ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #22, 2005

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading
Челябинск: очень традиционный фестиваль
С 27 по 29 мая в Челябинске прошел традиционный международный джазовый фестиваль "Какой удивительный мир!". В этом году определение "традиционный" как никогда более точно отражало суть мероприятия. Во-первых, фестиваль проводился в седьмой раз. И если вспомнить, что для отечественного шоу-бизнеса джаз не является главнейшим из искусств, то честь и хвала настойчивости организаторам форума - муниципальному учреждению культуры "Уральский Диксиленд Игоря Бурко", Челябинской государственной филармонии и управлению культуры администрации города, правительству области. Впрочем, для самих челябинцев и местных джазменов этот форум - главный в регионе, поскольку соединяет джазовые силы со всего Южного Урала, активно привлекает столичных и зарубежных исполнителей.
Приставка "традиционный" отражает и общий стилистический курс, некогда взятый на джазовый мэйнстрим. Как сказал директор фестиваля Игорь Бурко на анонсовой пресс-конференции, на этом фестивале вы вряд ли когда-нибудь услышите авангардных музыкантов. По своей концепции форум в самом широком смысле носит народный характер, его задача не в показе неких эстетических лабораторий, когда вся глубина и сила исполняемых со сцены произведений будет понятна только самим музыкантам. Сколь это ни банально звучит, но главное, по мысли организаторов, создать праздник, "поселить" на время в городе легкое джазовое настроение, что, в общем, всегда и получается. Отсюда и европейская идея об использовании нескольких сценических площадок, включая уличные, проведение стрит-парадов.
На сей раз фестиваль по ряду причин имел более скромный бюджет, чем обычно, а потому волевым решением его дирекция отказалась от некоторых дорогостоящих исполнителей, сменила основную площадку. Ранее все концерты форума проходили в большом по челябинским меркам и дорогостоящем зале Академического театра драмы имени Наума Орлова, ныне восхищаться "Удивительным миром" предложили в концертном зале филармонии имени Сергея Прокофьева. Отказались от стрит-парадов, провели только одно уличное шоу, зато на главной площади города. Другими словами, нынешний фестиваль уже не носил прежних "купеческих" размахов, но при этом необходимо было все же сохранить его заслуженно высокий статус. Это удалось.
И снова стоит возвратиться к эпитету "традиционный". В этом году он вполне подходил и к составу участников. В роли Special Guest Stars выступили, главным образом, отечественные джазмены, которых челябинцы слышали раньше, в рамках того же фестиваля - народные артисты России Анатолий Кролл, Давид Голощекин, Георгий Гаранян, заслуженный артист России Александр Осейчук с ансамблем "Зеленая волна". Ведущим концертов снова был приглашен многоуважаемый российский теоретик джаза Владимир Фейертаг. Но при этом похожесть нынешней и прошлогодней афиш никого особенно не смутила. Для публики выступления этих джазовых мэтров всегда желанны, несмотря на частоту их появлений в Челябинске, а организаторы смогли таким образом удержать нужную планку.
Однако были и новые для города лица. Впервые на форум приехали американский пианист Валерий Гроховский, певица Ирина Томаева, самарская группа New A. В качестве совсем уж "стопроцентно" иностранного гостя припасли певца из Великобритании Джона Даунса. От Челябинска на главную фестивальную площадку были делегированы муниципальный биг-бэнд "Джаз-Академия" под управлением Станислава Бережнова, "Уральский Диксиленд Игоря Бурко", квартет Валерия Сундарева и братьев Владимира и Виктора Риккеров в качестве ритм-группы для солирующих гастролеров. Остальные же коллективы и солисты из города и области заняли специально построенную уличную сцену на площади Революции.
Как все это происходило? 27 мая перед челябинцами встал довольно серьезный выбор - за кем пойти - за кинематографистами или джазменами. В то же время в городе проходил крупнейший российский кинофорум "Золотой витязь". Но, как известно, кто любит джаз, тот отдается этому чувству страстно и без колебаний, а потому концертный Зал филармонии был практически полон. Над сценой красовалась не очень понятная автору по-пролетарски высокопарная алая надпись "Пламенный привет передовикам мирового джаза!".Что это было - желание организаторов лишним штрихом показать традиционность проводимого действа (как-никак, основная масса выступающих артистов имеет непосредственное отношение к становлению именно советского джазового искусства), пикантный джазовый юмор или реверанс в сторону автора музыки к популярнейшей, опять же советской комедии "Мы из джаза" - не знаю.
