502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2
Выпуск # 26 (311) - 14 июля 2005 г.
Издается еженедельно с октября 1998 г.
Оглавление выпуска:

Следующий выпуск: 28 июля 2005 г.

Как это было в Москве
Бобби Макферрин, зал им. Чайковского, 10.07.05

Бобби МакферринЛето в Москве - традиционная пора затишья. Публика разъехалась кто куда, клубы ушли на каникулы, театры укатили на гастроли. Активная культурная жизнь переместилась поближе к теплым морям. Меж тем время от времени и в столичном регионе случаются события по-настоящему грандиозные. Например, 10 июля, спустя 13 месяцев после своего первого визита в Москву, к нам вновь пожаловал величайший импровизирующий вокалист мира - Бобби Макферрин.
На этот раз его приезда ждали с нетерпением. Если в прошлом году свободных мест в концертном зале им. Чайковского было вполне достаточно, то в этот раз яблоку упасть было негде, а перекупщики с "лишними билетиками" начинали осаждать публику еще на платформе метро "Маяковская". Да и настроение публики заметно изменилось. Если в прошлом году слушатели шли на джазовый концерт американского певца, который пел когда-то "Don’t Worry Be Happy", то в этот раз публика уже стремилась попасть на единственного и неповторимого Макферрина, и ее не останавливали даже возросшие в несколько раз цены на входные билеты, достигшие значений, превышающих цены на аналогичные билеты в США и Европе минимум в три раза.
Бобби МакферринПогас свет, и в луче прожектора, вооруженный микрофоном и бутылочкой воды, появился Бобби. Как обычно, в простой майке, джинсах и массивных ботинках. Только легкая проседь в волосах выдает возраст: все-таки артисту уже 55. Публика как с цепи сорвалась - настоящая овация! - и смолкла лишь в тот момент, когда зазвучал голос. И, нужно признать, такой тишины, как воцарилась в зале, авторам слышать еще не доводилось - чувствовалось, что люди ловят каждую ноту.
Первые же минуты концерта показали, что Макферрин не разогревается, не наращивает сложность - он сразу обрушивает на публику весь свой богатейший исполнительский арсенал, если о его мягкой, органичной, нисколько не агрессивной манере можно сказать "обрушивает". Быстрое, без видимых усилий переключение между сложными исполнительскими приемами, мгновенные переходы от глубоких басовых нот к фальцету и обратно... Макферрин - не создатель жанра сольного вокального шоу, но именно он в 1980-е перевел этот жанр из области чистого развлекательства, музыкальной эксцентрики, балагана в область серьезного искусства, при этом умудрившись нисколько не утерять и развлекательного элемента жанра. Пожалуй, именно его сольные выступления могут служить наилучшей иллюстрацией к максиме "развлекая - просвещать", потому что он не дает залу расслабиться ни на секунду, постоянно приковывает к себе внимание, точно и выверенно усиливает свое гипнотическое воздействие на публику многочисленными и крайне разнообразными вокальными трюками, при этом ни на секунду не понижая градус накала собственно музыкальной мысли, не теряя высокого, необыкновенно одухотворенного музыкального содержимого за сногсшибательной "трюковой" формой.
Звучание голоса Бобби в порталах снова, как и год назад, заставило задуматься над техническими решениями, применяемыми им самим и его звукорежиссером для работы с его уникальным голосом. Макферрин широчайшим образом использует все возможные приемы микрофонного пения - от простого приближения к микрофону (на более низких и тихих нотах) и удаления от него (на активном звукоизвлечении в более высоких частях вокального диапазона) до изменений угла наклона оси микрофона по отношению к источнику звука, вплоть до снятия микрофоном не открытых звуковых колебаний, а резонанса головы вокалиста в области основания челюсти (по принципу танкового ларингофона). Понятно, что такое обилие приемов и техник, да еще меняющихся не по строгому сценарию, а импровизационно, зачастую спонтанно и очень быстро, требует от звукорежиссера и точной ручной работы, и немалой доли автоматизации.
