502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #42, 2005
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

Мэтью Гэррисон: "Джаз - это чистая душа..."

Как обычно, после крупных выставок или фестивалей собирается много информации - записанные на диктофон интервью и разговоры на тему, объемистые пресс-релизы или просто какие-то пометки, сделанные второпях на клочках бумаги. Вся эта информация обычно остается "на потом". Заканчивается основное мероприятие, пишутся оперативные репортажи, и приходит время осмысления всего услышанного и обговоренного во время фестиваля.
Так было и на сей раз. После Второго международного фестиваля авангард-фолк-музыки (см. в текущем выпуске) осталось много того, о чем хотелось бы рассказать. Самой запоминающейся и информативно насыщенной была беседа с самой яркой звездой прошедшего фестиваля - американским бас-гитаристом Мэтью Гэррисоном.
Суперзвезда авангардного крыла джаза, сын легенды джаза Джимми Гэррисона, басиста и партнера Джона Колтрейна , игравший вместе и на равных с Хэрби Хэнкоком, Джоном Маклафлином, Пэтом Мэтини, звучащий на нескольких десятках альбомов, имеющий и несколько своих сольных проектов и даже собственную рекорд-компанию, сидел как "обычный" человек в ереванском "Авангард-фолк клубе" и потягивал армянское пиво.

Мэтью, как ты вообще попал в Ереван? Ведь здесь фестиваль авангардной фолк-музыки, ну, ладно, этно-джаза, а ты вроде играешь музыку другого направления…


- Видишь ли, этно-музыка - это основа всего. Она примитивна на первый взгляд, бесхитростна, но очень богата внутренне и полна эмоций. Я люблю народную музыку, вне зависимости от того, какому народу она принадлежит. Именно этно-музыка дает начало всем другим музыкальным жанрам, заряжает энергией и новыми мыслями креативных музыкантов, дает новые импульсы развитию и движению вперед музыкальной мысли. Притом, что она акустическая, в ней заложена мощная электризующая энергия. Вспомни - итальянская тарантелла, ирландская джига, традиционный блюз, африканские и балканские ритмы, восточная музыка. Сколько страсти! А ведь никаких синтезаторов и электронных примочек. Руки, ноги, примитивные инструменты. В общем, мне нравится. Вот поэтому-то я и люблю играть с Джо Завинулом в его "Синдикате". Он тоже очень любит фолк и здорово синтезирует его с современной музыкой. Так что я не чувствую себя чужим на этом фольклорном празднике жизни. А что касается разницы между стилями и жанрами, то я придерживаюсь мнения Дюка Эллингттона на этот счет - есть только два вида музыки: хорошая и плохая.

Джаз считается интеллектуальной музыкой, музыканты этого направления обычно бывают высокотехничными и хорошо подготовленными теоретически. Как они взаимодействуют с исполнителями этно-музыки?

- Музыка - это в первую очередь эмоции. Если в твоей музыке слушатель чувствует эти эмоции, твои мысли, ощущает биение твоего сердца, то, значит, ты достиг своей цели, и неважно, что ты играл. А когда ты играешь лишь то, что написано в нотах, будь ты самым техничным исполнителем, с дипломом самого престижного заведения, ты ничего не добьешься своей музыкой. Музыкант должен уметь передать свои ощущения слушателю любыми доступными ему средствами, ведь музыка, да и все искусство - это способ общения. И чем оно ярче, чем понятнее, тем большего успеха достигает артист. Стиль, жанр, направление здесь не важны.

Твой отец - представитель традиционной школы джаза. Ты играешь самую современную его разновидность. Сейчас все стараются идти вперед. А как же традиция? В музей?

