ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #30, 2006

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Рецензии

Закажи себе живой джаз: джазовое агентство Льва Кушнира. Корпоративные и частные праздники: живая музыка, любые ансамбли, лучшие солисты Москвы.

Представляем артиста: нью-йоркский трубач Валерий Пономарёв (ex-Art Blakey Jazz Messengers)
Доступны для приглашения на корпоративные мероприятия: Екатерина Черноусова (вокал, фортепиано, лидер собственной группы)



* * * * *
- шедевр
* * * * - отличная работа
* * * - хорошая работа
* * - хорошо, но скучно
* - не стоит затраченного времени


Frequency
-
"Frequency"

Thrill Jockey, 2006
70:04
 

* * * *

Чикагская импровизационная сцена известна у нас куда меньше нью-йоркской, что и понятно - она и на американском рынке стоит особняком. Джазменов в Чикаго меньше, чем в столице мирового джаза, но они сплоченнее, и их творчество носит ярко выраженный местный колорит, которого вне Города Ветров не встретишь. Основы нынешнего своеобразия чикагской сцены были заложены в 1960-х участниками Art Ensemble of Chicago, основавшими впоследствии "Ассоциацию продвижения музыкантов-творцов" - AACM, мощный авангардный творческий союз, и поныне определяющий творческое лицо чикагского джаза. Музыканты AACM, в массе своей, опираются на афроамериканские корни первого поколения фри-джаза 60-х, стремясь творчески развивать это наследие с учетом новейших веяний.
Ныне у руля AACM стоит уже третье поколение его участников, и среди них важную роль играет флейтистка Николь Митчелл, теперь - сопредседатель Ассоциации. В Чикаго все играют со всеми, поэтому перечислять ансамбли, где она работала раньше, смысла нет: важно, что сейчас среди проектов с ее участием есть квартет Frequency, три других участника которого - это саксофонист и кларнетист Эдвард Вилкерсон, контрабасист и виолончелист Харрисон Бэнкхэд и барабанщик Авриэйл Ра, ветеран AACM, учившийся у сооснователя Ассоциации Келана Филипа Коурэна и игравший со всеми звездами первой волны чикагского авангарда - Лестером Боуи, Муалом Ричардом Абрамсом, Фредом Андерсоном, Малаки Томпсоном и т.д. Дебютный альбом квартета мастерски записан известным продюсером Стивом Уэйгнером в легендарной студии Riverside, где работал весь цвет чикагского джаза и блюза. Музыка квартета сочетает яркую мелодичность, чисто чикагскую свободу изложения - бескомпромиссную, но далекую от нью-йоркской яростной деструктивности - и неторопливость в развертывании импровизационных эпизодов, особенно выгодно показанную в прозрачных, медитативных медленных пьесах Ра и Бэнкхэда.
Слушаем подкаст Кирилла Мошкова с музыкой из альбома
 


Humcrush
-
"Hornswoggle"