Громко и мощно (в прямом и переносном смыслах) фестиваль открылся выступлением муниципального биг-бэнда "Джаз-академия". Торжественный свинг с хорошо отрепетированными соло духовиков, пара лирических баллад в исполнении вокалисток бэнда сестер Азалии и Альмиры Маргановых (местами уходящих в своих вокализах в откровенный соул) и на десерт несколько песен от британского Синатры - Джона Даунса. Таков был первый аккорд, взятый фестивалем. Джаз не может быть патетическим, но он может быть торжественным: свинговые "фанфары" биг-бэнда настроили слушателя на должный пафос. Позднее, "отлавливая", а иногда подслушивая общие впечатления, которые бродили в кулуарах после выступления "Джаз-Академии", я обратила внимание на несколько главных ощущений. Во-первых, биг-бэнд профессионально вырос, "сыгрался", во-вторых - у него по-настоящему хорошие певицы, и в-третьих, он стал нравиться не только благодаря харизме своего знаменитого бэндлидера, Станислава Бережнова.
Далее сцена была отдана "малочисленным" составам - двум квартетам: челябинского гитариста Валерия Сундарева и петербургского мультиинструменталиста Давида Голощекина. Квартет Сундарева создан на базе "Уральского диксиленда", из его же музыкантов. Помимо лидера в него входят тенор-саксофонист Алексей Тимшин, контрабасист Владимир Риккер и барабанщик Борис Савин. Два солирующих инструмента - гитара и саксофон, паритет в количестве и, возможно, даже в длительности сольных партий и мэйнстрим, стараниями Тимшина временами превращающийся в бибоп. Это для справки, а если говорить о впечатлениях, то мастерство музыкантов этого квартета, конечно, является безусловным. Сундарев-Тимшин ювелирно точно выстраивают свои импровизации, при этом оставляя для неподготовленного слушателя мелодический люфт, дабы он смог прочитать хрестоматийную джазовую тему. Риккер-Савин, как хороший часовой механизм, поддерживают ритм, но при этом контрабас нередко отступает от заданной ритмической амплитуды, пускаясь в короткие, но эмоциональные соло. Овации, слегка редеющий зал (не всем под силу выдержать около двух часов даже очень качественного джаза) и новая звезда - квартет "Четверо". Давид Голощекин снова привез в Челябинск этот коллектив. В интервью местной джазовой радиопрограмме он говорит о том, что для него "Четверо", как, впрочем, и поездка в наш город, - это возможность "отдохнуть" от Ансамбля Давида Голощекина, с которым он постоянно выступает в своей Джазовой филармонии в Питере. С Алексеем Подымкиным (рояль), Сергеем Васильевым (контрабас) и Виктором Епанешниковым (барабаны) он играет другую музыку - не по стилю, разумеется. То, что Голощекин - традиционалист-консерватор, не новость. "Четверо" - другие по настроению, по составу, в конце концов. Что касается программы, то здесь также мэтр не мудрствует - любимая традиция, столь ожидаемая местной публикой. Каждому участнику квартета - возможность вставить свое веское соло: задает тему и настроение лидер, добавляет лирики Подымкин, показывает, каким "певучим" и "тягучим" может быть контрабас - Васильев, демонстрирует в некоторых случаях чересчур "новаторские" для мэйнстрима ритмические кульбиты Епанешников. Для разнообразия, на смену электроскрипке - флюгельгорн. Но при этом для Челябинска любовь к Давиду Голощекину просто за то, что он Голощекин - факт не столь несомненный. Квартет и самого мэтра встречали и встречают овациями за джазовые "Greatest Hits", за обязательную "Star Dust" Хоги Кармайкла в кульминации выступления, за бережное отношение к хрестоматийным темам и умение задеть душевные струны на скрипке и в разгоряченном сознании слушателя.
Второй день фестиваля по сценарию должен был открыть концерт на специально построенной сцене в самом центре Челябинска. Однако здесь не обошлось без курьезов. Проведению этого шоу именно 28 мая помешала местная милиция. Добропорядочное поведение джазменов и их поклонников никаких опасений не вызывало. Но, как оказалось, в этот день в России отмечается День пограничника, отмечается бурно, с народными гуляниями, изрядно сдобренными горячительными напитками. Чтобы к интеллигентному джазовому концерту не добавились какие-либо "последствия", силы правопорядка предложили перенести концерт на следующий день, 29 мая. А посему 28-го форум сосредоточился на двух площадках - в концертном Зале филармонии и ресторане-кабаре "Мистер-Икс". В последнем сольный концерт давал квартет "Четверо", и, как говорят, это выступление прошло весьма успешно.
