ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #30-31, 2005

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading
Дежа вю
В прошлые годы я регулярно комментировал то, что пишут в нашей прессе о фестивале "Джаз в саду "Эрмитаж". В первую очередь, потому, что мероприятие это почти что массовое, и пишут о нем (соответственно) гораздо больше, чем о других мероприятиях, - с нашей, джазовой, точки зрения, быть может, и не менее значительных. Но потом мне показалось, что вроде бы уже хватит иронизировать: авторитетные газеты стали заказывать рецензии тем немногим (из нас), кто на джазе специализируется, а малограмотных (в джазовом отношении) борзописцев все равно ничем и никак не исправишь. Но после этого фестиваля мне позвонил Михаил Грин:
- Что ты можешь сказать об Алексее Мунипове? Прочти, что он написал.
Я прочел заметку Мунипова в "Известиях", и понял, что тема не исчерпана. Посмотрел заодно и другие публикации на садово-эрмитажную тему. И возникло стойкое ощущение, которое иначе, как дежа вю, не назовешь.
Ну, вот для сравнения два зачина: "Джазовый смотр в московском саду "Эрмитаж" - один из самых долгоживущих российских фестивалей" (А. Мунипов "Известия").
"Этот фест - самое долгоживущее музсобытие из всех как джазовых, так и рок-н-ролльных" (А. Беляев, "Время новостей").
Нет, я не обвиняю гг. журналистов в том, что они друг у друга списывают. Но, согласитесь, "долгоживущий" - слово не из тех, что часто употребляются. Подобные совпадения объясняются просто: журналисты пользуются одним и тем же источником, каковым, как правило, является пресс-релиз. Но в пресс-релиза восьмого "Эрмитажа" этого нет. Или я что-то пропустил?
Но это - буквально к слову пришлось. В 2000 году (№27) я обратил внимание на неадекватную реакцию некоего Олега Богачева в "Новой газете". У него фестиваль породил такие образы: "Волею игры софитов на стене соседней многоэтажки колыхалась гигантская тень саксофониста Витаутаса Лабутиса... И хорошо бы не забыть, что тень - штука страшная. Особенно большая...". И особенно автор "Новой газеты" в 2000 году возмущался вот чем: "...Издали могло показаться, что это - никакой не джаз-фестиваль, а веселый праздник автомобильной марки. Пространство, отведенное публике, смахивало отчасти на эдакий мелкобуржуазный уголок: одни люди ели и пили под пляжными "грибами", другие... тоже отдыхали, но в ложе-vip, ну а третьи (большинство, ура!), пришедшие на джаз ради джаза, размещались на стульчиках... Они, третьи, внимательно слушали музыку, иногда, впрочем, переговариваясь".
А вот что через пять лет пишет Мунипов: "Сад был забит под завязку стендами, листовками, растяжками и новейшими моделями одного японского автоконцерна, причем одна машина стояла непосредственно у сцены, создавая впечатление выездной корпоративной акции, которую решили озвучить недорогими представителями отечественного джаза. Некоторое время назад, когда на открытых площадках еще не запрещали рекламировать алкоголь, посетителей угощали не рекламными проспектами, а спонсорским коньяком". Дались им эти автомобили! А что они сказали бы по поводу фестивалей, которые генерального спонсора вообще включают в название мероприятия? Один старейший и престижнейший американский джазовый праздник - одно время носил название марки сигарет, теперь электронной аппаратуры? Или новосибирский - вообще одного миллиардера-благодетеля? Я лично и тогда, и пять лет назад на эти автомобили и внимания не обратил, а вот про то, что второй год подряд бесплатного кофе (одной распространенной швейцарской марки) было хоть залейся - не забыл. Потому что - знаете ли - к десяти вечера на открытом воздухе в Москве, в конце-то августа, холодает. Конечно, растворимый кофе - не коньяк, другой (не менее известной) марки… но тоже ведь - бесплатно. И что это гг. журналистов эта халява так напрягает? Уж не намекают ли этими тяжеловесными эвфемизмами на что-то иное? Уже врезка "Известий", которая, по идее, носит в журналистике чисто информационный характер, настораживает своим тоном: "любовь некоторой части столичной публики к слову "джаз" можно ЭКСПЛУАТИРОВАТЬ сколь угодно долго".
К тексту Мунипова я, впрочем, еще вернусь. Еще к вопросу о "дежа вю". Как три года назад, так и в этом году вроде бы уважаемый "Коммерсант" дает высказаться о фестивале неизвестно кому. На этот раз - Майе Стравинской (псевдоним?). По уровню предвзятости ее заметка ничем Богачеву и Мунипову не уступает. Одно название чего стоит: "Эрмитаж накрылся медным джазом". Ничего в джазе она не смыслит: "Единственное преимущество, которое дает форма садового концерта, - это возможность соединить классических исполнителей и экспериментаторов". Да и, похоже, джаза как такового она не знает, иначе разве написала бы "Кассандр Уилсон" и "Джеймс Солдинг". А Мишель Марр у нее превратился в "Мишеля Марсо", да еще "со своим квинтетом"... А вот о Феликсе Лахути: "Начал вставлять между скрипичными номерами пассажи звукоимитации". Вы поняли, о чем речь?