По сведениям портала ProSoundWeb.Com, постоянный (на протяжении последних 15 лет) звукорежиссер Макферрина, Дэн Викари, действительно применяет широкую автоматизацию обработки голоса Бобби: так, самые низкие ноты "подхватываются" субгармоническим синтезатором dbx 120A, что позволяет не бояться выпадения их из общей гармонической картинки при движении микрофона от лица и к лицу певца, а за ровность и насыщенность всей остальной звуковой картинки отвечает надежное устройство британского производства, четырехполосный динамический эквалайзер BSS DPR 901-II, который осуществляет, помимо всего прочего, обрезку тех частот в голосе Бобби, которые во время настройки звука перед концертном показывают тенденцию к слишком сильному резонансу в данном конкретном концертном зале. Главное, что этот эквалайзер - динамический, то есть он не только изменяет частотные составляющие того потока звуков, который издает Макферрин, но и активно компрессирует его, давая в порталах ровный, плотный звук, не "прыгающий" в зависимости от эволюций микрофона (Бобби применяет радиомикрофон Shure 87C). Что же до ручной работы, то Викари формирует с центрального звукорежиссерского пульта и звук порталов, идущий на зал, и звук мониторов, который слышит сам артист - поэтому звук микрофона на пульте у Дэна выведен сразу на два канала: на одном он - обработанный эквалайзером, компрессией и субгармоническим синтезатором, поддерживающим басовые партии, на другом же - чистый, "живой", в том виде, в котором он поступает на пульт с предусилителя на поясе у Бобби. Этот второй канал Викари подает на мониторы Бобби и активно подмешивает вручную к обработанному, компрессированному звуку в порталах, добиваясь наибольшей естественности, живости звучания голоса Макферрина. Нельзя не признать, что это удается творческому тандему Викари-Макферрин наилучшим образом.
Уже вторым номером шел многолетний "талисман" Макферрина - "Blackbird" Пола Маккартни с битловского "Белого альбома". Здесь диапазон использованных вокалистом приемов еще расширился, хотя, казалось, это было уже невозможно - ведь Бобби пел не на "воображаемых языках", фонетически напоминающих некоторые африканские наречия (как он это часто делает в своих "инструментальных" песнопениях), а на самом что ни на есть английском, на каждый слог пропевая басовую ноту и тут же - скачком - собственно мелодический интервал, моментально оплетая его дополнительным звуками до полного аккорда. Причем ноту он берет, не только выдыхая, но и вдыхая - и этот странный, почти болезненный звук оглашённого вдоха легко вплетается в общую мелодическую ткань, придавая ей оттенок нереальности, почти сновидения.
Еще один прием, широчайшим образом используемый Макферриным - короткое искажение, "дисторшн" звука голосовых связок, получающееся от толчка ладонью и пальцами в грудину, под ключицами. В ритмичных вещах, где Бобби широко применяет шумный короткий вдох, щелканье языком, чмоканье губами и тому подобные звуки для имитации работы ударных инструментов, эти ритмичные шлепки помогают ему изменять тембр низких вокальных звуков, образующих в общем потоке басовую партию, так, что в каждой басовой ноте появляется вполне ощутимая атака, как у контрабаса или у старомодной, под 60-е, бас-гитары. В таких произведениях рука вокалиста почти все время лежит на груди, опираясь на большой палец, а ладонь и четыре остальных пальца непрерывно ходят вверх-вниз, насаживая ритмический рисунок пения Бобби на ощутимые низкие толчки.
Макферрин никогда не дает залу соскучиться. Сольное пение (если всю совокупность звуков, издаваемых Бобби, можно вместить в понятие "пение") быстро сменилось обязательным для его сольных шоу элементом - пением с залом. Понятно, что певческие традиции, а главное - набор знакомых любой (ну, более или менее подготовленной) аудитории вокальных произведений в разных странах и даже городах очень разнятся, но Макферрин достаточно успешно обходит кроющиеся здесь подводные камни.
