ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
  ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Закажи себе живой джаз: джазовое агентство Льва Кушнира. Корпоративные и частные праздники: живая музыка, любые ансамбли, лучшие солисты Москвы.

Представляем артиста: нью-йоркский трубач Валерий Пономарёв (ex-Art Blakey Jazz Messengers)
Доступны для приглашения на корпоративные мероприятия: Екатерина Черноусова (вокал, фортепиано, лидер собственной группы)

Выпуск # 39 (371) - 22 ноября 2006 г.
Издается еженедельно с октября 1998 г.
Оглавление выпуска:

Следующий выпуск: 29 ноября 2006 г.

Слово к читателям

16 декабря 2006 г. интернет-портал "Джаз.Ру" открывает новую главу в своей истории.
В Центральном Доме журналистов на Никитском бульваре мы будем отмечать девять лет со дня рождения портала "Джаз.Ру". Чего же здесь нового?
Новое - то, что на десятом году своей истории джазовый интернет-портал начинает издавать печатный джазовый журнал. И 16 декабря в ДомЖуре, на праздновании нашего 9-летия, мы представим первый номер журнала "Джаз.Ру"!
Будет ли новый журнал бумажной версией интернет-портала?
Нет. Это будет отдельное издание. Конечно, оно будет опираться на авторский коллектив (свыше 100 авторов) и текстовые массивы портала (более 100 персональных страниц музыкантов, более 370 выпусков еженедельного сетевого журнала, сотни страниц справочников и книг...). Но большинство материалов будет впервые публиковаться именно в журнале "Джаз.Ру".
Поздравить нас придут, приедут и даже прилетят замечательные российские джазмены - наши друзья и авторы:
-- сибирский шаман свободной импровизации Роман Столяр со своим новым синтезатором;
-- волшебник лирического фортепиано - Андрей Кондаков из Санкт-Петербурга;
-- уникальное трио "Второе приближение" пианиста Андрея Разина - вокалистка Татьяна Комова и контрабасист Игорь Иванушкин;
-- открытие 2006 года - квинтет 18-летнего уникума Алексея Чернакова (фортепиано) при участии саксофониста Константина Сафьянова;
-- три сибирские джазовые кудесницы - трио "Седьмое Небо" (Новосибирск): Виктория Чековая (вокал), Елена Скоробогатова (фортепиано) и Галина Беляева (флейты, волынка).
В качестве почётного гостя на концерт-презентацию приглашен выдающийся саксофонист и известный фигурист :) Игорь Бутман.
Все подробности и заказ билетов - на специальной странице!

Кирилл Мошков,
редактор "Полного джаза"

Как это было
в Москве

17 ноября в рамках концертной серии "Джазовый Олимп", которую продюсирует Московский международный Дом музыки, в Светлановском зале ММДМ играл американский пианист Кенни Баррон. Играл в составе собственного трио, что породило до концерта определенные сомнения у знатоков: да не слишком ли камерная форма для двухтысячного зала? Да не в джаз-клубе ли лучше такое показывать?
Выяснилось, что эти сомнения если к кому и применимы, то уж отнюдь не к трио Кенни Баррона. 63-летний ветеран чувствует себя на большой сцене как рыба в воде, и совершенно не теряет ощущения аудитории, за которое так ценятся выступления в маленьких клубах. Да и камерным его звучание никак не назовешь: трио вполне может развивать вполне убедительное динамическое давление на слушателя, да и тонкие нюансы и тихие эпизоды в чинном большом зале слушаются несравненно выигрышнее, чем в клубах, где звенят вилки, курлыкают мобильники и в голос разговаривают посетители.
С собой в Москву Баррон, ветеран ансамблей Диззи Гиллеспи и Юсефа Латифа, привез свое гастрольное трио - японского контрабасиста Киёси Китагаву (со сцены ничтоже сумняшеся обозванного по-американски Киоши - вот когда русские имена коверкают, мы этого очень не любим!) и кубинского перкуссиониста Франсиско Мелу.
Именно перкуссиониста: хотя Мела играет на ударной установке, он привносит в нее свободу полиритмов кубинской перкуссии, да и играет, что называется, "антитехнично" - его посадка за барабанами, постановка рук и манера держать палки способны довести до отчаяния какого-нибудь преподавателя "правильной" игры, но при этом играет он столь неотразимо музыкально, с таким неподдельным внутренним огнем и таким тончайшим чувством ритмической и динамической свободы, что любого преподавателя "правильной" игры по всем этим параметрам наверняка заткнет глубоко за пояс. Огромное влияние на Франсиско Мелу, приехавшего в Бостон с Кубы, чтобы учиться, но не попавшего ни в Беркли, ни в Консерваторию Новой Англии (высоких баллов он не набрал, а денег у него не было) оказал панамский пианист Данило Перес, который терпеливо разобрал с молодым барабанщиком его ошибки и слабости и показал, как путем самообразования можно от этих слабостей избавиться. Затем Мелу взял в свой нью-йоркский ансамбль саксофонист Джо Ловано, и так, пять лет назад, началось его восхождение по профессиональной лестнице - в январе этого года он уже давал сольный мастер-класс на конференции Ассоциации джазовых преподавателей в Нью-Йорке, а теперь гастролирует с Кенни Барроном.