Rune Grammofon, 2006
44:09
 

* * * *

Трудно дать точное определение стилистике, в которой работает норвежский дуэт Humcrush: что это - джазовая электроника или электронный джаз? Известный норвежский авангардный лейбл Rune Grammofon, вообще говоря, специализируется на самых новых, странных и необычных явлениях в норвежском джазовом авангарде, основная тематика поисков которого сейчас и лежит в области спонтанной импровизации с привлечением значительного количества электроники. При этом по крайней мере один участник Humcrush, а именно 37-летний клавишник Столе Стурлёккен, находится в самом центре этого движения: он - один из основателей ведущей импров-электронной группы Норвегии, Supersilent, которую создал в конце 80-х вместе с двумя другими участниками более ранней формации - фри-джазового трио Veslefrekk. Играл он и более конвенционную импровизационную музыку - например, с бывшим гитаристом легендарного квартета Яна Гарбарека, Терье Рипдалем.
Второй участник дуэта, барабанщик Томас Стрёнен, тоже располагает приличным джазовым опытом - в частности, он играл в квартете шведского пианиста Бобо Стенсона, а в норвежском джазе - буквально со всеми. На этой записи (а это уже второй альбом Humcrush, первый выходил в 2004-м) он в основном оперирует электронными звучаниями - видимо, midi-барабанами. Из тембровой палитры, которой оперирует Столе Стурлёккен, сильнее всего запоминается нарочито аналоговый, часто перегруженный звук меллотрона - чуда техники рубежа 60-70-х, клавишного инструмента, где нажатие каждой клавиши вызывало звучание отдельного кольца магнитной ленты с записью одной ноты одного инструмента (какой запишешь - такой и зазвучит), своего рода аналогового сэмплера.
Музыканты обмениваются краткими ритмическими набросками, после чего барабанщик, развив их в некую повторяющуюся структуру, поддерживает изыскания клавишника, который спонтанно находит и реализует небезынтересные мелодические скетчи. Эти наброски и зарисовки никогда не развиваются дальше предела, который оба музыканта очерчивают уже в первых тактах, хотя богатая фантазия Томаса и Столе позволяет им на протяжении каждой пьесы (обычно - заметим - вполне лаконичной) сохранять определенную звуковую интригу, не дающей угаснуть интересу слушателя. Вроде бы ни сногсшибательной виртуозности, ни захватывающих дух открытий не звучит - а слушатель все равно ощущает, что прикоснулся к творческому поиску двух неравнодушных и заинтересованных в своем деле людей.
 


Mohammed "Jimmy" Mohammed
-
"Takkabel!"

Terp Records, 2006
71:08
 

* * * *

Слепой певец Мохаммед Мохаммед по прозвищу Джимми - не самая яркая звезда на музыкальном небосклоне своей родной Эфиопии: в Аддис-Абебе он выступает в основном в барах, а репертуар его состоит сплошь из песен одного из самых популярных "корневых" эфиопских певцов - Тлахуна Гессессе. Впрочем, его интерпретации отличаются определенной экспрессией и довольно заметным знакомством с западными ритмами, прежде всего с таким явлением, как свинг (свойственная игре джазовых музыкантов характерная ритмическая пульсация, вызывающая у слушателя ощущение ускорения темпа, которого в действительности не происходит). Вторая ключевая фигура в этой записи - партнер Джимми по имени Меселе Асмамау, играющий на пронзительной эфиопской арфе крар (пятиструнный инструмент, ведущий свою родословную от древнеегипетской арфы). Будоражащий, экзотичный для европейского слушателя тембр крара и весьма необычная для нашего слуха техника звукоизвлечения на этом древнем инструменте пряно обрамляют экстатичный, то тревожный, то просветленный голос Джимми Мохаммеда. Исполнитель на национальных барабанах кебера Аснаке Гебрейес обеспечивает довольно скромную ритмическую поддержку, которая резко усиливается в пяти из восьми треков бешеным, яростным звучанием современной ударной установки - на ней играет ветеран европейского джазового авангарда Хан Беннинк, в этой записи показывающийся в неожиданной для него роли едва ли не рок-барабанщика. Собственно, его участие и делает эту запись чем-то большим, чем просто любопытный документ малоизвестной у нас этно-сцены далекого и совсем не процветающего североафриканского государства. Как обычно, из категории аутентичного этно в категорию world beat альбом может быть переведен участием всего одного джазового музыканта, который обычно берет на себя цементирующую, формообразующую роль. А здесь джазовых музыкантов двое: интересные соло в трех треках играет саксофонист Гетатчеу Мекуриа, один из самых ярких музыкантов эфиопской джазовой сцены (получившей известность на Западе благодаря саундтреку недавнего фильма с Биллом Мюрреем "Сломанные цветы", где звучало много музыки выдающегося эфиопского клавишника Мулату Астатке). Запись была сделана в Нидерландах во время поездки Джимми Мохаммеда на Moers Jazz Festival, куда его вытащил Беннинк, познакомившийся с эфиопским песенным искусством в Аддис-Абебе. Редкий случай, когда соединение традиций звучит не сочетанием, а объединением.

Константин Волков,
для Stereo&Video

 

 

На первую страницу номера

    
     Rambler's Top100 Service