно сыгранный и придуманный спектакль в том жанре, в котором, уже, кажется, нельзя сделать чего-нибудь хоть мало-мальски нового. Данный концерт - это была такая британская шутка, действительно ужасно веселая! Что еще немаловажно: все трое участника трио джемовали так, будто только что вместе собрались, и каждый старался другого перещеголять и при этом не разрушить целостности композиции. И все это с одинаковым азартом и невозмутимым пренебрежением к слушательским организмам. В общем, have fun! - да и только!

Призрак восьмой. EXIAS-J
Хидэаки КондоПоследний фестивальный концерт ожидался с явным душевным трепетом и некоторой дрожью в коленях. Интрига была велика...
Вот уже второй год подряд концерт закрытия фестиваля Vilnius Jazz представляет собой мультижанровый ультрановаторский проект, комбинирующий музыкальный авангард с экспериментальным кино. Может быть, это просто случайность, которая (кто знает) со временем перерастет в традицию, что было бы особенно замечательно в случае с таким прогрессивным фестивалем, как Vilnius Jazz.
Итак, в прошлом году свое видение симбиоза кино и джаза представлял британский проект The Cinematic Orchestra, привезший в Вильнюс свой саунд-трэк к немому черно-белому фильму начала прошлого века "Человек с кинокамерой" советского кино-авангардиста Дзиги Вертова.
Рецепт смешения искусств в этом году был усложнен: крутейший музыкальный авангард + одно из самых загадочных направлений танца "буто" + экстраординарные визуальные эксперименты. На всем этом - не менее загадочный "ник" производителя такой гремучей арт-смеси: EXIAS-J.
Итак, начинаем дешифрацию... "Experimental Improviser's Association of Japan" - "Экспериментальная ассоциация импровизаторов Японии" - так расшифровывается аббревиатура названия проекта, ядром которого является гитарист Хидэаки Кондо, впервые громко заявивший о себе в 1991 году комбинацией в реальном времени и пространстве музыкантов-авангардистов с действием экспериментального фильма "Lady Godiva's Operation".
В 1998 году Хидэаки задумал "ассоциацию", одним из столпов концепции которой является "плодотворное непостоянство": группа с момента ее создания не имеет постоянных участников; никогда не повторяет музыкальную форму своих выступлений (каждый концерт уникален) и напрочь выбивается за границы какого-либо определенного музыкального стиля. В звуковых полотнах EXIAS-J слышна безусловная любовь к фри-джазу и свободной импровизации, минимализму, электронной музыке и индастриалу. Что и говорить: японцы, впитывая западную культуру, никогда не повторяют ее, перерабатывая услышанное в нечто свое, особенное. EXIAS-J своей целью видит "деконструкцию и реконструкцию японскую музыку" путем освобождения самих себя от повинности имитировать западный авангард, и создания красивой и воздушной музыки в традициях японской культуры. Поэтому в случае даже незапланированного рождения в ходе визуальной, музыкальной и танцевальной импровизации ультра авангардного продукта, хаос в творчестве EXIAS-J практически полностью исключен: музыкальная концепция, равно как танцевальная и декоративная у них подчинены восточной философии. К тому же не стоит забывать, что японский трудоголизм в музыке почти всегда оборачивается исключительной виртуозностью... 
Йосисабуро ТойодзумиВ Вильнюсе выступление EXIAS-J было заявлено в следующем составе. Кондо Хидэаки (Hideaki Kondo) - гитара, Таку Таникава (Takou Tanikawa) - гитара, Дзюн Кавасаки (Jun Kawasaki) - бас, Йосисабуро Тойодзуми (Yoshisaburo Toyozumi) - ударные, Кэй Накано (Kei Nakano) и Мотохико Такэути (Motohiko Takeuchi) - видео-арт, Куниаки Конно (Kuniaki Konno) - танец. В отличие от большинства музыкантов, японцы не потребовали от публики покинуть зал на время предшествовавшего концерту короткого саунд-чека. Совершенно спонтанные звуки настраиваемых гитар, контрабаса и ударных сливались с беспечными разговорами оставшихся в зале зрителей, свет потихоньку в зале гас, и... вдруг стало понятно, что этот нестройный ряд звуков - и есть начало концерта, так вот плавно перетекшего из репетиции в действо, вдруг сложившегося, как паззл, в нечто масштабное и грандиозное по замыслу. 
Дзюн КавасакиСовершенно недвижимые фигуры гитаристов по обе стороны сцены, неистовый контрабасист (визуально - эдакий японский вариант парней из Apocalyptica), уже на пятой минуте уложивший инструмент на пол и игравший вот так, лежа на полу рядом с контрабасом, временами - стоя перед ним на коленях. Невероятный профессионализм самого опытного музыканта коллектива, ударника Йосисабуро Тойодзуми. Казалось бы, ну кто только из авангардистов не играл в пластиковые стаканчики и целлофановые пакеты?! Но, кажется, только у этого старого японского гуру они действительно ЗАЗВУЧАЛИ!
Центр сцены занимают два огромные экрана, расположенные друг к другу под большим углом. На одном из них транслируется "фильм" - то картинки некоего технократического эклипса, то черно-белая рябь, привычно называемая нашими телемастерами "бегающими мурашками". Мурашки действительно бегали - и по экрану, и по коже у зрителей в зале... Вот фирменной недвижимой походкой танцовщиков буто на сцене появляется Куниаки Конно, вводя в авангардный коктейль последний ингредиент - извивающееся в такт звуковым импульсам живое человеческое тело. Нет, и это еще не все! Последняя специя - тень танцовщика, отражающаяся на втором экране в преломлении света прожекторов и транслируемых на нижнем экране визуальных эффектов...
Куниаки КонноКакой-то совершенно разлаженный ряд звуков на болевой границе громкости: похоже, что у японцев и европейцев разные звуковые барьеры. Визуальные помехи на экране, сама музыка - как звуковые помехи... Потом все это, как по волшебству, вдруг обретает цельность и начинает покорять. Покорять тем, что ни один фокус, ни один прием не повторяется дважды. Вот вам чувства, которые, казалось бы, уже поугасли! Вот вам идеи, которые, казалось бы, уже неоткуда брать! И главное - все это, словно ниоткуда, и прямо здесь и сейчас. То есть - настоящее чудо открытия!
Напор совершенно новых эмоций, рождаемых выступлением EXIAS-J, пережить без последствий очень трудно; в диапазон технических возможностей их творчества на словах поверить почти невозможно. Это какой-то совершенно потусторонний шедевр, интеллектуальный посыл которого способен сдуть у вас с головы не просто шляпу, а хорошо натянутую на уши каску. Шедевр из разряда целеуказывающих, пионерских пророчеств, так что так и хочется приписать его создателям несколько сверхъестественных способностей. Впечатляющее полотно человеческих страстей, урбанистического Апокалипсиса, и истинности древнего как мир высказывания, что "ничто не ново под Солнцем", разве что с поправкой на совершенно новое Солнце...

