ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #39, 2005

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Vilnius Jazz 2005. 06.-09.10 (окончание)

Начало в #38

Двое на острове

Марк Дюкре, Людас Моцкунас

Выступление литовско-французского дуэта Людас Моцкунас (Liudas Mockunas, саксофон) - Марк Дюкре (Marc Ducret, гитара) не обещало легкоусваиваемой звуковой пищи для приятного времяпрепровождения. Два музыканта, бесконечно стремящиеся к полнейшей импровизации, готовили "труднопережевываемую" пищу для ума. "Готовили" - тоже не подходит, потому что это выступление было крайне спонтанным, несмотря на то, что перед саксофонистом на пюпитре стоял-таки листок с нотами. Это так, "тема разговора", а уж куда он зайдет - неведомо было никому. И публика этим сполна насладилась...
Марк Дюкре уже не первый раз в Литве. Два года назад он выступал на фестивале в Бирштонасе, который покидал в шоке - число жителей в городке и количество публики в зале равнялось! Такое Дюкре и во сне не могло присниться!.. Марк и Людас играют вместе в проекте Toxikum; в "копилке" Дюкре - одного из самых непримиримых гитарных импровизаторов в мире - совместные проекты с американским саксофонистом Тимом Берном (Big Satan, Science Friction). Сбить его с "пути истинного" невозможно: он - самоучка, больше 30 лет играет фри-джаз, и признается, что "фишка" его крайне спонтанной и самобытный манеры в том, чтобы "играть партию ударных на гитаре".
Дуэт Моцкунаса-Дюкре - чистейшая импровизированная медитация. Марк Дюкре, обладатель какой-то совершенно невероятной техники игры на гитаре (опять же, самородок-самоучка!), выдающий невероятные пассажи, с бесконечной сменой риффов, рожденными явно hand-made приемами звукоизвлечения. Кто был на концерте, подтвердит, что человек этот всего несколькими движениями пальцев запросто создает в пространстве поле напряжения, а примочки его гитары образуют настоящую стену плотного звука. Моцкунас более заботится о понимании: характерный звук его саксофона - не то чтобы агрессивный, но и не благожелательно-сладкий, скорее хрипловатый и трудный, оставаясь в рамках предложенной "игры в прятки", пытался хотя бы местами говорить на понятном языке с залом, а не только с гитаристом. Все это с внешней убийственной серьезностью обоих, за которой немедленно возникает желание заподозрить некий умысел. Умысел точно есть: более утонченного издевательства на мелодизмом трудно придумать! Из этих композиций невозможно было выделить мелодию как таковую. Вообще!
Конечно, как гитаристу, являющемуся виртуозом в таком непростом для общечеловеческого понимания области, как фри-джаз, Дюкре очень легко предстать перед публикой в роли завзятого циника. Ибо бесспорно: настоящий новатор играет, прежде всего, для себя, потом - для искусства, и уж в третью очередь - для публики. И части публики это не понравилось: в середине концерта какой-то мужчина старше средних лет в костюме-тройке встал, повернулся спиной к сцене и, демонстративно тыкая в циферблат своих наручных часов, начал публично и громогласно настаивать на том, что, мол, пора уже "заканчивать валять дурака, и уступить место "настоящему" джазу" (во втором сете должен был играть Willem Breuker Kollektief). Конфликт "талантов и поклонников" был разрешен насильственным путем: случайно оказавшийся "не в нужном месте не в нужное время" обыватель был под белы рученьки силой препровожден вон двумя находившимися в зале литовскими джазменами! Казус этот напомнил мне старый анекдот про монтера Иванова, позвонившего как-то на радио с просьбой поставить в эфире пятую сонату Хиндемита, на что радиоведущий настоятельно советовал Иванову не выпендриваться и дальше слушать свою любимую песню "Валенки"...
В конце концов из всего сыгранного дуэтом сложилась картина умной, расчетливой и мастерской работы, которую при определенном усилии над собой (умственного, не эстетического характера) можно внимать даже удовольствия ради. Во всем этом звуковом раздрае, решительно не оседающем в звуковой памяти и совершенно пренебрегающем мелодией, трудно расслышать музыку, пока, наконец, она сама не огреет тебя по голове. Слушать это, конечно, непросто, хотя и поучительно, потому что после того как затихнет последний аккорд - ты остаешься во власти впечатления, что побывал в другом мире. Что и требовалось доказать!
Еще раз увидеть и услышать гитару Марка Дюкре - такая возможность была предоставлена на финальном концерте фестиваля: играло трио Марка Дюкре, к которому присоединились контрабасист Бруно Шевийон (Bruno Chevillon) и ударник Эрик Эшампар (Eric Echampard). Эта тройка французов - коллектив непростой: его нужно "расслышать". А за "трудностями перевода" есть что-то цепляющее безоговорочно. Хотя препятствий немало…