Сначала зал у него пел одну ноту (точнее, две половины зала - каждая свою ноту) в определенном ритме - вместо сэмплера. Тут уже настало время свободной вокальной импровизации певца - не только мелодической, но и тембральной. Потом, как он делает почти на каждом концерте, Бобби задал залу "Ave Maria" Шарля Гуно (набросав первые несколько тактов точными и легкими вокальными мазками) - и, как только в зале образовалось достаточное количество поющих (консерваторские и гнесинские студенты не подкачали), стал ломаным арпеджио петь поверх этого импровизированного хора аккорды прелюдии до мажор И.-С.Баха (из "Хорошо темперированного клавира"), той самой, на основе которой Гуно и создал свой маленький шедевр.
Дав немного передохнуть залу, Макферрин спел заглавный номер из своего Грэмми-носного альбома "Simple Pleasures", того самого, на котором была самая популярная песенка второй половины 1980-х - "Don't Worry, Be Happy". Правда, собственно свой мегахит певец с тех самых пор и не поет - не поет принципиально, потому что, по его словам, песня смертельно надоела ему еще до того, как стала хитом. И снова - игра с залом, повторение всеми желающими блюзовых фраз, пропеваемых Бобби: от самых простых ко все более сложным, посреди которых певец вдруг выдает что-то настолько "завернутое", что зал, вместо того, чтобы хотя бы попытаться повторить, разражается хохотом.
Бобби Макферрин, Денис Мацуев, Георгий ГаранянИ в первый свой приезд в Россию Макферрин изрядную часть концерта посвятил совместному музицированию с российскими музыкантами, причем если с пианистом Андреем Кондаковым у него тогда все получилось органично и легко, то балалаечный "Терем-квартет" тогда "жахнул" совершенно помимо певца, не оставив ему ни щелочки для сотрудничества. Ныне организаторы (кстати, все те же - петербургская компания "Музыкальный Олимп") привлекли облеченного многочисленными заслугами саксофониста Георгия Гараняна, пытающегося играть джаз академического пианиста Дениса Мацуева, классического виолончелиста Борислава Струлева и джазового контрабасиста Андрея Иванова. Вроде бы Макферрин не предлагал своим российским партнерам ничего сверхъестественного - джазовые стандарты (в диапазоне от "Sweet Georgia Brown" и гершвиновской "It Ain't Necessarily so" до головоломной "Donna Lee" Чарли Паркера). Однако сложилось впечатление, что показать себя рядом со знаменитостью партнерам иногда было важнее, чем создать что-то вместе с Бобби. Особенно было странно, что эти попытки так активно поддерживались аплодисментами значительной части зала.
Андрей ИвановТолько дуэт Макферрина и контрабасиста Андрея Иванова не только не оставил ощущения неловкости, но и вызвал явно положительные эмоции - Андрей не просто работал на совместный результат, он был точен и убедителен, и, хотя не открыл никаких Америк, его дуэт с Бобби в "Blue Monk" стоит признать одним из самых удачных моментов концерта.
Разной степени удачности попытки взаимодействия с российскими музыкантами не отменили интерес Бобби к взаимодействию с залом. Во второй части концерта он долго приглашал на сцену кого-нибудь, кто занимается современным танцем. Увы, но именно эта часть современной культуры в российской столице (да, видимо, и во всей стране) уже долгое время находится в совершенно неудовлетворительном (чтоб не сказать - перманентно зачаточном) состоянии. Вышедшая наконец, на сцену храбрая девушка явно понимала под словами "modern dance" легкое притоптывание на дискотеке с рудиментарными элементами ложно понятого "танца живота". Долго мучить ее певец не стал.
Бобби Макферрин и 25 вокалистов
