ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #30-31, 2005

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading
Сад "Эрмитаж", московское джазовое сердце
Три дня джазовое сердце Москвы находилось по адресу: Каретный ряд, 3. Эти анатомические особенности легко объяснимы: с 19 по 21 августа там проходил восьмой по счету международный фестиваль "Джаз в саду Эрмитаж". За эти три дня успели выступить 16 коллективов - соответственно, столица услышала 16 часов джаза в виртуозном исполнении русских, грузинских, германских, турецких, французских, голландских и, конечно же, американских музыкантов. Но обо всем по порядку…
Итак,

День первый - открытие фестиваля

"Уральский диксиленд"Это был, пожалуй, самый немноголюдный день из трех. Оно и понятно: пятница, начало в пять часов вечера, а в это время многие еще на работе. Но, как бы то ни было, к шести вечера свободных мест уже не осталось, так что несколько человек даже сидели на траве перед сценой (в следующие два дня эта практика станет куда более распространенной). А посмотреть было на что.
Первыми на сцену поднялись музыканты "Уральского диксиленда" под управлением трубача Игоря Бурко, который, как обычно, отыграл бодро и энергично. На сосредоточенных лицах музыкантов то и дело появлялись улыбки явного удовольствия от происходящего. На третьей композиции на деревянной площадке перед сценой в первый раз появились двое, видимо, вечно молодых танцоров (известный московский ученый и его спутница жизни, показывающие настоящий класс в старых танцах на каждом "Эрмитаже", как только музыка приобретает необходимый свинговый градус). Эта трогательная сцена только украсила выступление челябинских джазменов. Слова ведущего, назвавшего музыкантов "самым черным диксилендом России", стали абсолютно ясны, когда в хрипучей армстронговской манере запел ударник - колоритный Борис "Боб" Савин. Я даже внимательней присмотрелся к нему: "Неужели он белый?" - мелькнуло в голове…

Следующим на сцену поднялся ансамбль Extreme Trio под предводительством пианистки Регины Литвиновой, которая в последнюю пару лет живет в Германии. Плюс к собственно трио (контрабасист Маркус Шифер и барабанщик Кристиан Шойбер), в составе было двое специальных гостей - немецкий саксофонист Райнер Витцель и когда-то новосибирский, а теперь тоже германский трубач Андрей Лобанов. В отличие от первого коллектива, игравшего мелодии традиционного джаза, сборная России и Германии работала в ключе современного мэйнстрима, с небольшими экспериментами в авторских композициях Регины. Мастерство музыкантов на высоте - отдельно хочется отметить блестящее контрабасовое соло и последующую коду на том же инструменте в одном из произведений (Маркус Шифер). Одним словом, Extreme Trio были хороши в тот вечер, хотя иного вряд ли кто-то и ожидал: на таких фестивалях случайных людей не бывает.