Начало основному действу положил художественный руководитель фестиваля Анатолий Кролл, который приехал в Челябинск за несколько часов до концерта. На сей раз мэтр выступал как солист, ему аккомпанировали челябинцы Владимир Риккер (контрабас) и Виктор Риккер (барабаны). Кролл предложил свое попурри на композиции военных лет - ту же программу, которая была им исполнена на Красной площади в столице 9 мая. Объявленный номер мог бы нагнать на джазовых меломанов тоску, ведь в год юбилея Великой победы над фашизмом подобных программ не готовил только ленивый, если бы это не делал сам Анатолий Ошерович. В мягкой лирической аранжировке композитор сплел воедино отечественную военную классику ("Темная ночь"), произведения, которые отражают контекст того времени ("Moonligt Serenade") и союзническую связь между СССР, США и Францией ("Аutumn Leaves"). Никакой дутой патетики, а вместо нее - проникновенные баллады с негромким аккомпанементом контрабаса и щеток.
Под оглушительные аплодисменты худрук фестиваля покинул сцену, но его музыка продолжала звучать. Тему из кинофильма "Мы из джаза" исполнял челябинский квартет "Маэстро аккордеон" - солистки-аккорденистки Ольга Парфентьева и Елена Омельницкая, бас-гитарист Сергей Корчагин и барабанщик Энда Фрумкин. "Маэстро аккордеон" не является сугубо джазовым образованием, хотя с девушками всегда играла только джазовая ритм-группа (ее состав менялся). Аккордеонистки имеют весьма обширную сферу музыкальных интересов - от советской эстрады 30-х - 50-х годов до танго Астора Пьяццоллы и Ришара Гальяно и джазовых стандартов. Эффектные внешне, виртуозно владеющие инструментом Парфентьева и Омельницкая осторожно пытаются импровизировать, делая гораздо больший упор на отточенную технику исполнения и эмоциональную чувственность.
Вообще, первое отделение этого концерта получилось каким-то насквозь лирическим. После "Маэстро аккордеон" на сцену вышел столь ожидаемый любопытствующими меломанами пианист Валерий Гроховский. Неизвестно, каким эпитетами наделяет этого музыканта западная пресса (а Гроховский - настоящий гражданин мира, преподающий в США, записывающийся в Монако, концертирующий в России и проч.), но могу сказать точно, что его богатырская фигура и безупречные аристократические манеры не могли не вызвать симпатии, а в случае с женской половиной зала - и восторженных вздохов. Гроховский предпочел не выбиваться из общего стилистического контекста фестиваля и предложил для своего челябинского трио (вместе с братьями Риккер) вполне традиционный джаз. В меру играл сам, давая Риккерам возможность добавить ритмических красок.
Столь же новой для челябинцев, кстати, и для самих организаторов стала джаз-роковая команда New A из Самары, продюсируемая уважаемым джазовым критиком Юрием Льноградским (Ильфат Садыков - тенор-саксофон, Михаил Павельев - гитара, Алексей Титенко - бас-гитара, Сергей Косынкин - барабаны). Как говорил позднее Игорь Бурко, не зная толком музыкального материала группы, приглашая их по благожелательным отзывам Анатолия Кролла и Юрия Льноградского, он боялся, что парни снесут академический зал филармонии мощными гитарными рифами и разухабистыми барабанными соло. Но этого не произошло. Как выяснилось, хоть музыка New A и вписывается в определение "фьюжн", но в ней все же преобладает джаз. В авторских пьесах коллектива отчетливо слышна традиционная школа (несколько лет работы в самарском биг-бэнде "Ритм" не прошли даром), при этом New A имеют собственное лицо. Их композиции медитативны, наполнены аллюзиями и цитатами из джазовых стандартов. Пожалуй, главное впечатление, которое осталось у меня после четырех сыгранных композиций New A - их хотелось бы послушать еще. И дело не только в наличии солистов, которые старательно делают звучание ансамбля разнообразным, не монотонным, но и в профессионализме аранжировок и высокой технике самарцев.
