ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #26
Кузнецов - Громин: Верные друзья
Николай Громин и Алексей Кузнецов (1978)Алексей Кузнецов и Николай Громин были лауреатами еще тех первых джаз-фестивалей 60-х годов, когда будущее советского джаза не существовало и даже не угадывалось. Они поигрывали в молодежных кафе, на нечастых джазовых концертах. В 1978 году "Мелодия" записала их первый долгоиграющий диск, да еще с американским репертуаром, что в пору расцвета застоя было настоящей сенсацией. Меня попросили написать аннотацию, это тоже стало необъяснимым дебютом. Вскоре состоялся памятный трусоватый Фестиваль Советской Эстрадной и Джазовой Музыки, там с джазом было строго, дуэт исполнил песенку Тихона Хренникова из фильма "Верные друзья", номер попал на сборную пластинку, и никто не мог предположить, насколько символическим оказался его титул. Дуэт - единственный ансамбль, который сохранился с той богатырской эпохи.
Творчество обоих "гитарных сердец" (так они назвали себя в автографе на вышедшем сольнике) шло вдоль биографических параллелей. В середине 60-х у обоих родилось по сыну и соответственно по музыкальному посвящению этому событию. У Громина это называлось "Здравствуй, Иван", у Кузнецова - "Алеша". В преддверии своих серебряных свадеб оба сделали новые приношения, но уже по женским адресам. У Алексея появилась пьеса "Елена и Маргарита" (вместо имени Мастера он поставил имя дочери), у Николая - пьеса "Карэн" (посвященные знали, что ударение приходилось не на второй слог, как в армянском мужском, а на первый, как в датском женском).
Вот тут и было расхождение. В начале 80-х Николай переехал в Копенгаген, но каждую осень оказывался в Москве повидать маму, близких, поиграть с Кузнецовым, что всегда походило на беседу двух долго не видевшихся друзей. А рассказывать им было что. Кузнецов стал душой концертов "Джаз плюс джаз" в Олимпийской деревне, у него почти каждый год выходило по пластинке. Громину довелось играть в легендарном бэнде Тэда Джонса, участвовать в Западноберлинском джаз-фестивале, Кузнецову - на экзотическом джаз-фестивале в Бомбее. Громин собрал свой ансамбль и получил постоянную работу в одном из копенгагенских джаз-клубов, куда заглядывали Джо Пасс, Тэл Фарлоу, Кенни Баррелл и другие славные гитаристы. Кузнецов съездил в Штаты, где маленько поучил школьников-негритят, как надо играть настоящий блюз. Громин вошел в число первых гитаристов Дании, Кузнецова каждый год избирали лучшим гитаристом нашей страны. И оба ждали встречи друг с другом. Десять лет спустя после первого альбома они записали второй.
То была не отрепетированная программа, как на первом диске. То было живое музицирование двух мастеров, которые не заучивают, но и не промахиваются, это живая речь, спевка, объяснение в любви. Оба купаются в ритме, все легко, и нет состязания, хотя у каждого - свои козыри. Громин - виртуоз мелодической линии, Кузнецов - искусник аккордовой игры. Вот только друзья уходят - уже нет их любимого партнера барабанщика Валерия Буланова. В память о нем оба гитариста творят такой ритм, что вот-вот расплавятся струны и вспыхнут гитары.
И после этого альбома оба джазовых сердца не раз бились в унисон на московских джазовых сценах, так что впору записывать третий альбом "Двадцать лет спустя". Но пока послушаем еще раз их историю. Историю верных друзей.

Алексей Баташев

На первую страницу номера