Франсиско Мела, Киёси Китагава

Контрабасист Китагава перебрался в Нью-Йорк из Японии полтора десятилетия назад, но до сих пор чувствует себя частью японской сцены - в частности, лучшие его записи сделаны с японским пианистом Макото Одзонэ. Но уровень, которого он достиг в Америке, впечатляет - записи и гастроли с Кенни Гарретом, выступления со Стивом Турре, квартетом Джимми Хита, а в последние годы - регулярные гастроли с Кенни Барроном. Игра Китагавы, с его жестким звуком, в котором из трех составляющих контрабасового звучания - "дерева", "струн" и "пальцев" - ощутимо преобладают довольно шумные "пальцы", а строй контрабаса довольно ощутимо качается в верхней части диапазона, весьма напоминает игру Рона Картера, только сказочной картеровской беглости не хватает.
Сам лидер бесподобен. Точен, изящен, совершенен в логике развития импровизации и построении аккомпанемента, еле заметными штрихами уверенно направляет игру ритм-секции (и даже их соло). В его игре нет ни огромных динамических перепадов, как у его земляка-филадельфийца Маккоя Тайнера (влияние которого на себя Баррон охотно признает), ни жесткости и математичности Хэрби Хэнкока - Баррон есть Баррон: он динамически свободен, но не стремится к крайностям; он может играть жестко, но предпочитает ровную мягкость; он идеальный математик как в ладовом развитии, так и в гармонических построениях, но никогда не упускает из вида (и не скрывает), что за этой математикой стоят человеческие эмоции - пусть сдержанные, мягкие, как бы подернутые дымкой. Но при этом в его игре слышен опыт и Тайнера, и Хэнкока, с которыми Баррон принадлежит к одному поколению (в то время, когда юный Кенни играл у Диззи Гиллеспи, молодой Маккой работал у Джона Колтрейна, а дебютант Хэрби пришел к Майлсу Дэйвису).

Кенни Баррон

Кенни Баррон и начал концерт с темы Херби Хэнкока с парадоксальным дзэнским названием "One Finger Snap", "Щелчок одним пальцем". Зато дальше последовали одно за другим два оригинальных сочинения самого Баррона. Кубинский колорит окрасил музыку трио, когда в интродукции к джаз-вальсу "Lullaby" Франсиско Мела выразительно загремел ожерельем из бубенцов, висящим у него на шее. Внутри трехдольного метра этой пьесы фортепиано и барабаны - при инициативе, конечно же, барабанов - развивают очень свободные полиритмические эпизоды, в которых барабаны то и дело предлагают как-то по новому поделить такт, а фортепиано их в этом с непринужденной легкостью поддерживают, какие бы хитроумные способы деления такта на доли ни были предложены.
Очень медленная и грациозная босса Баррона, "Um Beijo" (по-португальски - "Поцелуй"), напомнила об увлечении пианиста бразильской музыкой, выразившемся в нескольких интересных альбомах (в том числе номинированном на "Грэмми" за 1993 г. "Sambao"). Правда, "Ум Бежу" - пьеса с более позднего альбома, одного из лучших у Баррона - "Spirit Song" (2001, тоже номинант "Грэмми"). Здесь Мелла в продолжительном эпизоде играет довольно иррегулярные ритмы по барабанам руками, позвякивая при этом висящими на шее бубенцами, что придает прецизионно точной игре Баррона неожиданно вольный, африканский или, точнее, афро-латинский оттенок.
Была отдана дань и стандартам. Работа Баррона в ансамбле Sphere, созданном для работы с творческим наследием пианиста и композитора Телониуса Монка, получила отражение в исполнении изящной, но, как обычно у Монка, угловатой баллады "Ask Me Now". Нет, наверное, пианистов с более разными стилистическими устремлениями, чем Монк и Кенни Баррон. Покойный гигант джазовой композиции был кем угодно, только не виртуозом, зато обладал парадоксальным мышлением, склонностью ставить джазовые "правила" с ног на голову, незаурядным чувством музыкального юмора и не боялся "некрасивых", "неправильных" звучаний, годы и десятилетия спустя входивших в арсенал всех джазовых пианистов как полноправные элементы общеизвестного, общепонятного и совсем не юмористического джазового языка. Баррон же - виртуоз, склонный к очень серьезному, мягкому, доброму и красивому музицированию, то есть эстетическая противоположность Монка. И тем не менее - Монка он знает, любит и исполняет очень по-своему, и это очень интересно слушать - сравнивать взгляды, входить в манеру Баррона, хорошо читающуюся на таком вот репертуарном "изломе".
Первое отделение завершил стандарт "Softly As In A Morning Sunrise" ("Мягко, как при восходе солнца"), хотя, по меткому выражению одного из наших читателей в обсуждении концерта в нашем сообществе в "Живом журнале", версию трио Кенни Баррона можно было бы переименовать в "Quickly As In A Morning Sunrise" ("Быстро, как при восходе солнца") - так оживленно и быстроходно сыграл классическую тему этот ансамбль. Правда, это все-таки трио Баррона, точного, мягкого и изящного - в игре трио звучит очень деликатная пульсация, хотя темп и быстрый. Барабанщик вместо стандартной триольной пульсации по тарелке играет весьма причудливые цепочки долей разной длительности - сперва на педальном хай-хэте, а затем на звонкой райд-тарелке, весьма шумно свингуя. Басист Китагава играет весьма умное соло. Финал первого отделения. Почти полный Светлановский зал с удовольствием идёт размяться.
Во втором отделении тоже было много ярких моментов. Запомнилась баллада Томми Вулфа и Фрэна Ландесмана "Spring Can Really Hang You Up The Most", которую Кенни Баррон сыграл соло, превратив ее в своеобразную энциклопедию фортепианных стилей, вплоть до страйд-пиано с характерным "ум-па, ум-па" в левой руке. Ярко прозвучал джаз-вальс на тему Фредди Хаббарда "Up Jumped Spring" с развернутым, богатым соло контрабаса. Но, пожалуй, самым ярким номером второго сета оказался "Blues In Five" - пьеса в блюзовом звучании, но в размере 5/4, совершенно блюзу не свойственном. Впрочем, и блюзовая основа тут выявляется не сразу. Пьесу открывает развернутая фортепианная интродукция, в которой появляется афрокубинская басовая фигура, постепенно превращающаяся в псевдоклассическую структуру вроде самой известной джазовой пьесы на 5/4 - "Take 5" Пола Дезмонда - и только вслед за тем вскрывается блюз. Тут уже вступают контрабас и перкуссия (партией барабанов это до определенного момента сложно назвать: Мела играет палочкой по гирлянде бубенцов, оттянув ее другой рукой). В этой пьесе наступает звездный час барабанщика: Франсиско играет развернутое соло ударных на остинатном риффе, повторяемом в унисон контрабасом и фортепиано (в размере скорее 10/8, чем 5/4). Правда, в этом соло кубинский музыкант не повторял шутку, дважды примененную им в других пьесах - когда в стоп-тайме, где предполагается четыре такта его соло, он вдруг прячется за барабаны, потешно сгибаясь в три погибели, и на целых четыре такта воцаряется иронически звенящая тишина, в которой слышны лишь смешки слушателей - и каждый, у кого есть хоть капля ритмического воображения, домысливает соло ударных про себя.
И еще один номер чистого удовольствия - "Cook's Bay", опять-таки с альбома "Spirit Song". В свое время Баррон написал эту пьесу, посвященную его впечатлениям от визита на остров Таити, для альбома скрипачки Регины Картер, но впоследствии стал играть ее и сам. Трудно сказать, насколько таитянской получилась эта музыка - в ней есть (во всяком случае, в присутствии Франсиско Мелы) отчетливо латинский ритм, в фортепианной импровизации слышны отчетливые намеки на характерные обороты кубинской музыки, а красивая тема и богатая гармония позволяют музыкантам очень выигрышно показать пьесу публике.
И вот, наконец, бис, цветы, овация. Трио, отыграв бис, покидает сцену. Достойный концерт, достойные музыканты, достойное впечатление.

