ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 37
2004

С миру по нотке: Нижнему фестиваль
25 сентября в Нижнем Новгороде завершился фестиваль "Джаз России - 2004". По масштабу и количеству привлеченных друзей, спонсоров, друзей спонсоров и спонсоров друзей, а, следовательно, и по уровню самого мероприятия "Джаз России - 2004" перекрыл все прежние фестивали в столице Поволжья и стал грандиозным джазовым шоу.
Фестиваль стал доказательством широты интересов организаторов, поскольку далеко не все, что звучало на концертах, можно было с полным основанием назвать джазом. Те, кто пришел слушать джаз и только джаз, возможно, были разочарованы, зато космополиты наслаждались феерическим "винегретом" имен и стилей. В последнее время подобный плюрализм все чаще называют "world music" ("мировой музыкой") - возможно, потому, что иногда трудно подобрать к звучащему "нечто" определение, покрывающее его суть и смысл. А "мировая музыка" - это настолько широко, что включает в себя суть любого музыкального явления. В самом деле, чем Бах - не "мировая музыка"?
Но был и джаз, был...

* * *

Дмитрий Малолетов. Честно говоря, имя, мало что говорящее нижегородцам, хотя, как выяснилось, Дмитрий не первый раз в нашем городе. Просто все предшествующие посещения были в ином качестве - не солирующего гитариста-виртуоза, а попросту музыканта, играющего в группе сопровождения таких звезд российской эстрады, как Игорь Николаев, Ирина Аллегрова, Олег Газманов. 
"Темная лошадка", открывшая фестивальный марафон, оказалась совсем не малолетним и вполне представительным гитаристом, за спиной которого - большой опыт концертной деятельности, сочинения, преподавания, теоретического осмысления гитарного исполнительства. Дмитрий Малолетов продемонстрировал собственный стиль игры на гитаре редким приемом tapping'a ("фортепианный" двуручный стиль), которым и сыграл несколько композиций собственного сочинения. К джазу они имели отношение отдаленное, но представлены были со своеобразным юмором, а исполнены - здорово, ярко и виртуозно, так что в качестве начала концерта прошли на "ура". Далее же всех ждал "Культурный шок".
Первый шок вызвал у зрителей уже внешний вид музыканта, который вышел на сцену. Бруно Амштад, похоже, не слишком задумывается о визуальном воздействии на слушателей, а может быть, длинные нечесаные волосы, прикид повзрослевшего хиппи и маленький животик - часть программы, но со сцены все это смотрелось впечатляюще. Хищно вцепившись в микрофон, певец издал первый вопль, усиленный аппаратурой до аккорда, заставившего зрителей вцепиться в ручки кресел и прижаться к спинкам. То, что последовало за этим, почти на час ввергло зал в состояние шаманского транса. 
Бруно, создающий звуковую партитуру в гордом одиночестве, не ограничивает себя в выборе звуков, которые способно издать человеческое горло: он хрипит, сипит, свистит, дышит, кричит во всех регистрах, сочетает различные придыхания, пришептывания, пристукивания, таинственные скороговорки на тарабарском языке... Две или три вокальных "заготовки" вносятся в компьютер в качестве постоянных "риффов-паттернов", на которые накладывается импровизация. Все смешалось в этой музыке: Восток - и традиции американского минимализма; джазовый вокал - и крик муллы с минарета в ночи; капли воды из неисправного крана - и свист ветра в поле. Общее впечатление - "Культурный шок", но нельзя сказать, что не понравилось.
Истосковавшиеся по джазу ценители "мэйнстрима" (сбежавшие в буфет от продолжительного "Культурного шока") во втором отделении получили именно то, что хотели: изысканный джазовый букет от трио Майка дель Ферро. Композиции, которые были исполнены этим коллективом, можно условно поделить на три категории: оригинальные пьесы, написанные самим дель Ферро, джазовые стандарты и "ноу-хау" - обработки классических оперных арий любимых Майком итальянцев Верди и Пуччини. В рамках традиционного джазового стиля у дель Ферро поиск "своего" связан с классической культурой - и не только через ремиксы оперной "нетленки". 
"Под занавес" первого дня, в третьем отделении, для самых упорных любителей джаза выступал ансамбль из Америки - Adam Klipple Band. Пианист Адам Клиппл, лидер коллектива - типичный парень из пригорода Нью-Йорка: простой, дружелюбный, напористый и несколько разболтанный. С пианистической точки зрения Адам - противоположность дель Ферро: несмотря на также имеющееся вполне классическое образование, игра американца - импровизация как принцип; звук не академический, а ударный, активный, слегка небрежный. И общее звучание ансамбля - открытое, динамичное, с явственной латиноамериканской составляющей, которую добавлял, конечно, Фрэнк Колон со своей перкуссией. Фрэнк - один из ведущих перкуссионистов Северной Америки - приехал с массой инструментов со всех концов света: Индии, Африки, Латинской Америки - и соперничал с ударником, то и дело потрясая какой-нибудь неведомой посудиной, издававшей характерный треск или звон. Народ завелся, причем неизвестно, кто больше - слушающие или играющие, поскольку вконец разошедшийся Адам объявил, что они не закончат до тех пор, пока в зале сидит хотя бы один слушатель. Тут публика дружно пошла на выход, и нам неизвестно, чем все завершилось. Предположительно Adam Klipple Band в полном составе перекочевали в клуб "Джем-Престиж", где им была дана возможность играть хоть до второго пришествия. 

