ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск # 42
2004

Памяти Давида Азаряна: "Хотя сердце перестало биться..."
Давид, Чико и Ваагн АйрапетянПоэт сказал, что "я умру не тогда, когда перестанет биться мое сердце, а когда обо мне забудут мои близкие и друзья. А пока меня помнят - я живой". Эта фраза крутилась у меня в голове на протяжении всего концерта, посвященного памяти замечательного армянского джазового пианиста и композитора Давида Азаряна. Нет нужды вновь пересказывать историю его жизни - все, кто хоть немного знаком с музыкальной культурой Армении последних лет прекрасно ее знает. Для тех же, кто знаком с ней не очень близко, скажу, что он был одним из армянских джазменов, сумевших добиться признания в Америке, на родине джаза (последние 13 лет он жил в Бостоне). Он играл с многими звездами джаза, в том числе и выдающимся музыкантом современности Джо Ловано, и записал с ним диск, работу над которым закончил буквально перед смертью. Его альбомы "Living in Jazzland", "Desire", "Longing", "Hope", выпущенные в США, раскупались достаточно активно. До последних дней он преподавал в мировой колыбели джазовых музыкантов - в бостонском колледже Беркли, будучи профессором, имея свой класс и свою методику преподавания. В "копилке" Азаряна имелись выступления в нью-йоркском джаз-клубе Blue Note, бостонском Regattabar и знаменитом Карнеги-Холле в Нью-Йорке. Со своим трио Давид Азарян представлял Армению на многочисленных фестивалях еще в советский период. Ну, а пластинка "Лестница на седьмое небо", выпущенная в 1987 году американской фирмой Mobile Fidelity совместно с фирмой "Мелодия", имела значительный успех. Давид Азарян был великолепным пианистом, что не раз подчеркивалось в прессе наиболее авторитетными джазовыми критиками и журналистами. Он был разножанровым композитором, чья музыка дышала национальным колоритом. Яркий пример тому - Сюита по мотивам средневековых армянских басен Гоша и Айгекци для симфонического оркестра, которая стала основой мультфильма-мюзикла "Лисья книга" (режиссер - Роберт Саакянц), принятого на всесоюзный экран, а также и другого мультфильма-мюзикла "Охотники" того же режиссера. Он написал музыку к театральным постановкам "Лодка в лесу", "Жаворонок" и др.
В марте 2003 г. ему исполнилось бы 52. Он погиб в результате трагического случая. В тот злополучный вечер он вместе с женой и дочерьми - 9 и 4 лет - возвращался домой. Что-то случилось с колесом автомобиля. Вышел его поменять. И в этот момент его сбила машина.
Давида Азаряна похоронили в бостонском Пантеоне под звуки написанных им мелодий. Обо всем этом много и подробно писали газеты - российские, американские, армянские. Через несколько месяцев в том самом Regattabar-е состоялся концерт памяти пианиста, композитора и профессора Беркли Давида Азаряна. В концерте приняли участие многие джазмены, в том числе и с хорошо известными именами: Джо Ловано, Гэри Бартон, Джордж Гарцоне, Серджио Брандау, Вардан Осепян, Ласло Гардони, Дэвид Максвелл, Джон Бабоян, Брюс Гертц, Ярон Израэль и другие. 
трио Ваагна АйрапетянаВсе это и многое другое вспоминали на вечере 1 ноября, посвященном памяти музыканта в ереванском Доме камерной музыки. То, как был организован и проведен этот концерт-посвящение, может служить примером единения многих разных людей вокруг благородного замысла. 
Идея отдать долг памяти своему безвременно ушедшему коллеге возникла у барабанщика и саксофониста Арсена Нерсисяна, одного из активнейших армянских джазовых музыкантов. Мысль была одобрена и подхвачена старейшинами армянского джазового цеха - Арменом "Chico" Тутунджяном и Левоном Малхасяном. Используя все свои дружеские связи и авторитет, они сделали возможным проведение этого вечера памяти. Никого, к кому бы они ни обращались за помощью, не приходилось долго убеждать. Все с готовностью шли навстречу и бескорыстно помогали. Тем более, что касалось это в основном, друзей и поклонников таланта Давида. Администрация Дома камерной музыки, практически бесплатно предоставившая зал, руководство первого телеканала Армении, проводившего съемку концерта, фирма "Форте", поставившая звуковое оборудование, и т.д. Так уж получилось, что Давид Азарян был хорошим другом и кумиром многих людей, и вот все эти связи заработали. Жаль лишь, что повод был невеселый.
Надо отдать должное Армену Тутунджяну - ветеран взвалил большую часть хлопот на себя и с честью реализовал все задуманное. Вечер был прекрасно срежиссирован: на сцене висел большой экран, куда то и дело проецировали съемки Давида Азаряна разных лет. Это и выступление на ереванском джаз-фестивале 1998 года, и в Regattabar вместе с Джо Ловано, и телеинтервью в его последний приезд в Армению... Тутунджян вел концерт очень ненавязчиво и корректно (сказывался многолетней опыт работы в эфире) - рассказывал, делился своими воспоминаниями, приводил какие-то случаи из жизни, призывал в свидетели сидевших в зале гостей... Время от времени на сцену выходили люди, которые хорошо знали и сотрудничали с Давидом Азаряном - режиссер Роберт Саакянц, искусствовед Генрих Игитян. Говорили о его светлых человеческих качествах, об его умении работать, об огромном, до конца не реализованном таланте. В зале присутствовали корифеи армянской музыки - современные классики Александр Арутюнян, Эдвард Мирзоян, Степан Шакарян, учителя и наставники Давида. Ну, и конечно, о Давиде говорили музыканты, люди, с которыми он дружил и играл. Говорили и играли. Ведь глупо только лишь говорить о музыканте, не представляя его творчество. Оно иногда говорит о музыканте лучше слов. 
Между участниками вечера была достигнута договоренность - из двух исполняемых каждым составом на вечере композиций авторство одной должно принадлежать Давиду Азаряну. Ведь его пьесы достойны того. Как сказал о музыкальных темах Азаряна достаточно известный джазовый критик Крис Денюн, "в будущем композиции Азаряна станут джазовыми стандартами". Многие из них уже стали.
Выступавшие джазмены играли просто здорово, вкладывая свою душу, все свои чувства в каждую ноту исполняемых композиций, как бы выражая свое отношение к коллеге. Моментами мне казалось, что они доверительно беседовали с ним, рассказывали нам о нем, пытаясь посредством его же музыки, как можно лучше представить его мысли и душу слушателям. Пианист Левон Малхасян и бас-гитарист Вазген Асатрян сыграли очень интересную тему, которую, по словам Малхасяна, Давид сочинил и они вместе записали много лет тому назад для документального фильма. Фильм так и не увидел свет, а мелодия осталась жить своей собственной жизнью. Эта трехчастная баллада с фанковой средней частью, за эти годы никогда не звучавшая, показала творчество Азаряна с незнакомой ранее стороны. 
Time Report
Time Report, как всегда, отыграли очень четко, а саксофон Армена Уснунца буквально страдал, выдавая чувства, обуревавшие исполнителя. Очень проникновенно говорили об Азаряне пианист Ваагн Айрапетян и басист Никогаес Варданян. Ну, а отыграли они так здорово, как только они могут. Фантастическая лиричность и феноменальная техника солиста трио (третьим был постоянный барабанщик состава Александр Агамян) и на сей раз поразили собравшихся. Айк Шакарян, к сожалению, появляющийся на джазовой сцене не часто, продемонстрировал, что вопрос о лучшем джазовом пианисте республики еще не решен - его техничность и изобретательность оставили сильное впечатление. 
Chico & FriendsВ этот вечер даже обычно слегка агрессивный звук саксофона лидера квартета Арсена Нерсисяна и тот звучал удивительно задушевно и мягко. Душа музыканта была явно переполнена тяжелыми чувствами Ну, и наконец, квартет "Chico & Friends" во главе с организатором и ведущим концерта, сыграв два стандарта, внес некий романтический настрой в тональность концерта, и в этом как всегда была большая заслуга неподражаемого вибрафониста Тиграна Пештмаджяна.
Хотя музыкальные номера перемежались разговорами и видеовставками, в целом все действо пролетело буквально на одном дыхании, не было ощущения затянутости или официоза. Все прошло в очень теплой обстановке, по-дружески, по-семейному. Да, наверное, и быть по-другому не могло, ведь организовывали и проводили это все друзья и близкие для друзей и близких Давида Азаряна, а поэтому и работали все на совесть. Объединившись (что, к сожалению, бывает не часто) армянские джазмены показали, что вместе они - внушительная сила и могут добиться много. 
В заключение хочется привести слова Роберта Саакянца, который много работал с Давидом над созданием прекрасных мультфильмов. Он, извинившись перед родными музыканта, сказал, что "после смерти Давида мир для меня, тем не менее, не перевернулся, жизнь не остановилась. Образ Давида настолько ярок, что я продолжаю считать, что он здесь, рядом со мной, с нами со всеми". Лишнее подтверждение того, насколько был прав поэт...
Чтобы у читателя не сложилось впечатления, что очередной "кулик хвалит свое болото", хочу привести высказывания нескольких американских джазовых критиков.

