ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #7, 2006

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Карина Кожевникова выступила на фестивале в Минске
(и джаз все-таки победил)

Карина КожевниковаВокалистка Карина Кожевникова выступала в Минске с ансамблем Льва Кушнира в ноябре прошлого года, а поэтому искушенная публика знала не понаслышке о яркой звезде российской джазовой сцены и ждала ее с нетерпением. На этот раз Карина выступала 17 февраля на открытии XII Международного джазового фестиваля "Минск-2006" в сопровождении биг-бэнда Национального концертного оркестра Беларуси под руководством Михаила Финберга в клубе имени Дзержинского.
Белорусская официальная пропаганда бодрыми голосами телевизионных дикторов сообщила, что на три дня столица Беларуси превратилась в мировой центр джаза (или центр мирового джаза - точно не помню). В это никто не поверил. На тех, кто знает, что такое джаз, пропаганда не рассчитана, а те, на кого рассчитана, знают, что джаз - это что-то буржуазное, антисоветское, а значит - и антипрезидентское. На самом деле недоразумение это можно было легко разрешить, добавив лишь одно определение, ставящее все на свои места: "мировой центр советского джаза" (а "центр мирового советского джаза" - еще круче!).
Начало концерта полностью доказывало справедливость вышесказанного. Музыканты играли так, будто только что ворвались с мороза в здание комитета госбезопасности и, едва успев расчехлить инструменты, вышли на сцену. Хотелось кричать от восторга при виде саксофонистов, выдающих технически безукоризненные соло с такими лицами, словно музыканты, задрав подбородок и прижав плечи к экрану, замерли в кабине флюорографического аппарата. Парадокс заключался в том, что весь концерт был посвящен исполнению музыки Дюка Эллингтона, в свое время утверждавшего, как известно, что "без свинга джаза не бывает".
Несмотря ни на что, вовсе не избалованная обилием джазовых мероприятий публика принимала оркестр Михаила Финберга, давно уже ставший национальной гордостью белорусов, тепло и радушно.
В такой сердечной и дружественной обстановке мероприятие длилось более часа, пока на сцену не… все-таки - ворвалась Карина Кожевникова. Для зала это было как резкое пробуждение от спячки. Это был взрыв, фейерверк, фонтан энергии, драйва, неподдельных эмоций. И безукоризненного джазового пения, свинга и полной душевной самоотдачи, без которого его не может быть. Да, это был все тот же Герцог, но как небанально, мощно, свежо, современно исполненный!
Всего две песни. Этого было так мало…

Зал отреагировал бурными аплодисментами и криками "браво!". Пусть это звучит не оригинально, однако по другому не скажешь - чистая правда. Но главное не это - Карина умудрилась “порвать” оркестр! Музыканты завелись и начали свинговать. У них стало все получаться. Они ожили, в их поведении появился юмор и игра. Пошел джаз.
Выход Карины напоминал всплеск кривой на мониторе реанимационного осциллографа при разряде фибриллятора, после которого начинают появляться самостоятельные скачки амплитуды. Поначалу нерегулярно, затем все четче и более слаженно...
Под конец концерта оркестр порадовал весьма нестандартной аранжировкой тизоловского “Каравана” и - кода: реанимируемый выжил!
Карина Кожевникова
Первый вопрос, который я задал Карине, был вполне стандартный, но, как мне кажется, не банальный, учитывая, что в джаз пришло молодое поколение, выросшее совсем на другой музыке: какие композиции стали для нее первыми осознанно джазовыми? Даже в ответе на такой простой вопрос сразу сказался ее характер - энергичный, решительный, целеустремленный. Вместо того, чтобы вспоминать пластинки из детства, Карина заговорила о собственном исполнении.

