ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading
Выпуск # 2 (287) - 26 января 2005 г.

Издается еженедельно с октября 1998 г.
Оглавление выпуска:

Следующий выпуск: 2 февраля 2005 г.

Слово 
к читателям
Давид Голощекин7-8 января в Питере отмечали 16-летие Джазовой филармонии - уникального для крупного (да и не для крупного тоже) российского города государственного (!) концертного учреждения, руководит которым с самого начала, с 1989 г., народный (теперь уже) артист России Давид Голощекин. Кто-то именует Санкт-Петербургскую Государственную филармонию джазовой музыки цитаделью джазовой традиции (и прав), кто-то - оплотом джазового консерватизма (и тоже прав), но сходятся все в одном: Jazz Philharmonic Hall на Загородном проспекте (расположенном, вопреки названию, почти в центре города) - важнейшая часть джазового пейзажа Северной столицы, без которой и пейзажа-то этого не было бы.
Нам удалось побывать на одном из двух вечеров этого фестиваля, именуемого "Питер-Лада Джаз". Ансамбль саксофониста Алексея Попова Four & More представлял, так сказать, молодежное крыло питерского джазовой традиции. И неудивительно: большая часть участников известна по не то что далеким от традиции - по джаз-роковым и эйсид-джазовым проектам. Сам лидер гораздо больше известен своим основным проектом Doo Bop Sound, как и пианист Алексей Никонов; постоянно засвечиваются на джаз-роковом поле и контрабасист Владимир Кольцов-Крутов, и барабанщик Гарий Багдасарьян. Да и специальный гость этого вечера, трубач Иван Васильев, только в своем акустическом проекте играет джазовую традицию как таковую - кроме же нее, играет и джаз-рок, и даже участвует в концертах и записях рок-группы ДДТ...
Алексей Попов и Иван ВасильевИ тем не менее звучала традиция. Совсем не радикальная, но и не слишком замшелая. Музыканты демонстрировали и знакомство с нынешним состоянием дел в джазовом мэйнстриме, и собственное импровизаторское лицо, и индивидуальный - иногда без всякого придыхания, обычно свойственного обращению к классике - подход к знакомым стандартам ("I Get A Kick Out Of You", например).
Еще один специальный гость - руководитель Филармонии Давид Голощекин - блеснул мультиинструментализмом: хотя в гастрольные поездки он чаще всего ездит со скрипкой, в его арсенале есть и саксофон, и барабаны, и фортепиано, а с Four & More он сверкнул жизнерадостным соло на вибрафоне в "Mr.P.C.".
Контрастом к первому коллективу прозвучало выступление гостей - "Уральского диксиленда" из Челябинска. В своем городе музыканты этого ансамбля - культурные герои, проводят ежегодный джазовый фестиваль и играют далеко не только диксиленд - например, гитарист Владимир Сундарев с собственным ансамблем играет в Челябинске музыку Пэта Мэтини, которая от диксиленда, мягко говоря, довольно далека. Но в Питер секстетом заслуженного артиста России трубача Игоря Бурко была привезена самая что ни на есть филигранная джазовая традиция.
Уральский Диксиленд
Музыканты продемонстрировали не просто уверенный - аптекарски точный, почти биг-бэндовый строй, вполне оркестровую культуру звукоизвлечения, уверенное владение широким динамическим спектром ансамблевой игры и в то же время отличные импровизационные соло каждого из солистов - от колоритного барабанщика Бориса "Боба" Савина, время от времени страшным голосом мультипликационного злодея принимавшегося петь стандарты "под Армстронга", до Алексея Тимшина, обладателя роскошного глубокого звука на тенор-саксофоне и завидной импровизационной техники на кларнете. Наиль Загидуллин блеснул уверенным использованием флажолетов в искушенной и насыщенной игре на тромбоне, а Владимир Риккер обеспечивал, вместе с Савиным, надежный, моторный ритмический фундамент - на специально оборудованной в глубине зала Филармонии танцплощадке тут же появились пары, в меру умения и чувства отплясывавшие кто во что горазд (пожилые, которые прекрасно помнили, как именно следует танцевать под такую музыку, вполне ожидаемо дали заметную фору молодым). Ну и сам лидер - Игорь Бурко четко знает, где границы его стиля, но уж внутри этих границ он (и как трубач, и как бэндлидер), что называется, царь и Бог.
Прекрасная сцена, отличная музыка.
Вообще этой зиме повезло на юбилеи. В начале ее отмечали 20-летие джаз-клуба "Геликон" в Новокузнецке, в декабре - 40-летие старейшего в стране питерского "Квадрата", в начале января - 16-летие питерской же Джазовой филармонии, а в конце - 25-летие джаз-клуба в маленьком наукограде Обнинске, где за четверть века тоже переиграло немало хороших музыкантов (подробности - в сегодняшнем выпуске). Все это - приятные цифры и приятные моменты. Надеемся, что их предстоит еще немало.

