ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #33, 2005

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading
Финский джаз - очень разный
Finnish Jazz Weekend'05Помните чеховскую школьницу, которая впервые побывав на Юге, потом написала, что "море - было большое"?
Точно так же и я, побывав на фестивале финского джаза под названием Finnish Jazz Weekend'05 (FJW'05), должен сразу сказать: да, финский джаз разнообразен, причем настолько, что сразу и не выделишь в нем какую-то самую характерную черту.
Как, скажем, гротескно-постмодернистский "новый свинг" в Нидерландах или наш чересчур серьезный уинтон-марсалисовский "неоклассицизм".
Сами финны настаивают на том, что в их джазе, который в будущем году будет отмечать свое 80-летие, есть характерный "арктический саунд" (Arctic Sound). Если я правильно понимаю, то это примерно те же нордические черты, которые свел воедино самый знаменитый джазмен Европы Ян Гарбарек.
С двумя заметными отличиями: в финском саунде, на мой вкус, гораздо меньше гарбарековской знойности, которая с одинаковым успехом годится и для "арктического" звука, и для изображения восточной зурны (например, в саундтреке фильма Тео Ангелопулоса "Пчеловод").
В скобках замечу, что легендарный финский барабанщик и лидер Эдвард Весала явно подчиняет себе и Гарбарека, и другого знаменитого норвежца - контрабасиста Арильда Андерсена, на единственном их совместном альбоме "Tryptikon" (1972): так "жестко", так "свободно" и на таком количестве разных духовых Гарбарек не играл ни до, ни после.
Эта напряженно-лирическая "знойность" передалась практически всему норвежскому электроджазу (пропагандируемому знаменитыми фирмами Jazzland и Rune Grammofon). Не случайно одно время дистрибуцией RG занималась фирма, на которой записывается сам Гарбарек - мюнхенская ЕСМ.
Финские парни, однако, как ни банально это прозвучит, оказались погорячее, хотя и назвали свой электроджаз вслед за норвежским nu-jazz'ом - Nuspirit.
Может, это заранее заданная установка, но мне кажется, что знаменитый норвежский трубач и флейтист Арве Хенриксен в составе финского ансамбля Lift играет "горячее", чем со своими.
Нет, конечно, противопоставление это условное: в конце концов, скандинавские музыканты тесно сотрудничают друг с другом. И в самой Финляндии достаточно много композиционного евроджаза ЕСМ-овской ориентации - те, кто приехал на Финский джаз-уикэнд на день раньше официального открытия, могли услышать один такой коллектив, Platypus Ensemble пианиста-космополита Сида Хилле.
Ну и еще: в финском джазе (пусть и в значительно меньшей степени, чем в попсе и рок-музыке) сказывается влияние нашего общего прошлого (прибавьте еще Польшу) - минорного танго, из которого уже в постсоветские времена вывели весь "русский шансон" (будь он неладен). Напомню, Финляндия навсегда осталась в истории единственной страной, где в советские времена самостоятельно добиралась до вершин хит-парадов наша отечественная попса. Мне кажется, "Миллион алых роз" в Финляндии помнят даже лучше, чем у нас. В программу FJW'05 включили знаменитого у себя на родине куплетиста М.А.Нумминена, который прославился тем, что перекладывал на музыку философский трактат Людвига Витгенштейна и пособия по сексу. А потом стал зарабатывать детскими песнями. Международная джазовая общественность, естественно, по-фински не понимала и высказывала сомнение, стоило ли показывать нам Scratch Band Нумминена - хоть и с джазовой трубой, но лаунджевым электроорганчиком и диджеем, извлекавшим из двух loop'ов нечто очень похожее на "In The Mood". Так вот на бис Нумминен спел свой sing along хит - "Песенку крокодила Гены", причем - представьте себе - финский текст, полностью противоположен оригиналу: что-то вроде того, "как хорошо нам всем вместе". Я тут же вспомнил "О музыкально-прекрасном" Эдварда Ганслика, который писал о том, что в знаменитой арии "Потерял я Эвридику" можно спокойно заменить слово malheur (несчастье) на bonheur (счастье), и никто ничего не заметит!