* * *

Второй день фестиваля открыли самые юные участники - девочки из "Джазовой вокальной студии" Яны Тюльковой. Они занимаются джазом уже около года, и сейчас слушатели имели возможность увидеть и услышать результат на сцене. Выступали трое: Настя Найденова, Варя Ищенко и Саша Белякова. Девочки пели классический джазовый репертуар, но были и сюрпризы. Мы открыли в Яне еще одну сторону ее таланта - композиторский дар: на фестивале из уст Вари Ищенко прозвучала специально написанная для нее Яной композиция "Daddy".
Стоит отметить успехи Саши Беляковой. Совсем недавно она стала лауреатом конкурса в Паневежисе (Литва), где в свое время стала победительницей и сама Яна. Несмотря на нежный возраст, Саша прекрасно поет. У нее мягкий, прозрачный тембр голоса, которым она владеет уже вполне достойно. Что больше влияет на ее творческий рост - методика Berklee College of Music, где занималась ее преподавательница, или любовь к джазу - решать не нам. Главное то, что на небосклоне нижегородского джаза вспыхнула новая звезда.
Пожалуй, самыми оригинальными на фестивале оказались гости из Германии - Ганс Райхель и Карл Рюдигер. Оба - представители авангардной импровизационной музыки, и обоим под шестьдесят. Однако возраст не помешал показать на сцене подлинный авангард.
Райхель привез с собой инструмент собственного изобретения - даксофон. Важной деталью этого устройства является нечто, напоминающее голосовые связки, благодаря чему инструмент может петь, рычать, визжать и даже смеяться. Райхель водил по нему смычком, как пилой по дереву. Второй исполнитель, Карл Рюдигер (аккордеон), был "немногословен". Среди хаоса непонятных тянущихся созвучий изредка выплывали мелодии a-la Пьяццолла. Иногда он пытался петь, в результате чего возникал странный "вокальный" дуэт с даксофоном Райхеля.
Эксцентричность парочки проявилась не только в музыке. Пока Рюдигер произносил слова "Clean your instrument" ("Почисти свои инструмент"), Райхель "причесывал" свой даксофон и чистил его зубной щеткой. Подобные манипуляции ввели зрителей в совершенное недоумение.
Что было в шутку, что всерьез - непонятно. Зал разделился на два лагеря: первые, не выдержав, уходили и проводили время в буфете - безусловно, с большей пользой, а вторые продолжали слушать и мечтали о том, чтобы немцы поскорее покинули сцену. Поиграв добрые полтора часа и вконец исчерпав терпение слушателей, увлекшиеся старички уступили место обаятельной немке Ульрике Хааге. Мягкий звук ее фортепиано принес с собой аромат весны. Ее музыка - воплощение молодости и света - стала для всех отдохновением. В арсенале ее средств был компьютер, который помогал создавать необычные электронные звучания, наслаивающиеся на линию фортепиано. На суд слушателей она представила свой новый альбом "Се ля ви", композиции которого, скорее, напоминают музыку к фильму, что признает и она сама. 
И все же публика в этот день ждала кумира российской джазовой сцены, ведущего программы "Джазофрения" на телеканале "Культура". Игорь Бутман, появившись на сцене со своим квартетом, сразу расставил все по своим местам и вернул слушателям старый добрый джаз. Звучала изысканная "Samba de Igor", заводной фанк "I Feel Good". А из детской "Колыбельной медведицы" получилась нежная баллада, плавно перетекшая в динамичный финал, построенный на теме из всеми любимого мультфильма "Ну, погоди". Бутману удалось вызвать такой драйв, который и не снился немцам!