Марк Дюкре, Эрик Эшампар

Опять чистейшей воды фри-джаз, но, в отличие от дуэтного выступления Дюкре с Людасом Моцкунасом, мелодия в этой музыке уже жила. Именно в ней была сокрыта некая хватающая за сердце нота, навевавшая одновременно тоску и утешение, говорящее о том, что всякая тоска проходит. И утешением этим были роковые реминисценции, которые звучали весьма жизнеутверждающе, и как трава сквозь асфальт, прорастали через ткань музыки. С первой минуты концерта понятно, что на сцене - фанатики импровизации, эксцентрики и очень нетривиальные музыкальные мыслители. Поразительно, насколько во время выступления три музыканта способны слиться в одно тело, в один мозг - настолько они сыгранны (вместе уже 10 лет), и настолько ход их мыслей синхронен (но при этом остается уникальным и глубоко личным). Ход мыслей, превращенный в музыку, посредством эмоции и техники - потрясающий концерт потрясающих артистов. Базовое понятие спонтанной импровизации - умение на сцене вести беседу с партнерами на разные темы, бросая реплику, которая тут же подхватывается, тут же обрастает эмоциями, впечатлениями, мыслями другого и передается, как эстафета, дальше… После концерта я очень порадовалась информации о том, что последний альбом трио как раз был записан в формате live, и очень сожалею, что это не DVD, потому что видеть, как извивается вокруг контрабаса совершенно гуттаперчевый Бруно Шевиньон, сколько гримас за концерт выдает красавчик-ударник, прошедший "школу" эпатажа от финского эксцентрика-аккордеониста Киммо Похьонена (с ним он играет в дуэте с 2001 года) - это конечно отдельный концерт и совершенно неповторимая музыка тела! Ведь согласитесь, что иногда в музыке тело тоже имеет значение!..

Пересмешники

Виллем БрейкерВ то время, когда пародии становятся серьезным творческим актом, а серьезные вещи выглядят пародийно (пример тому - описанное выше выступление дуэта Марка Дюкре и Людаса Моцкунаса), музыкальная эксцентрика и неподдельное лукавство "на голубом глазу" голландского Willem Breuker Kollektief, выступившего в последнем сете концерта второго дня фестиваля, пришлись как нельзя кстати. Пародии на оперу, джаз, классику - все это в Willem Breuker Kollektief сделано с таким виртуозным мастерством и чувством меры, что, бесспорно, попадает в область настоящего искусства, хотя возможно "в других руках" выглядело бы обычным кривлянием.
Имя лидера коллектива имени себя самого - голландского саксофониста Виллема Брейкера (Willem Breuker) в анналах джаза стоит в одном ряду с именами таких известных музыкантов-новаторов и земляков, как Миша Менгельберг и Хан Беннинк. В одно время они дружно взялись за создание традиции европейской импровизационной музыки, основав в 1967 году музыкальный коллектив Instant Composers Pool - одно из первых в Европе объединений фри-джазовых импровизаторов, некоммерческую организацию, взявшуюся продвигать голландский джазовый авангард посредством создания новоджазовых по сути и комических по настроению музыкально-театральных постановок. Быть официальными "пересмешниками" Менгельберг и Беннинк вот уже сколько лет как перестали, а вот Брейкер, собрав в 1974 году свой коллектив, продолжает шутить вот уже 30 лет!
Коллектив, поначалу сосуществовавший с духовым оркестром минималиста Луиса Андриссена (Luis Andriessen) De Volharding (“Стойкость”), в начале 70-х не шутки ради выступавшим бесплатно в заводских цехах и на судоверфях, вот уже не одно десятилетие критики называется одним из лучших в Европе ансамблей современной импровизационной музыки (их можно сравнить, пожалуй, разве что с Vienna Art Orchestra). Особенность "коллективного творчества" заключается в комбинациях джаза и классической музыки с самыми популярными жанрами - от марша и цирковой музыки до латиноамериканских ритмов и музыки для кино и театральных представлений.
Результат как юмористичен, так и серьезен: музыка полна фальстартов и пауз, неожиданной смены настроений и тонкого чувства иронии. Все это было бы не смешно, если бы не бесспорная одаренность всех 11 солистов коллектива (состав, кстати, интернациональный), ну а пианиста Хенка де Йонге (Henk de Jonge) - совершенно точно, так что, свидетельствую, в зале некоторые даже визжали от восторга, когда он, клацая пальцами по клавишам, безбожно мешал классику и цирк, на выходе получая джаз. Искусство играть чужую музыку как свою - коллективу это блестяще удается, поскольку им в сущности, не столь уж важно, что играть, важнее - как и с каким настроением. Потому что они не шутки ради именно "играют" чужими вещами, не снимая их "в ноль", а по-свойски жонглируя на заданном материале с использованием арсенала всех накопленных за годы жизни знаний - как музыкальных приемов, так и анекдотичных житейских историй.
Что касается техничности, стоит ли даже говорить, что сыграно все было замечательно. Ни в виртуозном владении инструментами, ни в особом звучании ансамбля, ни в интересных аранжировках им не откажешь. Ритм, динамика, энергетика и несомненное наличие столь редкого явления, как музыкальное чувство юмора в рамках хорошего тона - все есть! Таков фирменный почерк коллектива: музыкальная эксцентрика со множеством музыкальных цитат, вплетенных в джазовые аранжировки, плюс потрясающая сыгранностью всей секции медных духовых (в коллективе три саксофониста, два тромбониста и два трубача). Ну а когда "на бис" Виллем Брейкер взялся спеть "стандартик", уже просто можно было хохотать в полный голос, потому что все гениальное не только просто, но и смешно!