На сцене их сменили The Shin (в переводе с грузинского "Шин" - дорога домой), на этот раз в исключительно грузинском составе: немец-барабанщик, работающий с этой живущей в германии грузинской этно-джазовой группой, к сожалению, не смог принять участие в фестивале. При всем уважении к остальным музыкантам, именно эти музыканты стали героями вечера. На фоне немного однообразного джазового мэйнстрима, грузинский этно-джаз-рок был просто великолепен. Сочетание народных мелодий, иногда откровенно роковых риффов, классной перкуссии, сумасшедшего по красоте вокала, подлинно грузинского обаяния и чувства юмора сделало их любимцами публики. Именно The Shin заслужили самые громкие аплодисменты и самые многочисленные крики: "БРАВО!!!". Забегая вперед, на закрытии фестиваля команда получила приз зрительских симпатий.
Дмитрий МосьпанЧетвертыми в тот день выступали трубач Валерий Пономарев и его "Посланцы джаза" (США-Россия). Сочетание опыт + молодость определенно сработало. С опытом Пономарева мало что сравнится - один из первых джазовых эмигрантов из СССР, он в 70-е играл в одном из самых важных составов истории джаза, Jazz Messengers великого барабанщика Арта Блэйки (отсюда и русское название нового проекта Валерия Михайловича). С ним в этом проекте играют высококлассные молодые московские инструменталисты. Те, кто слышал их по-настоящему классные эмоциональные импровизации (особенно стоит отметить саксофониста Дмитрия Мосьпана), подтвердят это. Те, кто не слышал… вам придется просто поверить. Сам маэстро Пономарев смотрелся этаким старшим братом: сам одобрительно аплодировал музыкантам и призывал зрителей поддержать молодых джазменов. Выступили ребята очень уверенно и, пожалуй, были бы лучшими в этот вечер, если бы не The Shin.
Дон БрейденЗакрывали концерт возможно одни из самых ожидаемых гостей фестиваля. Речь идет о квартете Дона Брэйдена и Йориса Тейпе (США-Голландия-Россия). Вообще трудно что-то сказать об их выступлении: на ум приходит только: "Да… Мастера..!" Лучшие за вечер саксофонные импровизации - дело рук и легких Дона Брейдена. Квартет играл классические джазовые композиции и авторские произведения Йориса Тейпе. Последние были поживее, а потому слушать их было интересней, тем более, что сам автор блеснул нескольким отличными контрабасными соло.
Было около десяти вечера, когда первый день фестиваля подошел к концу. Кто-то еще оставался в ресторанчиках, доедая заказанное съестное и допивая горячительные напитки (было очень и очень прохладно), кто-то брал последний бесплатный кофе, кто-то еще стоял в очереди к туалетам, но большая часть публики уже покидала сад "Эрмитаж", направляясь к припаркованным неподалеку автомобилям или станциям метро. Многие из них уходили, только чтобы вернуться на следующий день.