- Это были композиции, которые я исполнила в "Джаз-арт клубе" Эйдельмана лет десять назад - "Blue Skies" Ирвинга Берлина и" Sophisticated Lady", как раз Эллингтона… Хотя, до какой степени осознанно? Все равно тогда это было просто исполнение красивых песенок… Не могу сказать, что это было по-настоящему джазовое исполнение. Я была тогда еще слишком молодой и даже не пыталась понять, что такое джаз. Просто открыла ноты, прочитала мелодии и исполнила их. Но я ходила в "Джаз-арт клуб" постоянно. Все молодые музыканты Москвы проводят там очень много времени, хотя он и работает лишь два раза в неделю. Это дает возможность завести знакомства, внедриться в тусовку, пропитаться самой атмосферой. Без этого - никак. Ведь джазовому искусству я специально нигде не обучалась. Я получила классическое музыкально-педагогическое образование по фортепиано. Поэтому джаз - мое личное достижение, если так можно сказать, у меня не было никакого наставника, лишь собственная голова и записи. Да и их я много не слушала. Что можно было найти в те годы в Воронеже? Ну, была у кого-то Элла Фицджеральд, разумеется, потом я купила пластинку "Jazz Legends" с записями Сары Воэн, Лины Хорн… Мне все это казалось таким красивым!

Может, к этому подтолкнуло что-то из литературы, кино, живописи? Как, по-вашему, джаз - чисто музыкальное искусство, или он может проявляться, например, в литературе?

- В литературе? В литературе бывает. Кто для меня в литературе - джаз? Может это и банально прозвучит, но в первую очередь Кортасар, в частности его рассказ о Чарли Паркере "Преследователь". Да и в остальных произведениях у него так строится слог, что в этом есть что-то от джаза. Хотя, раньше я об этом никогда не задумывалась… Интересный вопрос. Кто еще для меня в литературе - джаз? Булгаков, наверное. В кино? Разве что фильмы о самом жанре. О Гленне Миллере - "Серенада Солнечной долины"… Никогда не задумывалась над этим вопросом… Все-таки джаз для меня - это прежде всего музыка.

Я весь концерт провел в зале и могу сказать, что поначалу в нем звучало попросту исполнение джазовой музыки. Но все-таки джаз сегодня вечером победил. И во многом благодаря вашему выходу, я бы даже сказал - вылету на сцену, который стал джазовым пиком концерта…

- Это меня радует, честно, потому что некоторые думают (не будем называть имен), что наоборот, когда выходит вокалист, то концерт "проседает": до этого энергетически все шло по нарастающей, и вдруг - спад. Я пытаюсь с этим бороться! Меня обижает подобное мнение. Может, и есть такие вокалисты, с которыми концерт "проседает", но в принципе так не должно быть.

Полностью с вами согласен. И очень жалею, что взял с собой фотоаппарат: вместо того, чтобы слушать, пытался фотографировать… Хотел бы задать вопрос о другом. У меня в последнее время создается впечатление, что хотя Нью-Йорк и остается, конечно, джазовой столицей мира, но мировой эпицентр джазовой жизни все больше и больше перемещается в Москву. Так ли это?

- Да, это правда, и отчасти потому, что в Нью-Йорке стало меньше джазовой работы. Волна интереса к джазу там спадает. Поэтому американские музыканты стали активней к нам приезжать, ведь у нас есть богатые люди, которые могут им заплатить, а, значит, они могут получить здесь ту работу, которой у них становится все меньше.

Они приезжают только ради денег? Ведь есть же и эмоциональная отдача из зала, которую они получают?

- Разумеется, есть, этого они получают в полной мере, потому что американских музыкантов принимают очень хорошо, прекрасно, ведь для несведущих людей достаточно уже одного того, что перед ними - американец, иностранец. Тем более, если он - черный! Я много бываю на концертах и вижу реакцию. Хотя, так бывает не всегда, иногда и прохладно относятся. В "Ле Клубе" том же - по-разному. Но если приезжает действительно звезда, там прием - колоссальный. Но звезд, наверно, во всем мире принимают хорошо.

А вас как принимают? Как джазовый исполнитель - как вы себя чувствуете? Какие у вас планы на будущее?