* * *

Третий день получился самым "джазовым" из всех дней джазового фестиваля и, пожалуй, самым удачным. Начало ему положил "Клуб любителей музыки" из Москвы - стандартный квартет: клавишные (Юрий Крашевский), бас (Сергей Балакирев), саксофон (Святослав Текучев), ударные (Сергей Григорян). Несмотря на непретенциозное и даже вызывающее некоторое недоумение название, "Клуб" выступил вполне профессионально, ярко, а главное - громко! "Клубисты" явно получали удовольствие от того, что делали на сцене, и хотели, чтобы это удовольствие дошло до всех сидящих в зале, а потому не жалели децибелов и ушей бедных слушателей, сидящих на первых рядах. Всех потряс ударник. Сергей Григорян исполнил целое "соло на установке", причем создавалось полное ощущение, что все конечности движутся у него совершенно самостоятельно, "плетя" собственные ритмические линии, которые складывались в пульсирующую, живую ритмическую партитуру.
Во втором отделении выступала прима нижегородского вокального джаза Яна Тюлькова. "Обрамление" создавали: Юрий Погиба (ф-но), Виктор Матюхин (контрабас), Олег Киреев (саксофон), Ильдар Нафигов (ударные). Для Яны такой состав оказался очень удачным - он хорошо оттенял ее глубокий, истинно "джазовый" голос, который можно отнести к романтическому типу "чувственный, с хрипотцой". 
Подобно тому, как в первый день фестиваля мы имели возможность сравнить двух таких разных пианистов, так в третий день рядом выступали две очень разные вокалистки, и Зузанна Думкова показала, каким стильным, тонким и необычным может быть джаз. Ее голос совершенно не соответствует стандартам джазового вокала - у него ровный, почти без вибрато, инструментального оттенка тембр. Однако именно эти качества тембра были использованы для создания оригинальных авторских композиций Зузанны, где голос выступает в параллельных интервальных и аккордовых сочетаниях с саксофоном и трубой, образуя совершенно необычные и очень привлекательные тембровые миксты.

* * *

Заключительный гала-концерт фестиваля состоялся на другой сцене - в ДК "Юпитер", поэтому акустически он отличался от всех предыдущих: "глухой" зал филармонии смягчал звучание инструментов, а более "открытый" зал "Юпитера" разносил звуки и усиливал их. Возможно, это обусловило разницу в восприятии музыки.
"Новеньким" в этот день был только Михаил Окунь со своим трио. Он - солидный музыкант, пианист с 25-летним стажем работы в оркестре Олега Лундстрема. В составе трио были: Игорь Уланов (контрабас) - также музыкант оркестра, и на барабанах сидел Яков Окунь (сын лидера трио), которого нижегородские любители джаза вообще-то знают как пианиста. Новая ипостась Якова заинтересовала, но не убедила: как пианист Яков хорош, а вот как ударник - слабоват. Поэтому звучание трио было вялым и невнятным, форма композиций "расползалась" по швам, а об эмоциональном содержании лучше вообще промолчать.
И снова мы услышали Зузанну. Однако это выступление отличалось от состоявшегося накануне. Ночной сейшн в "Джем-престиже" не прошел даром: у трубача, Оскара Терека, сломался инструмент. "Трубка капут!" - пояснила ситуацию сама Думкова. Выступление чуть не отменили, но музыканты все-таки вышли на сцену, и даже с трубой, которой сделали "косметическую операцию". Операции хватило ненадолго - после первой же композиции трубач ушел со сцены и не вернулся. Остальной состав выступил, причем к "старым" композициям добавилось несколько новых, в том числе на родном для музыкантов чешском языке. "Трубку" было жаль - ее острого звучания существенно недоставало, но все равно - с нами была Зузанна и ее голос.
А закрывать фестиваль выпала честь Олегу Кирееву, бессменному участнику джазовых событий Нижнего Новгорода. Со своим "Music Band""ом он исполнил новую программу "Love Letters", которую посвятил прекрасной половине зала. Музыканты "выдали" качественный фьюжн с мощным звучанием электрических инструментов. Правда, с громкостью они немного переборщили (от редактора: вообще-то пишущим о музыке авторам стоит знать, что вопросами громкости на фестивалях занимаются главным образом не музыканты, а звукорежиссеры! - "Полный джаз"). Несмотря на это, выступление Киреева & Kо стало ярким заключительным аккордом фестиваля. 

Анастасия Лямина, Юлия Александрова
"Нижегородские новости"

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service