ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #15-16, 2006

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

ФСК-2006: наблюдения над Современной Культурой (2)

23 апреля в культурном центре ДОМ завершался Фестиваль Современной Культуры, он же - Фестиваль Сергея Курехина, о наиболее важных джазовых (точнее, новоджазовых) событиях которого - выступлениях дуэтов гитариста Фреда Фрита - барабанщика Криса Катлера и саксофониста Дэйва Мюррея - контрабасиста Владимира Волкова мы рассказали в предыдущем выпуске.
Последний день обещал выступление едва ли не самой представительной сборной постсоветского джазового авангарда, какую возможно было собрать в квартетном формате: Анатолий Вапиров - Юрий Кузнецов - Владимир Волков - Владимир Тарасов.
Уже одно перечисление этих имен звучит как список Зала Славы Советского Авангарда.
Анатолий ВапировАнатолий Вапиров родился в Бердянске (Украина) в 1947 г. В 1971 г. он закончил Ленинградскую консерваторию им. Римского-Корсакова по классу кларнета, а в 1977-м - аспирантуру по классу саксофона; с 1976 по 1982 годы Анатолий преподавал в своей alma mater классический и джазовый саксофон, вел джазовый биг-бэнд и факультатив по джазовой импровизации.
Джазовая биография Вапирова началась еще в 60-е, а в 1976-м он дебютировал в грамзаписи - вышедшей на "Мелодии" пластинкой "Ленинградский джаз-ансамбль Анатолия Вапирова". Впрочем, подлинную всесоюзную известность ему принесла программа "Славянская мистерия" (1977) - монументальное сочинение вполне академического размаха и практически симфонического звучания, да еще и густо замешанное на славянском музыкальном фольклоре, что было для советского джаза решительно в новинку. Причем, что уж решительно невероятно для советского джаза 1970-х - в "Мистерии" играл американский барабанщик Дэниел Мартин, на обложке компромиссно указанный как Д.Мартин!
Анатолий ВапировВ начале 80-х альбомы (тогда еще виниловые) Вапирова начали выходить на британском лейбле Leo Records, основанном советским эмигрантом Лео Фейгиным. Два из них, 1983 ("Sentenced To Silence") и 1984 ("Invocations"), с добавлением интересного материала тех же лет были переизданы в 2002 г. московским лейблом SoLyd Records в виде двойного CD под названием "Забытый ритуал" - там в составе ансамбля Анатолия Вапирова играл, помимо множества звезд советской новоджазовой сцены, Сергей Курехин (фортепиано), который, кстати, именно у Вапирова и дебютировал на большой джазовой сцене в 1978 г.
В 1980-х Вапиров переехал на родину своих предков - в Болгарию - и поселился в Варне. С 1992 г. он - артистический директор джазового фестиваля, проходящего Варне в составе мультижанрового фестваля "Варненско лято" на рубеже июля и августа каждого года.
Владимир ТарасовВладимир Тарасов на нынешней новоджазовой карте представляет Литву, хотя родился он в Архангельске. В конце 60-х в Вильнюсе родился его дуэт с пианистом Вячеславом Ганелиным, а в 1971-м в Свердловске (ныне Екатеринбург) они встретили саксофониста Владимира Чекасина, завершив тем самым формированием "Трио Ганелина", оно же ГТЧ ("Ганелин - Тарасов - Чекасин"), одного их самых влиятельных советских новоджазовых коллективов 1970-80-х гг., просуществовавшего 16 лет, выпустившего на советской рекорд-монополии "Мелодия" целый ряд классических ныне авангардных новоимпровизационных работ, первым из советских новоджазовых ансамблей посетившего США (где их гастроли произвели крайне противоречивое, буквально оглушительное впечатление)... После распада Трио в 1987 г. и эмиграции Ганелина в Израиль Чекасин в Вильнюсе продолжал преподавание импровизации (точнее, в его терминах, "оперативной композиции"), воспитывая новые поколения литовских джазменов, а Тарасов продолжил начатую им еще в советские времена линию сольных перкуссионных хэппенингов (часть которых была зафиксирована и в студийной форме, положив начало его обширной сольной дискографии, ныне изданной в виде "собрания сочинений" - см. рублику "Новые альбомы"). Он много занимается работой на "стыке искусств" (звуковыми инсталляциями, сотрудничеством с современными художниками и т.п.), но его появление в импровизационных ансамблях до сих пор - знак высочайшего качества затеянного предприятия.
Юрий Кузнецов, Владимир ВолковВладимир Волков тоже около полутора десятилетий был участником одного из лучших советских новоджазовых образований - дуэта с трубачом Славой Гайворонским, уже в наши дни получившего наименование "Тихого дуэта". Ленинградский дуэт, как и вильнюсское трио, объездил весь мир - и разошелся в 90-е, чтобы время от времени возникать на сценах разных городов уже в новом столетии. Волков работал и работает в огромном количестве коллективов самой разной направленности - от собственного авант-рокового "Волковтрио" и международной этно-джазовой группы VeDaKi (бывшие "Вершки-да-Корешки") до трио с валторнистом Аркадием Шилклопером и мастером русского фольклорного пения Сергея Старостина и еще одного выдающегося трио - с пианистом Андреем Кондаковым и трубачом Гайворонским, а его дуэты с такими мастерами новой импровизационной музыки, как Нед Ротенберг, Кадзутоки Умэдзу и Дэйв Мюррей, стоят в ряду лучших дуэтных концертных работ в новом джазе.
Наконец, Юрий Кузнецов - не только арт-директор "Одесского джаз-карнавала" и начальник отдела культуры администрации Одесской области, но и выдающийся новоджазовый пианист, мастер сольной спонтанной импровизации и чуткий ансамблевый партнер, игравший в разных составах и с Вапировым, и с Волковым, и с множеством других первоклассных музыкантов.
Послужные списки музыкантов говорят сами за себя, не правда ли? Концерт оказался вполне достойным этих списков.
Описывать свободное спонтанное музицирование квартета совсем непросто, да и вряд ли нужно. В данном случае скорее важно, какие эмоциональные задачи ставили перед собой музыканты, чем какими средствами они этих целей достигали.
Владимир Тарасов, Анатолий ВапировКонцерт открыли зловещие раскаты барабанов Тарасова. Отдаленная угроза, постепенно нарастающая и приближающаяся - так интерпретировали этот зачин Юрий Кузнецов и Владимир Волков. Вапиров накладывает печально-тревожную тему на тенор-саксофоне. Внезапно происходит слом, кризис - рубато (рубленое, отрывистое изложение мелодии) превращается в своего рода фри-боп, безбашенный, невероятно энергетичный поток звуков. Первая кульминация - впечатляющая дуэль Волкова с Тарасовым, причем барабанщик из всей своей "кухни" оперирует только хай-хэтом, педальной тарелкой. Зрелище - и звучание! - очень азартное. Азарт разжигает Юрий Кузнецов, набросав в общий звуковой котел диссонансных кластерных аккордов. И снова - рубатная тема у Вапирова, раскаты грома, фрагменты узнаваемых ритмов звучат краткими эпизодами и очень быстро обрастают подробностями и рассыпаются на составляющие. Эпизоды эмоционального накала рвут публику буквально "на тряпки".
Со второй пьесы начинается влияние Балкан - все-таки сегодня это квартет Вапирова, а Вапиров, как мы уже знаем, уже три десятилетия внимательно исследует славянскую мелодику, да и жизнь в Болгарии, с ее сумасшедшими нечетными ритмами, не может не наложить на музыканта отпечаток. Как назвать то, как интерпретирует эту мелодику квартет? Фри-чардаш? Фри-клезмер? Или все-таки фри-хоро, учитывая болгарскую специфику? Вапиров играет не на тенор-саксофоне, а на сопрано, на котором у него настолько же плотный и красивый звук, насколько плотен и красив звук его тенора. Волков играет смычком. Унисонные глиссандо с контрабаса с саксофоном запоминаются сильнее всего.
Третий номер - баллада, снова с узнаваемо славянскими элементами в мелодике. Соло Волкова - одно их самых лиричных за вечер и, как всегда, очень изобретательное (Волков вообще славится невероятным разнообразием звукоизвлечения). Контрабас поет.