А вообще, конечно, в программе FJW'05 шоу Нумминена - исключение, в том числе и по возрасту. Кроме куплетиста Нумминена и 50-летнего саксофониста Пепы Пяйвинена (Pertti "Pepa" Paivinen), организаторы сделали ставку на молодежь, поколение двадцати- и тридцатилетних. Справедливо полагая, что финских "звезд" теперь уже старшего поколения - саксофонистов Юхани Аальтонена, Ээро Койвистойнена, "Барона" Пааккунайнена, гитариста Рауля Бьоркенхайма (впрочем, живущего в Нью-Йорке), басистов Пекку Похьола, Пекку Сарманто и его брата пианиста-композитора Хейкки Сарманто - в мире более или менее знают.
Участники Уикэнда в трамвае
Я уже не говорю о том, что финнам удается прекрасно сочетать приятное с полезным. Ни одной минуты не проходит даром: Финский джазовый уикэнд начинается в пятницу в 5 часов экскурсией на трамвае вроде московской "Аннушки", который превращен в сравнительно удобную пивную (и, между прочим, носит название марки местного пива Kopf Beer Tram - и никто не видит в этом ничего криминального). За полчаса, которые пивной трамвай совершает поездку от городского вокзала до морского порта и обратно, гостям FJW'05 представляют первый коллектив: на задней площадке ухитряется полностью разместиться квартет губных гармошек Svang.
SvangНичего общего с блюзовым mouth organ эти Harmonetta не имеют - на одной из них даже есть даже набор готовых аккордов, как на левой клавиатуре баяна/аккордеона. Репертуар - мировая музыка от скандинавской до балканской и восточнославянской. Как номер длиной в один set в сборном эстрадном концерте или в даже в джаз-клубе - очень даже хорошо. Но не более.
В субботу поздний завтрак (или ранний обед?) сопровождал известный пианист Ярмо Саволайнен. Играл собственные фортепьянные миниатюры, которые, за исключением свободных вариаций на "Tea for Two", вполне могли бы быть исполнены и на консерваторском утреннике. По стилистике и жанру они напоминали позднего Михаила Альперина, но жестче и академичнее по музыкальному языку - скорее, в духе "Мимолетностей" Прокофьева.
А потом во время сытного обеда уже на острове Суоменлинна/Свеаборг один из устроителей - Маркус Партанен с Юлейсрадио - вместо приветственной речи просто объявил, что обедать мы будем под специальную подборку из джазовых архивов финского радио. Мелочь, но какая существенная!
А закончился Уикэнд в воскресенье днем прощальным ланчем, во время которого выступал другой квартет, JimJamMurMur - четыре девушки, аккуратненько (так же, как, мне кажется, все джазовые девушки в Скандинавии) поющие a cappella на четыре голоса песенки собственного сочинения. Уверяют, что исполняют и стандарты, но программа их первого диска составлена из собственного репертуара, явно для детей дошкольного возраста. Все они вроде бы достаточно известны и как солистки - у одной, Дженни Робсон (Jenny Robson), есть даже англоязычный диск, тоже с собственными песенками. Впрочем, кажется, в Скандинавии поют все хорошенькие девушки...
И открылся FJW'05 тоже ансамблем с вокалисткой, правда, по счастью - иного жанра. Открылся в новом клубе UMO Jazz House, принадлежащем - как явствует из названия - знаменитому биг-бэнду Юлейсрадио и днем по будням служащем оркестру репетиционной базой. Если кто знает Хельсинки - это "у пяти углов" - как в Питере, там же, где замечательный музыкальный магазин Digelius.