Анастасия Костюкович (журнал "Джаз Квадрат", Минск)
фото: Валдас Копустас, Рамунас Данисявичус, Витаутас Дарашкявичус 
(фотографии предоставлены оргкомитетом фестиваля Vilnius Jazz)

Владимир Симоненко28 сентября в Киевской филармонии состоялась презентация последнего труда Владимира Симоненко - "Украинской Энциклопедии джаза". Выпускник специальной школы при консерватории по классу фортепиано и филологического факультета университета им. Т.Шевченко, один из пионеров джазового образования в СССР, исследователь, он всю жизнь поклонялся джазу. Симоненко - автор двух десятков музыковедческих работ. Важнейшим его успехом была антология "Мелодии джаза". Выдержавшая шесть переизданий (четырежды в Украине и дважды в Болгарии), она была настоящей находкой, учебным пособием, другом нескольких поколений советских, постсоветских (да и не только) джазовых профессионалов и любителей. 
Владимир Степанович умер 2 июня 1998 года, ему было 58. Он "собирал и систематизировал" историю и людей украинского джаза. Книга не завершена. Пролежав шесть лет в ожидании выхода, сегодня она оставляет чувство недосказанности, ведь жизнь продолжилась. Ее фактология оканчивается годом смерти Симоненко и содержит 550 статей, 100 фотографий, рассказывающих об исполнителях, композиторах, аранжировщиках, музыковедах, чья профессиональная деятельность связана с джазом и Украиной. Здесь есть информация о фестивалях, теле- и радиопередачах, джаз-клубах, учебных заведениях. Автор не забыл никого, чья жизнь пересекалась с Украиной, например, родившегося здесь Леонарда Бернстайна и гастролировавшего в 1971 году Дюка Эллингтона. В память о настоящем джазмене в этот вечер играли музыканты разных поколений: и юные участники детского оркестра "Little Band Academy" Виктора Басюка, и мастера - французский саксофонист Франсуа Жанно и уникальный крымский тэп-гитарист Энвер Измайлов. 