Всплески оваций, провожающие New A, переросли в шквальный ветер, когда на сцене появился "Уральский диксилнд Игоря Бурко". Вот уж кто признанные любимцы челябинских джаз-фэнов! Странно было бы ожидать от "Диксиленда" чего-либо еще, кроме диксиленда. Но в этом-то и заключается кайф: раритетный стиль, знакомый репертуар, драйв, бьющий ключом - будь то "At The Jazzband Ball" или отечественный фокстрот 30-х годов - и море, нет, океан обаяния Бурко и компании. Можно было бы, конечно порассуждать о том, что позитивная, гармоничная и узнаваемая музыка, которую играет "Уральский диксиленд", не может не вызывать ответной положительной реакции у слушателей. Напористые духовые (Игорь Бурко - труба, Наиль Загидуллин - тромбон, Алексей Тимшин - кларнет, тенор-саксофон), свой лирический герой, исполняющий любовные баллады (Валерий Сундарев - гитара), по-армстронговски хрипящий колоритный Борис Савин (барабаны) - все это слагаемые обязательного успеха. Но есть еще полная аутентичность в стиле.
Ансамбль "Зеленая волна" под управлением Александра Осейчука снова повернул фестивальные дроги в сторону джаз-рока. На сцене появился седовласый профессор Осейчук со своими учениками - пианистом Владимиром Нестеренко, контрабасистом Евгением Печниковым и барабанщиком Алексеем Кравцовым. Это была уже совсем другая музыка, которая требовала определенной подготовки от слушателя. А посему челябинцы поначалу настороженно внимали, но даже если было не все понятно с точки зрения нот, то с драйвом, который источал то ревущий, то меланхолически спокойный альт-саксофон Осейчука, было все в порядке. Неожиданно, без каких-либо анонсов вышла на сцену певица - как следовало догадаться, Ирина Томаева. Свободный и ироничный скэт при исполнении стандартов, переклички с саксофоном, и, наконец, пара авторских песен. Назвав одно из своих творений "Wild Cat", Томаева, в общем, была недалека от истины. Она не скована рамками какого-то одного стиля - ей под силу многое. Эффект, произведенный ею в союзе с "Зеленой волной", я могла бы сравнить с тем же, что в прошлом году сделали Lera Gehner Band: они просто разбудили зал после многочасового мэйнстрим-марафона.
И все же зал мало-помалу редел; возможно, это было бы менее заметно, если бы все происходило на более массовой площадке. На улице темнело, а на сцене появлялись новые звезды - дуэт Валерия Гроховского и Анатолия Кролла. По словам Владимира Фейертага, в музыкальном плане это один из сложнейших ансамблей - когда соединяются два солиста-пианиста. Играли стандарты, и неискушенный слушатель, закрыв глаза, мог бы подумать, что звучит один рояль, за которым находится один пианист. Ценность заключалась в тонкой нюансировке того, как прочитывают известные пьесы из джазовых хрестоматий два солидных мэтра. В зале тем временем убывало, час был поздний, и оставались самые преданные поклонники джем-сейшнов. На сцене, наоборот, прибывало. "Стахановцы" фестиваля братья Риккеры, долгожданный и неизменно элегантный и подтянутый Георгий Гаранян вместе с Гроховским и Кроллом образовали новый ансамбль для того, чтобы исполнить еще одну, и на этот день - последнюю порцию джазовых хитов. "KC Blues" Чарли Паркера, "A Night In Tunisia" с солирующим саксофоном и мощнейщим блистательным аккомпанементом, пылкие овации, финал. Второй день форума завершился, погода, по обыкновению, окончательно испортилась, лил сильный дождь (а ведь 29 мая должен был пройти уличный концерт).
Но музыканты - люди влаго- и морозоустойчивые, особенно если к выступлению на джазовом фестивале готовились весь год. Маленькие девочки в бантах, мальчики в наглаженных костюмах, рычащие псевдо-джаз под Луи Армстронга - открытый концерт в третий, последний день начинали дети: оркестр под управлением Владимира Гошека, воспитанники муниципального учреждения культуры "Бэби-джаз" (руководитель Георгий Анохин). Несколько минут умиления, а затем недоумение от того, почему же все так печально-то! Если детки играют баллады или попурри на песни военных лет, то звучит это, как экзамен в музыкальной школе, когда играть надо, а страшно. Непонятно было и то, почему выступления детских коллективов стали такими длительными. В чем "большая воспитательная роль джаза" для подрастающего поколения, стало ясно уже после первых композиций, а дети все играли и играли, пели и пели…
Погода, меж тем, стремительно менялась от яркого солнца до ливня, с крыши сборной сцены то и дело от мощных децибелов проливалась скопившаяся вода, ажиотажа среди зрителей не наблюдалось. Ситуация начала меняться, когда на сцену вышли музыканты постарше - молодые перспективные челябинские группы: квартет Сергея Корчагина, трио Энды Фрумкина, латино-бэнд "Кокос" и др. Народ переместился к сцене, кто-то стал танцевать. Пропустив добрую часть этого действа, я отправилась в Академический театр Драмы имени Наума Орлова, где должен был пройти сольный концерт британского певца Джона Даунса и биг-бэнда "Джаз-Академия". Для этого концерта бэнд разросся, в него была приглашена струнная группа под управлением Адика Абдурахманова. Ему предшествовали несколько репетиций: оркестр должен был разучить новый репертуар, а мистер Даунс - привыкнуть к новому составу и, кстати, к новым аранжировкам, который собственноручно написал челябинский бэндлидер.