Кирилл Мошков
фото автора

Труба и компьютер Сержа Адама
Серж Адам17 ноября послушать французского трубача Сержа Адама (Serge Adam) в клубе Cool Train (этот концерт "Полный джаз" анонсировал в предыдущем выпуске) пришли стильные молодые люди обоих полов. Небольшой зал, белые стены которого увешаны фотографиями джазовых музыкантов прошлого и настоящего, обычно набивается битком.
За час до прибытия Сержа публику очаровывал пианист Валерий Беликов, участник трио "Чик" басиста Виктора Матюхина
Это было второе по счету выступление Сержа Адама на постсоветском пространстве. Любители джаза уже слышали Сержа два месяца назад в Кишиневе на V Международном этно-джаз-фестивале "Тригон". В московском клубе, котором руководит саксофонист Олег Киреев, Серж чувствовал себя как дома. Запустив сэмплы на лэптопе, музыкант периодически подыгрывал компьютеру на трубе. Фон, создаваемый компьютером, приходился на стык этники, авангарда и минимализма. Серж диджействовал с увлеченностью сисадмина-маньяка. А его труба прибавляла общему звучанию немного джазовости. Создавалось впечатление, что своей музыкой трубач и композитор открывал слушателям дверь в мир звенящей пустоты и абсолютного покоя. Такой музыке надо отдаваться полностью, что в атмосфере массового клуба с окнами на Садовое кольцо было сделать не так–то просто. Но те, кто себя преодолел, получили истинное удовольствие.
Сам Серж расценивает свои произведения как экспериментальный электронный джаз. Прибавляя при этом, что все эти обобщения ничего не значат. Как можно определить музыку? Скажите, вот вы смогли бы? Да, на него повлияли поп и этика Болгарии, Турции и Балкан. Но музыка Сержа - продукт индивидуальный и эксклюзивный.
Концерт прошел при поддержке Французского культурного центра в Москве.

Дарья Белецкая
фото: Полина Павлова

Постсоветское пространство:
что будет

Грядущие события ближайших двух недель освещает  наша сводная анонсовая рубрика, где показываются основные джазовые мероприятия по всей территории России. Сегодня в этой рубрике - сводный анонс по 16 городам России до 8 декабря...>>>>

2-3 декабря в Архангельске впервые пройдет фестиваль world music "Солнцеворот" - новый проект "Джаз-мастерской" гитариста Тима Дорофеева.
Тим ДорофеевПоп, рок, джаз на основе фольклора народов мира - такова концепция "Солнцеворота". Эксперименты Тима Дорофеева и его "Джаз-мастерской" уже неоднократно привлекали к себе внимание меломанов региона. Новый проект объединил в себе уже известный любителям джазовой музыки и ставший популярным фестиваль "Этно-джаз" и новый молодёжный проект "Folk-fest молодых".
В фестивале примут участие как прославленные джазовые коллективы, так и молодые музыканты Архангельской, Вологодской областей, Республики Коми и Москвы.
Первый день фестиваля пройдет 2 декабря на сцене Архангельского городского культурного центра. Архангельск представят группы So Called Music, Moon Far Away, "Живые камни", Seventh Sense, "Гарикиши"; Северодвинск - "Ягода Гало", "Когти Кетцалькоатля", Няндому - "Старый Джек". Выступит также творческая группа иностранных студентов СГМУ (Нигерия, Перу, Индия). Гости фестиваля - группа "Абвиотура" (Москва).
Во второй день, 3 декабря, в АГКЦ выступят профессиональные джазовые команды и исполнители - "Восток-Север" Тима Дорофеева (Архангельск), Сергей Кузнецов - саксофон (Вологда), "Зарни-Ань" (Сыктывкар), "Экология звука" (Москва).
Ведущий фестиваля - директор Ярославского джазового центра Игорь Гаврилов.
3 декабря в музейном объединении "Художественная культура Русского Севера" пройдет джем-сешн гостей фестиваля.
Фестиваль состоится при поддержке Управления культуры и молодёжной политики мэрии Архангельска и АГКЦ.