Редактор

Как это было
в Москве
Заза Миминошвили, Зураб Гагнидзе13 января в культурном центре "Дом" прошло выступление грузино-германо-американского проекта The Shin. Группа играла в составе Заза Миминошвили - гитары, пандури; Зураб Гагнидзе - электро-бас, вокал; Мамука Гаганидзе - вокал, перкуссия; Рэй Качински - ударные, перкуссия. 
Мероприятие довольно широко анонсировалось в прессе как выступление грузинского этно-джазового коллектива, обитающего с 1994 года в Германии и известного своими музыкальными экспериментами в области синтеза иберийско-кавказской музыки с джазом и world-music. Несмотря на то, что все представители "грузинской части" состава в свое время успели запечатлеться в сознании слушателей бывшего СССР как участники многих известных проектов, представленный публике "Дома" ансамбль The Shin до сего момента был куда более известен в Европе, чем на постсоветских просторах. Однако на заполняемости зала это не сказалось. Все сидячие места оказались заняты задолго до начала концерта, и если бы не мини-матрасики, предназначенные для сидения на полу и выдаваемые представителями "ДОМкома" по первому требованию всем желающим, многим зрителям пришлось бы соизмерять свою тягу к прекрасному с индивидуальной способностью постоять торчком час-другой. При этом в аудитории были в равной степени представлены и грузинская диаспора, и завсегдатаи "Дома", и случайные посетители. 
Концерт предварило вступительное слово г-на Ухова, посвятившего публику в особенности предстоящего действа. Он напомнил публике "творческую родословную" участников состава, рассказал о способах синтеза грузинской музыки с джазом и world-music, применяемых коллективом The Shin, которые, по его мнению, имеют много общего с тем, что проделывает с русским фольклором Сергей Старостин. Помимо этого г-н Ухов обратил внимание публики на возможность двоякой трактовки понятия "иберийско-кавказская музыка", поскольку, говоря об Иберии, можно иметь в виду как Грузию, так и Испанию. И в этом, как выяснилось, был скрыт определенный смысл, поскольку многие композиции, исполненные составом в этот вечер, действительно временами приобретали испанский колорит благодаря музыкальному материалу, специфически изложенному Зазой Миминошвили посредством акустической гитары. 
Заза МиминошвилиКонцерт начался зажигательной ритмичной композицией "Честность Нури". Грузинская мелодика и ритмический рисунок аккомпанемента, больше характерный для фанка. "Решили разогреть публику", - усмехнулись себе в усы искушенные слушатели - и ошиблись. 
Действительно, "градус" выступления, взлетевший довольно высоко при исполнении первой композиции, так и укоренился на этой вершине на весь концерт. Большинство пьес были очень ритмичны, даже когда исполнители уверяли публику, что следующим номером программы прозвучит очень лиричная композиция. Но утомиться однообразием публика, похоже, не успевала, поскольку, несмотря ни на что, окраска ритмического рисунка - как национальная, так и стилистическая - варьировалась от композиции к композиции весьма существенно. 
По прошествии первых нескольких композиций, изобиловавших грузинским колоритом, характерными речитативными перекличками, производившими на слушателей самое благостное впечатление и очень удачно инсталлированными в формат world music, умы джазовой части аудитории настигла мысль: "А где же джаз?". Действительно, джаз все не наступал и не наступал. Отзвучала "Песня о Кавказе", круто замешанная на самобытной интерпретации лезгинки, тембральных фокусах и полиритмии, а джазофилы все тяжелее переживали длительное отсутствие долгожданной "музыки джаст", как окрестил ее незабвенный Никита Сергеевич. И вот, когда напряжение уже достигло критической отметки, зазвучала композиция "Between The Lines". Кавказский колорит исчез бесследно, а на смену ему пришла джаз-роковая баллада с приятным высоким вокалом, отдаленно напоминающим тембром Бобби МакФеррина, и красивым гитарным соло, слегка сбрызнутым ласкающими слух любителей джаза альтерациями. 
Дальше - больше. Следующая композиция опять-таки попыталась начать звучать как world music, но соло басиста и гитариста не оставили ей никакого шанса и скатили ее в русло джаз-рока. Далее последовала композиция "Took Five", имеющая в своей основе весьма прозрачные аллюзии в адрес Пола Дезмонда. Здесь уже, к всеобщему ликованию публики, наконец-то дали высказаться барабанщику Рэю Качински, чем он тут же воспользовался, исполнив соло по-барабанщицки громогласно и по-краснобайски многословно... 
Вот так грузино-германо-американский проект сумел оправдать надежды администрации "Дома" на яркое и в должной степени популярное выступление и никуда не ударить лицом. Что ж, если именно так реализуется новая репертуарная политика "Дома", то опасаться за его будущее пока что не приходится.

