502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #38, 2005
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

Конец пятилетки: одесский Джаз-карнавал-2005

Владимир ТарасовНу вот, первая пятилетка - позади. Можно бы, казалось, писать промежуточно-итоговое, искать частное и типическое, изобретать рейтинги. Но - ведь бесполезное же занятие. У всякого слушателя - свой музыкальный вкус, своя система предпочтений, и нет никакого разумного способа предпочесть одну систему другой. Можно сколько угодно говорить о том, какова техника (с подразделением на различные ее виды), знание материала, понимание стиля, фантазия и изобретательность, способность к ансамблевой игре, чувство формы и так далее. Все эти параметры, несомненно, имеют место; не исключаю, что изощренный ум музыковеда вполне может назначить указанным (и множеству других) параметрам численные значения. Беда любителя табели о рангах в том, что каждый слушатель назначает этим параметрам разный вес, он складывает их не так, как велел музыковед, а по-своему. Ладно, не каждый слушатель: влияние музыкальной образованности и предшествующий опыт слушанья создают базу для объединения слушателей в кружки по интересам.
Сами мы не местные: я не музыкант и не музыковед. Я не считаю правильным ни складывать техническое совершенство с владением историческим музыкальным материалом и выразительностью, успешный продюсерский финт - с даром божьим, рыночный успех - с личным впечатлением и специфику региональной выборки - с доминирующей линией стилевого развития, ни придавать сколько-нибудь серьезное значение какой бы то ни было отдельно взятой составляющей музыки. Вместе с тем я склонен замечать эти составляющие и пытаться понимать (в том числе и с помощью того, что люди знают об устройстве музыки и ее истории), какова их роль - но только в том случае, когда результат меня впечатляет.
Мои оппоненты называют это субъективизмом и вкусовщиной. Да. Именно вкусовщина. Причем не просто вкусовщина, а вкусовщина воинствующая, основанная на намеренном глядении сверху вниз на рассуждения большей части музыковедов, а в каких-то случаях - и на рассуждения некоторых музыкантов. Чистая логика: если нет строгого способа предпочесть одну нормативно-эстетическую систему другой (а такой способ не может лежать внутри самой нормативно-эстетической системы), то можно отбросить их сразу все и предаться вкусовщине. Говорят, "джаз - это музыка личностей", а кое-кто добавляет "и для личностей". В этом джаз не отличается от другой хорошей музыки - вся она написана, исполняется и слушается личностями.
Профессиональное музыковедение появилось после того, как публика научилась оценивать музыкальные произведения (и на базе этого оценивания). Более того, ни музыка, ни музыковеденье никогда бы не получили бы распространения, если бы публика этого не умела. Я с удовольствием напоминаю, что это именно публика дает музыкантам работу (музыковеды, по большей части, кормятся от бюджета, то есть берут у публики без спроса). Судя поп количеству шедевров, созданных и сохраненных благодаря одобрению публики - она таки не дура. И коль я взялся писать репортаж о фестивале, то должен предоставить ей исключительно честные субъективные впечатления о концертах фестиваля и о фестивале в целом. Пусть она, публика, сопоставит это с тем, что говорят другие, и что она слышал сам. Слушатель - не глухой и не дурак. Если возьмется читать мою писанину - разберется. Не устану повторять: именно он платит деньги за билеты и покупает записи, давая музыкантам возможность создавать ту музыку, которую мы так любим. Вот вам, собственно и пятилетний теоретический итого. Теперь - к делу.
Юрий Кузнецов16 сентября сего года в зале Филармонии была торжественно открыта концертная программа 5-го по счету международного Джаз-карнавала. Открывали ее продюсер Михаил Фрейдлин и арт-директор Юрий Кузнецов. Сначала говорил Фрейдлин (о любви к музыке, городу и спонсору), а Кузнецов что-то наигрывал на рояле. Затем говорил - сразу от трех лиц: арт-директора, действующего музыканта и свежеиспеченного начальника культуры Одессы и окрестностей - Кузнецов (о любви к музыке, музыкантам и публике), а наигрывал на рояле Фрейдлин. Получилось.
