ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #26-27, 2006

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Джаз в американской глубинке

Впечатления от трех моих предыдущих поездок в США были связаны с большими городами - Бостоном, Нью-Йорком, Вашингтоном, Нью-Орлеаном, Канзас-Сити. Если я и бывала в пригородах, то это были "спальные" районы. На этот же раз я попала прямо-таки в исторический и культурный "заповедник", городок Норсфилд, штат Миннесота. Поводом стал исторический фестиваль духовой музыки, проводимый там соответствующими международной и европейской организациями 27 июля - 1 августа, и в рамках фестиваля - конференция. Поездка состоялась по инициативе Анатолия Дудина, зав. кафедрой духовых инструментов МГУКИ и главного редактора журнала "Оркестр", где я - редактор секции эстрадно-джазовых оркестров и ансамблей (кстати, для интересующихся журналом могу предоставить информацию о нем). Программа конференции была подготовлена заранее, но для нас специально организовали встречу, где должны были прослушать наши доклады о традициях духового исполнительства в России. Я решила говорить о джазе. Куда, собственно, я еду и как будет выглядеть мой доклад, я представляла очень приблизительно. Но в любом случае, была уверена в том, что это будет интересно и полезно. И не ошиблась.

Итак, Норсфилд. Городок к югу от Миннеаполиса на реке Кэннон основал в 1855 году Джон Норс. На 18 тысяч населения, занятого, в основном, сельским хозяйством, приходится 5 тысяч студентов двух колледжей искусств, знаменитых на всю Америку. Колледж Carleton был основан в 1866 году и известен своими традициями хоровой музыки. Колледж St.Olaf, открытый в 1874 году для обучения детей выходцев из Норвегии и имеющий прочные духовые и джазовые традиции, и стал "базой" фестиваля. Один из профессоров этого колледжа, координатор фестиваля Пол Ниемисто (тромбон, туба, баритон) - это подлинный национальный герой городка.
В Норсфилде пять картинных галерей, три театра, концертные залы, в его пятидесяти пяти парках часто играют профессиональные и студенческие духовые оркестры и два биг-бэнда, которые из-за каникул, к сожалению, участия в фестивале не принимали. Норсфилд известен также благодаря выдающемуся событию американской истории: его жители в 1876 году "приостановили" знаменитого бандита Джесси Джеймса, грабившего банки, и наставили его на путь истинный. В память об этом каждый год 7 сентября устраиваются скачки в ковбойских костюмах со стрельбой. Кроме этого, в городке происходит масса интересных событий, праздников. Где еще можно побывать на вечернем котильоне, руководимом танцмейстером во фраке, и увидеть дам, танцующих в одном ряду в кринолинах и шортах, или потанцевать польку прямо на улице, или посмотреть перед немым фильмом водевиль 1916 года, сопровождаемый оркестром, или понаблюдать за "битвой" оркестров, расположенных на разных берегах реки!

Концертная программа включала в себя массу выступлений оркестров и ансамблей из разных американских штатов и стран Европы, и историческая направленность фестиваля очень явно прослеживалась. Во-первых, это исполнение сочинений разных эпох на соответствующих им духовых (в основном, медных, самого различного вида и строя) инструментах, с преобладанием американской музыки - военной и бытовой. Конечно же, танцевальная до-джазовая музыка, рэгтаймы, обработки популярных песен, джазовые стандарты в репертуаре присутствовали, как часть американской музыкальной истории. Несмотря на жару более ста градусов по Фаренгейту, музыканты играли на площадях и в парках - даже днем! - в сюртуках, цилиндрах, оркестры окружали дамы, одетые а ля Скарлетт. Да и сами зрители не прочь появиться в чем-то очень "ретро". Музыка в программах оркестров и ансамблей перемежалась чтением различных отрывков и документов или просто рассказами об инструментах - и все это живо, увлекательно, весело.
К примеру, концерт секстета Chestnut Brass Company из Пенсильвании. Он проходил в церкви, позади музыкантов (из которых - одна женщина) стояли три стола, на которых лежали разнообразные инструменты, начиная от горнов эпохи Возрождения и змеевидного серпента - до недавно изготовленных саксофонов и труб. Программа включала: обработки двух песен Ирвина Берлина, произведения композиторов Возрождения и Барокко - Георга Шпеера, Джованни Гастольди, Михаэля Преториуса и Ричарда Писли; во втором отделении была аранжировка увертюры к "Севильскому цирюльнику" Джоаккино Россини, две пьесы современных американских авторов, два танца - галоп и квикстеп, обработка пеcен "Beautiful Dreamer" Стивена Фостера, "When I Lost You" Ирвина Берлина и знаменитой традиционной "Do You Know What It Means To Miss New Orleans". Музыканты меняли по мере надобности инструменты, прекрасно играли и забавно о них рассказывали, к восторгу публики. У других оркестров и ансамблей можно было услышать темы Дюка Эллингтона, Каунта Бэйси, мелодии Кола Портера, Джона Леннона и т.д. То есть, музыка здесь не разделяется на серьезную и легкую, все ее жанры любимы, достойны внимания, все - часть американского и мирового культурного наследия. Музыканты проявляют свою универсальность во владении многими инструментами, жанрами и исполнительскими приемами. Например, когда в ансамбле, игравшем польки на улице, звучали две трубы (на них играли мужчина и женщина), это был "чешско-немецкий" вариант, а когда женщина взяла скрипку, а мужчина - саксофон, это уже стало "кантри". Если оркестр или ансамбль исполняет джазовый стандарт, то появляется легкий свинг, звучат совсем другие соло, как, например, великолепный Пол Ниемисто сыграл на баритоне в "Satin Doll".