Анна Филипьева (текст)
Кирилл Мошков (фото)

Москва - это вам
еще не все
Джаз-клубу Обнинска - 25, или Вверх по Миссисипи в Обнинск

Давид ГонюхКак известно, джаз из Нового Орлеана распространился вверх по реке Миссисипи, сначала в Сент-Луис, а потом добрался до Чикаго. Такое же явление мы наблюдаем в нашей стране, в которой долго доминировали только джазовые столицы Москва и Питер, и только в них происходили джазовые события. Но в последние десятилетия провинция тоже начинает жить интенсивной джазовой жизнью. И, как правило, за этой жизнью стоит подвижник, энтузиаст, положивший на это все свои силы.
Таким человеком, организовавшим джазовый клуб в городе Обнинске, стал Давид Гонюх. Четверть века этот человек, преодолевая неимоверные трудности - при коммунистах идеологические, сейчас финансовые - не дает загаснуть джазовому огню в своем городе. Выдающийся ученый, кандидат наук (его приборы до сих пор летают в космосе), к тому же еще и контрабасист, обладающий мощным драйвом.
25-летний юбилей Обнинского джаз-клуба был 20 января отмечен грандиозно. Это событие посетил губернатор Калужской области Анатолий Артамонов с целой свитой областных министров (город Обнинск территориально находится именно в Калужской области) и не только произнес приветственную речь, но и с интересом прослушал весь концерт, а по его завершению встретился с музыкантами. Оказалось, что у него неплохая джазовая фонотека.
Замечательные слова сказал глава городского самоуправления Обнинска В.В.Морозов. Не без гордости он отметил, что по стажу это третий джаз-клуб России. Первый - питерский, которому уже 40, второй - ярославский (30 лет), и третий - в Обнинске. 
Сам Давид Гонюх рассказал забавную историю о том, как 25 лет назад, когда царил чудовищный дефицит, чудом сумел прорваться в салон для новобрачных и там купить костюм с металлическими пуговицами, в котором он открыл первый концерт. "Так вот сейчас, - продолжил Давид, - на мне тот же костюм. И брак с джазом длится уже 25 лет - серебряная свадьба. Но, в отличие от костюма, - под гомерический хохот зрителей продолжил Давид, - аппаратура развалилась". В ответ на эту реплику администрация города обещала помочь с приобретением аппаратуры.
Еще чем может похвастаться Обнинск, это то, что в нем живет замечательный джазовый фотограф, Валерий Тянтов, который устроил в фойе грандиозную выставку. На ней были представлены фотопортреты джазменов, наших и зарубежных, которые побывали за 25 лет в Обнинске. Каким-то таинственным образом этот человек может наполнить свои фотографии джазовым драйвом.
Давид ГолощекинГлавным событием праздника стало то, что Давиду удалось пригласить в этот день лучших джазменов России. Ритм был московский - энергию граундбита создавали барабанщик Виктор Епанешников и басист Игорь Кантюков, а мелодические узоры плели на этой канве питерцы - мультиинструменталист Давид Голощекин и пианист Андрей Кондаков. 
Отдельно хочется сказать про еще одного участника концерта - это гитарист Алексей Кузнецов. Знаменательно, что именно он 25 лет назад открывал первый концерт джаз-клуба в 1980-м, и он же начинал концерт через двадцать пять лет в 2005.
Но все же, если Давид Гонюх - тело обнинского джаз-клуба, - его руки, ноги, голова, то его душа - это Алексей Баташев. Именно он - бессменный ведущий концертов в Обнинске, именно он помог создать концепцию и атмосферу джаз-клуба. 
Если бы меня спросили, какое главное впечатление я вынес из этого юбилея, то я бы ответил, что это джазовая публика Обнинска, явление редчайшее для нестоличного города. За 25 лет Давиду и его единомышленникам удалось воспитать три поколения джазовых слушателей.
Я думаю, любой музыкант со мной согласится, что на разной аудитории мы играем по-разному. Иной раз приходится продираться, как сквозь бурелом, и звук летит, словно в вату, а иногда вдруг публика заставляет так играть, что потом сам удивляешься: - откуда взялись эти фразы и ходы, как я смог такое сыграть? И часто музыкант как бы проявляет ауру зала в своей импровизации, делает ее звуковой портрет.
Так вот, жаль, что вас с нами не было. Ибо команда джазовых виртуозов, которая собралась в тот день на сцене, показала такую картинку обнинских любителей джаза, так смогла зарядиться их флюидами любви, преданности и надежды, что концерт превратился в роскошное пиршество. 