А вот следующего эпизода, после прошлогоднего приезда Бобби, явно ждали. Едва он успел произнести "мне нужно 12 певцов на сцене", как со всех концов зала, прыгая через ряды и скача по лестницам, к сцене устремился целый водопад юношей и девушек. Мимо ваших корреспондентов, с трудом пристроившихся высоко в амфитеатре, ураганом пробежала молодая вокалистка, в голос выкрикивая "не успею!"... Успела. На сцене в конце концов оказалось 25 человек, включая трех-четырехлетнего карапуза. Макферрин разделил эту группу на голоса, дал им ритмический рисунок, некоторое время импровизировал под четырехголосный аккомпанемент, а затем стал подносить микрофон то одному, то другому молодому вокалисту. Во-первых, сразу выяснилось, что крохотный карапуз в колготках тоже поет, добросовестно повторяя ритмическую формулу "тума-тума", правда, совершенно поперек ритма. Во-вторых - большинство солистов не разочаровали, в меру разумения пропев достаточно индивидуальные, пусть и коротенькие соло. Один юноша даже выдал очень похожую имитацию самого Бобби, с характерными перкуссионными чмоканьями и шелчками. Другой так увлекся солированием, что, когда Макферрин потянул к себе микрофон, молодой человек, склонившись, так и пошел за микрофоном следом под одобрительный хохот зала...
В финальной части концерта Бобби Макферрин снова пел соло (запомнилась его оптимистичная, с хорошей оттяжкой версия бессмертного блюза Роберта Джонсона "Sweet Home Chicago" и, конечно, суперхит Чика Кориа "Spain", которому Бобби каждый раз находит новое, по-своему яркое воплощение). Ну и, конечно, было "хождение в народ". Макферрин сделал выводы из прошлогоднего неуспеха этой части концерта: все-таки средний москвич поет совсем не так, как средний американец, ведь хоровая и вообще вокальная культура в России разительно отличается от Штатов степенью распространенности (мы же не поем в церкви каждое воскресенье, и уроки "пения" в средней российской школе, если вообще есть, не выдерживают никакой критики!). Поэтому микрофон он предлагал очень небольшому количеству слушателей в партере вдоль прохода, да и то некоторые еще издали отказывались - зато прибежал, прыгая через ноги сидящих, один из тех, кто только что пел с Бобби на сцене, самостоятельно пробрался к микрофону и снова стал имитировать своего кумира, благосклонно его слушавшего.
Последним номером оказалась песенка из довоенного фильма "Волшебник страны Оз", "Over The Rainbow", написанная Харолдом Арленом и Йипом Хамбургом в далеком 1939-м. Макферрин пропел было вместе с залом первый куплет (зал - мелодия, Бобби - арпеджированные, то есть спетые последовательно, нота за нотой, аккорды гармонической сетки), как вдруг остановил исполнение и сказал: "мне нужна на сцене вот та голосистая птичка из первого ряда амфитеатра". На сцену, волнуясь и смущаясь, поднялась из первого ряда амфитеатра московская джазовая вокалистка Ирина Томаева, и Бобби спел всю эту песню с ней дуэтом - Ирина пела собственно мелодию со словами, а он по-прежнему опевал гармонию. Надо отдать должное Томаевой - она не поставила перед собой задачу поразить или ошеломить великого певца, как это явно пытались сделать многие из тех, кто выходил в тот вечер на сцену. Она просто спела эту трогательную песню с огромным чувством, проникновенно и чисто, так что в совокупности с тончайшим кружевом гармонического опевания ее голоса голосом Макферрина песня вызвала у значительной части аудитории неудержимое щипание в носу.
И совершенно неожиданным был бис, на который величайший вокалист современности вышел после продолжительной стоячей овации. Он просто сел на авансцене на тот же стул, на котором провел значительную часть концерта, и некоторое время полушутливо, полувсерьез отвечал на вопросы из зала - женат ли он, почему не поет "Don't Worry…", каковы его планы (оказалось - допеть оставшиеся в турне 23 концерта и взять годичный отпуск) и понравилась ли ему Москва. И если бы микрофоном на некоторое время не завладел все тот же назойливый имитатор, начавший пространно пиарить себя перед всем залом, было бы совсем трогательно и приятно. Все-таки многие соотечественники совершенно превратно понимают хорошее отношение к себе как повод тут же сесть на шею, а зря.
Но все эти мелочи, конечно, не главное.
Главное - нам невероятно повезло: в течение двух календарных лет мы дважды услышали человека, который сам - жанр, сам - искусство, сам - Голос. Все-таки человеческий голос - не только самый древний, но и самый совершенный музыкальный инструмент, если им пользоваться так, как это умеет великий Бобби Макферрин.