Джей Ди УолтерХуже получилось с первым сетом. Выступал в нем дуэт вполне востребованных, достаточно известных и квалифицированных музыканта - питерский пианист Андрей Кондаков и американский вокалист Джей Ди Уолтер. Казалось бы, стоит послушать. Две пьесы я добросовестно пытался заинтересоваться. Не получилось. То есть, услышать, что выступают щедро одаренные музыканты - это да, это бесспорно, но это-то я и так знал: Кондакова слышал в двух других проектах, об Уолтере читал отзывы людей, вкусу которых доверяю. Сама же музыка представляла собой мастерское и оригинальное балладное вокальное медитирование Уолтера, из которого торчали мастерские же оригинальные фортепианные пассажи Кондакова. Нормальный прокатный проект, как по мне. Интересный для самих музыкантов, вполне приемлемый для прослушивания в клубе под соответствующее настроение. Я совершенно не против этого, но я - за свежий воздух. Туда я (не один я, кстати) и проследовал. И не пожалел: на воздухе оказался наш старинный друг, варненский саксофонист Анатолий Вапиров, тут же познакомивший нас с вильнюсским барабанщиком Владимиром Тарасовым, который оказался приятнейшим собеседником, так что оставшееся время этого сета мы провели просто замечательно. Кофе безотказно поставлял спонсор джаз-карнавала - Nescafe Gold.
Матиас ДанекВо втором сете выступали немцы, квартет Матиаса Данека N.O.W. Сам Данек -барабанщик и композитор, получивший сначала джазовое, а затем классическое музыкальное образование в Швейцарии. Он был рано замечен, играл с огромным количеством выдающихся музыкантов, записал множество дисков. С ним играют тенор-саксофонист Матиас Эрлвайн, гитарист Норберт Шолли (Scholly) и контрабасист Хенниг Сиверц (Siverts), все - хорошо образованные и востребованные музыканты, участники многих разных проектов. Именно с ними Данек записал музыкальное переложение "Корабля дураков" Себастьяна Бранта - некогда знаменитой, а сейчас незаслуженно забытой сатиры конца XV века, и именно произведения этого диска были представлены публике.
Матиас ЭрлвайнШесть пьес - музыкальные иллюстрации к главкам сатиры - предварялись чтением короткого отрывка и демонстрацией копий ксилографий оригинального издания 1494 года. Разумеется, музыка была более композиторской и иллюстративной, нежели импровизационной и самостоятельной. Однако высокий уровень композиторской работы (как в отношении осмысления материала литературного, так и в отношении собственного и привлеченного музыкальных материалов) и умение музыкантов сыграть иллюстрации живо, напряженно, с отличным взаимодействием не оставили равнодушным ни меня, ни большую часть зала. Тут были яркие соло (солировать в этом квартете умеют все, и, поскольку гитарные и саксофонные соло замечают и оценивают чаще, мне хотелось бы особо отметить басиста Хеннига Сиверца), красивейшие унисоны гитары и саксофона, изощренные полиритмические переклички баса с барабанами, тут было плотное, сконцентрированное вокруг общего замысла звучание. Оказывается, музыкальные иллюстрации - это очень хорошо и совершенно не вторично! Я с удовольствием приглашаю желающих познакомится с творчеством Матиаса Данека и его квартета на сайте www.nowmusic.de (там же можно заказать диски).
Владимир ДанилинВ третьем сете Владимир Данилин (аккордеон), Алексей Кузнецов (гитара), Евгений Онищенко (контрабас), Игорь Игнатов (барабаны) и вокалистка Светлана Рубинина. Я послушал две пьесы - скорее из уважения к заслугам Данилова и Кузнецова, нежели из интереса. Убедившись в том, что музыканты мастерски играют то же и так же, что и как они играли давным-давно, я опять предпочел свежий воздух, разговор с Матиасом Данеком, еще кофе с Вапировым и Тарасовым и оставил эту музыку тем, кто ее любит (таких нашлось достаточно, и музыканты получили свои аплодисменты).
Лев Лебедев ("Капелла Дикси")Следующий день - 17-ое - обещал быть более интересным - это если опустить открывавшую день программу московской "Капеллы Дикси". Ничего плохого о квалификации музыкантов я сказать не могу - крепкий, хорошо сыгранный диксиленд, похожий на все остальные крепкие, хорошо сыгранные диксиленды. Я все еще не могу понять, что может делать эта музыка на фестивалях: она не настолько содержательна и глубока, чтобы ее исполнительские интерпретации в пределах выбранного стиля вызывали у меня (и, наверное, у каждого, кто не любит консервированную музыку) хоть какой-то интерес. Вот солирует тромбонист - ну, солирует, все предсказуемо. Вот его сменил трубач, вот барабанный брейк... вот разве что тубу редко можно услышать... ладно, хватит мне привередничать, это, в конце концов, сет коротенький, дополнительный, сверх основных трех, так что я его и нумеровать не буду.