Я много раз слышал Голощекина на разных площадках, но в тот день он превзошел самого себя. Его скрипка, его саксофон открывали такие космические дали, рассказывали о таких высоких мирах духа, путь в которые открыт только музыке. В этих таинственных мирах его скрипка создавала целые галактики, в которых царит мир и божественная гармония. 
И сначала возникали такие мысли: - ну вот, сейчас опять будут звучать "замыленные" стандарты, которые ты тысячи раз слышал в сотнях интерпретаций, и заранее известно, как и какими ходами обыгрывается эта гармония. Но нет, - особенность джаза состоит в том, что большие музыканты могут повернуть самую банальную тему такой неожиданной гранью, что возникает чувство, что будто ты слышишь эту тему в первый раз. 
Конечно, восхищает парадоксальность фразировки Давида, который так изобретательно использует безладовые возможности скрипки, что его глиссандо по экспрессии легко могут "убрать" любого металлического гитариста; но все же, что больше всего меня восхищает в Голощекине - это то, что его мелодические линии отточены до остроты бритвы и обладают потрясающей силой воздействия. 
Андрей КондаковОтдельно надо сказать об Андрее Кондакове - сегодня его рояль звучит во всех джазовых столицах мира - Нью-Йорке, Париже, Москве, Обнинске, - и с ним происходит то, что уж совсем у нас встречается очень редко: его приглашают в свои проекты ведущие джазмены мира. И в тот день в джазовой столице Калужской области Андрей показал потрясающую игру, диапазон которой простирался от таких психоделических сонорных приемов, как игра по прижатым левой рукой струнам (когда у рояля возникает таинственный мерцающий звук), до вкрапления в импровизацию элементов полифонии и полстилистики, отчего его соло часто напоминают лучшие опусы Стравинского. 
Алексей КузнецовНельзя не сказать о таком поэте гитары, как Алексей Кузнецов. Известно, что он начинал путь в музыке как народник, и эта его ипостась проявлялась в фантастическом фактурном мышлении, когда ему удавалась в сольной пьесе создать сразу три музыкальных пространства: басовый, гармонический и мелодический голос. Причем этот музыкант так тонко чувствует гитару, так выигрышно показывает все ее лучшие стороны, что его музыка становится неисполнима на другом инструменте. Особенно меня поразила его флажолетная техника, когда игра обертонов создавала впечатление, что звуки приходят из космоса. 
Джаз всегда непредсказуем. И в тот юбилейный день он подарил много сюрпризов. И одним из таких откровений стала игра Виктора Епанешникова: после одного из его соло мы с Сашей Сухих, который сидел рядом со мной, просто подскочили на месте от парадоксальности мышления Виктора. В самом неожиданном месте он сделал паузу и потом вдруг разразился шквалом барабанных пассажей и так лихо вошел в сильную долю, что захватило дух. Кроме прочего, Епанешников, в отличие от других барабанщиков, которые в любой пьесе свои соло строят как цепочку своих любимых барабанных приемов, умеет импровизировать по квадрату, причем у него каким-то таинственным образом проявляется гармония. Так всегда в его соло можно узнать среднюю часть "бридж", а в композиции Джерри Маллигана "Bernie's Tune" он вообще умудрился сыграть на барабанах тему. Такое я раньше слышал разве что у Валерия Буланова.
После концерта, конечно, состоялся джем, на который кроме вышеперечисленных музыкантов, пригласили тромбониста Александра Сухих, трубача Альберта Мелконова и меня грешного. 
Альберт Мелконов, Олег Степурко, Александр СухихЭтот выбор, конечно, не случаен. Дело в том, что джаз-клуб поразила болезнь провинциальных городов, из которых профессиональные музыканты перебираются в столицы, где есть работа. И в последнее время в Обнинске нет кворума, и кроме Давида остался лишь классный пианист Алексей Анохин (выдающийся ученый, профессор, зав. кафедрой местного университета) и очень сильная джазовая вокалистка Ольга Якимова. 
Любой в такой ситуации опустил бы руки, но только не Гонюх: он стал приглашать недостающий ритм и мелодический голос из Москвы. Так я и Саша Сухих неоднократно приезжали на концерты в Обнинск - то с ритм-гитаристом, то с барабанщиком. Причем я был потрясен безграничностью и преданностью джазу этих, я не побоюсь сказать, героев. 