День второй

Народа на этот раз собралось раза в полтора больше, так что свободных мест не осталось уже минут за тридцать до начала. Те, кому не хватило мест на желтых пластиковых стульях, стелили себе куртки/свитера/газеты и располагались на небольшой лужайке у сцены. К началу концерта газона уже не было видно.
Второй день открывал Академик-бэнд под управлением заслуженного монстра отечественного джаза - Анатолия Кролла. Как заметил ведущий: "Биг-бэнд - это всегда украшение джазовых фестивалей". Играли все тот же джазовый мэйнстрим. Этого следовало ожидать: дело в том, что весь состав бэнда - студенты Академии музыки имени Гнесиных. Сам Кролл в этот вечер не играл, только дирижировал. Талантливых музыкантов на сцене и так хватало, чего стоила только длительная саксофонная импровизация, по ходу которой друг друга успели сменить три солиста.
Следующими выступали представители известного джазового клана, братья-саксофонисты Дмитрий и Александр Бриль со своим ансамблем "Бриль Бразерс" и специальным гостем из Турции - пианистом Кентом Мете. Как и The Shin, они играли джаз-рок, экспериментируя с оттенками этно, только, в отличие от грузин, использовали ближневосточно-африканские мотивы. Получилось очень и очень неплохо. Зрители оценили и необычность мелодий, и интересную перкуссию, и классные соло, например, на акустической гитаре (Роман Мирошниченко) или ударных. Час концертного времени пролетел незаметно, оставив при этом массу приятных впечатлений.
Третьими на сцену поднялся ансамбль классического джаза саксофониста Валерия Киселева со специальным гостем - вибрафонистом Анатолием Текучевым. Что может играть ансамбль классического джаза? Правильно, классический джаз. После "Бриль Бразерс" они выглядели… суховато, что ли. В составе ансамбля - музыканты высочайшего уровня, но в садово-парковых условиях, на которые в "Эрмитаже" все время надо делать соответствующую поправку, их "академический" джаз оказался не слишком зажигательным. Хотя это совершенно не помешало двум вчерашним пожилым танцорам вновь взойти на сцену и подарить зрителям и друг другу еще один танец. Впрочем, многие джазовые гурманы, наверное, ожидают именно такого - старомодно-суховатого музицирования. Судя по громкости аплодисментов, которыми провожали Валерия Киселева сотоварищи, таких гурманов в саду "Эрмитаж" в тот субботний вечер собралось предостаточно.
Вряд ли кто-то представлял, что будет твориться на сцене через каких-то полчаса, когда на сцене появился скрипач (точнее - электроскрипач) Феликс Лахути со своим "Фанки-лэндом". Сначала образовалась примерно десятиминутная пауза, которую, как мог, заполнял ведущий, периодически вопрошая Феликса, есть ли у того совесть, а потом началось… Для начала предводитель "Фанки-ленда" под веселые ритмы стал читать рэп из серии как-здорово-что-все-мы-здесь-сегодня-собрались. Дальше - больше: Лахути исчез со сцены, оставив ее на гитариста, тот выдал отличное по-настоящему роковое соло на перегруженной гитаре - а тем временем вернулся Феликс, успевший кардинально измениться: теперь на нем была хиповая многоцветная рубаха с фиолетово-голубым мухомором на груди и красный парик. Сумасшедшее сочетание фанк-рока, хип-хопа, детсадовского утренника и личного обаяния Феликса покорили значительную часть публики, зрители принялись танцевать. Вся площадка перед сценой была заполнена людьми разного возраста, отплясывающими кто во что горазд. Респектабельные и даже вполне пожилые люди веселились, как дети. Было выплеснуто столько позитивной энергии, что ее хватило бы на освещение пары кварталов.
Последним пунктом в субботней программе были американская вокалистка Синтия Скотт и квартет живущего в Нью-Йорке барабанщика Олега Бутмана (брата знаменитого российского саксофониста - Игоря Бутмана). Казалось бы, ничего особенного: классные музыканты играют добротную музыку, за эти два дня зрители успели привыкнуть к таким выступлениям. Но! Та сила, которую в это действо вдохнула очаровательная Синтия Скотт, не поддается описанию. Все зазвучало совершенно по-другому благодаря энергии ее голоса. Отличный соул. Кстати, с выступлением Синтии связан забавный инцидент. Около сцены все время похаживал интеллигентного вида мужчина, обладатель густой бороды и шикарных закрученных усов. Одетый в светлые рубашку и брюки, он сильно походил на доктора Айболита, только что закончившего лечить зайчат и волчиц. В один прекрасный момент доктор, видимо решил, что лучше Синтии Скотт знает, как нужно петь. Поэтому, подойдя к ней, он стал по-русски объяснять, как петь правильно. Мужчина даже на несколько секунд завладел микрофоном и пропел в него пару слов, после чего вернул его ошарашенной таким поворотом событий Синтии… Через какое-то время охрана все-таки очнулась, и Айболита оттащили от сцены, чему тот был очень удивлен, даже обиделся и куда-то ушел с видом непризнанного гения. Через некоторое время певица закончила свое выступление, было около десяти часов вечера, и зрители, как и накануне, потихоньку потянулись к выходу.