Ольга Кизлова, музыковед
Киев

Что намечается:
московские анонсы

Сводная джазовая афиша Москвы на октябрь

Roberto Fonseca Y Su Temperamento: Москва, центр Павла Слободкина, 13 ноября 
Роберто ФонсекаВ апреле этого года в Москве с огромным успехом прошли концерты звезды проекта Buena Vista Social Club, легендарного кубинского музыканта Ибрахима Феррера и его оркестра. 
Немало восторженных слов было сказано в адрес музыкантов оркестра, каждый из которых считается признанным мастером. Особых откликов удостоился самый молодой участник оркестра, пианист Роберто Фонсека, восходящая звезда кубинского джаза, представитель новой волны кубинских музыкантов. Его фантастическая игра очаровала московскую публику, овацией была встречена исполненная им пьеса, посвященная памяти знаменитого земляка-пианиста - маэстро Рубена Гонсалеса, недавно ушедшего из жизни. 
После концертов организаторы оказались буквально завалены просьбами услышать и увидеть сольное выступление талантливого пианиста, перед обаянием и виртуозным мастерством которого не устояли самые искушенные музыкальные критики. Журналисты назвали его выступление "блистательным" ("Известия"), а уровень мастерства "недостижимым" ("Коммерсантъ").
Прерывая европейское турне, Роберто Фонсека вновь приезжает в Москву с единственным концертом своего сольного проекта Roberto Fonseca Y Su Temperamento, чтобы подарить столице еще один незабываемый вечер волшебной музыки. 
Temperamento - одна из самых необычных современных кубинских групп. В ее игре сочетаются богатство афро-кубинской музыки с джазом, используются элементы фанка, блюза, рэпа, соула и хип-хопа. В ее состав входят также такие прославленные кубинские музыканты, как Эмилио Дель Монто Вальдес, Эмилио Дель Монто Матас, Омар Гонсалес Санчес и Ру Лопес-Нусса.
29-летнего Роберто Фонсеку называют одним из главных и многообещающих талантов в кубинской музыке, благодаря уникальному сочетанию виртуозного мастерства, разностороннего таланта и харизмы молодого пианиста. 

Пресса о Роберто Фонсека

газета "Вечерняя Москва", 13.04.2004: "... музыканты, приехавшие с Феррером, оказались блестящими мастерами, способными долго и увлекательно импровизировать. Наибольший успех имел 29-летний пианист: он оказался достойной сменой ушедшему в прошлом году из жизни легендарному старцу "Буэна Виста" Рубену Гонсалесу".

газета "Известия", 14.04.2004: "Отдельных восторгов и оваций удостоился блистательный пианист Роберто Фонсека, за роялем вытворявший такое, что слушатели охали и порой покатывались со смеху - когда он в импровизационное вступление к лирической песне Феррера вставил массу джазовых трюков и добавил к ним фразу из "Лебединого озера".

газета "Коммерсантъ", 14.04.2004: "В середине концерта вспомнили ушедшего из жизни участника Buena Vista Social Club Рубена Гонсалеса, пьесу в память о нем сыграл Роберто Фонсека. 30-летний пианист продемонстрировал какой-то недостижимый уровень мастерства, зрители буквально не верили своим ушам, на глазах рождалось чудо джазовой импровизации в рамках афро-кубинской ритмики". 

Роберто ФонсекаРоберто Фонсека стал участником оркестра Ибрахима Феррера и проекта Buena Vista Social Club в 2001 г. вместо маэстро Рубена Гонсалеса, выдающегося кубинского музыканта и пианиста. С тех пор он является ключевым музыкантом оркестра, выступал в более 300 концертах знаменитого кубинца Ибрахима Феррера, гастролировал вместе с Омарой Портуондо во время ее европейского турне.
Его музыкальная карьера началась в возрасте 15 лет выступлением на международном фестивале "Jazz Plaza" в Гаване. Вместе со знаменитым саксофонистом Хавьером Зальба он создал группу Temperamento в 1997 году, его первый сольный альбом "En el Comienzo" получил приз как лучший джазовый альбом на фестивале Cubadisco.

