ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #1, 2006

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Молодая сцена: Виктория Чековая

Вика, ты сразу избрала для себя карьеру вокалистки, или были мысли стать кем-то другим?

Виктория Чековая- Ой, у меня был долгий и тернистый путь к музыке. В девятом классе у меня была мечта стать дизайнером одежды. Потом все изменилось, к одиннадцатому классу я решила стать филологом. У меня была за плечами музыкальная школа, но это начинание как-то грустно закончилось - как и большинство обычных детей, я захлопнула крышку рояля насовсем. В глубине души оставались какие-то мечты, но, проходя мимо училища, я все-таки думала: "Нет, там одни гении учатся". Мне даже и в голову не приходило, что все может настолько измениться со временем. Я преспокойненько поступила себе на филологический факультет, но какой-то червячок потихонечку меня грыз, и в итоге я пошла в студию "Импроджаз" - была у нас такая в Новосибирске - просто так, для себя. И меня сразу определили по классу вокала к новосибирской джазовой звезде Наталье Соболевой. Она мне с первого же занятия сказала: "Поступай!" Ну, я, конечно же, сказала: "Нет, доучиться надо. Папа с мамой хотят, чтобы у ребенка была нормальная профессия".
В результате я где-то так позанималась с годок, опять все не очень заклеилось, я снова прекратила это дело... Месяца два-три я смогла потерпеть как-то, практически вообще не открывая рот. Но, в конце концов, не выдержала, пошла и поступила к Ершуковой Татьяне Владимировне, у которой и училась, пока не закончила. Два года я бегала между двумя учебными заведениями, но в конце концов музыка победила, и теперь это моя основная профессия.

Роман Столяр преподавал у тебя импровизацию?

- Основное, что он преподавал у нас - это джазовая гармония. Он и еще что-то преподавал, но я сейчас уже правильное название не вспомню. И, помимо этого, лично у меня он преподавал импровизацию. Правда, к сожалению, я в то время не все взяла, что могла бы перенять у этого человека, поэтому сейчас благодарю судьбу за то, что она все-таки опять свела меня с ним. Роман - очень интересная творческая личность, с которой приятно иметь дело.

То есть в проекте, который вы с Романом представили на восьмилетии портала "Джаз.Ру", вы участвовали уже на равных, а не как преподаватель и ученица?

- Нет, не на равных еще. У меня пока что, как говорится, спина чище (смеется, намекая на известный анекдот про Чапаева). Я закончила обучение два года назад и, в общем, у нас с Романом уже был один проект - года четыре или пять назад. Но там были в основном неизвестные джазовые стандарты в традиционной форме. Сейчас же у нас уже все немножечко иначе. Сейчас у меня у самой стали появляться какие-то самостоятельные музыкальные мысли. Раньше был как бы период накопления, когда все интересно, кого-то копируешь… А сейчас я уже немножечко по-другому на это смотрю. Тем более ценно сотрудничество с Романом, потому что он - кладезь идей, и мне очень нравится то, что он делает. Это созвучно моим собственным поискам.

А каким музыкантам ты подражала?

- У меня до сих пор есть любовь к Рэйчел Фэррелл. По способу музыкального мышления мне очень нравится Кассандра Уилсон. Недавно я услышала новую для меня вокалистку - Лису Соколофф. Тоже интересная певица - такая безумная смесь Дженис Джоплин и Рэйчел Фэррелл. Очень экспрессивная женщина.
Мне интересен Бобби Макферрин. Пожалуй, в большей степени - поздние периоды его творчества, когда он стал поспокойнее и помудрее. Конечно то, что он делает - невероятно.
Ну и, конечно, любимых инструменталистов у меня целая куча. Например, мне сейчас очень интересна современная музыка, сродни той, которой интересуется Роман Столяр - новые порождения академической музыки, минималисты… Очень мне греет душу это все. Вот такой у меня круг интересов.

У меня сложилось впечатление, что в твоем музыкальном восприятии и в том, как ты подаешь музыку, много от инструменталистов.

- Ну, да. Есть такое дело.

Ты специально стремишься к такой подаче или само выходит?