Причем в этом квартете (называется он Kvalda) две девушки - певица Али Иконен и барабанщица Ханне Пулле - откровенно переигрывают ребят, по крайней мере в сценическом отношении. Если бы не этнические мотивы в пении солистки, вполне могло бы родиться ощущение, что это - закадровый джаз из какого-нибудь советского (или французского) кинофильма середины 60-х. Особенно когда Али Иконен поет скэтом, ну прямо позаимствованным с пластинок Swingle Singers. Если бы не стильная барабанщица Пулле, уже отметившаяся в женском оркестре Международной ассоциации джазового образования (IAJE), ощущение это было бы совсем полным. В общем, идеальный проект для наших декабрьских "Джазовых голосов".
Упомянутый уже Пепа Пяйвинен, ученик "Барона" Пааккунайнена, по возрасту успел сесть в тот же поезд, что и его учитель и другие легендарные шестидесятники-семидесятники: записался на ЕСМ с фри-джазовым оркестром Эдварда Весалы Sound & Fury. Пяйвинен участвовал в записи их хрестоматийного альбома "Ode to the Death of Jazz" (1989); впрочем, на мой вкус, именно этот альбом уступает предыдущему - "Lumi", в котором не так ощущается привкус пресловутого финско-русско-польского танго. Хотя, конечно, танго в "Оде на смерть джаза" - во многом пародийное, но большинство принимает его всерьез. Пяйвинен играл и в джаз-роковом (или, скорее, рок-джазовом) биг-бэнде "финского Фрэнка Заппы" - Юкки Толонена, и в финском проекте Энтони Брэкстона, и с вдовой Весалы- "финской Элис Колтрейн" - пианисткой-арфисткой Иро Хаарла. Наконец, Пяйвинен практически с основания работает в джаз-оркестре UMO.
Первый же его авторский проект "Umpsukkelis" (1999) был назван в Финляндии диском года. Потом последовали и другие в формате трио. И вот новый состав Пяйвинена - квартет с молодым гитаристом Тимо Кямярайненом. Формально - это все тот же шестидесятнический постколтрейнизм, но гораздо более "прописанный". В какой-то момент мне показалось, что я слушаю польского саксофониста Томаша Шукальского - на семь минут, пока звучала композиция, явственно навеянная "Арией Индийского гостя" из "Садко" (потом на диске я обнаружил, что она называется соответствующе - "Aquarian"), я это сравнение было отверг, но потом вспомнил, что Шукальский ведь был участником легендарного польско-финского проекта TWET. Наши любители джаза, между прочим, его знали, поскольку пластинка TWET'a вышла в знаменитой виниловой серии Polish Jazz, а значит - была относительно доступна и у нас.
Но с электрогитарой Пяйвинен явно склоняется в сторону электрических проектов Орнетта Коулмана. И еще мне показалось, что так, как Пяйвинен, играл бы сегодня Александр Пищиков, если бы не искал партнеров не среди ветеранов, рабски подражающих Колтрейну (вроде Мишеля Марра), а среди перспективной молодежи. В общем, без пяти минут классик финского джаза мог бы украсить любой наш фестиваль, как украсил бы "Джаз в саду Эрмитаж" Саша Пищиков, если бы здоровье позволило (для интересующихся сообщаю, что Сашу уже выписали из больницы).
Участники Уикэнда (автор - в центре)
В субботу 3-го сентября всех гостей фестиваля, как я уже упомянул, отвезли на остров Суоменлинна, где кроме плотских утех (сытный обед в сельском стиле, сауна с березовыми вениками - сначала дамы, потом господа, если кому интересно: "мы-то привыкли к совместной, - прокомментировали хозяева, - но не все гости это одобряют" ) нас ждала встреча с духовным: в местном соборе выступало трио Перкко-Пююсало-Вииникайнен. Молодой гитарист из электроджазового поколения Теему Вииникайнен, но на акустических гитарах и двое бывших вундеркиндов - саксофонист Юкка Перкко (из международного биг-бэнда, отмечавшего 70-летие Диззи Гиллеспи) и вибрафонист Севери Пююсало. Его, шестнадцатилетнего дебютанта, в 1984 году на фестивале в Пори сразу же позвала к себе Сара Воан.
