ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #24-25, 2006

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Дмитрий Александров о джазе и о себе

Дмитрий АлександровКиевлянин харьковского происхождения, саксофонист Дмитрий "Бобин" Александров - профессионал высокого уровня. Больше того: он входит в число людей, которые дело джаза считают делом чести. Диму без ложной скромности можно назвать джазовой гордостью Украины. Кто "покажет класс" на джеме с заезжей звездой, да так, чтобы не просто стыдно не было, а чтоб и за пояс заткнуть иной раз? Бобин. Чье имя в первую очередь приходит на ум, когда речь заходит о стейдж-бэнде для украинских гастролей иностранцев? Александрова. На кого "молятся" практически все молодые киевские саксофонисты, к кому мечтают попасть на частный урок? Угадайте с трех раз.
Непримиримый, принципиальный, по-хорошему беспокойный (читай: гиперактивный), Дима не опускает руки даже в самых, казалось бы, печальных ситуациях. Он - единственный, кто остался из первоначального (харьковского) состава известной киевской группы "Cхід-Side". Одни из его коллег - гитарист Владимир Шабалтас и барабанщик Александр Лебеденко - уже с год служат инструментальной поддержкой герлз-бэнда "ВИА Гра", пианист Алексей Саранчин на постоянной основе сотрудничает с хип-хоп проектом "Танок На Майдані Конго". И когда в киевской музыкальной тусовке вовсю ходили слухи о смерти (чего уж там) лучшей джазовой группы страны, Александров силой воли не дал бэнду кануть в небытие. Рискнул, пригласив для работы в ставший брэндовым коллектив пятнадцатилетнего талантливого барабанщика Олега Маркова. Продолжал создавать собственные проекты, работал в должности арт-директора киевского клуба “Jazz Do It”, инициировал организацию эксклюзивных концертов - не сдавался и "упирался лбом".
Ну не может быть так, чтобы количество затраченных человеком усилий на определенном этапе не превратилось в рывок качественный. И, кажется, этот рывок мы сейчас и наблюдаем. Новости от Димы начали приходить - одна другой лучше. В апреле прошел великолепный концерт с участием знаменитого нью-йоркского пианиста Марка Соскина. Буквально в течение последних недель произошло подписание контракта с лейблом EMI, заключение договора на представительство саксофонов Yamaha в Украине, 19 июля состоялась презентация нового альбома группы "Cхід-Side", почти все композиции на котором принадлежат авторству Александрова. Больше того: Дима в настоящий момент разрабатывает несколько телевизионных и радио-проектов, обещающих стать беспрецедентными в украинском музыкально-медийном пространстве.
Самое время зафиксировать этот момент для истории - возможно, он становится переломным для киевского артиста?

Дима, для начала - несколько провокационный вопрос. Тебя называют лучшим саксофонистом Украины. Согласен ли ты с таким определением? Вообще, считаешь ли ты, что при описании творчества музыканта справедливо оперировать определениями "лучший-худший?"

Бобин и Рэнди Бреккер, 2005- Я считаю, что все рейтинги - это штука очень относительная. Вот ответь мне на встречный вопрос: кто лучше - Сонни Роллинз, Уэйн Шортер или Джонни Гриффин? Все трое могли бы участвовать в одной номинации - "лучший тенор-саксофонист". Просто за границей есть очень много журналистов, знающих предмет исследования не понаслышке, действительно разбирающихся в музыке. Лично я слушаю то, что мне нравится: мнения других людей я уважаю, но мой вкус - это мой вкус. Если мне не по душе исполнитель, то ни один рейтинг, журналист или критик не докажет мне ничего.
"Лучший саксофонист Украины"… Что тут сказать. Украина, как бы то ни было, не является законодателем музыкальной моды. У нас в стране некоторые стили даже вообще не представлены. Да к тому же на Украине не так много качественных исполнителей, поскольку большинство людей, начинающих играть как профи, стараются найти работу за достойные деньги. В московских ресторанах, европейских цирках, на карибских кораблях, в каких-нибудь восточных отелях, в качестве сайдменов у поп- и рок-звезд и так далее. В джазе мало кто остается.