Литовский бунт

Riot
Ежегодно сцена Vilnius Jazz’a предоставляется проектам молодых литовских джазменов. Ежегодно! При том, что фестиваль этот весьма авторитетный, считается одним из старейших и престижнейших в Восточной Европе новоджазовых форумов, т.е. это отнюдь не место для "проб и ошибок юности". Но директор Vilnius Jazz’a Антанас Густис в том, что касается новоджазовой поросли, видит свою миссию. Поэтому в первом отделении последнего фестивального дня, в котором вполне могли бы выступать заморские звезды энной величины, сцена отдана была квинтету из самых молодых и активных литовских джазовых музыкантов, объединившихся в проект Riot ("Бунт").
Это не будет громко сказано: в этом квинтете играют лучшие из лучших нового поколения музыкантов! И, что немаловажно, ученики лучших! Ян Максимович (саксофон) - ученик Пятраса Вишняускаса, Дмитрий Голованов (фортепиано) - Артураса Анусаускаса, Мариюс Алекса (ударные) дебютировал на джазовой сцене в 13 лет в дуэте с Олегом Молокоедовым! Витис Нивинскас - бесспорно, лучший молодой контрабасист Литвы, и не просто музыкант - очень креативная личность, композитор, инициатор нескольких музыкальных формаций и активный участник совместных проектов. На трубе в квинтете играет сын Пятраса Вишняускаса, Доминикас, ныне студент консерватории в Амстердаме. Все остальные участники проекта - выпускники музыкальной школы им. Дварионаса, Вильнюсской консерватории и Литовской академии музыки и театра.
За плечами у юных дарований - призы многочисленных конкурсов: собственно проект Riot был назван обладателем Гран-при I-го Международного джазового конкурса Hope of Jazz. У лидера коллектива - Яна Максимовича - Гран-при литовского конкурса саксофонистов в Клайпеде, третий приз международного саксофонного конкурса "Бриллиантовая нота" в Латвии и первый приз Международного конкурса молодых джазовых исполнителей (Клайпеда). Его дебют на сцене Vilnius Jazz’a состоялся в 1999 году в составе ансамбля Олега Молокоедова; затем он выступил на сцене фестиваля в проекте Витиса Нивинскаса "Coltrane Impressions" (2000), и с тех пор стал ежегодным участником форума: в 2002 году выступал тут со своим квинтетом, в 2003 - с квартетом, в 2004 - в составе проекта Baltic Asteroids.
На фестивале группа представила программу из композиций Яна Максимовича и Витиса Нивинскаса. Если быть искренней, связь между названием и тем, что играют музыканты, я не уловила: какой смысл называть свой коллектив "бунт", если играешь ты композиции в рамках современного джазового мэйнстрима? Стилистически группа балансирует между хард-бопом и фри-джазом, скорее тяготея к первому. Очевидно другое: эта музыка красива и романтична, и в чем-то, конечно, по-юношески смела. А удача, как известно - награда за смелость!
Несомненно и радостно другое: уже в который раз убеждалась, и выступление Riot стало еще одним веским доказательством - без высококлассных джазовых музыкантов Литва не останется! Налаженный конвейер передачи джазовых знаний от поколения к поколению, возможность обучения за рубежом, достаточное количество фестивалей, предоставляющих сцену молодым музыкантам и их проектам - все это, конечно, способствует пополнению новыми блистательными именами и без того объемистого тома истории современного литовского джаза. И вот концерт Riot наглядно представил цепочку имен таких музыкантов, которые, несомненно, в скором будущем станут ведущими творцами литовской джазовой сцены: Голованов, Максимович, Нивинскас, Алекса. Немного с опаской поставила бы в этот ряд имя Доминикаса Вишняускаса: звучанию его трубы все еще не хватает полного дыхания и полета. Он кажется скованным и зажатым, что совершенно вредит звуку. Но, может быть, над ним довлеет авторитет отца? Такой фактор нельзя сбрасывать со счетов ни в коем случае! Тем более что Пятрас Вишняускас пришел только на один концерт фестиваля и только для того, чтобы проконтролировать выступление сына. Конечно, лучше Доминикаса среди молодых литовских джазменов на трубе не играет никто, но назвать его "молодым львом литовского джаза", как это можно смело сделать в случае с Максимовичем или Головановым - язык не поворачивается. Но несколько его соло на концерте, конечно, заставили поверить, что потенциал есть, осталось только настроить душу на свободу джаза… Ну или взбунтоваться, правда, что ли?

Анастасия Костюкович
журнал "Jazz Квадрат", Минск
Фото:
Jazz.Scene.Lt, Виктор Яковлев

обсудить материал

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service