ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #41, 2005

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

The Shin в Москве: настоящее и будущее

Заза Миминошвили и Зураб Гагнидзе8 ноября в джаз-клубе Cool Train, что на третьем этаже развлекательного комплекса Б2, состоялся концерт грузино-германской команды The Shin (шин - по-грузински дорога домой, дом). The Shin - это Заза Миминошвили (акустическая гитара, пандури), Зураб Гагнидзе (бас-гитара, вокал), Мамука Гаганидзе (вокал, перкуссия, акустическая гитара) и Рэймонд Качински (ударные, перкуссия). В таком составе играют уже с 2001 года. До этого состав несколько раз менялся. Сейчас The Shin обитают в Германии.
Сами музыканты называю стиль, в котором играют, иберо-кавказским. Что бы это ни значило, звучат The Shin просто здорово. Совмещение нескольких музыкальных традиций всегда дает интересные результаты, а уж такое хитрое сочетание, как джаз + народная грузинская музыка + некоторые индийские гармонические ходы, заранее обречено на успех.
Чего только не было на этом концерте: начиная с вариации на знаменитую "Take Five", которая называлась "Took Five", заканчивая "джазовым стандартом начала семнадцатого века", который Заза сыграл на пандури. А ведь еще была игра, которую можно было бы назвать "попробуй повтори", в которую поиграли гитарист и басист! Вообще то, как The Shin общаются на сцене, - тема для отдельной статьи. Это какой-то невербальный контакт, все понимается сразу же и без слов. Какое-нибудь подмигивание, еле заметное движение - и все всем ясно. Это просто какой-то театр мимики и жеста!
В паузах между песнями Заза рассказывал, о чем будет следующая композиция. Истории вроде: "Парень едет из своего села, чтобы продать картошку на рынке. Это очень важное дело, знаете ли. Вот он едет по дороге и встречает разбойников. Они, конечно же, хотят забрать картошку у парня, и ему ничего не остается, кроме как побить их всех", - покорили публику. Плюс ко всему, выше сказанному, The Shin классные музыканты. По джазовой традиции каждый из них поимпровизировал вволю (отдельно стоит отметить гитарные соло!). Так ведь еще не стоит забывать, что трое из музыкантов грузины, поэтому удивительное по своей живости, естественности и красоте пение в два голоса присутствовало в каждой композиции.
Теперь попробуйте представить весь этот музыкальный коктейль - и вы гарантировано пожалеете, что вас там не было. Однако, не стоит отчаиваться: в декабре The Shin привезут в Москву свой новый проект, который обещает быть очень и очень интересным.

Заза Миминошвили о новом проекте:

Заза Миминошвили- В декабре мы собираемся представить проект, где, кроме нас четырех, будут народные грузинские инструменты, еще три голоса и, что очень важно, один танцор. Это действительно что-то новое. Вы все знаете традиционное грузинское народное творчество. А то, что мы сейчас хотим вам показать, - это скорее традиция, которая была прервана где-то в 30-х годах прошлого века. После этого развилось то самое народное искусство советского образца, масштабное, могучее, а вот личности как-то терялись. Там главный акцент был на массовость, мощность танца. Мы же теперь хотим показать, что было до этого, ту часть народного фольклора, которая до сих пор оставалась неизвестной. Мы нашли виртуозов народных инструментов, и, как ни удивительно, это все молодые люди. Например, дудук. Сейчас это уже известный инструмент, вы наверняка слышали Дживана Гаспаряна, он вообще уже мировая величина. Кстати, если все получится, мы в следующем году будем делать проект с ним. А в этом проекте мы представляем молодых мастеров дудука. Этот инструмент, насколько я знаю, появился на Кавказе, и есть две основные школы игры на нем: грузинская и армянская. Дживан Гаспарян, как раз, принадлежит к армянской школе. Грузинское же звучание другое: оно мягче, что ли.
Вообще трудно что-то рассказать об этом проекте, его надо посмотреть самому. Нас будет одиннадцать человек: десять музыкантов и один танцор. Не удивляйтесь, что танцор только один, он прекрасно обойдется без остальных сорока. Чтобы было лучше понятно, можно привести пример из испанской культуры - фламенко. Там один танцор рассказывает в танце что-то очень важное, этот танец более личный, эмоциональный. У грузинских танцоров даже термин для этого есть: "алали". Как же его на русский перевести? Это простой, честный, настоящий… А, вот! Наверное, лучшим переводом будет "искренний". Мы, когда говорили с танцорами, объяснили, что мы не хотим, чтобы они кидали кинжалы, прыгали на два метра и т.д.… Это все прекрасно, но когда человек танцует один, там столько эмоций, столько виртуозности, что не нужно бросать кинжал! Просто это стереотип кавказского танца. Я не отношусь к этим танцам плохо, просто не хочу, чтобы люди думали, что только это и есть.
Мы между собой, на нашей кухне называем то, что мы делаем второй серией. Первую сделали еще наши праотцы. Сейчас ХХI век, поэтому пора показать то, что происходит сейчас. Только не поймите неправильно: это не будет какой-нибудь синтез рэпа и техно с грузинским танцем. Такими экспериментами мы принципиально не занимаемся. Чтобы объяснить, чем мы занимаемся можно опять привести в пример фламенко. Там была строгая традиция, не было импровизации и т.д. А потом пришло новое поколение и сделало новое искусство. Мы чувствуем, что принимаем участие примерно в таком же процессе.
Мы будем очень рады, если все удачно сложится, если получится PR-компания, чтобы те, кто хочет увидеть что-то новое, а не музейную классику, знали о нашем проекте. PR вообще сейчас решает очень многое. Показывать новый проект мы будем в "Доме". Так что ждем всех в декабре на наше выступление.

Сергей Бондарьков

обсудить материал

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service