Да, Дима, по поводу Шортера и Роллинза. Ведь был задан встречный вопрос - кто лучше. Я-то как раз и не скажу. А если скажу, то это будет вкусовщина, субъективное мнение. Все равны по силе убеждения, не говоря уже о техническом уровне. И все здорово отличаются друг от друга выбором художественных средств и стилистическими приемов. Но как же тогда быть, к примеру, с Jazz Awards? Выбирают же как-то "лучших". Или это просто формальность?

- Ну ты же сама видишь, насколько тут все скользко. Снова встает вопрос о том, кто выбирает и по какому принципу провозглашают первых и вторых. Насколько мне известно, даже не-звезды, которые живут и работают в Нью-Йорке, в большинстве своем - потрясающие музыканты. Хуже-лучше… это все относительно.

Хорошо, будем считать, что с этим вопросом разобрались. До того, как тебя начинают называть лучшим, несомненно, преодолевается не самый легкий путь. Через что пришлось пройти, чтобы снискать популярность и востребованность? Какой период для тебя был самым сложным?

- Так это же просто миф, какая может быть популярность у саксофониста, если это не Кенни Г...? (улыбается). Востребованность - да, это немного другое, но с нею проблема никуда не девается. Клубов с джазовой музыкой в Киеве нет (единственный джазовый клуб, "А7", приостановил свою работу - прим. авт.), фестивалей не больше пяти, - я имею в виду нормальные фесты. Да и, честно говоря, люди не всегда нормально воспринимают джаз.

Действительно - очень странна сегодняшняя ситуация с клубами в Киеве. Не говоря уже о провинции. Ведь интерес у людей к этой музыке есть. К примеру, в Москве слушатели давно пресытились джазом и несколько раз подумают, прежде чем пойти на концерт полуизвестного импровизатора, каким бы он хорошим не оказался впоследствии. Там, чтобы окупить концерт с участием привозных middle-rate артистов - которые, за редким исключением, зачастую и выступают на киевской сцене - нужно приложить очень, очень большие усилия. Подготовить обширную рекламную кампанию, серьезно поработать с прессой. И не факт, что на концерте будет аншлаг. Но в Киеве же практически любое джазовое событие проходит "на ура". И даже необязательно присутствие иностранных гостей. Я знаю, какие толпы людей собирает, например, твой сальса-проект, Kiev Salsa Kings. Публика есть. Ведь так? В чем же дело тогда?

- Во первых, "А7" - один-единственный чисто джазовый клуб - не набирал в будни даже ползала. В пятницу и субботу людей бывало много, не спорю. Что же касается сальсы… то этот проект не мой, и в нем я не получаю удовлетворения как саксофонист, я пробую свои силы как менеджер. Кубинская музыка настолько открыта и проста, что очень неплохо ложится на уши и под ноги украинскому человеку. Это своего рода поп, только клубный - сальса сейчас очень модна в клубной среде.

Дим, трудно ли быть музыкантом?

- В этом вопросе я не могу быть объективным. Потому что не был ни врачом, ни сапожником, ни шахтером, ни космонавтом. Мне кажется, в каждой профессии есть свои трудности и, так сказать, нюансы. Надо жить и делать свое дело качественно. Ну, и пытаться заниматься творчеством, конечно.

Давай поговорим о немаловажной составляющей творческого процесса. О менеджменте и продюсировании. Как с этим сейчас обстоят дела у тебя лично и как ты оцениваешь общую ситуацию с менеджментом в Украине (Киеве)? Тебе самому пришлось бывать в роли организатора - когда работал в джазовом клубе Jazz Do It. Хотелось бы иметь собственный клуб? Справился бы?

- По правде говоря, в Украине очень слабо поставлен менеджмент, и если бы было побольше профессиональных администраторов, было бы лучше. Но рынок здесь таков, что, с точки зрения бизнеса, джазом заниматься вовсе не выгодно. Большинство музыкальных менеджеров работают с популярными группами или с рокерами.
С арт-директорством - да, было дело, интересная работа. Самое важное - чтобы в клубе был джазовый концепт. Хозяева заведений у нас зачастую очень плохо себе представляют, что есть джаз. А как преобразовать концепт в жизнь - представляют еще меньше. Вот клубы и закрываются. Пока новых предложений от заведений не было, а сам я еще на клуб не заработал, поэтому даже не знаю, что сказать.