Алексей Морозов,
ИА "Двина-Информ"

Что намечается:
столичные анонсы

29 ноября,
Центр оперного пения Галины Вишневской -
легенда советского джаза саксофонист
 Алексей Зубов

2-3 декабря:
XII международный фестиваль
 вокального джаза “Джазовые голоса”

28 ноября, ММДМ:
 шведская вокальная группа
The Real Group

Ди Ди Бриджуотер29 ноября в Светлановском зале Московского международного Дома Музыки по инициативе фонда "Самюсосьяль Москва" пройдет благотворительный концерт в пользу беспризорных детей "Ди Ди Бриджуотер: У меня две любви". Организаторы: Московский международный Дом Музыки, Французский культурный центр в Москве (при поддержке Правительства Москвы и Посольства Франции в России, под патронатом Детского фонда ООН ЮНИСЕФ).
Ди Ди Бриджуотер – одна из лучших вокалисток современного джазового мэйнстрима, суперзвезда, умеющая с первых минут появления на сцене покорять самую взыскательную публику и критику. Она выступала и записывалась с легендарными джазовыми музыкантами, среди которых Сонни Роллинз, Диззи Гиллеспи, Декстер Гордон, Макс Роуч. Родившись и начав карьеру в США, певица по-настоящему нашла себя и реализовала свой талант во Франции, где живет уже 30 лет. Благодаря общественной ангажированности она стала первой американкой, вошедшей в состав Высшего совета Франкофонии.
Ее новая концертная программа "У меня две любви" – дань восхищения легендарным артистам французской эстрады, Жаку Брелю и Эдит Пиаф, Лео Ферре и Жозефин Беккер... Решив по-своему перепеть их самые известные песни, Ди Ди тем самым, как она признается, говорит "спасибо" Франции за то счастье, которое ей выпало здесь испытать. В этой программе ее сопровождают известные музыканты: Марк Бертумьё (Marc Berthoumieux) - аккордеон, Айра Коулман (Ira Coleman) - контрабас, Минино Гарай (Minino Garay) - барабаны и перкуссия, Патрик Манугян (Patrick Manouguian) – гитара.
Певица мечтала вновь встретиться с московской публикой, с восторгом аплодировавшей ей четыре года назад, когда она участвовала в фестивале "Триумф джаза". Вот как писала тогда о ее выступлении газета "Время новостей": "Темперамент как у Тины Тернер, роскошный голос огромного диапазона, невероятной силы и гибкости, блестящая манера, сочетающая традиции джазового вокала с соулом и роком. Джазовые стандарты, которые она исполнила с биг-бэндом, обретали новое дыхание и новые краски".
Справки и заказ билетов по тел. 730-10-11
Начало концерта: 19.30
Светлановский зал Московского международного Дома Музыки (ММДМ): Космодамианская набережная, 52 (м. "Павелецкая").


Андрей Рябов, Дмитрий КолесникДва года назад, в декабре 2004 г., старейший в России санкт-петербургский джаз-клуб "Квадрат" отметил свое сорокалетие, проведя крупный фестиваль с участием своих бывших и нынешних членов, в рядах которых - ведущие российские музыканты. В этом году традицию декабрьских фестивалей было решено продолжить, проведя 7 и 8 декабря в санкт-петербургском Театре Эстрады фестиваль "Встречи в "Квадрате". В дальнейшем этот фестиваль станет ежегодным событием.
По словам организаторов фестиваля, название "Встречи в "Квадрате" точно отражает его суть, ведь в джаз-клуб всегда приходили и находили там радушный прием все - и состоявшиеся звезды, и начинающие музыканты, и знатоки джаза, и те, кто только начинал знакомство с этим направлением. Точно так же и "Встречи в "Квадрате" адресованы самой широкой публике. Примечательно, что многие участники фестиваля почти в буквальном смысле "выросли" на сцене "Квадрата", который уже двадцать лет проводит конкурс начинающих джазовых исполнителей.
В отличие от большинства петербургских джазовых фестивалей, проводящихся в основном на малых площадках, для "Встреч в "Квадрате", приуроченных ко дню рождения клуба, выбрана большая сцена, да и сам фестиваль будет кардинально отличаться от прочих благодаря тому, что наравне с иностранными звездами, которые либо были членами джаз-клуба "Квадрат", либо на данный момент сотрудничают с музыкантами клуба, будут присутствовать и пусть пока не столь именитые, но при этом наиболее интересные молодые музыканты города.
7 декабря на сцену Театра Эстрады выйдет трио гостей из Нью-Йорка - Михаил Цыганов (фортепиано), Андрей Рябов (гитара) и Дмитрий Колесник (контрабас), в прошлом члены джаз-клуба "Квадрат". Все трое перебрались в Нью-Йорк в 1990-х годах, доказав, что "квадратовская" школа позволяет играть наравне с ведущими американскими музыкантами. Кроме них, выступят петербургские составы Acoustic Band трубача Ивана Васильева и Fresh альт-саксофониста Леонида Сендерского. Ведет концерт Владимир Фейертаг.
8 декабря публику ожидает международный состав "Хельсинки трио", выступающий с молодым петербургским саксофонистом Леонидом Сендерским. Другой молодой петербургский саксофонист, Кирилл Бубякин, и известный мюнхенский барабанщик Харольд Рюшенбаум украсят выступление ансамбля "Арс-Нова" пианиста Петра Корнева. Завершат фестиваль ансамбль саксофониста Николая Поправко и квартет гитариста Виктора Матвеева. Ведущие концерта - Владимир Фейертаг и Мэган Виртанен.
Начало концертов в 19.00.
Адрес театра: Б.Конюшенная, 27 (м. "Невский проспект", выход к каналу Грибоедова)