Анна Филипьева (текст),
Кирилл Мошков (текст, фото)

Анатол Штефанец, Гари ТвердохлебНикто не заподозрит автора данных строк в открытии Америки, если автор позволит себе фразу примерно такого содержания: "У хорошего музыканта двух одинаковых концертов не бывает". Этот постулат, пожалуй, отчасти объяснит то постоянство, с которым корреспонденты "Полного джаза" посещают практически каждое московское выступление молдавской группы "Тригон". Но только отчасти. В прочем, кое-что все же остается постоянным от концерта к концерту - это неизменно увлекающая слушателя богатая композиционными идеями музыка, овации, которыми публика одаривает музыкантов "Тригона" и, увы, множество пустующих мест в зрительном зале. Последний пункт не перестает вызывать у автора этих строк одновременно удивление и сожаление. Уникальное художественное явление, которое представляет собой творчество "Тригона", заслуживает места в сердцах много более широких народных масс. И, что удивительно, представители этих самых масс, случайно забредающие "на огонек" к "Тригону", действительно никогда не бывают разочарованы, а напротив, устремляются к музыкантам за автографом на свежеприобретенных по случаю дисках. А меж тем, как сказали бы в определенных кругах, явка остается низкой. Прошедшие в июне два концерта - в культурном центре "ДОМ" и в Еврейском Общинном центре - эту тенденцию лишний раз подтвердили.
Анатол ШтефанецНачало концертов задержалось - ждали публику, которая в первом случае стояла в московских пробках, а во втором боролась с искушением остаться в теплых квартирах и наблюдать разбушевавшуюся стихию из окна, либо под проливным дождем искала секретные фарватеры в лужах. В результате не досчитались многих. Добрались только самые целеустремленные. Музыканты приуныли, но виду не подали, и после первой же композиции публика уже всецело была в их власти. Концерты были посвящены выходу в свет нового альбома группы, носящего название "7 Steps". Это первая запись "Тригона" в обновленном составе - в виде уже не трио, а квартета (отец-основатель группы Анатол Штефанец - струнный альт; Валентин Богеан - духовые инструменты, вокал; Дорел Бурлаку - клавишные, губная гармоника; Гари Твердохлеб - ударные). Презентация альбома состоялась 17 июня в Кишиневе.
Анатол Штефанец, Дорел БурлакуСкучать публике московских концертов не пришлось. Способствовали этому и зажигательные балкано-черноморские ритмы, ловко вплетенные в развесистую полиритмическую фактуру произведений, и смелые тембральные соотношения - такие, как напористые унисонные риффы струнного альта с сопрано-саксофоном, оглашенный кавал (деревянная флейта) или электронная обработка скрипичного звука в пьесе "Caval’I’Coda", - и яркие образы, которыми насыщен музыкальный материал. Но, пожалуй, китом, на котором стоит творчество "Тригона", является композиция. Именно ей подчинены тембральные и ритмические изыски, и благодаря ей каждая пьеса превращается в динамичное драматическое полотно - будь то "Хорантелла", "Зимний обычай", "Старый поезд" или неизменно увлекательный "Марш отсюда".
Впрочем, помимо чисто авторского материала, звучали и аранжировки чужих пьес, такие как "Полет шмеля" или "произведение на тему американских негров "Караван"" (автор цитирует лидера "Тригона" Анатоля Штефанца). Конечно же, был исполнен коронный номер состава - "Японский блюз", в ходе исполнения которого музыканты почти всем составом играют на одной бас-гитаре. На бис "Тригон" явил публике свою знаменитую "Хэулиту" - эта пьеса, за исключением соло скрипки, исполняется музыкантами без использования инструментов, причем назвать это исполнение пением в традиционном смысле слова можно довольно условно: она построена преимущественно на ритмичных возгласах и вздохах, усиленных довольно увесистым постукиванием рук музыкантов по их собственным грудным клеткам.