"Давид Азарян - единственный после Кейта Джаррета пианист, кто произвел на меня впечатление".
Джордж Авакян

"Давид Азарян - композитор-инструменталист с великолепными техническими способностями. Он обладает уникальным, филигранным, гибким стилем, который может обычный музыкальный материал превратить в индивидуальный."
Уильям Майнор, "Unzipped Souls"

"Его игра наполнена кристально-чистой мелодичностью, сложна по своему строению и проникнута ярким воображением."
Кэн Франклинг, Jazz Times Magazine

"Новое и незаурядное звучание музыки армянского пианиста Азаряна, обладающего высокими инструментальными навыками и определенно демонстрирующего твердую классическую основу, - потрясающий сюрприз."
Джарг Зоммер, Hi-Fi Vision Magasine

Армен Манукян,
собственный корреспондент "Полного джаза"
в Ереване

P.S. У этой истории, кажется, назревает продолжение. После концерта музыканты решили развить эту идею. Сейчас они обсуждают возможность выпуска диска-трибьюта замечательному музыканту. Причем есть идея включить в альбом записи не только армянских музыкантов, но и зарубежных исполнителей, которые играли с Давидом в его "американский" период жизни. Естественно, звучать будет музыка только Азаряна. Уверен, альбом этот станет прекрасным дополнением к дискографии Давида.

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service