17 декабря в Концертном зале Центра Павла Слободкина пройдет творческий вечер, посвященный 100-летнему юбилею легендарного композитора, дирижера и пианиста Александра Цфасмана - одному из создателей советского джаза...>>>>

7 декабря в санкт-петербургском клубе JFC состоится презентация дебютного диска группы Swing Couture "Don't Panic", выпущенного компанией "Бомба-Питер". За год существования группы, работающей в редком для России стиле "хот клаб", были созданы несколько концертных программ, и первый диск стал своего рода "отчетом о проделанной работе". Swing Couture одновременно отдали должное и титану жанра "хот клаб" Джанго Рейнхардту, и цыганскому стилю manouche, и джазовой классике, и советскому джазу тридцатых, и лучшим образцам отечественной лирики, а кроме того, включили в программу альбома одну из собственных оригинальных композиций. Cпециальным гостем концерта-презентации станет аккордеонист Сергей Петров, известный санкт-петербургской публике по проекту "Французская вечеринка", а также благодаря сотрудничеству с многими джазовыми музыкантами города. Можно будет убедиться, что Swing Couture отнюдь не голословны, называя себя "танцевальной командой" - доказательства предоставят степисты Ярослав Воронцов и Евгений Лагранский.
Концерт ведёт Мэган Виртанен (“Swing Time”, Радио Рокс 102 FM). Начало концерта в 20.00

Мнение
Провинциальные впечатления

Мне приходилось слышать джаз, я даже выработал об этом некое суждение. Однако последующий опыт это суждение менял - неоднократно и не всегда в лучшую сторону.