Сначала доктор наук и профессор таскают тяжелую аппаратуру, потом играют концерт, а в итоге гонорара хватает только на то, чтобы оплатить москвичей, которые из-за длинной дороги спешно уезжают, а ученые еще час таскают и перевозят колонки и усилители. Ну кто еще способен на такую жертвенность? 
Олег Степурко, Ольга Якимова, Давид Голощекин, Давид Гонюх
Для сравнения, расскажу такой случай. Когда один знаменитый американский джазовой саксофонист приезжал в Россию, он в огромном контракте (200 стр.) прописал мельчайшие детали. Так, кроме того, что должен быть отель5 звезд и машина представительского класса, он отдельной строкой выделил то, какого цвета яблоки должны стоять в номере его отеля, (по секрету скажу "зеленые"). Так вот, в его музыке было столько "зеленых яблок", что я не выдержал и ушел с концерта. Голая, ничем не прикрытая виртуозность вызывала тоску. (Этюд-латино, этюд-баллада и т. д.). 
Приходило на ум, что ведь джаз вышел из блюза - этого стона и плача негритянского народа, он аккумулировал в себе боль миллионов людей, и поэтому он так трогает сердца слушателей. И вот приехал сытый, холеный американец и пытаются мне доказать, что у него что-то болит, а я-то вижу, что он симулянт и что у него ничего не болит. И как далеко ему из его отеля в 5 звезд с зелеными яблоками до обнинских подвижников: хотя они не обладают его беглостью пальцев, в их музыке есть душа, трогающая сердца людей. 
В тот юбилейный день мы с Александром Сухих как бы были членами обнинского бэнда. Что же касается Мелконова, звезды московского диксиленда, то его приезд тоже оказался не случайным. Дело в том, что Обнинский джаз-клуб начиналс, с "Обнинского диксиленда", обнинская джазовая аудитория воспитана на традиционном джазе. 
Ольга Якимова, Давид ГолощекинДжем-сейшн происходил в трагической обстановке. Дело в том, что раньше джем всегда проводился в клубе "Ренессанс", (позднее он стал Обнинским компьютерным клубом). Этот сейшн назывался "Джаз при свечах", но местным бандюкам не понравилось, что клуб работает с подростками, отчисляет деньги от проведения своих мероприятие инвалидам и старикам. Им нужна дискотека, где вместо джаза - попса, а вместо просветительской лекции "косяк", - вот почему совсем недавно они сожгли клуб. Ворвались люди в масках, залили все бензином и подожгли. Посетители еле успели убежать. Так вот столы в фойе ФЭИ, где был джем-сешн, были принесены из клуба-погорельца и так пропахли гарью, что весь вечер распространяли этот чудовищный запах. 
Любопытно, что я познакомился с обнинскими музыкантами в славном городе Загорске (сейчас Сергиев Посад) на местном джаз-фестивале. Тогда я с удивлением обнаружил, что провинциальные джазмены вместо пресловутой "вертикали власти" организуют "горизонтали", сотрудничая между собой. А ведь именно по такому принципу организованы ячейки "Аль-Каиды", почему и неуязвимы. И это вселяет оптимизм, что джаз будет вечен. 
Обнинскому джаз-клубу "многая лета", Гонюху - "многая лета", ведь он, как Дягилев, который открыл миру русскую музыку, стал для своих земляков источником музыкальной культуры. И я не удивлюсь, что когда-нибудь в этом городе появится улица Давида Гонюха, как знак признательности горожан своему джазовому подвижнику. На таких людях стояла и стоит земля Русская. И я хочу закончить свою статью цитатой из неопубликованной книги Давида Гонюха, в которой он пишет:
"Я благодарен судьбе за то, что еще в детстве, когда джаз в нашей стране был в очень трудных условиях ("период административного разгибания саксофонов" - по весьма меткому определению А.Н. Баташева в книге "Советский джаз", 1972 г.), мне посчастливилось услышать эту замечательную музыку и полюбить ее; за то, что у меня всегда была возможность играть эту музыку (в меру моих способностей); за то, что я оказался в Обнинске - замечательном городе с замечательными людьми и с замечательным Домом Культуры, директор которого оказался моим единомышленником; за то, что она (судьба) свела меня с Алексеем Баташевым и огромным отрядом джазменов - людьми, которые не смотря на высоту того Олимпа, на котором многие из них были, сразу приняли меня в свою замечательную семью - семью, в которой все равны, так как все члены семьи - ДЖАЗМЕНЫ; за то, что Обнинский джаз-клуб, которому я отдал 25 лет, оказался нужным заметному числу наших горожан и стал любим большим количеством музыкантов чуть ли не со всех концов света".

