ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #19
Джаз по партитуре

"...Положи меня как печать на сердце своем,
Как перстень на руке твоей,
Потому что крепка как смерть любовь,
И жестока как ад ревность".

Именно с этого эпиграфа началась одноактная джазовая опера "Семь ночей царя Соломона" или "Девушка из виноградника" по новелле Александра Куприна "Суламифь", музыка и либретто которой принадлежали перу Юрия Маркина. Ее премьера состоялась 15 мая в "Джаз-арт клубе", и она стала шестой в творчестве музыканта.
Декорации, составленные из инструментов, плотно заполнили небольшую сцену и дожидались музыкантов, которым в этот вечер пришлось выполнить нелегкую задачу. Сам автор созерцал собственное творение не из зала, а со сцены, аккомпанируя на фортепиано. Лев Лазарев совмещал игру на флейте с озвучиванием партии Соломона, царя Иудейского. Еще более трудная роль выпала на долю Александра Гороховского: петь голосом коварной царицы Астис под аккомпанемент ударных, им же приводимых в действие. Более скромное место занимали Галима Мазитова (скрипка), задевавшая за живое своими соло, и гитарист Сергей Шуранов (в глубине сцены).
Теперь непосредственно о действе. Сюжет известен: неожиданно вспыхнувшая любовь царя и простой девушки из виноградника, ревность некогда любимой жены, интрига, финал с трагической гибелью главной героини и торжеством высоких чувств. Центром внимания стала Суламифь в исполнении Людмилы Николаевой, которая вложила в свою роль не только разноплановость вокального исполнения, но и долю актерской игры (что, кстати, в опере и подразумевается). Правда, в каком-то из дуэтов Суламифи и Соломона несколько поднадоело музыкальное сопровождение. Но это чувство быстро рассеялось, так как с приближением к финалу музыка просто поражала воображение возможностью совмещения столь разнообразных мотивов: от горячего и знойного Востока до прозрачно-нежных диалогов возлюбленных в финальной сцене прощания. Еще одним козырем стали партии Элиава, начальника царской стражи, исполненные Андреем Игнатьевым. Он внезапно появлялся на сцене, будоражил публику необыкновенно мощным и красивым голосом и опять исчезал.
Но вернемся к названию - джазовая опера. Есть действующие лица и четкое деление на эпизоды: вступление, арии, песни, речитативы, дуэты, инструментальные эпизоды и даже хор, а в программке - краткое содержание. Т.е. полный аналог классической оперной структуры. И все же к жанровому определению "джазовая опера" мы относимся, наверное, с удивлением. За комментариями я обратилась к самому Юрию Маркину.

Почему Вы выбрали столь редкий жанр в джазе как опера?
- Вот из-за редкости и выбрал. Получается, что здесь чистое поле для деятельности и нет конкурентов, потому что песню сейчас практически каждый написать может, а вот такое произведение не всем по зубам.
А как Вы-то поняли, что для Вас создание джазовой оперы реально?

- Я обладаю профессиональными знаниями: учился композиции, играл в оркестрах, сейчас преподаю в Гнесинском училище. К тому же я джазовый музыкант. Поэтому для меня решение такой задачи несложно. Это лишь продукт синтеза моих академических и джазовых знаний.
Опера - это обязательно сюжет. Какими критериями Вы руководствуетесь в выборе литературных произведений для своих постановок?
- Я стараюсь брать уже проверенные мировые сюжеты, почти всем известные. Например, следующая опера будет по "Ромео и Джульетте" Уильяма Шекспира. Но всегда основная тема - любовь и трагедия. Я считаю, что все чувства людей и взаимоотношения полов построены на этом. И тема, и состояния вечны, и ничего выше уже не может быть. Не буду же я писать оперу об импичменте. Слишком рано. Оставлю на потом.
Где Вам больше нравится, на большой сцене или в маленьких и уютных клубах?
- Мы ограничены в средствах, а именно они и диктуют условия игры. Конечно, столь необычное начинание нуждается в спонсорах (прозрачный намек -В.Г.). А пока чем богаты, тем и рады. А радоваться можно многому. Например, что труппу составляют 8 человек и не могут расшириться, потому что сцена маленькая. И даже когда я пишу либретто, приходится убирать каких-то персонажей. Из-за нехватки второго женского голоса женскую партию поет мужчина (Александр Гороховский - и, кстати, неплохо -В.Г.). С другой стороны, это уникальная труппа, подобной ей нет больше в мире.
Что за публика ходит на ваши оперы в "Джаз-арт клуб"? Что у нас вообще с публикой?
- С ней вообще очень тяжело, потому что массы заняты попсой. Сейчас публика стала менее впечатлительной, показательной и серьезной. Но определенный узкий круг ценителей у нас уже созревает, создается. Мой слушатель не обязательно должен быть человеком из джаза. Я хотел бы, чтобы он походил на меня, и обращаться к нему, как к самому себе. Он должен быть в меру развит, способным понимать и академическую музыку, и более легкую, как джаз или рок. Быть универсальным, одним словом.
Вы коснулись понятия "человек из джаза"...

- Понятие меняющееся. Настоящее поколение подразумевает под ним нечто иное, чем мои современники. Но это всегда определенная формация, мировоззрение. Человек из джаза не пойдет на концерт Киркорова, это должно оскорблять его чувства (эстетического достоинства, наверное -В.Г.). Он не приемлет слишком простые музыкальные средства и слишком доступный продукт. Джаз - музыка полета мыслей.

Что ж, на этой оптимистично-размышляющей ноте Юрий Маркин удалился передохнуть. А вам, дорогие читатели, предлагаю небольшой тест. Найдите на одном из теле- или радиоканалов песню Киркорова, и, если через несколько секунд возникнет желание переключить, знайте - возможно, что вы и есть тот самый "человек из джаза". А для полной уверенности можете сходить 22 мая в "Джаз-арт клуб" на лучшие фрагменты из джазовых опер. Если вы действительно относитесь к людям из джаза, вы оцените это.

Виталина Горелова

На первую страницу номера