ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #18, 2005

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading
В пространстве событий ("Второе Приближение" в Томске)
Адепты какого-то одного определенного направления в музыке обычно забывают о том, что любая музыкальная культура, какую бы сложность она ни приобрела в процессе развития, имеет в своем основании два живых корня. Условно говоря, это поющий в святилище жрец и тот паренек, который лучше всех в деревне на праздниках играл (а если как следует покопаться, окажется, что в глубокой древности они соединялись в одном лице). Эти двое стояли у истоков любой музыки в мире, и, более того, если не придерживаться хотя бы одного из этих корней, "высокого" или "земного", результат, скорее всего, выродится в бесцельное написание нот.
"Второе Приближение"
Трио "Второе Приближение" соединяет оба эти начала. Их музыка - это высокое искусство, в котором есть и радость, и юмор, и то, что называется емким словечком "драйв". Они с легкостью соединяют фольклор разных народов, академическую традицию и современный джаз, поскольку глубокое родство этих жанров совершенно естественно, а стилистические границы, напротив, придуманы человеком. В Томск "Второе Приближение" привезли сразу две свои программы - первое отделение концерта базировалось на материале 2002 года, во втором была представлена новая программа "Пространство событий". Томский концерт оказался особенным - за всю историю трио музыканты впервые отыграли в чистой "акустике", без подзвучки. И можно только порадоваться тому, что они все-таки решились на этот шаг: церковная акустика органного зала донесла до слушателя нюансы исполнения достаточно полно даже и без помощи микрофонов, звукоснимателей и микшера.
После вступительного слова продюсера коллектива, известного джазового обозревателя Михаила Митропольского, где тот говорил как раз-таки о родстве музыкальных культур, об архаичности авангарда и о приближении к Истине через искусство, зал замер в ожидании выхода музыкантов. Но первые звуки музыки донеслись откуда-то издалека. Это было, наверное, лучшее начало концерта, которое только можно себе представить: вокалистка Татьяна Комова и вторящий ей контртенором лидер ансамбля Андрей Разин, вместе с шуршащим какой-то мелкой перкуссией контрабасистом Игорем Иванушкиным неторопливо вышли на сцену с разных сторон. Музыка набирала силу, пока музыканты заняли свои места, и пение перетекло в свободную инструментальную импровизацию, затем центральное место в ней занял волевой рояль Разина, и вдруг от импровизации музыканты перешли к краткому энергичному tutti в духе даже не Бартока, а, скорее, Кита Эмерсона - недаром Андрей Разин называет последнего в числе своих влияний. Все это пиршество, в котором Разин в органическом единстве представил все свои музыкальные интересы - и фольклорную мелодику, и джазовый фортепианный импров в джарреттовском ключе, и подробно прописанные фрагменты, - называлось просто и скромно: Intro.
Надо сказать, что столь виртуозное владение множеством музыкальных языков провоцирует опасность скатиться в постмодернистское жонглирование стилистическими клише. И как раз этого "Второму Приближению" удается практически полностью избежать, именно по тем причинам, о которых я говорил уже выше. Музыканты черпают вдохновение в той общности, которая объединяет все музыкальные культуры. И мне кажется, что такая музыка гораздо с большим правом может называться world music, чем тот винегрет из этнически разнородных устоявшихся штампов, который так часто продается под этим названием.
"Второе Приближение"
Кстати, интересна перкуссия, которой пользуются все трое; в особенности, конечно, Татьяна Комова - у нее руки свободны. Они выбирают все, что им понравится, из любых уголков света. Это и привычные бонги, и разнообразные колокольчики, и во всех смыслах потрясная палка-шушпалка с говорящим названием rainstick - когда ее встряхиваешь (на самом деле, ее не встряхивают, а просто переворачивают: крупный песок внутри перетекает из конца в конец просто под действием гравитации - ред.), она изображает нечто вроде шума дождя, или листвы на ветру, или чего угодно подобного. В одном эпизоде (начало "Снов Густава Климта") использовался африканский инструмент, известный у разных народностей под названиями мбира, санза, калимбе, или, по-английски, thumb piano: с полдюжины металлических язычков разной длины (и, соответственно, разного строя) на полукруглом резонаторе - в оригинале им служит небольшая выдолбленная тыква. Думаю, чуть ли не всем присутствовавшим выпала возможность увидеть этот инструмент "живьем" впервые, а вот в записи слышали его многие: он звучит на пластинках Майлса Дэйвиса, Хэрби Хэнкока, Чарли Хэйдена, Маркуса Миллера и других известных музыкантов, с него начинается знаменитый альбом "Larks’ Tongues In Aspic" группы King Crimson. Что интересно, "Второе Приближение" нашли этот замечательный инструмент в Испании.