композитор Олег Степурко
фото Валерия Тянтова

Что намечается:
московские анонсы
Vital Information 9-12 февраля в "Ле Клубе" торговая марка Parliament и Игорь Бутман вновь представляют одну из сильнейших фьюжн-групп современности - Vital Information, уже игравшую в "Ле Клубе" ровно два года назад. Созданная в начале 90-х бывшим барабанщиком рок-группы Journey Стивом Смитом, бывшим клавишником группы Santana Томом Костером и гитаристом Elektric Band Чика Кориа - Фрэнком Гамбале. Девять альбомов, наиболее успешными из которых считаются "Where We Come From" (1998) и "Live Around The World" (2000). В Москве два года назад группа представляла более новый альбом - "Show'Em Where You Live" (2002), в котором коллектив демонстрирует, что вполне способен высокоэнергетично играть не только отлично аранжированный, хорошо подготовленный фьюжн, но и спонтанную, основанную на подвижных ритмических моделях (грувах) музыку в манере современных "джем-бэндов". 
В нынешний состав Vital Information, помимо трех ветеранов, входит также басист Бэрон Браун. Он в прошлом играл у вибрафониста Гэри Бертона, у барабанщика Билли Кобэма, скрипача Жан-Люка Понти и в группе Steps Ahead. 
Столь же пространны и послужные списки остальных членов группы. Том Костер (он, кстати, бывал в Москве и в составе проекта барабанщика Билли Кобэма "Spectrum - Live After 30 Years") прославился у Карлоса Сантаны, с которым за восемь лет записал шесть альбомов в 1970-е гг., но еще до того стал важным действующим лицом импровизационной сцены Сан-Франциско: он играл с такими гигантами, как Расаан Роланд Керк и Габор Шабо. Гитарист Фрэнк Гамбале, перебравшийся в США из своей родной Австралии еще в 70-е, в 80-х был членом Elektric Band Чика Кориа, но еще до того работал у скрипача Жан-Люка Понти. 
А основатель группы, барабанщик Стив Смит, помимо работы в Journey играл у джазового пианиста Ахмада Джамала, сотрудничал с индийским перкуссионистом Закиром Хуссейном и даже гастролировал с поп-музыкантами от Savage Garden до Мэрайи Кэрри: интенсивная гастрольно-студийная работа на протяжении многих лет позволила ему пять раз подряд становиться "Лучшим барабанщиком всех жанров" по версии журнала Modern Drummer и в 2002 г. быть введенным в "Зал славы" этого самого авторитетного в мире издания для барабанщиков, а его учебный DVD "История американского ритма" стал бестселлером на рынке аудиовизуальных учебных пособий. Но мало того: за те два года, что в деятельности Vital Information был некоторый перерыв, Смит выпустил на лейбле Tone Center двенадцать (!) альбомов как лидер и со-лидер нескольких джазовых и джаз-роковых проектов.
"Ле Клуб": ул. Верхняя Радищевская, 21 (здание Театра на Таганке, м. "Таганская-кольцевая")
Телефон для справок и заказа столиков: 915-1042
Сбор гостей в 20:00

Анджей Ягодзиньский 13 февраля в Светлановском (Большом) зале Московского международного Дома музыки в цикле "Мировое джазовое ревю" пианист Анджей Ягодзиньский и его трио (Польша). Ведущий - Даниил Крамер.
Анджей Ягодзиньский - один из лучших пианистов Польши. Закономерно, что в поле его зрения оказалось творчество Фредерика Шопена. Музыка польского классика в оригинальных версиях трио Анджея Ягодзиньского приобретает совершенно новое, необычное звучание. Сама природа мелодики Шопена, импровизационная в своей основе, "напрашивается" в джазовую оправу. Анджей Ягодзиньский - трио (Адам Цегельский - контрабас, ветеран польского джаза Чеслав "Малый" Бартковский - барабаны) - один из удачных примеров смешения столь разных жанров.
Andrzei Jagodzynski Trio Трио уже выступало в Москве три года назад, и тогда "Полный джаз" публиковал исчерпывающий рассказ об этом коллективе, написанный ветераном российской джазовой критики Алексеем Баташевым.

19 февраля в Светлановском (Большом) зале Московского международного Дома музыки выступит валторнист Аркадий Шилклопер. Это будет его первое выступление в столице в новом году.
Аркадий будет играть с оркестром "Солисты Москвы" Юрия Башмета - это концерт из цикла "И классика, и джаз", так что немудрено, что Шилклопер представит все стороны своего творчества. Он ведь не только играл в 1978-85 гг. в духовом квинтете оркестра Большого театра, он и теперь, перебравшись из Москвы в Германию, регулярно работает не только с творцами новой импровизационной музыки, но и с симфоническими оркестрами, в своих сольных программах сочетая импровизацию и классическую композицию. 
Билеты в кассах Дома музыки: 730-4350, 730-1860, 730-2224
Образование
"Университет-Бэнд" в московском Доме ученых

