ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #7, 2006

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Три Аркадия на джазовом фестивале

Беседа с Аркадием Шилклопером, Аркадием "FreeMan'ом" Кириченко и Аркадием Готесманом происходила перед их концертом в рамках Иерусалимского джазового фестиваля "Джаз-глобус" 21 декабря, концертом, в конце которого они вышли на сцену вместе (репортаж с фестиваля см. в 3-4 выпуске "Полного джаза").

Шилклопер
Аркадий Шилклопер- История с валторной - мистическая. В духовом оркестре Дома пионеров Кунцевского района в моих нотах было написано "валторна", а играл я на альтгорне. Руководитель оркестра показал мне валторну, запертую на складе - так что моя первая встреча с инструментом была за решеткой. Сладость запретного плода возбудила интерес, и, когда я поступил в Военно-музыкальное училище, я выбрал валторну, хотя мои сверстники хотели играть на трубах и кларнетах. С радостью дали мне этот инструмент, "заполнив дырку", и я начал заниматься. Не все было гладко - в 11 лет в голове другая музыка, а чуть постарше мы увлеклись роком, и я стал играть на гитаре. Мы ведь жили не дома, а в казарме, и по ночам, запираясь в каптерке, слушали записи, которые привозил наш одноклассник Игорь Лесько из Львова, где контактов с Западом было больше, чем в Москве. The Beatles, Grand Funk, Deep Purple… чего мы только не слушали; и вот Игорь привез журнал "Браво", известный ныне всем поклонникам рока, в котором была фотография группы "Дьяволы" - длинные волосы, раскрашенные лица, и в центре группы валторнист! Образ валторниста на рок-сцене убедил меня, что не надо переучиваться на гитару. Потом я стал слушать Chicago, Blood, Sweat & Tears, стал интересоваться джазом, где валторна не очень принята…

В разговор вступает Аркадий "FreeMan" Кириченко.
Аркадий FreeMan Кириченко- А потом мы оказались в Питере у одного коллекционера и, когда Аркаша заговорил о том, что в джазе валторна не принята, он тут же вытащил подборку записей американца Джулиуса Ваткинса, игравшего бибоп на валторне с 40-х годов! Тут у Шилклопера полностью уехала крыша, он понял, что Америку не откроешь, и стал собирать и снимать записи Ваткинса. К сожалению, у Ваткинса не было настоящих последователей.

Может, это Шилклопер?

FreeMan:
- Были и другие валторнисты, но Аркашу они уже не удовлетворяли. Его и Ваткинс потом перестал удовлетворять.

Ваш партнер по "Три О" Летов в то время говорил, что надо все бросить и играть новую музыку.

Шилклопер:
- Я никогда не отметал классику и, играя джаз, работал в оркестре Большого театра, а потом в оркестре Московской филармонии.

В то время я был на концерте оркестра Саши Айзенштадта, где играл и ты, и Кириченко, и концерт начался с того, что Кириченко снес со сцены микрофон своим сузафоном.

Шилклопер:
- Мы с Аркашей пришли к Айзенштадту во время службы в армии, и музыканты его оркестра посмотрели на нас, как на сумасшедших. Это было около 30 лет назад.

FreeMan:
- Удивительно, у нас с Аркашей очень схожие судьбы. Я тоже играл в детском духовом оркестре, на баритоне, а потом поступил в Военно-музыкальное, или, как мы его называем, "кадетку", где мне дали тубу, предполагая, что я со временем вырасту. Но я так и не вырос, остался маленьким и первые лет пять тубу ненавидел: катался на ней, пинал ногами, делал что угодно, только не занимался. Вместе с Аркашей мы увлеклись роком, я, правда, не играл на гитаре, а пел, подражая Гиллану, Маккартни, потом стал петь с московскими рок-группами - "Сломанным воздухом", "Машиной времени".

????

FreeMan:
- Сегодня это мало кто помнит. А в 76-м году я пел на танцах в Феодосии. На барабанах в нашей команде играл Ефремов, тогда еще игравший в "Високосном лете", гитаристом был Тимур Мардалейшвили ("Московский Блэкмор", гитарист "Аракса" - В.М.), мы были королями… Потом я плотнее, чем Аркаша, занялся джазом и не занимался классикой вообще. В 1983 году Лев Лебедев меня пригласил в "Капеллу Дикси" - лучший, на мой взгляд, советский диксиленд, в котором я проработал лет пять. Кульминацией было участие в фестивале в Дрездене, но к этому времени для меня это стало в большей степени зарабатыванием денег, поскольку с 85-го года возникло "Три О". Идеолог и энтузиаст свободного джаза Сережа Летов пригласил меня, я пригласил Аркашу, и так возник ансамбль, 20-летие которого мы отметили этой осенью. Мы, конечно, все эти 20 лет вместе не работали, поскольку начали ездить в разные страны. В 1992 году я уехал в Америку.

Чем ты там занимался?

FreeMan:
- Зарабатывать деньги музыкой я в Америке не смог, однако было много разовых проектов, доставивших большое удовольствие. Например, приехал Шевчук, без "ДДТ", и мы с ним сделали дуэт - он пел и играл на гитаре, я подыгрывал на бас-трубе. Как-то я попал в Knitting Factory (знаменитый авангардный джазовый клуб - В.М.) и услышал молодой симпатичный дуэт - гитариста и саксофонистку. Предложил им попробовать вместе, пригласили еще тромбониста, в результате мы поиграли несколько лет и съездили на два фестиваля. В 2000 году меня пригласили на русское радио, и я три года вел "Джазовую академию"…

…на которой мы с тобой сделали две беседы о израильском джазе.

