ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #14, 2006

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Pannonica

Баронесса Ника де Кёнигсвартер (урожденная Кэтлин Энни Панноника Ротшильд, из "английских Ротшильдов", пра-правнучка Натана Майера) была тем самым, к чему я призываю сильных М. С. - богатой, праздной, властной, безапелляционной, безумно ревнивой, с полной отдачей (и требовавшей исчерпывающей же взаимности) фанаткой джаза и особенно его первосвященников; точнее даже - повитухой "нового анти-сладостного стиля", бибопа. Одна из последних меценатов (и в особенности меценаток), которыми так богата европейская музыкальная традиция (по крайней мере, известных - не сомневаюсь, что всегда были и есть молчаливые, призванные свыше), и которые заменены теперь грантами, советами по искусству, официальной благотворительностью, экстравагантными корпорациями в погоне за пиаром, и прочим бюрократическим безучастным, безликим мочалом.

Pannonica de Koenigswarter

Pannonica de KoenigswarterВоспитывалась юная барышня, по тогдашней моде, на континенте, во Франции (в конвенте, кстати), и вольнодумство проявляла в полной мере. Быстро увлеклась блестящим дипломатом (и военным пилотом) Жюлем де Кёнигсвартер, на 9 лет себя старше (отличная родословная, корнями уходящая в Австрию), за которого и выскочила замуж - в 22 года (по тем временам - почти скандал). Во время оккупации муж был полковником в армии, она работала на Сопротивление, а брат ее в то же время - курьером между Черчиллем и американским правительством; после войны Жюль получил Ordre de la Liberation и назначение в Мексику, где Нике стало элементарно скучно, и в 1951 она поселилась в Нью-Йорке, сняв для своих целей апартаменты в "Стэнхопе" (теперь Park Hyatt, 4 звездочки прямо через Пятую Авеню от музея Изящных Искусств).

Jules de Koenigswarter

Собственно, джазом она заболела, как это ни странно, в Париже, на "Salon du Jazz" (хотя, на самом деле, ничуть не странно; Европа открыла для себя джаз задолго до войны, а черные американские музыканты, выражаясь незатейливо, открыли для себя место, где их не вздергивали на деревьях и даже не заставляли ходить через черный ход, и многие из них надолго переселились, так, что, скажем, Декстер Гордон намного более известен во Франции, чем здесь), а потом общая знакомая Мэри-Лу Уильямс (железная совершенно мадам, пианистка, о ней отдельно надо) и подвела ее к Монку. С которым ее до самой его смерти связывала близкая дружба. Некоторые, правда, говорят, что все началось еще раньше того, когда ее брат брал уроки фортепиано у Тедди Уилсона (находясь в Америке), но я не уверен, что этот факт сам по себе произвел бы на Нику такое впечатление - она была еще маловата в тот момент.

В Нью-Йорке, естественно, бибоп стоял в то время значительно гуще, и было где развернуться. С одной стороны, она стала устраивать (прямо в своих комнатах в гостинице) частые джем-сешнз, перераставшие в общее веселье и обратно, на всю ночь. С другой, активно помогала музыкантам, которые всегда во что-нибудь да влезали. Нет, она не помогала им появляться на концертах не обкуренными или не попадать в кутузку после того, как их в совершенно пьяном виде измочалит пара полицейских. Но, скажем, у Хэмптона Хоуза был припрятан телефончик, и когда он по нему звонил, вскорости прибывало авто, а у шофера всегда находилось достаточно денег, чтобы внести за него залог, и бутылка "Чиваса" в загашнике на поправиться.
Как писал Кортасар в "Преследователе", "все женщины Джонни в конце концов превращаются в его сообщниц, и я дал бы руку на отсечение, что марихуану ему раздобыла маркиза". Во второе я вполне верю (как и в то, что она была - нет, сообщница - плохой перевод, более правильно это называется enabler), но вот что к этому ее привели неотразимые чары Джонни-Чарли, сомневаюсь - скорее всего, это было просто в ее натуре. Она наблюдала джазменов в их естественной среде обитания, поддерживала их вместе со средой, и никак не собиралась ее менять. Паркер действительно умер от сердечного приступа в том самом номере "Стэнхопа" в 1955 году, где он и провел последние несколько дней.
Монк и НикаПро ее отношения с Монком есть много разных мнений и слухов. Точно известно, что она дважды посылала высокооплачиваемых адвокатов, чтобы восстановить его cabaret card, разрешение на выступления (без которого ему просто нечем было зарабатывать) - первый раз после того, как он отсидел два месяца за героин, с которым взяли его и Бада Пауэлла, а второй - уже при ее личном участии, когда в "Бентли", в котором Монк, Ника и какой-то саксофонист ехали из Нью-Йорка в Балтимор на концерт, нашли траву (в этом случае она сказала, что наркотики принадлежат ей, и получила по суду три года, которые потом очень долго оспаривала, но его все равно зверски избили, в том числе сильно искалечили руки, и разрешение он потерял надолго - это были все еще 50-е. Для интересующихся: дело дошло до Верховного Суда штата Делавэр, который в State vs. De Koenigswarter установил довольно важный прецедент в защиту Четвертой Поправки, а именно - что обыск машины был незаконным и таким образом найденные вещественные доказательства предъявлены в качестве обвинения быть не могут. Незаконным было и задержание Монка).
После смерти Паркера из "Стэнхопа" Нике пришлось съехать, долгое время она жила в отеле "Боливар" (по южной границе Парка; больше не существует), где ночные увеселения продолжались без запинки, а потом, когда Монку стало настолько плохо, что играть он больше не мог и ему нужно было постоянное наблюдение, купила огромный особняк на другом берегу Гудзона, в Нью-Джерси, и поселилась там вместе с ним, его женой и множеством кошек; это был уже 72-й год, и так они прожили еще 10 лет.
"Я помню, как она заезжала в "Риверсайд" (великолепная джазовая марка "Riverside", на которой записывались среди прочих Монк, Эванс, Кэннонболл, Колтрэйн и Монтгомери - Ю. М.), чтобы одобрить, или зарубить, ту или иную запись, а в особенности - обложку. "Бентли" она бросала посреди улицы, с включенным мотором и открытой дверью, а сама фланировала вверх по лестнице с откупоренной фляжкой спиртного в руках" (из воспоминаний одного джазового критика).
Паннонике посвящены джазовые темы: "Nica's Tempo" Джиджи Грайс, "Nica" Сонни Кларка, "Nica's Dream" Силвера (еще один отдельный разговор), "Tonica" Кенни Дорхэма (To Nica - get it?), "Blues for Nica" Кенни Дрю, "Nica Steps Out" Фредди Рэдда, "Inca" Барри Харриса, "Thelonica" Флэнагана и по крайней мере две вещи Монка - "Pannonica" (единственная из них, названная полностью и прямо, без вывертов) и "Ba-lue Bolivar Ba-lues-Are" (в честь музыки в отеле). Джазовый клуб в Нанте тоже называется Pannonica.
Баронесса Ника Кёнигсвартер умерла в 1991 году. У нее было пятеро детей. В фильме "Bird" Иствуда, о Паркере, ее сыграла Диана Сэлинджер.


Тот самый знаменитый Бентли, 1957 S1 Continental Drophead Coupe, "бибоп-мобиль"

Юрий Мачкасов,
Бостон

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service