Для этого трио саксофонист Перкко переложил свою программу "Земля Ханаанская", первоначально записанную в жанре вариаций на темы протестантских хоралов как "соло & strings". Переполненный собор явно пропевал внутри себя хорошо знакомые напевы, а один - как сказала мне флейтистка Жужа, жена знаменитого будапештского продюсера Габора Сель-Мольнара - знает даже любой венгерский католик. Все это в абсолютной тишине - лидер трио заранее попросил не аплодировать между номерами - и с абсолютной степенью музыкальности.
Некоторая, впрочем - совершенно неназойливая, повторность мелодических оборотов определенно была продиктована текстами хоралов.
Наконец, вечером в рок-клубе Tavastia свои "электрические" проекты показали "анфан террибль" финского джаза гитарист Ярмо Саари и европейские пионеры техно-джаза RinneRadio. Саксофонист Тапани Ринне соединял фри-джазовые импровизации с компьютерной техникой еще в конце 80-х - когда еще никто ни о каком электроджазе или nu jazz'e еще и слыхом не слыхивал. Трио RinneRadio в каких-то наших клубах выступало - естественно, с соответствующей программой. Хотя у Ринне есть проекты и с этническим вокалистом Вимме Саари и с компьютерщиком Микой Вайнио из техно-дуэта Pan Sonic. На Финский джаз-уикэнд он привел академического скрипача Пекку Куусисто, лауреата конкурса скрипачей имени Яна Сибелиуса.
Программа Ярмо Саари "Solu", известная с прошлого года по одноименному компакт-диску. "Живьем" она показалась мне еще более...старомодной, чем в записи. Несмотря на все электронные штучки и даже - в одном эпизоде - модный терменвокс, с которым - надо признать - финский гитарист справляется гораздо лучше большинства тех, кто заявляет о своем умении им пользоваться. К джазу, впрочем, шоу Саари не имело ровным счетом никакого отношения. Гораздо меньше, чем его знаменитый ансамбль финской киномузыки Filmtet (чем-то напоминающий проекты Билла Фризелла с духовыми) или Neandertal Grooves- сюиту в семи частях для биг-бэнда с соло гитарой и перкуссией (самого Трилока Гурту).

Собственно, этим концертная часть Второго "Финского джазового уикэнда" исчерпывалась. Но было и посещение Академии имени Сибелиуса. Представьте, что у нас пост декана джазового факультета занимает последователь Орнетта Коулмана! Альт-саксофонист Яри Перикомяки был первым выпускником этого факультета, защитил диссертацию и теперь возглавляет свою альма матер. А основным профессором является чуть ли не самый занятый за рубежом отечественный музыкант - пианист и барабанщик Юккис Уотила. Уотила, похоже, умеет находить средства (убеждения), чтобы в его составе появился любой суперзвездный музыкант (на первом его альбоме 1983 года "Introspection" играют Дэйв Либман, Рэнди Бреккер, Боб Минтцер, Билл Фризелл - многих из них он позднее приглашал в Академию в качестве visiting professors), потом были и Майк Стерн, и Джон Скофилд. Быть может, потому что он играет, скажем так, пост-джаз-рок, приятный во всех отношениях, но сам охотно участвует в самых разных проектах (в частности, с бывшим ленинградцем Владимиром Шафрановым). Я, между прочим, был абсолютно уверен, что Уотила у нас уже выступал. Но нет: просто в свое время Polarvox экспортировал в СССР некоторые его (тогда еще виниловые) пластинки.