Рецензировать концерт своих студентов и коллег и приятно, и как-то чуть неловко. Очень соблазнительно всех похвалить, но постараюсь быть объективной.
Евгений Савин и его оркестр
Концерт на сцене Дома ученых, состоявшийся 23 декабря, конечно, стал для студентов эстрадно-джазового отделения Московского государственного университета культуры значительным событием. И не только потому, что для многих, в особенности - первокурсников, это первое выступление на столь известной московской сцене. Это была премьера: оркестр выступил в обновленном составе, с новой программой и под управлением нового бэндлидера - заведующего кафедрой Е.А.Савина. (Да простят меня упоминаемые коллеги, я не буду называть всех титулов, чтобы не превращать рецензию в справку отдела кадров).
Начало истории эстрадно-джазовое отделения, тогда еще - секции кафедры духовых и эстрадных оркестров МГУКИ (ранее - МГИК) было положено еще в начале нашего джазового образования - в 1974 г. У истоков отдела стоял активно работающий и поныне В.Г.Кузнецов, в становлении принимали участие И.М.Бриль, М.И.Ковалевский, В.К.Брандт, О.М.Нежинский. Председателями комиссии на госэкзаменах были Н.Г.Минх, О.Л.Лундстрем, Ю.С.Саульский, которые давали хорошую оценку деятельности отдела. И, хотя он постоянно находился как бы "в тени" Гнесинки и Ордынки (Российский Академии музыки им. Гнесиных и Государственного музыкального училища эстрадно-джазового искусства - ред.), в его истории есть имена выпускников, ставших известными джазовыми и эстрадными музыкантами - это Борис Курганов, Сергей Головня, Вадим Эйленкриг, Виктор Зинчук, ударник Виктор Сигал, который играл с Алексеем Козловым, а затем стал поп-певцом Виктором Чайкой, композитор Игорь Николаев (кстати, он был хорошим студентом: до сих пор помню его доклад на семинаре о композиторских техниках ХХ века) и многие другие. 
Сейчас на факультете успешно работают Ю.Н.Чугунов, В.П.Мелехин, С.К.Рязанцев, Э.Н.Грасеев, Ю.А.Грибков, В.Г.Гордеев, А.В.Бубнов, А.Ю.Баклагин, А.И.Веремьев, Н.М.Головня и другие прекрасные педагоги. Музыкально-теоретические и исторические предметы ведут, в основном, Н.А.Дощечко и автор этих строк. Несколько лет назад на отделе появились струнники и симфоджазовый оркестр, возглавляемый Е.Э.Грасеевым. 
Что касается собственно биг-бэнда МГУКИ, то его история, как и история многих других студенческих оркестров, имела и взлеты и затишья, что естественно при постоянной обновляемости состава и существующем в Москве спросе на грамотных оркестрантов. Разве можно удержать от работы в лучших бэндах хороших ребят - например, саксофониста Константина Сафьянова, студента III курса и солиста оркестра Игоря Бутмана?
За почти 30 лет существования оркестром руководили В.Г.Кузнецов, В.З.Зельченко, В.М.Коновалов, А.П.Соколов. Были удачные выступления на джаз-фестивалях (в последние годы - на фестивале студенческой самодеятельности "Фестос", в рамках которого есть хорошая джазовая программа), были поездки по России и за рубеж: в 1990 г. оркестр был в Швейцарии, 1995 г. - в Берлине, в течение нескольких лет ансамбли приглашались на работу в Голландию. 
Евгений СавинВ последнем семестре оркестр взял в свои руки Евгений Савин. Опытнейший педагог-трубач, имеющий уникальную методику, применимую и к академическому, и к джазовому исполнительству, дающий мастер-классы в разных странах мира, поставляющий музыкантов в лучшие симфонические и джазовые оркестры, Евгений Савин прекрасно знает оркестровую практику "изнутри". Поэтому он работает с ребятами над всеми штриховыми, звуковыми и стилистическими тонкостями. Буквально за три месяца оркестр зазвучал по-новому и осилил сложную и обширную программу из 11 пьес, почти на два отделения, состоящую, в основном, из джазовой классики ("Ja-Da", "In A Mellow Tone", "All Of Me" и др.) в современных аранжировках.
Концерт начался с четырех пьес в спокойных темпах, в которых оркестр продемонстрировал мягкое, сбалансированное звучание. Особенно проникновенной была "Баллада" Юрия Саульского с прекрасным соло альт-саксофониста Сергея Васильева (4 курс). В аранжированной Оливером Нельсоном эллингтоновской "In A Mellow Tone" было удачно сочетание тутти со звучанием духового "ансамбля в оркестре". 
Ирина ТомаеваВ качестве аккомпанирующего оркестр предстал в четырех пьесах, исполненных с певицей Ириной Томаевой. Это были босса-нова Антонио Карлуша Жобима "Triste", знаменитый "Basin Strees Blues", тема Джимми Макхью "I'm In The Mood Of Love" в интересной транскрипции (подтекстованный инструментальный вариант баллады, записанной саксофонистом Джеймсом Муди в 1949 г.) и тема "Touch". С такой разностильной программой певица справилась очень достойно, продемонстрировав хорошую манеру, хороший английский, особенно в третьей теме. В блюзе был сделан шутливый "реверанс" Луи Армстронгу, который намекнул на возможности более разнообразных тембровых красок певицы, чем те, которые были показаны в концерте. Возможно, в дальнейшем сотрудничестве ее с "Университет-Бэндом" найдется место и для ее импровизаций. В аккомпанементе оркестр звучал корректно, по-джентльменски, в более прозрачных аранжировках с участием флейты (тот же Сергей Васильев).
Три завершающие выступление оркестра пьесы были, что называется, "на выносливость" - в подвижных, с нарастанием, темпах, с эффектными риффами. Испытание оркестровой виртуозностью ребята тоже выдержали, причем играли с хорошим свингом, азартно и раскованно, отвечая на мощные импульсы, идущие от дирижера.
Нужно прямо сказать, что соло в композициях не все были на высшем уровне. Лучшими были Сергей Васильев, трубачи Иван Карасев, Денис Попов (2 курс) и первокурсник тромбонист Олег Бородин. Остальным, как говорится, нужно учиться. Но это вопрос желания и времени. Учиться в МГУКИ есть у кого.
Помимо оркестра, в концерте приняли участие три ансамбля. Перед выступлением Ирины Томаевой прозвучала композиция Хэрби Хэнкока "And What If I Don't" в исполнении трио: А.Демин (1 курс), А.Фомичев (4 курс) и солистка Светлана Шалонина (3 курс). Очень способная, старательная и очаровательная студентка, она недавно с успехом выступила на конкурсе джазовых пианистов в ГМУЭДИ, будучи единственной девушкой из участников.
После выступления оркестра три пьесы исполнил довольно необычный ансамбль (руководитель - В.П.Мелехин): Антон Силкин - аккордеон, Юрий Топчий - гитара, Антон Давидянц - бас-гитара, Алексей Демин - ударные. Все участники его - первокурсники, но каждый уже со своей сложившейся и интересной манерой. В композициях на темы Ховарда, Брауна и Тиммонса были и хорошие соло (особенно в последней - Антона Давидянца), и интересные тембровые находки. Правда, несколько не хватало ансамблевой "вежливости". 
Хотя ансамбль афро-кубинского джаза п/у Сергея Васильева и был заявлен в программе как гость, почти все его участники (за исключением Д.Пшеничных - конги) это - студенты МГУКИ: Константин Замесов (4 курс) - ф-но, Сергей Окост (3 курс) - бас, Алексей Демин - ударные. Наряду с ча-ча-ча и сальсой прозвучали и популярнейшие темы "Yarbird Suite" Чарли Паркера и "Flamingo" Теда Гройя в латиноамериканских ритмах. Виртуозность, неукротимый темперамент и артистичность Сергея Васильева нашли очень удачное применение в этой искрометной музыке. Партнеры (может быть, в меньшей степени - Д.Пшеничный) вполне соответствовали своему лидеру.
Концерт получился разнообразным, интересным, и студенты показали себя настоящими профессионалами. 