Ладно - описание не очень попсовой музыки. У наших журналистов с элементарными фактами - цифрами и именами - вообще плохо. В "Российской газете" читаем: "Збигнев Намысловский, известный в джазовой среде своими радикальными экспериментами, американский саксофонист и флейтист Джеймс Сполдинг вместе с КВАРТЕТОМ (?- Д.У.) россиянина Якова Окуня". Спрашивается, сколько музыкантов было на сцене?
В 2001-м году у Аркадия Петрова 12 коллективов (3 х 4) превратились в 16, в этом году - наоборот: 16 коллективов-участников ( 2 х 5 + 6) он превратил в …13 (газета "Культура" от 25-31 августа с.г.). С именами у него тоже не все в порядке: Заза Миминошвили превратился в "Маминошвили" (неужели после "Мимино" трудно запомнить?), а Мамука Гаганидзе в "Гагинадзе". Но это цветочки: вот Ольга Бобровская во сетевом "Взгляде" все время называет программного директора фестиваля "Михаил Гринь". И почему-то хочет показать образованность, называя "Караван" - the Caravan. Если не артикль, то какая-нибудь такая же деталь в таких случаях всегда найдется. Ну вот у Александра Беляева "ник" известного рэппера выглядит так: Easy Moo Be. Не заметили, что не так? Посмотрите выходные данные альбома Майлса Дэйвиса "Doo Bop"! И Синтия Скотт у него поет с квартетом ИГОРЯ (?) Бутмана. На самом деле речь идет о его младшем брате Олеге. Так что описка, скорее всего: Беляев уже не тот, что пять лет назад - он теперь в материале. Даже слишком - в его текстах столько ненужных подробностей и имен, что в глазах рябит. Зачем, говоря о Лахути, упоминать французского скрипача: "Действительно, мало ли людей, которые не слышали джаз-фанк, не видели фьюжн-электроскрипки (в руках того же Жан-Люка Понти)". Кроме всего прочего, Понти и Лахути играют на разных скрипках, практически на разных инструментах...
Или вот еще: "Все барабанные соло -- и даже короткие брейки -- встречаются с детской радостью. Не сочтите за грубость, но примерно так "металлисты" реагируют на гитарные "соляки" волосатых людей, какого бы качества оные ("соляки" и люди) ни были. Главное, чтоб были. Если они есть - все нормально. Мы - в жанре". Определять джаз через "металл" - для читателей ежедневных газет? Неужели же не ясно, что барабанные "брейки" и электрогитарные "соляки" (ну и словечко!) - схожи только в своей внешней театральности, а вот жанровая природа у них совершенно разная. Даже в самые пуританские советские годы Валентина Конен в своих "Путях американской музыки" смогла прямо написать о том, какой, прямо по Фрейду, хм, физиологический процесс "сублимирует" джазовый брейк.
Ладно, это - уже теория, вернемся к грешным фактам, к тексту "Известий". Дальше критикуется "уровень организации" фестиваля. Критика идет по нарастающей, аргументация вот такая: "Обещали тент от дождя - его не было (хорошо, что дождя не было тоже)". Поскольку я сам первые два дня слушал в записи (если кто не знает, параллельно радио "Культура" передавало выступления не занятых в "Эрмитаже" участников фестиваля прямо из 5-й Концертной студии на Малой Никитской, и я вел эти трансляции), цитирую "Российскую газету": "Сцену на зеленой лужайке у бюстов Чайковскому и Глинке покрыли навесом - на случай дождя, изрядно подпортившего в прошлом году настроение участникам фестиваля". Переспросил у тех, кто в первый день был, и у самого Михаила Грина: тент был, сняли за ненадобностью.
Дальше фигурируют "ученическое исполнение пьесы Мингуса "Академик-бэндом" Анатолия Кролла" и "Джеймс Сполдинг - действительно легендарный, хотя и несколько недооцененный американский саксофонист". Надо же, всего лишь "несколько недооцененный"! Где и кем "недооцененный"? А как же сам факт приглашения в качестве хэдлайнера?
А как вам такой аргумент: "Сложно представить себе человека, который специально придет послушать малопримечательную певицу Синтию Скотт, хедлайнера второго дня фестиваля, которая знаменита разве что тем, что когда-то пела на бэк-вокале у Рэя Чарльза". Мол, "отчасти проблема заключается еще и в том, что на корпоративные вечеринки зачастую привозят музыкантов куда выше уровнем". Нужны ли комментарии? Или просто напомнить о том, сколько будущих (супер) звезд начинали не только хористками, оркестрантами, поющими официантами и даже - страшно выговорить - работали не по специальности?
Да и музыкальными журналистами, между прочим, тоже не рождаются. Учатся, стажируются, становятся профессионалами - в самых разных жанрах. В каких - мы знаем, уже много видели.
Дежа вю!

Дмитрий Ухов

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service