Контрабас с саксофоном оказались главными персонажами драматургии и в следующей пьесе: перестуки, пошлепывания, экстремальные щелчки и шлепки Волкова вдруг обрастают мелодией, из которой выясняется, что на самом деле это какая-то веселенькая песенка - то ли народная, то ли детская, то ли, скорее, народная детская.
По мере приближения к финалу все более важной становится роль барабанов, отошедших было - вместе с фортепиано - в область скорее поддержки, нежели высказывания-самовыражения: крадущиеся трели Тарасова мохнатыми колотушками пересекаются с настороженно-размеренными полиаккордами Кузнецова. Продолжительное развитие финальной пьесы приводит в громогласный фри-джаз с танцами Волкова вокруг контрабаса, в тему на мажорных попевках - опять сродни народной музыке - очень характерную для Вапирова.
При чтении этих описаний следует все время делать поправку на богатый эмоциональный фон. Перед нами не просто четыре выдающихся инструменталиста - перед нами четыре умудренных жизнью мастера, которым есть что рассказать друг другу в музыке, есть чем поделиться со слушателем, которые совершенно не боятся и не стесняются ни изливать свои эмоциональные истории друг другу, ни сообщать свои эмоции аудитории, и у которых при этом нет никаких технических проблем облечь эти эмоции в такие музыкальные формы, к которым их приводит не только собственная авторская воля, но и логика их музыкального диалога, сам ход их звуковой беседы, увлекающей и захватывающей публику до такой степени, что финал выхывает настоящую овацию в битком набитом ДОМе. Бис - Вапиров берет в руки сопрано-саксофон. Снова веселенькая тема - отголоски классического этюда... изощрения колоссального опыта... истории, много раз рассказанные, но не перестающие трогать...
Конец.
Пожалуй, один из самых ярких, самых мощных новоджазовых концертов сезона. Сами себе завидуем, что слышали!

Анна Филипьева (текст),
Кирилл Мошков (текст, фото)

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service