- Прекрасно принимают, и чувствую себя - так же. И планы есть. Хочу наконец-то записать альбом. И очень надеюсь, что уже в этом году, возможно к лету, эта идея получит воплощение.

Ваши планы на будущее связаны только с джазом?

- Да, конечно. Хотя человек всегда может поменять свою судьбу или кардинально, или просто незначительно изменить ее ход… Но я не думаю, что мне разонравится это делать в ближайшем будущем.

Для творческого человека камбэк - это абсолютно нормальное явление: исчезнуть, например, уехать на остров, пожить в уединении, а затем вернуться…

- Да? Не хотелось бы куда-нибудь исчезнуть. Я не экстремал.

А изменить профессию, заняться живописью, например?

- Как ни жаль, но это не про меня. Я человек не стихийный, а наоборот, скорее последовательный. Я не способна на неожиданные, спонтанные действия.

Очень современно, быть таким человеком - последовательным, неуклонно идущим к достижению поставленной цели. И камбэк тут может выглядеть вполне мирно: например, музыкант записал диск, потом несколько лет про него ничего не было слышно, хотя он, может, просто выступал в другой стране, и вот он возвращается с новым диском.

- Мне кажется, к джазу это не относится. Скорее к популярной музыке во всех ее разновидностях, а джаз все-таки - более элитный жанр. А в поп-музыке - да: выпустил альбом, потом куда-то исчез, потом - раз! - снова альбом, какие-то там композиции на вершинах чартов! Нет, это не про джаз.

Что же тогда означает собственный диск для джазового музыканта?

- Для всех по-разному. Для кого-то - самореализацию собственных назревших амбиций. То есть: мне надо это записать, это круто, меня начнут раскручивать, про меня в журнале напишут, и вообще - клево! - я буду возить его на гастроли и продавать, там, не знаю, за каких-нибудь 300 рублей. Для другого это просто показатель роста, какая-то точка на карте, промежуточный пункт. В любом случае запись, как и концертное выступление, является показателем твоих достижений, того, чего ты стоишь. Это как лакмусовая бумажка.

Мне, как рядовому слушателю, записи просто необходимы. Ведь я не могу постоянно посещать концерты пусть даже самого полюбившегося музыканта. Это нереально. И ваш диск буду ждать с нетерпением.

- Знаете, в джазе все равно к этому будут относиться по-разному. Я знаю в Москве некоторых очень хороших авторитетных музыкантов, которые рассуждают примерно так: "Зачем писать диск? Что это даст? Это совершенно не нужно!" Они записываются с кем-то, их приглашают, а сами заниматься этим не хотят, сольных дисков не имеют. Хотя, конечно, и популярнее от этого не становятся. Сидят себе в своих башнях из слоновой кости и кайфуют…

Но ведь даже для вас запись - это что-то второстепенное по сравнению с живым концертом?

- Да… Я ведь давно могла записать свой диск, но просто сопротивлялась этому! Мне это было абсолютно не нужно, потому что я все время занимаюсь только тем, что стараюсь расти, двигаться вверх, только вверх. В смысле творческом, конечно. А для того, чтобы записать диск, нужно остановиться и осмыслить пройденный путь. Я очень серьезно к этому отношусь, потому что для меня альбом обязательно должен быть информативным. Не просто так: пришли, порепетировали и - раз, два, три! - запись. Он должен быть показателем моего мастерства или не мастерства, того, что я выросла, или же пока все еще ничего из себя не представляю…

А сами вы песни пишете?

- Нет желания. Хотя, наверно, смогла бы. Ведь я по композиции когда-то сочиняла какие-то песни. Но не хочу. Мне нравится сочинять во время очередного - пусть сотого исполнения одной и той же вещи, я каждый раз сочиняю новую ее версию. Это нюансы, конечно, и для непосвященного они вообще не заметны, но для меня многое значат, для меня каждый нюанс, каждая новая деталь, которые находишь - ценность. Они прибавляют мастерства. Для меня этот процесс наиболее интересен.

Джаз - это импровизация?

- Да.