Джаваншир КазымовВ первом сете - фолк-джаз-группа "Восток-Север" из Архангельска. Это гитарист Тим Дорофеев (он же бэндлидер), пианист Владимир Туров, Джаваншир Казымов (тар, саз, вокал), барабанщик Олег Юданов, перкуссионист Спартак Резицкий, басист Владимир Тетерин и вокалистка Екатерина Зорина - музыканты, в большинстве своем, хорошо известные и в рекомендациях не нуждающиеся. Коллектив не обманул: это действительно фолк-джаз-группа, и это действительно "Восток-Север". Тут есть и восточные фольклорные мотивы (ответственный - Джаваншир Казымов), и русский северный фольклор (ответственная - Екатерина Зорина), и облечение противопоставленных фольклорных тем в характерные для джаз-рока формы, инструментовку, звучание. Обращение группы с фольклорным материалом одновременно и уважительное и несколько ироничное, при этом собственно джазовый материал и приемы импровизации удачно то подчеркивают и обыгрывают фольклорную компоненту, то столь же удачно ей противопоставляются, что обеспечивает захватывающую драматургию выступления. Немало к впечатлению добавляет и отличный баланс между сольными и ансамблевыми возможностями музыкантов (почти все в этой группе - яркие индивидуальности).
Владимир ТуровОсобо мне хотелось бы выделить выразительные соло Тима Дорофеева, далекие даже от намека на квадратность сольные построения Владимира Турова и мастерское, тонкое и тактичное солирование и сопровождение Олега Юданова. Что же, могу только пожалеть, что так поздно познакомился с этими давно играющими замечательными музыкантами. Жалела о этом и публика-наша-не-дура: принимали эту весьма нестандартную музыку на ура.
Марк О'ЛириВторой сет - выступление хорошо знакомых друг другу опытнейших мастеров спонтанной импровизации Анатолия Вапирова (саксофоны), Владимира Тарасова (ударные инструменты), Юрия Кузнецова (рояль) и приехавшего на фестиваль из Ирландии Марка О'Лири (гитара). Неизвестный у нас Марк О'Лири хорошо известен на Западе, играл на многих фестивалях и известных джазовых площадках (в том числе в дуэтах и трио с такими музыкантами, как Джек ДеДжонетт и Бобо Стенсон), участвовал во многих самых проектах разных музыкальных направлений, писал и исполнял академическую музыку для гитары и струнных. Он считается одним из самых творческих гитаристов Англии и Ирландии и именно он, случайно услышав игру Кузнецова в записи, решил приехать поиграть с ним в Одессу, проинициировав, таким образом, и весь проект. Что же, получилось все замечательно, и сет полной длины казался очень, очень коротким. Выступление состояло из двух импровизированных пьес. Участники показали себя как в солировании, так и во взаимодействии в разных сочетаниях, причем каждый эпизод был органичной частью вполне оформленного музыкального произведения.
Анатолий ВапировОписывать спонтанную импровизацию нет почти никакой возможности. В этом направлении нельзя выступать без совершенного исполнительского арсенала, точного звука, незаурядного внимания, великолепной музыкальной памяти. Необходимы объемные мелодическая, гармоническая и стилевая "библиотеки", позволяющих строить и предугадывать ход композиции в реальном времени. Не обойтись без развитых возможностей взаимопонимания - своеобразных "интерфейсов" взаимодействия музыкантов друг с другом. Все это присутствует в любой спонтанной импровизации хорошего уровня и должно порождать похожие похвалы и близкие претензии (если не случилось). В нашем случае все было по-настоящему. Ну, почти все: виртуозный, грамотный и внимательный Марк О'Лири чуть-чуть, пожалуй, отставал в мышлении от своих куда более опытных коллег. Но не сдался, вытянул.
Владимир ТарасовИ еще было фантастической, волшебной красоты и сложности соло Владимира Тарасова. И еще была удивительная, опять другая игра Анатолия Вапирова и Юрия Кузнецова. И зал эту сложную, непривычную музыку принял и оценил. Как оценивал чуть не десяток других проектов Вапирова-Кузнецова (многие из них записаны, найти можно на сайте варненского фестиваля). Как ценит Тарасова в его времена с Ганелиным и Чекасиным и после (записи есть на сайте; Владимир также сообщил, что вскоре выйдет и его 13-томная Atto).