Помимо инструментария - два рояля, обычный и подготовленный, контрабас и вышеперечисленная перкуссия - особого разговора заслуживает голос Татьяны Комовой. Как известно, некогда она прославилась участием в цыганском ансамбле "Ромэн". Как здесь не вспомнить самую знаменитую вокалистку российского нового джаза, также заслуженную цыганку Валентину Пономареву! Действительно, Татьяна Комова временами переходит границу обычного скэта и пускается в вокальные авантюры, характерные как раз для Пономаревой (а то и для таких вокалистов, как Ямацука Ай) - в программе "Пространство событий", в частности, в "Прелюдии и токкате" и в завершающей ироничной композиции "Джаз давай!". Первое же отделение было очень фольклорным, причем уже без определенной этнической привязки. Так, молдавская цыганская песня "Dore Lume" вызывала ассоциации, скорее, с Индией, откуда цыгане, собственно, и вышли: очень по-индийски звучали и рояль pizzicato, и контрабас arco (смычком - ред.), перенося вокалистку в глубокую ночь куда-то на берега Ганга. Но в этом же пространстве "Второе Приближение" сходится и с ближневосточными наигрышами басиста Тони Левина, и с космополитизмом питерского проекта Samkha. Завершилось это погружение во всемирную музыку "Танцем", в котором фольклорная основа претерпела трансформацию, характерную для XX века: и хитовый гаммообразный рефрен, и фрагменты в нечетных размерах, и целотонное фортиссимо, переходящее в развеселый рэгтайм, - все это напомнило опять-таки Emerson, Lake & Palmer, как если бы у Эмерсона, на благо всего человечества, отобрали его синтезаторы и оставили только рояль.
"Второе Приближение"Народа было немного - чуть больше половины зала. Скорее всего, это объяснялось малой известностью ансамбля в Томске: многим зрителям, чтобы поверить, что это действительно хорошо, требуется сначала убедиться на собственном опыте, а это как раз было практически невозможно в отсутствие как концертов, так и дисков в продаже. При этом прием был очень хорошим, и неудивительно - сама музыка, что называется, мертвого поднимет. Музыканты играли очень эмоционально, что заметно и в сравнении с известными концертными записями, - много слэпа на контрабасе, настоящий шквал на рояле, а про вокал и говорить не приходится. В перерыве желающие приобрести диски проекта образовали довольно внушительную очередь. Что ж, будем надеяться, что к следующему приезду "Второго Приближения" энтузиазм томской публики вырастет до соответствующего уровня.
Андрей РазинБолее строгая программа второго отделения оказалась еще интересней. Будучи манифестацией "Европейского Джаза XXI века" (название концертной серии Михаила Митропольского в Доме Музыки в сезоне 2003-2004 гг. - ред.), она наглядно показывает, что ключевой фигурой европейского джаза как оригинального феномена является все-таки американец Кит Джарретт, чье влияние в музыке Андрея Разина, пожалуй, можно назвать определяющим. Достаточно привести в пример начало "Прелюдии и Токкаты" с такими характерными фортепианными ритмическими фигурами. "Два настроения" (чего там только не было - от разнообразной перкуссии до контрабасового скрежета смычком у подставки…) перетекли в фантасмагорические "Сны Густава Климта", где было, кажется, все, на что способно "Второе Приближение". В одном из фрагментов бонги вкупе со скэтом Комовой имитировали табла, а затем и вокал стал "индийским", и в музыке появился ощутимый привкус крови. А под конец - "Jazz, please!", дескать, мы же знаем, что вы от нас ждете джаза, а не чего-то такого малопонятного, ну так вот, получайте! Сначала, как и полагается, вполне себе джазовый импров под шагающий бас, только вот гармония все равно какая-то странная: может быть это и "стандарт", только парадоксальный, уже явно после Телониуса Монка. Шутливая имитация трубы при помощи голоса переходит в отвязные вокальные безумства; не успеваешь опомниться, как от стандартов не остается и следа: вот целотонные классичные красивости, вот уже свободная импровизация, а за ней быстрые пробежки фортепиано и голоса в унисон - "Второе Приближение" остались верны себе и в такой стилистической игре. Некоторое удивление вызвало, что при очень горячем приеме музыкантов не вызвали на бис - видимо, немалая продолжительность программы все-таки утомила публику, так что она стала по-быстрому собираться уже во время заключительного выхода Митропольского. Но, в конце концов, не в бисах счастье.

serpent, Томск

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service