ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #18 (28) - 12 мая 1999 г.
Слово
к читателям
Череда бесконечных первомаев оставила тяжелое похмелье. Джазовая жизнь в столице, изнемогши, полуугасла в ожидании грядущей "Альтернативы" и прочих майско-июньских радостей (планируется в том числе очередной Независимый бутмановский фестиваль и очередная московская часть очередной "Джазовой провинции"). Обезглавленная-таки "Столица" (не та, что в лужковской кепке, а та, что в ЦДХ) растерянно примолкла. До середины мая идет снег, и (видимо, от этого) меняются (и не только в лице) премьер-министры.
Вспомним бессмертного Ходжу Насреддина и его Большого Бухарца. Извечный враг исламодоблестных властей и друг простого дехканина придумал оного Большого Бухарца для того, чтобы удачнее эксплуатировать (и побеждать) пороки и недостатки бухарца малого, обыкновенного. Большой Бухарец, напомню, мнился Насреддину ростом с минарет и с большой полуобкусанной медовой лепешкой в руке. Нам, для дальнейшего теоретического обоснования перипетий российской джазовой жизни, удобно было бы разработать некоего Большого Москвича.
Он вряд ли велик ростом, наш Большой Москвич, но столь же любит, чтоб его развлекали, как и Большой Бухарец. Но если Большой Бухарец по результату развлечения блаженно и бессмысленно улыбался, одновременно прикрывая локтем свою лепешку (чтоб ее никто, не приведи аллах, не украл), то Большой Москвич сам, пожалуй, лениво выбросит в урну или даже помимо оной полуобкусанный гамбургер, зато по результатам развлечения он любит поднимать палец перед другими москвичами и говорить умно, используя слова "ибо" и "экзистенциализм". Он уважает в себе знатока и любит с большим апломбом утвердить что-нибудь, о чем не имел сам еще минуту назад ни малейшего понятия, но во что успел за минуту уверовать прочнее, яко во Св.Троицу. Большой Москвич любит роиться и клубиться, причем, в отличие от холодно презираемого им Большого Гопника, роиться и клубиться он любит в местах, где "мо-одно" и "сти-ильно". По этому признаку он также отчасти уважает джаз. Познания его о сем предмете поражают своей глубиной. Он узнает на слух (!) спиричуэл "Go Down Moses" - впрочем, только потому, что слышал его в рекламе одного банка. Он знает, что джаз играет Козел на саксе, что был такой Дюк Эллингтон, которому в этом году, кажется, исполнилось 200 лет. Еще он любит Тима Стронга, потому что он настоящий африканский американец, и Бутмана - потому, что у него американский паспорт и он, Большой Москвич, этого Бутмана постоянно где-то видит: по телевизору, в консерватории, в Театре на Таганке..
Что, малосимпатичная фигура получилась? Это все потому, что мы, как и Ходжа Насреддин, обобщили недостатки Большого Москвича - с тем, чтобы с ними было удобнее бороться. Большой Москвич на самом деле совсем не так уж плох, и работать для информационного наполнения его жизненной среды временами даже очень приятно. Просто, как полуобкусанная медовая лепешка Большого Бухарца вызывала у Ходжи Насреддина справедливое недовольство, у нас такое недовольство вызывает апломб, невежество, поверхностность и заносчивость Большого Москвича. И иногда возникает ощущение, что эти малосимпатичные качества у московской джазовой публики доминируют. Но только иногда. В остальное время о московской (впрочем, как и вообще о российской) публике хочется восклицать словами коллеги Михаила Визеля: "российский джаз - это не музыкальный маскарад с элементами самовнушения, что-то вроде "русского кантри" или "кельтов" из ночных клубов, а во-вторых, что ни в каком другом музыкальном жанре не сыскать такого количества людей - не только на сцене, но и в зале - одновременно умных, интеллигентных и раскованных." (см. "Соглядатай" #27).
Дай Бог, чтобы это ощущение превалировало.
Как это было
в Москве
Похоже, апрель действительно оказался самым напряженным джазовым месяцем: эхо его до сих пор перекатывается над столицей. К нашему удовольствию, активизировался наш читатель Владимир Селезнев, тот самый, что под Новый, 1999 год взбудоражил онлайновое джазовое сообщество своими парадоксальными, горькими и в значительной степени верными рассуждениями "О роли мурашек кожаных в ощущении джазовой жизни" . Нельзя сказать, что за минувшие пять месяцев мироощущение г-на Селезнева стало менее мрачным, но его наблюдения и не стали менее меткими...>>>>