Алекс Ростоцкий30 октября "Джаз-Бас-Театр" басиста Алекса Ростоцкого представляет альбом "Время, когда рыбы думают о прошлом". Эпиграф к альбому: "Хорошее путешествие не имеет определенных целей и не обязательно подразумевает возвращение".
"Time When Fish Think Of The Past" - новый альбом "Джаз-Бас-Театра" Алекса Ростоцкого (2004 год). Он продолжает этно-линию прошлых альбомов проекта. На диске представлено несколько пьес с русской мелодикой, афро-интонациями, индонезийским мелосом и восточной колористикой. 
Обложка альбома Специально для концертного исполнения этой программы сделан фильм в DVD формате. Во время концерта он транслируется на большом экране. Съемки фильма велись в Лаосе, Китае , Марокко, России, Киргизии. 
По определению Алекса Ростоцкого, "Музыка и Кино создают совершенно новое пространство, зритель совершает почти "кругосветное" путешествие".
Подробнее об альбоме - в интервью Алекса Ростоцкого ("Полный джаз" #32)
"Ле Клуб" (здание Театра на Таганке), 20:30. 
Справки и заказ столиков: 915-1042 

Олег Киреев представляет: 22 октября, Центральный Дом журналиста - фестиваль "Джаз Аура".
Начало в 19:00.
Участвуют: 
"Фэн-Шуй Джаз Театр" Олега Киреева (этно-джаз, world music):
Олег Киреев - саксофоны, горловое пение, перкуссия
Валерий Панфилов - электрогитара-синтезатор
Виктор Матюхин - бас-гитара
Ильдар Нафигов - ударные
Ндиега Самбе - перкуссия (Сенегал)

Квартет "Джаз Аэро" (фанк-рок, фьюжн):
Дмитрий Трифонов - саксофоны
Николай Урюпин - ударные
Константин Дусенко - клавишные
Алекс Болдырев - бас-гитара


Олег Киреев - один из немногих российских джазовых саксофонистов, признанных не только в России, но и за рубежом. С присущим только ему энтузиазмом, Олег старается удивить зрителя все новыми оригинальными проектами, приглашая для этого интереснейших музыкантов, представителей различных направлений джазовой и этнической музыки.
"Джаз Аура" - это новый проект Олега Киреева, цель которого - отобразить внутреннее состояние, "ауру" российской джазовой сцены. На этот раз Олег пригласил квартет "Джаз Аэро" - исполнителей музыки в стиле фьюжн. Музыка "Джаз Аэро" - это смесь зажигательного фанка, лирики и необыкновенного воздушно-музыкального пространства, создаваемого этим квартетом во время выступления.
Если "Фэн-Шуй Джаз Театр" Олега Киреева - это музыка состояний, то творчество "Джаз Аэро" - это музыка переживаний, чистых эмоций.
Фестиваль "Джаз Аура" должен стать регулярным мероприятием, в рамках которого Олег Киреев будет знакомить зрителя с молодыми и уже матерыми, российскими и не только исполнителями - с музыкантами, готовыми открыть свою джазовую ауру слушателям.

Олег Киреев (саксофон) Леван Ломидзе (гитара) представляют новый музыкальный проект "Show party"
27 октября, клуб "Б2" (4-й этаж), 21:00
Известный джазовый саксофонист Олег Киреев, художественный руководитель "Cool Train Club", всегда в своем творчестве искал новые музыкальные формы, объединял разножанровых музыкантов, находил новые пути взаимодействия с публикой. Последний проект Олега "Feng Shui Jazz Theatre" - это яркое шоу, переходящее порой в театральное действие. Зачастую его участниками становятся и сами зрители, и профессиональные художники , поэты, музыканты, танцоры... Музыкальной канвой этого действа являются как народные мелодии всего Мира, так и внезапные мелодии, родившиеся в процессе сотворчества. "Feng Shui Jazz Theatre" стал визитной карточкой и самым популярным коллективом джазовых вечеров клуба "Cool Train".
Частыми сценическими гостями клуба Б2 является и группа Левана Ломидзе "Blues Cousins". По оценке "The Moscow Times " Blues Cousins" является самой востребованной группой в Москве. За 13 лет существования, группе Левана Ломидзе удалось сделать московский блюз популярным в Европе и США: группа неоднократно являлась лауреатами самых престижных блюзовых фестивалей мирового уровня.
Совместный проект Олега Киреева и Левана Ломидзе, лидера блюзового коллектива "Blues Cousins", воплотит в себе чаяния как джазовых, так и блюзовых поклонников. Совместить эти два родственных, но самостоятельных музыкальных направления - давняя мечта участников проекта. И впервые в клубе "Б2" на большой сцене зазвучит мощный, свингующий саксофон Олега в союзе с высокоэнергетической музыкой Blues Cousins - самого популярного блюзового коллектива России. 
Проект станет регулярным мероприятием клуба Б2. 
Распечатав этот флаер, вы можете не только попасть на концерт со значительной скидкой, но и поучаствовать в розыгрыше электрогитары Aria!