Анна Филипьева
Фото: Кирилл Мошков

Говорите,
вас слушают
Сегодня мы слушаем директора джазовой программы Музыкальной школы Университета Луисвилла (штат Кентукки), саксофониста Майкла Трэйси.
Музыкант побывал в России этой весной после того, как возглавляемая им джазовая программа в октябре прошлого года принимала у себя восемь российских стажеров - молодых музыкантов, приезжавших в США на двухнедельную практику в рамках программы "Открытый мир". Майкл Трэйси - один из самых видных джазовых преподавателей на родине джаза: ведь возглавляемая им программа носит имя одного из создателей самого понятия "джазовое образование", Джейми Эберсолда, изобретателя методики обучения по игре под фонограмму аккомпанемента (такого рода учебный материал по всему миру называется "эберсолд", даже если выпущен не самим Джейми). Эберсолд создал и проспонсировал джазовую программу Луисвиллского университета, что помогло сделать ее одной из самых известных и влиятельных в США. Сейчас Джейми Эберсолд давно на пенсии, и программой руководит Майкл Трэйси...>>>>
Постсоветское пространство:
что будет

15-17 июля, Санкт-Петербург -
III международный
 Петропавловский джазовый фестиваль

15-21 августа в Коктебеле (Крым, Украина) пройдет III международный фестиваль "Джаз Коктебель 2005".
На центральной сцене фестиваля близ дома-музея поэта Максимилиана Волошина и на дополнительных площадках в течение семи дней играет самый пестрый и космополитичный набор музыкальных коллективов, который, как в зеркале, отражает уникальную роль Коктебеля в культурной жизни не только Крыма, но и всего постсоветского пространства.
Shibusashirazu
Фестиваль открывает эксцентричный японский театр фри-джаза Shibusashirazu Jazz Orchestra, не так давно проведший сенсационный тур по России. В первый день - 15 августа - играют также трио пианиста Леонида Пташки из Израиля и международный Valentine Quartet под управлением басиста и композитора Андрея Арнаутова, в Европе выступающего как Andrew Valentine, вместе с легендарным американским трубачом Лу Солоффом.
Лу СолоффВ последующие два дня на сцене - блестящий киевский вокальный ансамбль ManSound, японский театрализованный фри-джаз от оркестра "Сибусасирадзу", традиционный биг-бэнд из Москвы - JVL Big Band и маститая сборная звезд "Киев Арт Ансамбль" (во главе с неординарным пианистом Владимиром Соляником), которая отпразднует на фестивале свое десятилетие.
Известнейший эйсид-джазовый коллектив из Германии De Phazz представит свой новый альбом "Natural Fake" 18 августа. В этот день также выступят российский коллектив VF-6 и украинский Схiд-Side с оригинальными эйсид-программами.
19 августа революционные россияне Big Blues Revival и восходящая звезда канадского блюза Jimmy Bowskill будут играть на фестивальной сцене старый добрый гитарный блюз.
Достойно завершают праздник джаза 20 августа гордость Крыма - гитарист Энвер Измайлов и дуэт барабанщика Вольфганга Хаффнера и пианиста Себастьяна Штудницкого из Германии.
  • 15 августа, понедельник
    Оркестр Shibusashirazu (Сибусасирадзу), Япония
    Трио Леонида Пташки, Израиль
    Valentine Quartet + Lew Soloff (Валентайн Квартет и Лу Солофф) - США, Германия, Израиль, Украина
  • 16 августа, вторник
    ManSound ("МэнСаунд"), Украина
    Оркестр Shibusashirazu (Сибусасирадзу), Япония
  • 17 августа, среда
    JVL Big Band + Lew Soloff (JVL Биг Бэнд и Лу Солофф), Россия, США
    Vladimir Solyanik’s Kiev Art Ensemble (Киев Арт Ансамбль Владимира Соляника) - Украина, Германия, Россия, США, Израиль
  • 18 августа, четверг
    DePhazz ("ДеФазз"), Германия
    VF-6 ("Ви-Эф Сикс"), Россия
    special guest: Схід-Side со специальной эйсид-программой
  • 19 августа, пятница
    Big Blues Revival ("Биг Блюз Ривайвл"), Россия
    Jimmy Bowskill Band (Джимми Боускилл Бэнд), Канада
  • 20 августа, суббота
    Enver Izmailov’s Minaret Band (Энвер Измайлов Минарет Бэнд), Крым, Украина
    Wolfgang Haffner (Вольфганг Хаффнер), Германия
    Jam Session

