502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #19
Святые маршируют - но не всегда в ногу со временем
Знакомясь в прессе с мнениями коллег - да еще в такой узкой области, как искусство джаза - редко когда хочется подписаться под текстом обеими руками. Под статьей "Почему святые не маршируют?" Владимира Мощенко, посвященной "печальной участи передач на нашем радио", я подписываюсь обеими руками. Не без некоторых, конечно, оговорок - но о них дальше. Автор пишет о том, что все меньше специализированных джазовых передач остается в московском эфире. Это - правда, И первым сократили не тех, о ком пишет Мощенко, а как раз автора этих строк. У меня были три часа(!) джаза еженедельно на радио "Орфей", но потом начальство начало разыгрывать беспроигрышную карту ревнителей классической отечественной культуры, и три программы в неделю были сняты (формат - 50 минут, пять минут комментариев плюс пластинка полностью - классика, современность и "легкий джаз" на закуску в пятницу вечером на уикэнд). Потом пригласили было Игоря Бриля и автора этих строк вести диалоги критика и практика в прямом эфире. "Весь этот джаз", похоже, слушали - разумеется, профессионалы и знатоки. Но ведь и радио "Орфей" не "Хит-FM".
Так вот, к сведению г-на Мощенко и читателей "НГ" - где тонко, там и рвется: при малейших переменах информационно-эстетического климата очевидно, что не выживает, в первую очередь, не массовая музыка .Не только джаз, но и альтернативный рок (вот уже третью или четвертую крышу меняет "FM Достоевский" Артема Троицкого, на днях прекратила выходить "Экзотика" Андрея Борисова на Радио России, сначала сосланная на радио с РТР), нью-эйдж (долго не мог пристроиться коллекционер Сергей Тутов). Регулярных передач о новой академической музыке нет вообще (на том же "Орфее" она занимает менее 0,5%, да и то, как правило, это зарубежные записи, которые наши - "Орфей" и Радио России - обязаны давать в эфир по обмену, в силу международных обязательств, как члены EBU - Европейского Радиовещательного Союза).
Оплакивая ликвидированные передачи коллекционера-любителя (в миру - кинорежиссера) Константина Худякова (на так и не выбившемся в профессиональную лигу "Радио Арт") и настоящего профессионала нового поколения Михаила Иконникова , "Джаз. Частная коллекция" которого покочевал со станции на станции не меньше Троицкого , г-н Мощенко забывает о главном - карающая длань коснулась не столько этих программ, сколько самих радиостанций. По каким причинам прекратили существование "Радио Арт" и "Радио НСН"( до этого - "Престиж") - это другой разговор. Жалуясь на то, что лужковский канал "Говорит Москва" изгнал Игоря Бриля , он не говорит о том, что джаза на "третьей кнопке" при этом стало в семь(!) раз больше, поскольку теперь на эту станцию переехал (с проблемной "Надежды") Михаил Митропольский со своим "Соло для джаза" и еще шестью часами ночного эфира (с пятницы на субботу). Видимо, любитель помаршировать вместе с новоорлеанскими святыми не имел ни малейшего представления, что не выдержало финансового прессинга средневолновое "Радио Ракурс" с четырьмя (! - да, кстати, если специально не оговаривается, значит - еженедельными) джазовыми циклами (в том числе концертами в прямом эфире "Московский свинг" Константина Волкова и авангардным "Музеем революции" Андрея Соловьева), перепродана попсе "Суб-Станция" авангардного ди-джея Андрея Макарова (с моими воскресными диалогами и концертами в прямом эфире). Убраны из эфира ежемесячные "Беседы о джазе" Алексея Колосова ("Радио России"), сокращается эллингтоновский цикл Андрея Соловьева (на "Милицейской волне"). Потери, действительно, ощутимы. Но, во-первых, кое-что остается - кроме упомянутого автором "НГ" в качестве единственного "марширующего" - Моисея Рыбака ("Эхо Москвы"), есть и тот же Михаил Митропольский (еще и на "Маяке"), "Когда не хватает джаза" Алексея Колосова, мой субботний "Джазовый будильник" , "Разные люди" Андрея Никонова на "Радио России-Ностальжи", "Фонограф-клуб" (молодежный канал "Юность"). Мало?
Но, поверьте, сравнимо даже с такой джазовой страной, как Польша. Мощенко задает полуриторический вопрос: "Отчего все это происходит?" и пытается отвечать на него. В первом приближении, правильно - мол, коммерциализация. Но: повторюсь- не в только (и не столько) в джазе дело. Сейчас время специализации (сказал бы - плюрализма, да боюсь, не так поймут). В общих и поп-музыкальных каналах "маргиналы" вроде джаза не выживают нигде в мире. Да и вообще, мы живем в эпоху, когда по проводам Интернета можно слушать стереорадио со всего мира и при этом (конечно, не бесплатно) превращать их в "передачи по заявкам" - даже у нас из Тольятти в режиме RealAudio.
Но это - тоже, в общем, из области "количества". "Качество" - в другом.
Вопреки Мощенко, не так уж растет интерес к джазу, а если и растет, то не к тому джазу, который хочет слышать г-н Мощенко сотоварищи , а к электронно-роковым его детищам - танцевальному acid jazz и "фоновому" smooth jazz ("гладенькому" по американской терминологии). И вряд ли любители Гила Эванса и Олега Лундстрема будут слушать Нормана Брауна и доморощенный "Яблочный чай". Если позорище Любови Казарновской, вихляющей бедрами под Гершвина как шоу-герл в "Коттон-клубе" - это "интерес академической элиты", как полагает Мощенко, то лучше не надо.
Участь джаза печальна не только на радио, и здесь автор. увы, передергивает: "хотя лицензионные компакт-диски постоянно дорожают, расхватываются они на "ура". Это, пользуясь его же терминологией, полная неправда и чепуха. И написать так разбирающийся в конъюнктуре и честный специалист не мог - производство и сбыт "легальной" продукции в глубоком кризисе. Они идут на любые ухищрения (в частности, выдают пиратскую продукцию за официальную и выбрасывают на рынок по демпинговым ценам).Да и в самом деле, российский компакт диск стоит от 8 у.е., "официально" импортированный - от 15 у.е., "бутлег" - 50 рублей. Впрочем, чепуха менее страшна, чем полуправда. И под ней подписываться как-то не хочется.

Дмитрий Ухов

На первую страницу номера