- Думаю, да. Вот например, автомобили. Очень многие во всем мире восторгаются старыми - 50-60-х годов - моделями американских машин. Ходят на автопробеги раритетов, вешают фотографии этих мастодонтов на стену, миллионеры забивают ими свои гаражи, знают их характеристики назубок. Но себе, для ежедневного пользования покупают новые японские или европейские экономичные модели. Так же и с джазом. Да, все любят "старый добрый" джаз. Но мысль не стоит на месте, рождаются новые люди с новыми взглядами на жизнь и искусство, и появляется новый джаз. А старый - да, хороший, но ему место на полках коллекционеров и в фонотеках музыкальных учебных заведений. Меня очень раздражает, когда сегодня молодые ребята, окончившие музыкальный колледж Беркли, пытаются играть так, как играл мой отец лет 50 тому назад. В лучшем случае получается удачная копия. Но кому нужен сотый вариант исполнения одного и того же стандарта, в одной и той же манере? Это уже ремесленничество. А вот люди, которые не просто исполняют музыку, а создают ее, пытаются придумать что-то свое, вызывают уважением. Конечно, все они могут играть, играют и уважают музыкальное наследие истории джаза, но при этом пытаются создать что-то новое. А еще есть люди типа Уинтона Марсалиса, который присвоил себе право диктовать свое мнение всем и вся, и навешивать ярлыки. Да, он великолепный трубач, хороший аранжировщик и бэндлидер. Но он - ремесленник, не создавший ничего своего. И оправдывая свою немощь, утверждает, что он - хранитель традиций.

Но ведь ему присвоили титул "профессора джаза" и "джазового посла"…

- Кто? Музыкальные критики, остановившиеся в своем развитии где-то на рубеже 70-80 годов? Однажды я высказал эту же мысль в своем интервью корреспонденту журнала DownBeat. Так он, бедняга, под стол полез. Конечно, никто не даст ему разрешения напечатать такую "крамольную", идущую поперек официальному мнению мысль. Джаз, к сожалению, это тоже бизнес, официоз и политика.

Ну ладно, а каким ты тогда видишь будущее джаза?

- У-у-у… Ну и вопрос. К сожалению, боюсь, что будущее джаза - это музыканты типа Ричарда Бона. Этот парень знает, как добиваться успеха. Он успешно эксплуатирует свое происхождение, музыкальное наследие своего континента, не брезгует популистскими трюками, при этом, безусловно, являясь хорошим музыкантом. Бизнес все глубже проникает в искусство, и в джаз, в том числе. Кстати, насколько я знаю, ваш Арто Тунчбояджан недолюбливает Ричарда именно из-за его таких немузыкальных приемов.
Часто способы достижения своей цели бывают не всегда честными. Например, недавно вдова Джона Колтрейна, Элис Колтрейн, прислала мне чек на 220 долларов за записи моего отца, сделанные им вместе с Колтрейном. Это уникальные записи их совместных экспериментов, ранее никем и нигде не издававшиеся. 220 долларов - это минимум, который нужно выплачивать музыканту по правилам музыкального профсоюза Америки. А записи эти стоят стократ дороже. Я уверен, Элис заработала на них много денег, а меня практически оскорбила таким шагом. Уж лучше бы вообще ничего не платила, а попросила бы подарить ей права на эти записи.
Что касается творческой стороны дела, то я уверен, что будущее джаза - в симбиозе с фольклором и классикой. Вон, посмотри (он показывает на играющих на сцене Арто Тунчбояджана, Карима Зиада и Азиза Сахмаоуи). Вот будущее джаза, оно уже наступило, оно сейчас здесь, у вас. Потому, что джаз - это чистая душа, собственная манера, хорошая техника, изобретательная импровизация. Вот, наверное, и все определение джаза. Кстати, как известно, Колтрейн называл эту музыку - "социальная музыка", он не признавал определения "джаз".

Артем Манукян и Мэтью Гэррисон"А-а-а! Вот идет мой бас-брат!", воскликнул музыкант, прерываясь, чтобы тепло поприветствовать молодого, но уже достаточно раскрученного армянского бас-гитариста и виолончелиста Артема Манукяна, играющего параллельно в двух группах - "Катунер" и "Armenian Navy Band". За день до этого Гаррисон внимательно слушал местный коллектив и, конечно, обращал особое внимание на игру молодого басиста. Он явно остался доволен услышанным. "Вот будущее вашего джаза! Такие ребята и будут определять судьбу современной музыки. Они музыкально образованны, твердо опираются на богатое наследие своих предшественников и достаточно пытливы. От них и следует ожидать новостей".
Постоянно краем глаза наблюдавший за происходящим на сцене, Гаррисон вдруг встрепенулся. Начал играть смешанный армяно-арабский коллектив. Почувствовав, что наклевывается нечто интересное и можно слегка побузить, заезжий авторитет полез на сцену, чтобы вместе со своими друзьями-партнерами попытаться создать нечто прямо на сцене, на глазах у публики. И почти сразу по залу начала растекаться созданная буквально за мгновение музыка.

Беседовал Армен Манукян,
Ереван
первая публикация: "Голос Армении"

обсудить материал

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service