Зинаида Карташева

Чтение
Сегодня мы завершаем начатое в предыдущем выпуске чтение очерка, написанного незадолго до своей смерти Николаем Дмитриевым - арт-директором московского культурного центра "ДОМ", главного дома поисковых и экспериментальных музыкальных направлений в России, главой лейбла "Длинные Руки" и одним из самых ярких энтузиастов новой музыки в нашей стране. По печальному совпадению, один из персонажей этого очерка - легендарный немецкий контрабасист-новатор Петер Ковальд - тоже уже ушел из жизни: Дмитриев писал этот материал для сборника памяти Ковальда, который должен вскоре выйти в Германии на немецком языке. На русском этот очерк, посвященный новоджазовой сцене западногерманского города Вупперталь, публикуется впервые, благодаря любезному содействию живущего ныне между Россией и Германией - в Германии, кстати, именно в Вуппертале - валторниста Аркадия Шилклопера...>>>>
ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:

Анна Филипьева,
Кирилл Мошков,
Олег Степурко,
Зинаида Карташева,
Николай Дмитриев

Редактор:
Кирилл Мошков

Зарубежная информация
cоб.инф.

Фото:
Валерий Тянтов,
Кирилл Мошков,
Vanita&Joe Monk,
Detlev Schilke,
Elzbieta Lempp,
архив сервера "Джаз в России"

Воплощение:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

Подписка: получайте наши новости и анонсы на e-mail или через rss

© "Полный джаз", 1998-2017
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").
использование информации. правовые сведения

свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-24637 от 13 июня 2006 г.

    
     Rambler's Top100 Service