В программе фестиваля - ежедневные выступления участников специальной программы "Koktebel showcase".
С 2005 года организаторы фестиваля "Джаз-Коктебель" решили ввести новый формат в рамках фестиваля. Он получил название "Джаз Дискавери Шоукейс" ("Jazz Discovery Showcase").
Уникальность джаза заключается в том, что он не предполагает соревнования и соперничества. Тем более - в Коктебеле. Поэтому запланированный изначально конкурс был заменен программой "Шоукейс".
Несмотря на свое название, главная сцена фестиваля не может вместить всех желающих принять участие в фестивале "Джаз Коктебель 2005". Среди исполнителей, которые хотели бы принять участие в фестивале, наряду с уже известными есть и молодые музыканты.
На главной сцене выступят шесть коллективов, отобранных из их числа.

В нашей "внестоличной" рубрике продолжается развитие нового проекта журнала "Полный джаз" и всего портала "Джаз.Ру", проекта, призванного помочь региональным российским джазовым организаторам сделать решительный шаг навстречу как своей местной аудитории, так и включению джазовой жизни своего города в общероссийскую, более того - общую для всего постсоветского пространства культурную среду. Всех, кто имеет отношение к организации джазовых мероприятий в России, Украине и других странах Восточной Европы, всех, кто следит за ними и кто хочет знать о джазовых событиях на территории, где читают "Полный джаз", больше, своевременнее и полнее - всех мы призываем ознакомиться с деталями нашего нового проекта, называющегося просто - "Анонсы от Джаз.Ру": сегодня у нас - Вологда и Киев...>>>>

Чтение
Мы продолжаем публикацию фрагментов книг московского композитора, аранжировщика, саксофониста и джазового педагога Юрия Чугунова. В середине 70-х он был одним из тех, кто положил начало преподаванию джаза в советских музыкальных учебных заведениях; его перу принадлежит самый первый отечественный учебник по джазовой гармонии (1976).
В ##305-308 мы опубликовали четыре фрагмента из книги ""Семь кругов джаза" (1999), а в предыдущих двух выпусках - два первых фрагмента из более новой работы, "Музыкальные пути". Сегодня - третий отрывок из этой книги...>>>>
Рецензии
Сегодня мы рецензируем три работы - альбом одной из самых ярких и противоречивых фигур из истории джазового авангарда, записанный после нескольких десятилетий молчания, альбом одного из самых традиционных вокалистов джазового мэйстрима и альбом яркого джаз-рокового гитариста, к тому же российского...>>>>
ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:

Анна Филипьева,
Юрий Льноградский,
Ким Волошин,
Константин Волков,
Юрий Чугунов,
Кирилл Мошков

Редакторы:
Кирилл Мошков,
Юрий Льноградский

Зарубежная информация
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Анна Филипьева,
Павел Корбут,
архив сервера "Джаз в России"

Воплощение:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

 

 

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

    
     Rambler's Top100 Service