- Оно так изначально получалось, и слава Богу. Мне близок именно такой способ - без излишнего вокализирования. В этом направлении и буду развиваться дальше. Еще, конечно, многому надо учиться, но очень хорошо, что есть осознание этого. Значит, мы еще живы (смеется).
Сейчас появляется много всяких интересных мыслей. И, что особенно радует, это мои собственные мысли. Помимо проекта с Романом Столяром, которым мы занимаемся, когда у него есть время (смеется), есть еще и мой собственный проект. Так уж получилось, что он - волею судеб - полностью женский. Называется он трио "Седьмое небо" - такое вот простое наивное название. И там как раз воплощаются мои идеи разного рода. Сочинением музыки там мы занимаемся вдвоем с пианисткой Еленой Скоробогатовой, которая очень хорошо дружит с аранжировкой (смеется). У нас началось все с того, что в мою голову закралась мысль (а в сердце - чувство): надо бы и на русском языке сделать что-то. Мы попробовали, Лену это сильно воодушевило, и она написала вокальный цикл "Кольцо" на стихи Кольцова. Я ей подсунула стихотворный сборник, и у нее "пошло"... Кроме того, мы 8 ноября впервые показали нашу версию цикла "Русская тетрадь" покойного ныне вологодского композитора Валерия Гаврилина. Роман [Столяр] очень удивился, когда мы сказали, что мы взялись за это. Он сказал, что мы очень смелые девушки (смеется).
Нас все пытают, в каком же стиле работает "Седьмое небо". Но определить я так и не могу, на самом деле. То есть там и этнические, и джазовые элементы, и классические... А мне интересно работать в ладовом русле. И минимализм меня очень интересует, опять-таки. Да что там - ведь и то, чем Роман Столяр занимается, я не могу определить стилистически...
Да ведь еще и третье направление у нас образовывается. Это аранжировки Иоганна Себастьяна Баха, как ни странно. Тоже в этническо-джазовом стиле. И есть еще просто песни на русском языке, но опять же с такой... очень наверченной джазовой гармонией. Когда мы говорим, что это попса, все очень смеются. Мы говорим: "Вот это - наша попса". Люди удивляются, что мы это попсой называем, но, в общем, это и есть какие-то такие... просто хорошие песни, скажем так.
А еще есть проект, в котором я участвую... Этно-джаз-роковый. Скорее даже джаз-роковый.  Руководителю коллектива Алексею Пыстину - это такой новосибирский джазовый пианист - интересно работать в направлении этнического звучания. У нас не так давно был проект - этно-джазовые, даже джаз-роковые аранжировки русских народных песен. Еще я не сказала, конечно же, о сотрудничестве с новосибирским саксофонистом Владимиром Тимофеевым. Он тоже идет по особому пути, в Новосибирске он такая... особняком стоящая личность. Он делал проект с новосибирскими электронщиками "Nuclear Лось"- и приглашал меня. Получался, скажем, эйсид-джаз.
Вот, собственно, такие у меня в Новосибирске проекты. Ну, помимо этого, конечно же, джазовые стандарты - исполненные не совсем стандартно... От них я не отхожу пока. Собственно, это то, что мы с Романом показали в Москве.

Как это все воспринимает публика? Есть уже какой-то круг почитателей?

- Ну, круг почитателей есть. Причем таких... Реальных и ревностных. Я бы сказала, что мы широко известны в узких кругах (смеется). Потому что музыка далеко не для широкого слушателя, конечно же. Вот Академгородок новосибирский нас хорошо принимает, что радует. Ну, там публика несколько другая, чем у нас в городе. Более интеллектуальная, скажем так. Это же студенческий городок, там все по-другому.
А недавно у нас был такой безумный проект - мы участвовали в рок-фестивале (смеется). Нас занесло. Ну, нас пригласили, а мы и не отказались, потому что все-таки надо выступать. У меня было, конечно, такое ощущение - непонятно, что же сейчас будет... но, как ни странно, прошло очень хорошо.

Ты выезжаешь из Новосибирска с гастролями?