Можно оценить такую транскрипцию джаза как достаточно академическую, или джаз, в большей степени представленный как тематический материал, а не способ мышления; можно отнестись к этому снисходительно. Но мне все время приходили на ум параллели, скажем, с биг-бэндом или джазовым вокальным ансамблем a cappella, где доля аранжировки очень значительна. Зато в духовом оркестре или ансамбле такого профессионального класса, какие были на фестивале, безупречны качество звука, чистота довольно сложной гармонической вертикали, а аранжировка "переливается" красками разнообразных тональных сдвигов, что может позволить себе джазовый вокальный ансамбль, но часто не может - традиционно импровизирующий инструментальный.
Теперь о конференции. Я терпеливо и с удовольствием выслушала все 35 докладов, сделанных уважаемыми музыковедами и духовиками из университетов и оркестров разных американских штатов, из Канады, Англии, Германии, Австрии, Норвегии, Финляндии, Польши, Люксембурга, Швейцарии. Чрезвычайно обогатилась знаниями о музыке разных стран (включая Новую Зеландию) и традиций, а также опытом подачи материала, очень не похожим на обычно занудные доклады на наших научных конференциях. Джаз присутствовал на конференции, хотя и в малой пропорции. Доклад профессора Майрона Мосса из университета шт. Коннектикут, был посвящен оркестровой музыке афро-американских композиторов. Молодая леди Кэтрин Паснидж, автор книги об эволюции джаза в Британии, зав. джазовым отделом в колледже музыки города Лидс, говорила о традициях диксиленда в Европе. Ну а третий доклад на джазовую тему получился мой.
Перед моим выступлением Анатолий Дудин всех удивил возрожденным в Санкт-Петербурге роговым оркестром, где каждый инструмент играет только один звук. А уж в нашей джазовой истории есть чему удивляться. Получив необходимые инструкции от Алексея Баташева (за что ему большое спасибо), я предварительно напечатала факты, имена и фотографии из нашей джазовой жизни, что было размножено для каждого присутствующего в зале, как это принято у них. В самом докладе я постаралась представить что-то наиболее необычное для западного человека, в музыке - связанное с фольклором, и, как педагог - творчество своих студентов. Упоминание о пластинках "на костях" и напечатанных на машинке переводах книг о джазе, конечно, произвело стрессовое впечатление. Из музыки больше всего заинтересовали: Аркадий Шилклопер, играющий джаз на альпийском горне (кстати, на фестивале был ансамбль этих инструментов - три женщины в альпийских фартучках чинно играли трезвучиями) с оркестром "Фонограф" под управлением Сергея Жилина, а также запись пьесы Юрия Чугунова "Посвящение Чику Кориа", сделанная ансамблем "Серебряные трубы" (восемь труб и ритм-секция, руководитель Евгений Савин) с соло на флюгельгорне Виталия Головнева. Эти записи потом многие у меня спрашивали. Вопросы задавались разные, в том числе Пол Ниемисто спросил о музыканте, который, как он слышал, мог записать партитуру с одного прослушивания пьесы по радио. Я этот вопрос знала по предварительной переписке с Полом, и ответ мне дал Алексей Баташев - это был Леонид Дидерихс.
Поскольку я следила за всеми докладами и их обсуждением, могу сказать, что мой материал вызвал самый большой интерес, поскольку люди подходили и благодарили и сразу после доклада, и на следующий день. Я, конечно, не отношу эту реакцию на свой счет. Действительно, нов и очень интересен для многих был сам предмет. Но все равно приятно, тем более что это было только третье мое выступление на английском языке, да еще в такой высокопрофессиональной аудитории. Так что я испытала, как говорилось в брежневские времена, "чувство глубокого удовлетворения и законной гордости".
Устроители фестиваля предложили нам "под занавес" экскурсию по Миссисипи на старом пароходике под аккомпанемент банджо и прием с концертом-водевилем. Так что американского колорита получилось в избытке.

Зинаида Карташева,
музыковед
фото автора и Рэя Бёркхарта

На первую страницу номера

    

     Rambler's Top100 Service