Night GrooveВ третьем сете - Night Groove, Киев. Чуть менее года назад я с большим удовольствием слушал их "бразильскую" программу, часть номеров которой - вместе с собственной музыкой коллектива и стандартами - вошла и в фестивальное выступление. До начала выступления я даже пожалел, что этому коллективу придется выступать после двух полноразмерных сетов напряженной, красивой и захватывающей, но непростой для восприятия музыки. Однако обошлось и даже хорошо получилось: Night Groove обеспечила переключение в другой, менее сложный музыкальный стиль. Разумеется, я не хочу сказать, что музыканты играют простовато, напротив, сравнительно несложные по структуре баллады играются настолько насыщенно и богато, насколько это вообще позволительно в данном музыкальном направлении. В группе - замечательная солистка Юлия Рома с хорошими вокальными данными и еще лучшим умением точно соразмерять свои сольные права и свои вокальные возможности с общей музыкальной задачей. Обращает внимание умная, не по-женски сильная как в соло, так и в аккомпанементе игра Натальи Лебедевой (она же - композитор, аранжировщик и бэндлидер). Заметен басист Игорь Закус - точный, надежный, прекрасно солирующий (в этой программе ему, пожалуй, немножко мало места). Прекрасно солирует и взаимодействут с вокалисткой и роялем саксофонист Артем Менделенко (даже Вапиров похвалил, а он-то саксофонистов хвалит не на каждом фестивале). Энергичный и надежный Алексей Фантаев - один из наиболее востребованных барабанщиков Украины - уместен и в этом составе. Дополняет группу отлично сыгравший гитарист Александр Павлов. Все вместе - Night Groove. Уверен, этой крепкой группе вполне по силам играть почти все, что душе угодно. В третьем же сете душе было угодно ровно то, что выбрали играть они. Что и было отмечено широкой публикой. Аплодисменты были и тогда, когда вместе с Night Groove спела Татьяна Боева, но этого я уже не слышал.
Петр Барон, Аркадий ОвруцкийПрограмма последнего дня фестиваля (18.09) открылась выступлением черного вокалиста Ли Дэвисона в сопровождении московского басиста Аркадия Овруцкого (он же - организатор проекта), барабанщика Кима Плэйнфилда (знатока фанка и бразильского направления, многолетнего участника состава Тани Марии), отличного польского саксофониста Петра Барона и - в Тулу свой самовар брать не обязательно - пианиста Юрия Кузнецова. Первую пьесу, это был один из джазовых стандартов, музыканты сыграли без солиста - сыграли вполне интересно. Но вот вышел вокалист - и стало ясно, что все дальнейшее будет благотворительным выступлением Барона-Кузнецова при довольно равнодушной поддержке Плэйнфилда и непротивлении Овруцкого в пользу музыкально недостаточных чернокожих. Нет-нет, я не расист. Я всего лишь против торговли цветом кожи и affirmative actions, потому что именно эти вещи способны сделать меня расистом против моего желания. Ли Дэвисон может, наверное, петь госпелс с церковным хором (с чего и начинал, собственно), для джазового же концерта у него товара попросту нет. Я, конечно, понимаю, что основная сторона проекта - деловая. Музыкантам (это я не о солисте, конечно) нужно зарабатывать. Разные проекты нужны им и для того, чтобы развиваться (не могу не отметить, что организатор состава А.Овруцкий этой возможностью отнюдь не пренебрегает - и это очень похвально). Но даже в планировании прокатных проектов все-таки не нужно продавать интереснейших Барона и Кузнецова и надежного Плэйнфилда с такой бесполезной нагрузкой, это для них унизительно, а слушателю удовольствия не доставляет (и это А.Овруцкому упрек).
Во втором сете - чешский "Автопилот" Павла Файта и Ондрея Смейкала. Файт - это барабаны, перкуссия с определенной высотой звука - струны и звучащие кольца, электронная обработка звука, вокал. Смейкал играет на диджериду - инструменте австралийских аборигенов. Оба показали блестящее владение своим инструментарием, но не техническое совершенство было целью выступления. Услышанное было не столько даже музыкой, сколько интереснейшим и захватывающим звуковым действом шаманского толка. Соответственно, реакция зала была скорее явно физиологической: меньшая часть публики этого действа попросту не выдержала и сбегала, как некоторые мнительные люди бегут от полной луны. Большая часть зала успешно вовлеклась и в действе участвовала, находя что-то свое в переплетении несложных мелодий (сложные в этот составе попросту не на чем было сыграть) и весьма сложных отчетливых ритмов. Разумеется, вовлеченность слушателей никак не отменяет анализа, но сильно его осложняет: хотя я и замечал по ходу слушанья какие-то особенности музыкальной структуры, у меня попросту не достало "многозадачности", чтобы эти особенности надолго запомнить. Поэтому я не буду продолжать и просто посоветую не упустить случай послушать, если таковой представится. А то и поискать такой случай.