А в это время за бугром...
Вернон Элли2 октября в Сан-Франциско после продолжительной болезни на 90-м году жизни скончался старейшина джазового сообщества Бэй-Эриа (района залива Сан-Франциско) - контрабасист Вернон Элли (Vernon Alley). 
Родом из Виннемакки (Невада, 1915), Вернон Элли попал с родителяим в Сан-Франциско вскоре после рождения. В детстве он увлекался футболом, но в начале 1930-х попал вместе с родителями на выступление одного из пионеров джаза, вокалиста и пианиста Джелли Ролл Мортона. Это изменило всю его жизнь. В конце 1930-х он уже профессионально выступал в джаз-клубах Района Залива с собственным трио. Попробовал он и нью-йоркской славы - в 1940-1943 гг. играл сначала в биг-бэнде Лайонела Хэмптона, а затем в оркестре Каунта Бэйси. Но, поработав на вершине джазового мира, в 1943 г. музыкант вернулся в Сан-Франциско, где и остался до конца жизни. Он работал на телевидении, на радио, интенсивно играл сам (приезжая в Сан-Франциско, с ним с удовольствием играли Дюк Эллингтон, Эрролл Гарнер, Диззи Гиллеспи, Чарли Паркер, Элла Фицджералд и другие титаны), долгие годы возглавлял один из ведущих джаз-клубов в городе - "Blackhawk" - и Союз черных музыкантов Сан-Франциско, в качестве председателя которого в 1950-60-е гг. эффективно боролся с дискриминацией афроамериканских музыкантов, а после слияния профсоюзов белых и черных музыкантов много лет возглавлял объединенный союз.
Чтение
Из истории музыки (версии Сергея Старостина)