День третий - закрытие фестиваля

Третий день оказался самым многолюдным. Мест не хватало даже на траве у сцены, так что некоторые наблюдали за действом стоя, а некоторые, решив, что главное - чтобы слышно было, растянулись среди клумб или сидели на скамейках в центре сада. Воскресный концерт оказался еще и самым длительным, он продолжался шесть часов, на час больше, чем предыдущие два.
Первыми свою программу отыграл ансамбль пианиста Алексея Подымкина Newtone. В качестве специального гостя с ними выступал гитарист Павел Чекмаковский. Команда играла очень живой и разнообразный современный джаз. Сам Алексей, недавний, но уже прочно обжившийся обитатель московской джазовой сцены (еще пару лет назад он представлял Новосибирск), отчего-то немного терялся при общении с аудиторией. Но, когда ребята начинали играть, они моментально преображались: ни намека на какую-то неуверенность, только сосредоточенность и мастерское исполнение. Newtone оставили крайне приятные впечатления… И исчезли со сцены.
Их сменил "Экзотик-бэнд" саксофониста Олега Киреева. Хотя музыку, которую играл "Фэн Шуй Джаз Театр" (у проектов Олега много названий), имела мало общего с джазовым мэйнстримом, это было едва ли не лучшее выступление за этот вечер, а, может быть, и за все три дня фестиваля. Использование гитары, кроме всего прочего, еще и как перкуссионного инструмента, там-тамы, маракасы, азиатские, арабские напевы и чуть ли не чтение мантр Киреевым - все это походило на какой-то ритуал, воспевающий богов музыки. Олег временами выглядел настоящим шаманом. Шаман, играющий классное соло на тенор-саксофоне - это нужно видеть! В довершение всего этого чуда в одной из композиций гитарист Валерий Панфилов заиграл гранджевые (!) риффы, чего явно мало кто ожидал, на джазовом-то фестивале!
Збигнев НамысловскийСледующим выступал польско-российский квартет всемирно известного саксофониста Збигнева Намысловского. Отыграли здорово, умело балансируя между современным и классическим джазом. Лицо пана Збигнева, казалось, вообще не изображает никаких эмоций, зато все они более чем ярко проявились в его саксофонных импровизациях. На медленной композиции, кажется, второй по счету, на сцену вновь поднялись полюбившиеся всем за три дня танцоры. Один молодой человек даже подарил им букет цветов, правда, сорвал он их на ближайшей клумбе, но все равно тронул вечно молодых стариков.
Владимир ДанилинЧетвертым принял эстафету Владимир Данилин со своим ансамблем. Аккордеон - не самый типичный для джаза инструмент, и уже хотя бы поэтому то, что делал Данилин, было интересно. Он то заставлял свой инструмент звучать почти как саксофон, то как бы подчеркивал, что он играет на аккордеоне и ни на чем другом, пускался в сложнейшую импровизацию - и неожиданно вставлял в нее мотив "В траве сидел кузнечик", чем поверг публику в совершенный восторг.
Мишель МаррСледующими выступали музыканты совместного русско-французского-немецко проекта. Трубач Мишель Марр должен был играть с давно живущим в Германии российским саксофонистом Александром Пищиковым, но последний, к несчастью, внезапно заболел и находился в больнице. Его заменил молодой московский саксофонист Олег Грымов. Каждый участник квинтета успел блеснуть мастерством: всем была предоставлена возможность для импровизации. Коллектив смотрелся очень сыгранным, и если бы Марр после выступления не признался, что вместе они репетировали только один раз, а именно накануне, ни у кого и мысли такой не появилось бы.
Честь закрывать фестиваль в этом году была предоставлена звезде мирового масштаба - саксофонисту Джеймсу Сполдингу, известному еще по легендарным альбомам лейбла Blue Note 60-х годов. Джеймс выступал с квартетом московского пианиста Якова Окуня. Так тепло, как встречали Сполдинга, публика не встречала еще никого. Крики: "Мы любим тебя, Джеймс!" - были непременным атрибутом каждой композиции. Маг сакса и флейты, видимо каким-то шестым чувством понимал, что ему кричат, демонстрировал улыбку доброго волшебника и благодарил всех еще одним потрясающим соло…
Так и подошел к концу VIII международный фестиваль "Джаз в саду Эрмитаж". Все эти три дня в саду царила атмосфера большого радостного праздника, по-настоящему значимого события в джазовой, да и просто в культурной жизни Москвы. Как сказала Синтия Скотт: "Да здесь территория любви!" Так оно и было…
Так оно и будет в следующем году - уже на IX фестивале.

Сергей Бондарьков
фото: Алексей Аввакумов

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service