А если помечтать и все-таки представить, что выпала возможность открыть свое заведение. Каким оно будет? В чем будет его изюминка?

- Эх… Клуб, на самом деле, - это мечта. Я бы сделал так, чтобы джаз звучал всегда. Один день фанк, один день блюз, один день латиноамериканской музыки, а все остальное - джаз во всех его проявлениях.

Продолжая тему продюсирования: что в твоем понимании "профессиональный администратор"? Это человек, который закончил вуз, или, к примеру, курсы продюсерского дела? Мне вот отчего-то кажется, что самый правильный продюсер - это или бывший музыкант, или человек, всю жизнь мечтавший им стать. Такой менеджер, как правило, бережно относится к своему "подшефному", да и в теме разбирается хорошо. Права ли я? Вообще как считаешь: стоит ли что-то делать в отношении развития института музыкального менеджмента - открывать факультеты в университетах, устраивать лекции, организовывать курсы - или все должно образоваться само собой?

- Профессиональный администратор - тот, кто получает за свой труд деньги и выгребает всю черновую работу, важную и необходимую. Для меня пример джазового продюсера - Дима Выговский (вокальная группа ManSound). Касательно образования у меня вообще слов нет. Потому что везде сплошной совок. И непрофессионализм везде. К примеру, в школе имени Глиера ставят сначала курс импровизации, а потом курс гармонии. По-моему, - чушь несуразная! Поэтому об образовании - ни слова.

Ты, насколько я понимаю - сам себе продюсер. И последнее время от тебя поступает много новостей. Одна из самых приятных - выпуск нового альбома. Насколько мне известно, он должен был быть сольным альбомом и называться "Бобин Блюз". Но перед самым его выходом оказалось, что альбом позиционируется как продукт группы "Cхід-Side" и называется "Cхід-Sidemen". Что стало причиной таких перемен? Кстати, Man (один человек) или Men (схидсайдмены, много) - как правильно? Я знаю, что ты не сосредоточиваешься исключительно на музыке. Написание композиций, подготовка новых программ - это еще не все. Я знаю, что ты богат на идеи, связанные с продвижением джаза в массы. Есть проекты на радио, телевидении, вообще есть своя концепция того, как сделать джаз более близким слушателю. Расскажешь?

- По поводу альбома: "SideMen", много сайдменов. Название отображает нашу жизнь. Ту кашу, в которой мы варимся. О названии, релизе и прочих подробностях не хотел бы говорить, не очень приятный у нас казус с бывшим издателем произошел… И о проектах тоже не хочу распространяться - заранее объявлять о том, что пока только в планах, не годится. Позже все будет известно.

Вся твоя жизнь - музыка. С утра ты на репетиции, днем в организационных бегах, вечером концерты и встречи. Что говорят по этому поводу супруга и дети?

- Да моя жена просто герой, потому что дома я бываю, на самом деле, редко. Я ей очень признателен за то, что она есть у меня и за то, что всецело поддерживает мои начинания. Просто жизнь такова, что кто-то должен быть активным, а кто-то пассивным. Если я буду пассивным, то будет хуже всем - и мне, и семье.

Что за последнее время порадовало больше всего?

- Радостно за некоторые проекты. Например, за отличный концерт с [американским клавишником] Марком Соскиным - понравилось не только нам (еще бы нам не понравилось), а кажется, и Марк сам был очень доволен. Рад изданию диска и заключению нового контракта с ЕМI, рад, что начал представлять саксофоны Yamaha на Украине; рад, что моя семья всегда со мной и что нет войны (улыбается).

Ставишь ли ты себе цели? Если да - то каков будет следующий порог, который ты решил преодолеть?

- Порогов нет, есть определенные мысли по поводу дальнейшей деятельности. Если все будет о-кей - ты об этом узнаешь первой. Следовательно, и "Джаз.Ру" узнает (улыбается).

Беседовала Татьяна Балакирская,
главный редактор
украинского джазового портала Uajazz.Com

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service