Сергей СтаростинГоворят, что первый джаз-клуб был открыт в Германии, в мало кому известном городе Крефельде. Старожилы и завсегдатаи этого клуба, ссылаясь на уцелевшие в огне рукописи времен средневековья, вспоминают.
В эпоху Великих географических открытий и мрачных времен инквизиции в Гамбурге жил некий ганзейский купец по имени Ганс и по прозвищу Ванильный. Его торговая компания занималась поставками на европейский рынок чая и пряностей из Китая, отчего Ганс, собственно, и получил свое прозвище.
Вернувшись однажды из очередной служебной командировки, Ганс вывел на причал маленького тайского мальчика, при ближайшем рассмотрении оказавшегося подростком лет 14-ти. По слухам, Ганс нашел его в одной из забегаловок Гонконга, где тот искусно готовил всевозможные блюда. Поскольку Ганс был большим любителем покушать, а мальчик оказался абсолютным сиротой, купец попросту выкупил его у хозяина забегаловки и взял его с собой на судно, где тот исправно и вкусно готовил тайскую еду, чем ублажал привередливого купца. Мальчика этого звали Джа Ну. Купец поселил подростка в своем доме, выгнав своих прежних поваров взашей. Немногочисленные гости Ганса были совершенно потрясены оригинальной кухней купца, и слухи о Джа Ну постепенно стали распространяться в округе. Забегая вперед скажем, что именно гастрономические изыски и стали причиной тяжелого недуга Ганса Ванильного. Оставив дела, он перебрался в свое поместье под Крефельдом, куда не забыл захватить и Джа Ну. Несмотря на тайские травяные отвары, которыми Джа Ну пытался лечить своего господина, тот вскоре скончался от непроходимости кишечника. 
Прислуга покойного купца, так и не привыкнув к тайской кухне, постаралась быстро избавиться от Джа Ну. Того попросту выгнали на улицу, и он отправился по городским улочкам Крефельда в поисках своей новой судьбы. Местный булочник сжалился над несчастным и взял его к себе. Джа Ну быстро адаптировался к новым условиям, научился печь пирожные, рисовые шарики и создавать пикантные сладости. 
Жена булочника - еще молодая статная женщина - просто обожала Джа Ну и оказывала всяческие знаки внимания молодому человеку. Их отношения зашли так далеко, что однажды, согласно поговорке "что тайцу хорошо, то немцу смерть" - она просто отравила опостылевшего ей мужа очередным кондитерским шедевром от Джа и, недолго погоревав, женила на себе возмужавшего и окрепшего тайца. 
Обладая пытливым умом и смекалкой, Джа Ну, посоветовавшись с женой, открыл при булочной маленький и недорогой ресторанчик быстрого питания на базе тайской кухни. Оригинальная идея на столетия опередила свое время, однако консервативные бургерландцы не спешили посещать экзотическое место, хотя некоторые из них из любопытства все же туда заглядывали. 
Чтобы привлечь посетителей, хитроумный Джа решил пойти другим путем. Он собрал группу бродячих музыкантов - зингеров, обучил их тайским музыкальным приемам, и те, под руководством тайца, соединили древние тевтонские гимны, католические песнопения, баварские ритмы, китайские лады и мелизматику и создали свой, ни на что не похожий музыкальный стиль и язык ДЖАЗингеров. В невероятно короткие сроки новый стиль стал чрезвычайно популярен в городе. Певцы за короткий срок овладели богатым инструментарием, собрав уцелевшие после сожжения еретиков медные музыкальные инструменты и наскоро приведя их в порядок. Так возник первый джазингеровский брасс-ансамбль.
Народ повалил в ресторанчик Джа за экзотической едой и за столь же экзотической музыкой. Особенно сюда спешили оттянутся после тяжелого трудового дня пропахшие дымом и кровью специалисты из главного отдела по борьбе с инакомыслием при канцелярии Святейшего инквизитора. Выпив пива, они с удовольствием насвистывали свои профессиональные мотивчики, которые тут же подхватывались и развивались музыкантами. Так родились первые стандарты: 
" Люби его, пока он живой"
"Я еще не готов уходить"
"Не брани меня матом"
"Дыблюсь я на небо"
"В твоей я власти, не рви меня на части"
"Оков твоих не избежать"
"Как хороши, как свежи были розги"
"Из рук твоих я яд приму с отравой"
"Лучше слышать, чем видеть" и др.
Однажды сюда, на огонек инквизиции, заглянул тогда еще никому не известный торговец вином Христофор Колумб. Ему, человеку с ярким темпераментом, по вкусу пришлась и кухня, и заводная музыка. Особенно ему понравились два стандарта - "Кому суждено быть сожженным - тот не утонет" и легкомысленная баллада "Больше воды - больше огня". Христо сдружился с музыкантами и в один прекрасный момент пригласил их с собой в первое заокеанское турне. Скрипя сердцем, Джа отпустил музыкантов, надеясь, что вскоре они вернуться. Но жизнь распорядилась по-своему. Благополучно достигнув Нового Света, группа Джазингеров была восторженно принята аборигенами Америки. Объехав полстраны, музыканты наделали много шума и обрели массу поклонников. Многие из них, женившись на чернокожих красавицах, стали устраивать свою жизнь на новом месте, обрастая недвижимостью и детьми. Новая генерация с легкостью восприняла новый стиль музыки и так же легко его развивала. 
Так ДЖАЗ попал в Америку. Остальное Вы, читатель, знаете.
В Крефельде же после отъезда джазингеров посетители ресторанчика Джа Ну еще некоторое время по инерции заглядывали в него, но, утратив всякую надежду на возвращение любимцев, постарались о нем забыть. Место это стало абсолютно бесперспективным и вскоре закрылось. Джа умер от болезни печали. О джазингерах и о джазе забыли, и Европа еще на несколько столетий погрузилась во мрак средневековья и органной музыки. И если бы не рукописи, мы бы так никогда и не узнали истинную историю происхождения ДЖАЗа. Хорошо все-таки, что рукописи не горят.

Сергей "Дед" Старостин

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:

Татьяна Балакирская,
Анна Филипьева,
Кирилл Мошков,
Анастасия Костюкович,
Юрий Льноградский,
Сергей Старостин,
Ольга Кизлова

Редактор:

Кирилл Мошков

Зарубежная информация
AP,
cоб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Гедиминас Андрюкайтис,
Валдас Копустас,
Рамунас Данисявичус,
Витаутас Дарашкявичус,
Юрий Льноградский,
Татьяна Балакирская,
Павел Корбут,

архив сервера "Джаз в России"

Воплощение:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

© "Полный джаз", 1998-2004
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").

    
     Rambler's Top100 Service