Только что я вернулся с одного из этапов "Джазовой провинции" - из города Воронежа с миллионным населением - и тут же попал в гущу скандала Гаранян - оркестр Лундстрема. Поздравляю, господа: наконец-то какой-то звук, хоть и нетемперированный, вырвался из черного ящика под названием "российский джаз", истинно доказывая, что он - джаз, а не ящик - есть. А то все спрашивают: он есть или его нет? Даже главный редактор возрадовался: скандал внес изрядную лепту в джазовый PR. Позволю себе на этот раз с ним не согласиться: если джаз нуждается в черном пиаре, если ему нечем зарабатывать очки в светлое время суток, то многие достойные люди от джаза отвернутся, что уже, впрочем, происходит.
Не первый уже год я сопровождаю уникальный фестиваль под названием "Джазовая провинция". Когда-то Леонид Винцкевич рискнул дать ему название, которое не дает покоя журналистам, что называется, на местах. А почему это нас "провинцией"? Недавно набрел даже на название в прошлых номерах "Полного джаза" - "Джазовая провинция или "Джазовая провинция". Очень мы не хотим казаться провинциалами, и даже разговоры о том, что в провинции народ традиционно восприимчивее и моральнее, не успокаивают.
В Воронеже, где я никогда раньше не был, зима оказалась зимее, чем в Москве. За окном минус, уже целый день шел снег, а улицы покрыты такими торосами, что, казалось, на дворе середина февраля. Как выяснилось, в миллионном городе, где по окраинам строят очень симпатичные современные дома, чистить дороги зимой не принято. Забегая вперед, замечу, что во всех разговорах с местными СМИ я начинал именно с этого, а на второй день по улицам заелозили невесть откуда взявшиеся чистилки. Может быть, между этими двумя фактами и нет никакой связи, но все-таки хочется верить в силу Средств Общественного Влияния. К тому же это позитивный момент, которого от меня всегда добивается Главный редактор. Прошу занести это в мою копилку.
автор (в центре) и организаторыБыли и другие позитивы. Нигде я не видел такого количества прессы, как в эти четыре дна в Воронеже (с 5 по 8 ноября). И в этом, в том числе, состоит заслуга молодых и энергичных воронежских организаторов Григория Кузнецова и Александра Лукинова, принявших эстафету по воронежскому этапу три года назад. В последние годы Воронеж ничем таким джазовым не выделялся. Нет там джазовой жизни, нет специальных клубов, когда-то было государственное джазовое образование, но и оно тихо скончалось. Главным достоинством этого среднерусского города на джазовой карте всегда было в нем наличие Юрия Верменича.
Юрий ВерменичЭтот человек в годы глухого застоя, обрывков информации, прорывавшихся из-за железного занавеса, организовал перевод бесценной литературы о джазе, десятков книг, над которыми работали люди из разных городов. Книги затем перепечатывались на машинке и переплетались вручную в количестве удовлетворительном, чтобы не перейти границу позволенного самиздата. Сейчас, когда культура книгочтения и доступ к информации коренным образом изменились, трудно вообразить себе, какую важнейшую роль играла эта работа. А Верменич, имевший за это вместо гонораров одни только синяки и шишки по линии официальной работы, тратил последние средства на поездки в города, где джаз реально происходил. На этот раз он не смог попасть на концерты в своем городе. Возраст и подорванное здоровье не позволили. Только привет от него могу передать всем болеющим за нормальную музыку в стране, которая, быть может, тоже когда-нибудь станет нормальной. Жаль, конечно. Ведь фестиваль был весьма показательным.
Собственно, отличия от курского этапа "Джазовой провинции" были невелики - добавился квинтет Александра Осейчука - Жанны Ильмер, отсутствовал немецкий состав и сам Арт-директор фестиваля Леонид Винцкевич с Даниилом Крамером. Зал филармонии все дни, за исключением первого, когда был устроен бенефис Александра Филиппенко, был набит полностью. Как я уже говорил, невероятно много было и прессы, представляющей местное телевидение, радио и печать. Надо сказать, что пресса в провинции (не только в Воронеже, а практически везде) весьма любознательна и всячески стремится восполнить пробелы в информации и критериях оценок. Этим она кардинально отличается от прессы столичной - самоуверенной, но в самой музыкальной сфере малообразованной. Организаторы фестиваля, музыканты и ваш покорный слуга постоянно находились под обстрелом вопросов. Есть надежда, что в Воронеже это предохранит от регулярной чуши, которая периодически выплескивается со страниц разных московских изданий и с телеэкрана.
Это касается даже ТВ-канала "Культура", в новостях которого мне пришлось услышать абсолютно неграмотный репортаж с фестиваля "Балтийский джаз". Я не обсуждаю сейчас сам фестиваль, у него есть свои положительные и отрицательные стороны. Но элементарное журналистское "присутствие в материале" должно быть и в "Новостях культуры", и в других программах, посвященных джазу. Хотя, спросите вы, откуда оно возьмется. Кто должен журналистов обучать истории, стилям, умению отличать профессионализм от художественной самодеятельности, наконец, творческой значимости происходящего? Кто объяснит им, что в музыке есть нечто, отличающее ее от закулисных разборок попсы, больного интереса к подробностям интимной жизни действующих лиц, от нездорового желания быть оригинальным, независимо от наличия к тому таланта, да и времени для его реализации? Давайте скорее, скорее, скорее…
Так вот, в Воронеже приходят музыку слушать. Слушать музыку - это, как известно, труд. В Москве он не вполне почетен. На первом концерте того же "Балтийского джаза" было человек 250, при том, что в Москве народу немного больше, чем хотелось бы. Реклама тоже была. Любопытства не было. Ведь заранее же не знали, хорошо ли это или не очень. Стыдно…
Алексей КозловВ Воронеже народ доброжелателен, всех без разбора принимали очень хорошо. По мне, так это другая крайность. Разумеется, понятно, что на "Арсенал" Алексея Козлова билеты были раскуплены заранее. Все-таки легендарный ансамбль. И надо заметить, что выступление было весьма добротным и не разочаровало зал, находившийся под явным влиянием харизмы 71-летнего музыканта в прекрасной форме. Разумеется, понятно, что в городе есть неудовлетворенный голод на музыку под названием джаз. И все-таки мне кажется, что некое разнообразие оценок происходящего на сцене быть должно. Тем более, что в "Провинции" существует несколько постоянных действующих лиц, постоянство которых, возможно, вызвано некими не вполне музыкальными причинами. Отзывы на один из таких составов из года в год повторяются и не добавляют ясности в ситуацию. В качестве примера могу упомянуть европейско-сборное трио Stekpanna с повторяющимся репертуаром, о котором уже писали авторы курского этапа этого года.
A'Cappella ExpreSSSЕсли исключить проходные выступления, то на меня самого из этих концертов сильное впечатление произвели два состава, представляющие совершенно перпендикулярные джазовые направления. Вокальная группа A'Cappella ExpreSSS, кажется, достигла уровня, о котором можно серьезно говорить, примеряясь к мировым масштабам. Действуя в поп-джазовом направлении и вполне отдавая себе в этом отчет, они в значительной степени отточили свое нелегкое ремесло интонационно чистого, сбалансированного, даже изысканного звучания. Они научились активно работать со зрительным залом, не переходя границы, за которой царит вульгарность. Наконец, они ввели свое репертуарное разнообразие в состояние, когда оно сознательно выходит за рамки собственно джаза, не вызывая при этом никакого противодействия меня, как слушателя. Ну не джаз, да и ладно, зато здорово и оставляет голодноватым, хочется еще. А вот это чувство, когда музыкант не перекармливает тебя собой, мне кажется особенно ценным. Но это было впечатление ожидаемое.
Алексей ЧернаковА вот выступление квинтета Алексея Чернакова оказалось неожиданным. Об этом 18-летнем пианисте, отягощенном всевозможными премиями и победами в конкурсах, я слышал, но живой контакт произошел впервые. Я услышал молодого человека, озабоченного созданием настоящей музыки без оглядки на реакцию массовой аудитории или на устоявшиеся джазовые нормативы. Для реализации сугубо авторской музыки у Алексея есть необходимые технические средства - он прекрасно владеет инструментом, он умело работает с музыкальной формой, на практике применяя композиторскую технику европейского происхождения, у него в руках чисто джазовая стилистика, и, наконец, рядом с ним единомышленники в лице джазовой молодежи - пианистки и вокалистки Натальи Блиновой, басиста Макара Новикова, уже весьма опытного саксофониста Константина Сафьянова и самого старшего (27 лет) барабанщика Петра Талалая. Вся программа выступления состояла из трех композиций, участники группы появлялись на сцене постепенно, так что слушатель мог оценить Алексея соло, в трио, в полном составе. Самое главное в музыке Чернакова - это следование некоему внутреннему голосу, говорящему о тех ценностных категориях, которые требуют и полистилистики, и объединения достаточно глубокого композиторского подхода с импровизационным мышлением. Это направление не претендует на оригинальность в средствах, оно скорее озабочено возможностью выражения емких художественных задач, используя при этом музыкальные языки по необходимости. В последнее время я применяю для обозначения этого направления формально малозначащий термин "art music", к моему удивлению, вызывающий у разных людей приличествующие случаю ассоциации. Мне кажется, что в последние лет 15 этот путь входит в число наиболее развивающихся направлений импровизационной музыки; у нас этим занимаются очень немногие, что огорчает. Во всяком случае, первая часть "Трилогии" Алексея Чернакова вышла на CD и была смело ограничена временем звучания в 19 с половиной минут. И, хотя в этой работе еще заметен некоторый недостаток опыта, она весьма выделяется из того, что у нас появляется в джазовых изданиях.