- Конечно. Началось это давно-давно с поездки на конкурс. Был такой конкурс "Золотой Геликон" в Новокузнецке - по-моему, он проводился единственный раз (смеется). Вот я там поучаствовала. Это одно из первых впечатлений. Потом начались поездки на фестивали. В прошлом году были с девчонками на "Живой воде", на алтайском фестивале. Были в Алма-Ате - там есть такой проект, серия концертов "Это надо услышать". Этим летом были на фестивале "Саянское кольцо" в Шушенском.
Конечно, хотелось бы больше. Но уж такой путь мы себе выбрали - музыка не для широкого слушателя. Поэтому я прихожу к выводу, что в нашем случае важно выбирать свою публику. Лучше уж тщательно ее выбрать, чем потом испытывать такие моменты, когда публика просто уходит. Когда публика не твоя, и она пришла, например, на одно, а услышала - другое. И дело не в том, что ты плохой или хороший музыкант, а в том, что просто не совпали чаяния и надежды слушателей с тем, что мы можем предоставить. Поэтому, надеюсь, мы в Москве еще побываем и в составе "Седьмого неба" (смеется).

Какое из твоих выступлений тебе как-то по-особенному запомнилось?

- Недавно у меня был интересный, достаточно авантюрный творческий акт - выступления с саксофонистом Владимиром Чекасиным, когда он проезжал по Сибири. Он ездил в Новокузнецк, потом был Томск, Новосибирск и Кемерово, по-моему. Это был, конечно, экстремальный акт (смеется). Роман Столяр уже писал об этом в "Полном джазе". Я приехала, собственно, только на один из концертов, и меня поставили перед фактом, что им нужна скэтовая вокалистка во все четыре города. Это было экстремальное состояние, потому что везде разные программы, разные музыканты, потому что состав, который первоначально собрался, естественно, не удержался на весь тур... Многие вещи были для меня новы. И опять-таки я получила очень большой стимул для развития, так же как и здесь, в Москве.

Это твой первый заезд в Москву?

- Ну, частным образом я здесь, конечно, бывала, а вот с музыкальными акциями не приходилось. Выступаю я в Москве в первый раз. Так что, надеюсь, продолжим наше сотрудничество.

У тебя оптимистичный взгляд на будущее. Обычно, когда начинаешь разговаривать с молодыми музыкантами, они говорят: "Я страшный талант, но мне все кругом мешают. Нет площадок, денег не платят, все плохо".

- Ну, я тоже могу сказать все это, но это не так уж и плохо. У меня все-таки в последнее время как-то так складывается жизнь, что все правильно и вовремя случается. Просто, значит, я еще не так хороша, чтобы мне и платили, и площадки были... Есть стимул к развитию. Ну и вообще очень многое зависит от собственной активности. Писать, звонить, ходить куда угодно, заявлять о себе... Иногда даже совершать альтруистические действия. Например (смеется) сюда я поехала на альтруизме, скажем так. Большинство людей успокаивается, мол, лучше я буду сидеть - все равно мне за это ничего не заплатят. Можно, конечно и так... Но я думаю, что в некоторых случаях можно и на авантюризм поддаться. Мне, например, очень приятно было сюда приехать.

Часто поднимается тема взаимодействия вокалиста с текстом. Кто-то говорит, что текст только мешает, кто-то, наоборот, говорит - что же слушать в музыке, если там слов не будет? Что ты, как вокалистка, думаешь по этому поводу?

Виктория Чекова и Анна Филипьева- На самом деле, обе точки зрения имеют право на существование. Ну, если говорить о скэтовом пении - там свои законы. Важность текстов я осознала в полной мере, когда начала петь на русском языке. С английским у меня все неплохо, прямо скажем. Даже хорошо. Поэтому для меня текст и музыка были всегда в достаточной степени неразрывны. Берешь стандарт - и сразу видишь весь его смысл, и музыкальный, и текстовой. Потому что действительно важно понимать, о чем ты поешь. Ведь иногда могут быть парадоксальные вещи, когда шутливый текст поется с непонятной патетикой, или наоборот - серьезная вещь, а из нее делается какая-то фитюлька. Нужно очень осторожно к этому относиться, потому что... вот, например тот же самый Валерий Гаврилин. Вот мы взяли "Русскую тетрадь" недавно... Для меня это был очень ответственный шаг... Во-первых, кто-то сочинял эту вещь, да? Когда это моя композиция, то там я могу себе позволить какие-то вольности. Но к чужому авторскому замыслу стоит относиться осторожнее... Ну и это всегда слышно на самом деле - понимаешь ты, о чем поешь, или нет.

Беседовала Анна Филипьева
Фото: Павел Корбут

обсудить материал

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service