FreeMan:
- Но потом русское радио продали, и передачу закрыли. А полгода назад я переехал по личным обстоятельствам в Москву. Самым крупным событием здесь был юбилей "Три О", на котором выступили все участники ансамбля за эти 20 лет - кроме названных нас троих, это еще были фаготист Александр Александров, трубач Юрий Парфенов и тувинская певица Саинхо. Кроме этого, я возобновил альянс с актером Сашей Филиппенко. В 80-е ему аккомпанировало "Три О", сейчас Саша, плюс молодая певица стиля кабаре, пианист и я организовали "Кабаре Александра Филиппенко", в котором Саша читает Платонова, Довлатова, Акунина, а мы создаем ему музыкальную ауру. Филиппенко - джазовый человек, и с ним интересно работать. В моих планах также сделать несколько программ традиционного джазового вокала - босса-нову, Гершвина - это мечта всей жизни, программу хитов, в которую войдут те, которые изначально джазовыми не были, например некоторые песни The Beatles.

В это время появляется Аркадий Готесман, барабанщик из Вильнюса, который играл и играет с лучшими литовскими музыкантами, сам входя в их число. Некоторое время Аркадий прожил в Израиле. Постоянный партнер Славы Ганелина по ансамблю "Альянс".

Аркадий ГотесманГотесман:
- Музыкой я начал заниматься в детстве, затем был воспитанником Тульского военного оркестра…

Шилклопер и FreeMan (вместе):
- Мы все из армии!

Готесман:
- … путь в музыку мне дал дирижер Генрих Самуилович Гиндес, который возглавлял Тульскую филармонию. В том оркестре в разное время служил весь ансамбль "Мелодия" - Гаранян, Кантюков, барабанщик Симановский, живший от меня через дорогу. В Туле я закончил служить в армии, потом меня приглашали в разные команды - к Пугачевой, в "Слайды", другие джаз-рок группы, все не получалось по разным причинам. В этот момент родители переехали в Минск, куда я хотел демобилизоваться, но получилось не в Минск, а по соседству, в Вильнюс, где я поступил в оркестр "Тринитас". Внутри оркестра была джаз-рок-группа, известная в Литве, где я и играл. Потом в моей жизни появился Пятрас Вишняускас…

Уже после своего квартета, с которым он сенсационно появился в Москве в начале 80-х?

Готесман:
- После. У нас был с ним дуэт, называвшийся "Петрарка" (игра слов очевидна - В.М.), мы много играли и записали диск. Потом я играл со многими музыкантами: Чекасин, Тарасов, Ганелин - со всеми порознь. А потом возник "Альянс" - Ганелин, Вишняускас и я.

Это было в 1995 году, уже после твоего возвращения из Израиля.

Готесман:
- Я уехал в Израиль в 1993 году и здесь много играл со Славой [Ганелиным], басистом Жаном Клодом Джонсом, саксофонистом Стивом Горенштейном, играл клезмерскую музыку с Гарольдом Рубиным, с ним мы играли на фестивале в Цфате. Потом вернулся в Литву, вернулся к джазу, но постепенно занялся также музыкальным театром. Я работаю с режиссером Оскаром Коршуновым в его спектакле "Царь Эдип", где озвучиваю живыми ударными, с добавлением небольшой фонограммы, всю постановку. Недавно мы с успехом показали ее в Москве. Участвую и в других спектаклях авангардного направления. Выступаю с поэтами, записал диск, где наложил свои ударные на стихи Бродского в его собственном исполнении. Играю соло с оркестром в аккомпанементе балету. Естественно, не ухожу от джаза и продолжаю играть с разными музыкантами, конечно, в первую очередь с Вишняускасом, когда возникает возможность - со Славой, в Литве или здесь, как на этом фестивале. Кстати, с Шилклопером мы последний раз встречались в Китае, вместе ужинали и обсуждали возможность вместе поиграть. Случай представился.

Потому что все дороги ведут в Иерусалим!

Готесман и Кириченко уходят на настройку, остается Шилклопер.

Мы говорили с тобой только о твоей прошлой жизни. А чем ты занимаешься сегодня?

Шилклопер:
- Я активно занялся композицией и аранжировками для академических составов - камерного и симфонического оркестра, хора валторн, а скоро в Саратове буду играть с духовым оркестром. Освоил нотописную компьютерную программу и стал больше времени проводить дома и сочинять.

К какому жанру принадлежат твои сочинения?

Шилклопер:
- Они на стыке джаза и академической музыки.

У тебя не возникало желания поиграть, как Марсалис или как когда-то Бенни Гудмен, классику?

Шилклопер:
- Пару лет назад мне предложили в Москве сыграть концерт Моцарта, и я согласился. Был случай, когда я участвовал в трио Брамса, однако, когда я приезжаю на фестивали валторнистов, я играю не это, а свою музыку или сочинения, написанные специально для меня. Всю классику, ее [для валторны написано]не так много, я сыграл давно (Аркадий Шилклопер много лет работа в оркестрах Большого театра и Московской филармонии - ред.). Аркаша Кириченко связал меня со швейцарским композитором Дани Шнидером, живущим в Америке, который написал концерт для альпийского рога с оркестром. Премьера прошла на фестивале, основанном Иегуди Менухиным, очень успешно, после чего я сыграл это на фестивалях в Бремене и Колорадо, готовлюсь сыграть в Питере. Концертино для валторны и альпийского рога с оркестром написал Александр Розенблат. Есть и еще музыка…

Беседовал Владимир Мак,
Иерусалим

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service