И еще одно апрельское событие, из непосредственной границы с маем: 30 апреля, в Вальпургиеву Ночь, обещанное Владимиром Чекасиным действо (см. "Полный джаз" #16-99) состоялось в ТЮЗе. Материал публикуется с разрешения "Русского журнала"...>>>>

In Memoriam
Виктор Мельников ушел...
4 мая не стало еще одного человека из нашего джаза. Из тех, кто жил, играл, любил, учил тогда, когда от джаза еще ничего нельзя было получить, кроме единственного - чувства приобщения к самому главному. Ему не хватило немного, чтобы отметить свое 60-летие. Он хотел, чтобы это был творческий вечер со всеми друзьями. У Вити их было много. Но они не смогли остановить эту болезнь, которая убивала его постепенно.
Он был странным, удивительным и очень искренним человеком. А еще очень талантливым. Его контрабас был живым. В его руках оживали и саксофон и флейты. Он любил давать живой звук флейты детям, которых учил. Так же, как любил обращаться к женщинам "сударыня". А его любили самые красивые.
Одна из его пьес называется "Ты любишь меня, а я люблю джаз".
Его джаз был и в Польше, куда он попал одним из первых наших джазменов, и в авангардных саммитах, не обходившихся без его чувственного баса, и в биг-бэндах, которые он делал невероятными усилиями, и в поразительных дуэтах с Виталием Шеманковым.
Даже его велосипед, на котором он объездил, чуть ли не всю страну - это тоже джаз.
Витя занимался со своими учениками, пока мог. Пока мог добраться до аудитории. Ему уже трудно было говорить, но эти ребята его поддерживали. И очень любили. Они и пришли его хоронить на Покровское кладбище.
После музыканта остаются его записи. Виктор Мельников был записан очень скромно. Теперь надо бы по крохам найти все, что есть. Это очень важно. Потому что, для всех, кто его знал, он остался очень родным.

Михаил Митропольский

Говорите,
вас слушают
Сегодня мы слушаем одного из "наших американцев" - контрабасиста Виктора Двоскина, в 80-е считавшегося одним из лучших басистов отечественного джаза. Прославившийся в составе "Аллегро" Николая Левиновского, он, как и многие другие участники "Аллегро", в 90-е оказался в США. Впрочем, если тот же Левиновский стал гражданином США и врастает в тамошнюю джазовую жизнь, исходя из этого, то Двоскин гражданства не поменял и, напротив, всегда подчеркивает, что был и остается гражданином России. Однако, в джазовую жизнь американской столицы - Вашингтона - он также успешно врос...>>>>
Москва - это вам
еще не все
Сегодня роль "не Москвы" у нас играет Санкт-Петербург, город, в котором джазовая жизнь если и отличается по интенсивности от столицы, то не намного. Естественно, мимо апрельского юбилея Дюка Питер пройти не мог...>>>>
Что намечается: московские
анонсы
Андрей Кондаков25 мая в Le Club'e, пока Игорь Бутман будет выступать в Сан-Франциско в спектакле Михаила Козакова, выступят вместе два совершенно противоположных по эстетическим устремлениям санкт-петербургских музыканта - Андрей Кондаков (фортепиано) и Давид Голощекин (скрипка, флюгельгорн). Они будут играть в сопровождении московской ритм-секции, на Давид Голощекинмомент подписания номера в печать еще не было известно, какой именно. "Полный джаз" усиленно рекомендует: обоих этих музыкантов, особенно Давида Семеновича, в Москве встретишь нечасто, да еще и вдвоем! На сцене - директора обоих питерских джазовых клубов, JFC (Кондаков) и "Джаз-Филармоник-Холла" (Голощекин)!