И последнее: "Финский джазовый уикэнд-05", как и мартовский голландский Meeting, завершился своего рода выставкой-ярмаркой джазовой аудиоиндустрии и одновременно встречей с музыкантами. Мероприятие не менее полезное, чем сами концерты. Из него можно узнать, что Финляндия (напомню, страна с населением всего в пять с половиной миллионов человек, то есть пол-Москвы) покупает в год 10 миллионов компакт-дисков. И что за последние годы появились такие компании, как кооператив молодых музыкантов Fiasko Records (постмодернистский электроджаз, но не только), Texicalli (джаз-роковый и соул-джазовый мэйнстрим), TUM (гиганты в основном акустического джаза, генетически связанного с авангардом 60-х). Одна из самых влиятельных, RockAdillo, по эстетике соответствует нашим "Длинным рукам"- так сказать, альтернативный постмодерн с этническим уклоном. Именно RockAdillo раскрутило (так и хочется написать "раскрутилло") баяниста Киммо Похьонена. И два его последних проекта - дуэты с барабанщиком Эриком Эшанпаром (Eric Echampard) и только что вышедший проект "KTU" - Kluster и два музыканта из нового King Crimson (Трей Ганн и Питер Мастелотто).Оба диска намного интереснее, чем провальный проект с Кронос-квартетом.
Между прочим, о значении Финского джазового уикэнда свидетельствует то обстоятельство, что финский Blue Note приурочивает к нему выпуск очередного диска самой раскрученной во всем мире местной группы Trio Toykeat. Собственно, самого трио даже не было дома: они поехали представлять диск "Wake" в Юго-Восточную Азию.
Зато - вместо заключения - о двух встречах на этой мини-выставке-ярмарке.
Ко мне подходит молодая девушка:
- Вы - Дмитрий из России?
- Да, я.
- Эрика Долфи знаете?
- Н-н-ну, знаю. А что?
- Я - Рейя Ланг и я пою его "Miss Ann"! Знаете?
Вместо ответа я насвистываю, как умею.
- Значит, знаете! Тогда вот вам мой диск!
Как вы понимаете, далеко не всегда, после того, как молодые артисты вручают тебе свой промо-материал, следует продолжение.
Дома я диск послушал. И надеюсь, что Александр Эйдельман, продюсер фестиваля "Джазовые голоса", мне это продолжение устроит. Я его уже попросил.
И вторая встреча: пожилой господин, в котором я признаю Теппо Хаута-Ахо, контрабасиста Хельсинкского филармонического и оперного оркестров, известного композитора и новоджазового импровизатора.
Он тоже вроде меня узнает и как бы просто для поддержания разговора говорит, что тут недавно слышал the Russian trio and the singer, то есть русское трио и певицу.
Я начинаю перебирать в уме, кто бы это мог быть. В голове вертятся самые разные комбинации из фортепьянного/гитарного трио с вокалисткой. Называю самые невозможные комбинации. Не угадываю. Теппо - тоже ни одного имени вспомнить не может. И, похоже, разочарован в своем собеседнике - как это я не знаю очень хороших и известных в своей же стране артистов. Разговор дальше не клеится, пока я не вспоминаю, что все больше на расстоянии, но дружу с Асхатом Сайфуллиным, тоже музыкантом симфонического оркестра и джазменом.
Да, конечно, мой собеседник его знает, друг Асхата - мой друг и т.д. и т .п. Договариваемся, что будем в контакте.
Вечером, не успеваю сесть в поезд, приходит в голову: "Второе приближение"!
Только трио - с вокалисткой, а не трио - и вокалистка.
По возвращении сразу же звоню Татьяне Комовой - да, они с Теппо встречались, он наговорил всем кучу комплиментов.
Теппо - сейчас уже на пенсии, готов ехать когда угодно и куда угодно. Ситуация ,чреватая совместным проектом. Как бы ему осуществиться?
И вообще: финский - ближайший к железному занавесу - джаз, редкие, но все-таки появлявшиеся в нашей продаже пластинки, фестиваль в Пори, первые видео с финского телевидения. Недостижимые когда-то мечты, теперь вроде бы вполне осуществимые. Самое главное - есть из чего выбирать.

Дмитрий Ухов
Хельсинки-Москва
Особая благодарность - Посольству Финляндии в России за моральную и материальную поддержку

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service