Завершала концертную программу фестиваля фолк-группа "Тригон" из Молдовы - и завершила ее блестяще. Основатель и бессменный лидер Анатол Штефанец (виола, вокал), Вал Богеан (саксофон, флюгельгорн, труба, кавал, флуер, вокал), Дорел Бурлаку (клавишные, губная гарминика) и Гари Твердохлеб (барабаны, перкуссия, ксилофон) показали себя во всей красе и буквально поставили зал на уши (небольшая доля считающих музыкой только мэйнстрим - не в счет). Тонкое и ироничное сочетание богатейших тем молдавского фольклора с джазовым и классическим материалом, точные и сочные аранжировки, безукоризненное исполнительское владение инструментами и отличное взаимопонимание музыкантов находятся в точном балансе. Тот (не такой уж частый, увы) случай, когда все настолько цельно, что никакое представление о составляющих не дает представления о целом: плотной, насыщенной, искрящейся эмоциями, умом, остроумием музыке.
Trigon
Что еще... Ну, вот ведущий в этом году тоже был. Лучше бы его не было, а то я никак не могу завершить исследование особенностей продюсерского мышления и понять, как они додумались пригласить В.Каушанского после таких ведущих как (далее - по старшинству) Владимир Фейертаг, Михаил Митропольский, Алексей Коган. Может, они хотели пародию на Баташева в худшем, позднем варианте? А? Тогда это неудача явная - нужно было самого Баташева и приглашать. Ну ладно. Не поймем, но простим. Пятилетка все-таки завершена, и завершена интересной, насыщенной программой, так что нечего цепляться к отдельным, не до конца еще искорененным недостаткам. И не только концертная программа была, был и парад оркестров, и джазовый трамвай, и гала-концерт на открытой площадке у Оперного, и прочий городской оживляж - все это тоже было, кому-то понравилось. Мне же важно, чтобы продюсер дела не бросил, арт-директор не погряз в управлении культурой, спонсоры находились и следующая одесская джаз-карнавальная пятилетка была не только запланирована, но и состоялась. Чтобы фестиваль наш обрел свое не только событийное, но и стилистически определенное музыкальное лицо (я не считаю правильным присутствие в программе мертвых направлений и прокатных проектов, их - в отдельные концерты; фестивальная же сцена нужна, чтобы познакомиться с менее известными интересными музыкантами и новыми творческими проектами музыкантов известных). Как уже было сказано, слушатель - не дурак, он разберется. И за музыку заплатит. Было бы за что.