Игорь БутманСледующий анонс тоже связан с именем Игоря Бутмана: ведь мы же помним, что в районе 12 июня, Дня независимости России, Игорь обычно устраивает Независимый джазовый фестиваль. Игорь поделился с нами первыми набросками фестивальной программы. Итак, III Независимый джазовый фестиваль пройдет в Москве с 7 по 12 июня. Ожидается широкое участие американских музыкантов. Брат Игоря, барабанщик Олег Бутман, будет играть в составе трио известногоРон Аффиф гитариста Рона Аффифа (раньше барабанщиками этого трио были Колин Бэйли и Джефф "Тэйн" Уоттс) вместе с хорошо знакомым российскому слушателю басистом Эссиетом "Окун" Эссиетом. Ожидается также приезд пианиста Энди ЛаВерна и вибрафониста Дэйва Сэмиэлса (того самого, что играл в Spyro Gyra с 1979 по 1995 год, а затем ушел в Caribbean Jazz Project). Еще ряд американских музыкантов (среди них, возможно, будет известный басист Родни Уитакер) должен представить на фестивале новый джазовый нью-йоркский лейбл Jazz Guerillas, который, кстати, в самом ближайшем будущем должен переиздать в США удачный сольный альбом Игоря Бутмана 1993 года - "Falling Out" (с пианистом Лайлом Мэйзом из группы Пата Мэтини)... Окончательный список участников должен быть сформирован к концу мая.

Рецензии
Сегодня мы рецензируем две новых зарубежных записи - блюзовую и джазовую. Будь у нас система оценки со звездочками, обе заработали бы штуки по четыре...>>>>
А в это время
за бугром...
Салиф КейтаНью-йоркская компания Metro Blue Records, главным образом выпускающая "альтернативный поп" и world music (дистрибьюцией продукции этого лейбла занимается известная компания Blue Note Records), только что подписала контракт с известным африканским (точнее, малийским) певцом и гитаристом Салифом Кейта. На 13 июля уже намечен выход альбома Салифа, который будет называться "Papa". В записи альбома принимают участие музыканты самых разных спектров: поп-вокалистка Грейс Джонс, фанк-джазовый клавишник Джон Медески, метал-фанковый (ничего себе сочетание? Помните Living Colour?) гитарист Вернон Рейд, а также соотечественники Салифа - Тумани Диабате, Усман Койяте... Неизвестно, какому именно папе посвящен альбом Кейта - уж не собственному ли его отцу, который отказался от своего сына, когда юный Салиф решил стать музыкантом? Тогда Салиф, родившийся белокожим альбиносом потомок древнейшего королевского рода Мали (основателем рода был сам Саунджата Кейта, создавший малийское королевство в 1240 г.), был вынужден зарабатывать на жизнь пением на улицах малийской столицы Бамако, пока не прибился к официальной эстрадно-фольклорной группе Super Rail Band, с которой и началась его мировая слава. В настоящее время живущий в Париже Салиф регулярно сотрудничает с джазовыми музыкантами (например, его вокал можно услышать на альбоме Джо Завинула 1996 г. "My People").
Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать!
Материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!
ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Кирилл Мошков,
Константин Волков,
Михаил Митропольский
Владимир Селезнев,
Евгений Долгих,
Ольга Головина,
Михаил Визель
Редактор:
Кирилл Мошков
Источники:
Down Beat
Фото:
Павел Корбут,
Наталья Кириллова,
Михаил Визель
архив сервера
"Джаз в России"
Воплощение:
Павел Абраменков