А жизненный путь такой прямой, целеустремленный, целенаправленный… Ваш приход к джазу - это возможность компенсировать стремление души к спонтанности, импровизированию?

- Ну, это если смотреть очень издалека. А если рассматривать мою душу в тонких ее гранях, то в ней я постоянно импровизирую. Просто это импровизация не показная, она не бросается в глаза. Но она происходит каждый день. Мои близкие замечают ее постоянно - мои родители, муж. Он постоя-я-янно видит эту импровизацию. Людям же, с которыми я редко общаюсь, она не видна. Может, я даже могу кому-то показаться скучной…

Нет, что вы, тем более - на сцене!

- Разумеется, если я способна импровизировать на сцене, то умею это делать и в жизни. Просто я над этим никогда не задумываюсь!

Кто наиболее близок вам в музыке?

- В музыке вообще? О, мне все близки! Я всю музыку люблю и обожаю. Особенно классическую. Я получила классическое образование, и когда училась, у меня просто кровь стыла в жилах от классической музыки. Я обожаю Прокофьева, Шостаковича, Чайковского. Я люблю всех, кто вписан в анналы золотой классики. Пуччини… Оперную музыку обожаю, получаю наслаждение, когда это мастерски исполнено, ведь, конечно, от исполнения многое зависит. И в том числе мне нравится джаз. Но я бы не сказала, что когда-нибудь получала от джазовой музыки такого накала эмоции, которые получала от классической музыки. Нет. Я могу восхищаться мастерством, красотой мелодии, но не получаю того ощущения в солнечном сплетении, когда дыхание замирает. Разве что от каких-то вокальных произведений, потому что вокал - это такой инструмент, который способен сильно волновать.

И кто это?

- Разумеется, Элла Фицджеральд. Своей глубиной и проникновенностью ее версии знаменитых композиций волновали и продолжают волновать. Но даже это не сравнить с теми эмоциями, которые я могу получить от арий Каварадоси из "Тоски" или Виолетты из "Травиаты". У меня просто слезы ручьями лились, я не могла сдержать рыданий, когда впервые смотрела киноверсию Дзеффирелли…

А в джазе вам все-таки ближе мэйнстрим или больше нравится исполнять какие-то пост-формы этой музыки?

- Пост-формы, вы говорите? Иногда я исполняю современные темы, которые все равно уже стали классикой, например, композиции Билла Эванса. Они сложнее, чем мэйнстрим, хотя сами уже стали мэйнстримом, но они сложнее тем Роджерса, Керна, Арлена, сложнее гармонически и мелодически. Поэтому они мне тоже нравятся, и я хочу их исполнять. Возможно, с этим будут связаны какие-то проекты в будущем. Хотя в ансамбле Александра Осейчука я уже частично реализовала свои желания исполнять более гармонически и мелодически продвинутую музыку.

Как вы представляете будущее джаза?

- Не могу сказать, в чем состоит будущее джаза. Он стал обрастать новыми элементами, стал сложнее, более прагматичным, жестким, в чем-то даже циничным. Он породил новую идиоматику в мелодике, например - романтики. Раньше проникновенной считалась одна мелодия, сейчас - другая. Некоторые мелодии современных американских музыкантов мне вовсе не кажутся проникновенными, а они преподносят их как лирику. То есть, появляются новые мелодические формы, гармонические - тоже, но в первую очередь мелодические. Мелодика очень изменилась и усложнилась. Не знаю, плюс это или минус. Возможно, будущие поколения будут считать мелодичными и все эти жуткие звуки... А мне они мелодичными не кажутся, мне кажутся мелодичными "Sophisticated Lady", например, другая классика джаза. Но будущее, наверно, за техногенностью, которая проникает в музыку повсюду и в том числе в джаз.

Раньше существовал советский джаз, и никто не будет спорить, что это - не просто абстрактное понятие. А существует ли российский джаз?

- Нет, конечно! К счастью, такого понятия, как “российский джаз”, не существует. Это уже - мировой джаз, мировая музыка.

Александр Островцов
фото автора

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service