Олег Шестопалов

 

Проект Autopilote был создан в 2003 году, когда чешский ударник и экспериментатор в области электро-саунда Павел Файт (Pavel Fajt), зарекомендовавший себя в совместных проектах с такими новоджазовыми гуру как Ива Биттова, Фред Фрит, Крис Катлер, стал приглашать к участию в своем новом проекте сессионных музыкантов, исповедующих различные стили и направления, но неизменно относящиеся к новаторам звука. Так в итоге состоялась встреча с чешским пионером игры на диджериду Ондреем Смейкалом (Ondrej Smeykal) - выпускником Пражского университета изящных искусств, 12 месяцев изучавшего искусство аборигенов в университете Канберры. С 1992 года Ондрей изучает и практикует игру на духовом инструменте австралийских аборигенов диджериду. За более чем 10 лет выступлений как музыкант Смейкал дал совместные концерты с Wooden Toys, Моникой Начевой (Monika Načeva), Guru Band и Яной Кубковой (Jana Koubkovā), Филармоническим оркестром Храдца Кралова (Filharmonic Orchestra of Hradec Krālovė) - всего более 100 выступлений начиная с 2002 года. В 2004 году вышел в свет его соло альбом "Didgeridoo solo".
После выступления проекта "Autopilote" на сцене фестиваля "Джаз-Карнавал в Одессе 2005" Ондрей Смейкал согласился дать небольшое интервью:

Ондрей, как и почему именно диджериду стала твоим инструментом?

Ондрей Смейкал- О, это случилось не сразу, т.е. "первая встреча" у нас была не одна… Где-то в году 1990 в Праге я увидел уличного музыканта, играющего на странного вида трубе, издающей странный звук. Мне тогда не понравилась ни труба, ни то, как он играл…
Год спустя мой друг показал мне азы игры на диджериду (к тому времени я уже знал, что именно так называется эта труба), но и это меня не вдохновило самому играть на инструменте. Судьбоносным началом стал просмотр фильма, в котором звучали традиционные песни австралийского региона Arnhem land, и кроме прочих народных инструментов звучала диджериду. И вот только когда я впервые услышал, как звучит диджериду в руках мастеров игры на ней, я впервые осознал, какая сила кроется в этом инструменте! Думаю, истинная причина, почему я начал сам играть на диджериду, и постоянно продолжаю совершенствоваться в этой науке - это совершенно особый, уникальный способ, которым моделируется звук во время игры на диджериду. И что еще лично для меня очень важно: игра на этом инструменте очень близка к пению. Человеческий голос для меня всегда был самым сильным музыкальным инструментом. Но я никогда не чувствовал в себе тягу быть певцом. Диджериду показала мне лучший путь для самовыражения…

Сколько диджериду сегодня в твоем арсенале?

В моей студии сейчас около 60 диджериду. На сцене во время соло выступлений я использую что-то около 8, когда играю в дуэте с Павлом Файтом - мне достаточно трех.

Одна из диджериду была пластиковой, верно?