В России проходит по меркам советских десятилетий невероятное множество джазовых или почти джазовых фестивалей, концертов, клубных выступлений. В старые времена такие события вызывали обсуждения, множество мнений. Нынче это есть, но в общей свободной прессе появляются почти исключительно репортажи (заказанные изданием) или CD-рецензии в формате ценника в супермаркете. Но уже не в первый раз на опыте "Джазовой провинции", да и других фестивалей-концертов, вижу, что есть потребность обсудить, проанализировать, может быть - дать какие-то зацепки неопытному восприятию, найти тенденции и т.д. Сделать это можно только остановившись, не на ходу. Не знаю, как называется эта область деятельности, может быть - музыкальная публицистика, но в джазе она все менее заметна. Можно, разумеется, спросить у музыканта, но я совершенно согласен с Ефимом Барбаном, который рекомендует делать это очень осторожно. Очередное подтверждение я узрел в одном воронежском издании, где в интервью с местным музыкантом написано, что свинг - "характерный тип пульсации, основанный на постоянных отклонениях ритма от опорных долей". Барабанщик Олег Бутман, сидевший рядом со мной, так смеялся, что пришлось его успокаивать. Там еще много чего было написано. И ведь я понимаю, что смеяться над журналистской нелепостью - грех. Откуда им это знать, когда даже в профессиональной среде об этом говорить почти неприлично: либо ты об этом знаешь, либо молчи и не задавай неприличных вопросов.
Да и попасть впросак столичному пишущему журналисту даже в удовольствие. И лучше бы не о музыке. Лучше бы скандальчик, как в попсе. Ах, каким контрастом после непровинциальной провинции показался провинциальный конфликт в оркестре Лундстрема. И не сам конфликт, а возня вокруг него. Ведь ухватился Минкин - а это брэнд, брэнд того, что за дело берется человек, принципиально не желающий вникать в суть дела, действующий с завязанными глазами по четкому указанию одной стороны. Может быть, именно так надо исполнять журналистские обязанности - от метода заглазного оскорбления директора оркестра (просто так, от ассоциации "перкуссионист" - постукиватель, может быть - "стукач", до подстановки "Если государство - это мы, то государство заинтересовано в Гараняне")? А ведь суть конфликта, насколько удалось мне понять, не музыкальная. Думается, что вопрос о правильном формулировании брэнда оркестра им. Олега Лундстрема вполне можно было бы урегулировать мирным путем. Зато какой простор для нашей прессы высказаться, наконец, о джазе, и как раз теми словами, которые они знают и которые к музыке-то никакого отношения не имеют. Кажется, единственный прозвучавший голос, затронувший художественную подоплеку ситуации, принадлежал Игорю Бутману.
Мне, как слушателю, гораздо важнее оказались совершенно другие вещи. Мне бы хотелось, чтобы заслуженный, знаменитый оркестр соответствовал своему статусу. Я помню, какой репертуар и как исполнялся этим бэндом в 60-е и 70-е годы, мне очень хочется, чтобы этот уровень не только сохранялся, но и развивался, чтобы это были серьезные джазовые (не эстрадные) программы. И пусть это будет мемориальный оркестр, но живой и классный. Может быть, в этом подоплека самого конфликта, может быть, решаться он должен, исходя из главной задачи художественного коллектива? Сейчас этот уровень мне таким не кажется. И мог ли он быть изменен, исходя из невероятной востребованности и занятости Георгия Арамовича Гараняна, востребованности, сформированной, похоже, средствами, основанными на деятельности все тех же средств массовой информации, уровень компетентности, которой уже обсуждалась выше?
Нам очень трудно обсуждать проблемы, которые были и есть в джазовом сообществе. Мне не раз задавали вопрос, в том числе и сейчас, в Воронеже: как мы ухитряемся обсуждать, критиковать негативные явления в этом узком кругу джазовых музыкантов и деятелей, при том, что все друг с другом хорошо знакомы, часто дружны, никто не хочет портить отношений, есть какие-то личные пристрастия, субъективные мнения? Не знаю. Ситуация иной раз просто тяжелая. Молодые зависят от старших, музыканты зависят от своих лидеров, лидеры зависят от организаторов фестивалей. Когда-то, во время очередных проблем, возникших из-за критической статьи по поводу одного из концертов вокального фестиваля, покойный Юрий Сергеевич Саульский говорил мне - "Да, вы правы, но не надо выносить мусор из избы, для джаза это вредно". При всем уважении к Саульскому не могу согласиться - если сор долго не выносить, можно себе представить, во что изба превратится.
Не понимаю, почему мы не можем обсуждать вопросы, которые волнуют, о которых говорят музыканты и знатоки джаза. Не понимаю, почему не может пересматриваться иерархия джазовых ценностей и фигур, иной раз совершенно не обусловленная действительными ценностями. Снова напомню слова Ефима Барбана, обращенные не к нашей, но к мировой истории джаза: "мифология джаза обладает не меньшей силой иррационального воздействия, чем мифопластика таких понятий, как национальный характер или категорический императив". Не понимаю, почему весьма значительные музыканты говорят о территориальных сферах влияния тех или иных организаторов в России, сферах, куда "чужие не ходят". Не знаю, отчего в огромном городе Москва фестивальный спектр столь невелик: фактически мы имеем два крупных стабильных фестиваля на открытом воздухе с четкими эстетическими ограничениями, идущими от взглядов их организаторов, на что последние имеют, разумеется, полное право. Но где же другое… Не понимаю, почему в маленькой Литве во множестве проходят такие события, как Vilnius Jazz 2006, материалы о котором опубликованы в 370 номере "Полного джаза", а в Москве их нет. Не ясно мне, почему нужно противопоставлять широкие слои любителей джаза, просто публику и знатоков этого самого джаза, на которых за малостью их численности, может быть, и не стоит обращать внимания вовсе. Может быть, постараться сгладить эту разницу и сделать по возможности плавный переход между этими категориями. Хотелось бы понять, как сделать так, чтобы комментирующий музыку человек готовился и вникал в предмет. А то с экрана ТВ все по той же "Культуре" заслуженный человек музыковед Светлана Виноградова давеча опять уверяла, что джаз пришел из Африки, а еще более заслуженный адвокат Барщевский на радио "Эхо Москвы" в дискуссии относительно цензуры в СМИ составил следующий ряд: попса, джаз и любимые народом программы типа "Аншлаг".
Мне могут возразить, мол, не нравится - делай сам, по-другому. Я бы рад, но я не все умею. Из того, что умею - это ставить вопросы, иногда отвечать на них. Вот на эти вопросы я в большинстве случаев ответы знаю, но они могут быть неприятными. А потом, ведь в провинции торопиться некуда, там время течет медленнее.