Иностранное имя в союзе с многообещающей афишей "Золотые мелодии 20-го века" привлекли немало желающих: зал был полон и готов аплодировать после первых аккордов. Через пару пьес, исполненных бэндом, Станислав Бережнов сдержанно и даже как-то грустно объявил Джона Даунса. Английский джентельмен был, напротив весел и что-то шутил, хотя его юмор довольно неудачно интерпретировал переводчик. Под "золотыми мелодиями" следовало понимать эстрадно-джазовый репертуар 50-летней давности: обязательные песни из кинофильма "Серенада Солнечной Долины", немало общеизвестных джазовых стандартов ( например, "How Do You Keep The Music Play" и др.) и, конечно же, хиты Фрэнка Синатры, с которым западная пресса очень часто сравнивает мистера Даунса. Схожесть с великим "американским братом" действительно наблюдалась, но в большей степени благодаря репертуару и близкой стилистике. Очень заметно было, что Даунс вкладывал всю силу чувства в то, что поет, искренне веря в отзывчивость челябинского слушателя. Последний же, судя по всему, изголодался по американской эстрадной классике и симфо-джазу. Реакция была восторженной, люди хлопали, топали и кричали "бис"! И этот восторг и экспрессия становились более очевидными на фоне скучающей струнной группы, которую руководитель буквально "наказал", обязав, играют они или нет, постоянно находиться на сцене. Впрочем, режиссерские изъяны растворились в общем благоприятном впечатлении, которое оставил симфо-джаз биг-бэнда Бережнова. Много это или мало - два раза "New York, New York" в одном концерте - вопрос спорный, но таковыми оказались диктат широких масс и, соответственно, их представление о "настоящем джазе".
А в Зале филармонии тем временем в полном разгаре шел финальный концерт фестиваля "Какой удивительный мир!". "Зеленая волна" с Ириной Томаевой уже спешно уехали на концерт в ресторан-кабаре "Мистер Икс". Променяв первое отделение гала-концерта на сольник Джона Даунса и биг-бэнда "Джаз-Академия", я успела прибежать к началу второго. Что может собою представлять это действо на джаз-фестивале? Конечно же, джем, который одновременно является и квинтэссенцией всей программы форума, и полем для экспериментов по смешению разных составов. После двух часов "приобщения" к эстрадно-джазовой классике, признаюсь, послушать баллады в новообразованном квартете Валерий Гроховский - Валерий Сундарев - Сергей Васильев - Виктор Епанешников было, как вдохнуть свежего воздуха после дымной комнаты. Свободные потоки импровизации, не связанные рамками какого-либо жанра и несколько профессионалов экстра-класса на одной сцене - это здорово! Кода всего фестиваля получилась торжественной и вместе с тем абсолютно спонтанной. "Уральский диксиленд Игоря Бурко" в полном составе сделал зачин в виде "Royal Garden Blues". А затем, как и положено, вихрем понеслась импровизация, в которую включились Кролл, Гроховский, сменивший его за роялем Подымкин, Голощекин с флюгельгорном, Гаранян, после чего Владимир Фейертаг пошутил о том, что это новый состав "Диксиленда". Всепоглощающий мэйнстрим, несколько сценических площадок, знакомые (за несколько лет ставшие почти родными) корифеи отечественного джаза, легкое настроение, джазовые хиты, много дней потом крутящиеся в голове, непременно плохая погода - это и есть тот самый "Удивительный мир", который мы имеем счастье ежегодно лицезреть в Челябинске. В интервью джазовой программе все участники фестиваля, словно по договоренности, повторяли, что этот фестиваль - настоящий праздник. И дело здесь не в хороших манерах джазменов (а они, по определению, люди воспитанные). Причина в том едином позитивном настроении, полном консенсусе между джазменами, организаторами и слушателем, которые царили в этом году. Все это, без преувеличения, было. Не есть ли сие главная идея челябинского форума?..

Наталья Риккер,
Челябинск, радио "Студия 1",
программа "Джаз-тайм"

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service