- Пластиковая диджериду - это что-то вроде электрогитары. На самом деле звук у нее не особенно хорош, но для эффектов вроде гармонайзера или овердрайва она идеальна. Традиционные тяжелые деревянные диджериду имеют очень богатый звук. Когда я играю акустический сет, то предпочитаю использовать эвкалиптовую диджериду с очень большим резонатором. Для получения мультиэффектов все же лучше использовать простой звук и обогащать его нюансами с помощью эффектов. И вот именно эта пластиковая труба не перестает меня удивлять в этом плане.

Я слышала, ты изучал игру на диджериду в Австралии?

- Да, в 2000-м году я учился в университете в Канберре: изучал рисунок и искусство аборигенов. И много свободного времени посвятил изучению приемов игры на диджериду во время своих путешествий на север Австралии. Больше всего мастеров игры на диджериду можно встретить в Дарвине и его округе. Вообще традиция игры исходит как раз из этих мест - Arnhem Land, небольшая часть Северной Территории, столицей которой является город Дарвин. Это мировой центр диджериду. Традиционная манера игры на диджериду подразумевает очень строгий порядок использования щек, языка, голоса во время игры. После нескольких уроков я понял, что эти традиционные приемы звукоизвлечения не до конца удовлетворяют мое любопытство к звуковым возможностям этого инструмента. Диджериду дает огромный спектр возможности игры на нем, традиционная музыкальная практика аборигенов использует лишь малую часть из них. Я чувствую, что в этом инструменте есть более глубинные технические и музыкальные пласты, которые мне так интересно открывать, погружаясь все глубже и глубже в эти знания. Представляете, сколько всего можно открыть в диджериду, которому уже более 40 тысяч лет!

Играя на таком древнем и изначально ритуальном инструменте, ты сам имеешь какой-то ритуал выхода на сцену и общения с людьми посредством диджериду?

- Как ты правильно заметила, это не просто звучащая труба, а ритуальный инструмент, и поэтому, конечно, он требует к себе немного большего уважения, чем все остальные прекрасные музыкальные инструменты. Но после многих лет практики игры на нем сегодня я все же больше концентрируюсь и задумываюсь об ординарных приемах, которые позволяют мне самовыражаться посредством игры на инструменте, нежели на его экстраординарных магических способностях. Например, такой банальный, казалось бы, аспект - последний прием пищи позволителен только за 2-3 часа до выступления. Еще мне очень важно перед концертом обойти зал, посмотреть на входящих людей: иногда я выбираю из зала несколько лиц и играю весь концерт только для них. Поэтому я люблю соло-выступления, а не фестивальные концерты. Тогда мне больше удается взаимодействовать с атмосферой зала и чувствами людей в нем…

Какое место в твоем выступлении занимает импровизация?

(Смеясь) - Импровизация - это как вишенка в торте! Играя, я и Павел, мы разрушаем структуру мелодии и создаем ее заново по-новому в реальном времени, и тем самым импровизируем. Проект Autopilote имеет долгую историю: это проект Павла, он постоянно ищет новых музыкантов, с которыми пробует выступать в дуэтах, и перепробовал уже всевозможные комбинации. В этот раз нас было двое на сцене, иногда мы приглашаем кого-то еще, например, известнейшего чешского джазового пианиста Эмиля Виклицки (Emil Viklicky). Мы оба чрезвычайно интересуемся новыми ритмами, современной танцевальной музыкой. Суть Autopilote в ритмике, и мы всегда чрезмерно довольны концертом, если люди на нем начинают танцевать.

У тебя есть философия своего пути в музыке?

- Да... Могу сказать, что моя игра далека от той виртуозности музыкантов, что мы видели здесь, в Одессе. Моя игра - это прежде всего изучение мира звуков, очень личный, особый язык общения с людьми. И это есть то, что я люблю находить в других артистах: эта способность на протяжении всей жизни искать и строить свой собственный путь как способ рассказать свою историю...

Анастасия Костюкович
(журнал "Jazz Квадрат", Минск)
Фото: Валерий Спрингис,
Наталья Шестакова

обсудить материал

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service