Михаил Митропольский,
провинциал

А в это время
за бугром...
4 ноября в Нью-Йорке прошла презентация книги "Тёмный маг" ("Dark Magus. The Jekyll and Hyde Life of Miles Davis"), написанной Грегори Дэйвисом о своём отце - великом трубаче Майлсе Дэйвисе. В клубе Mo Pitkin's House of Satisfaction в Нижнем Ист-Сайде, где каждый понедельник почитатели творчества Майлса собираются на прослушивание и обсуждение записей из его огромного фонографического наследия, Грегори Дэйвис представлял книгу, написанную им в соавторстве с журналистом Лесом Сассманом. Даже выпустившее книгу издательство Backbeat Books называет ее "скандальной" и "подвергающей привычные представления о Майлсе Дэйвисе настоящему стриптизу". Сын Майлса пишет о том, как именно неоднозначную личность Майлса воспринимала его собственная семья, а также о тех сторонах взаимоотношений трубача с Чарли Паркером, Диззи Гиллеспи и Джоном Колтрейном, которые оставались скрыты от глаз публики, о роли Дэйвиса как ментора молодых музыкантов, взлетах и падениях его карьеры, о том, как все это отражалось на его семье и каким смятением среди многочисленных детей и бывших жён Майлса сопровождалось оглашение завещания музыканта.
Надо отметить, что и сам Майлс не слишком жаловал сынка при жизни. Вот что он писал в своей знаменитой "Автобиографии": "После того, как Грегори вернулся из Вьетнама, он стоил мне много бед, головной боли и денег... […] Мои отношения с сыновьями развалились, особенно с Грегори, который теперь называл себя Рахман... его арестовывали, он попадал в аварии, и, в конечном счете, был мне просто занозой в заднице. Я знаю, что он любил меня и пытался быть, как я. Он пытался играть на трубе, но играл так плохо, что его невозможно было слушать, и я орал на него, чтобы он прекратил. Мы с ним бесконечно ругались. Я знаю, что ему не стоило видеть, что я постоянно употребляю наркотики. Я знаю, что был плохим отцом...".
Что ж, Грегори Дэйвис - не первый и наверняка не последний член семьи какой-нибудь знаменитости, решивший раскрутиться на скандальных деталях истории своей семьи и заодно поправить свое материальное положение. Тем более, если знаменитость была столь неординарной и непростой личностью, как Майлс Дэйвис.
Джазовые дни рождения
на 22-29 ноября
23.11 - контрабасист Рэй Бульдог Драммонд (Ray "Bulldog" Drummond, 1946)
24.11 - пианист и композитор регтаймов Скотт Джоплин (Scott Joplin, 1867 или 1868-1917); пианист Тедди Уилсон (Teddy Wilson, 1912-1986); баритон-саксофонист Серж Чалов (Serge Chaloff, 1923-1957); тенор-саксофонист Ал Кон (Al Cohn, 1925-1988)
25.11 - страйд-пианист Вилли "Лев" Смит (Willie “The Lion” Smith, 1897-1973); альт-саксофонист Вилли Смит (Willie Smith, 1910-1967); альт-саксофонист Пол Дезмонд (Paul Desmond, 1924-1977); страйд-пианист Дик Уэллстуд (Dick Wellstood, 1927-1987); корнетист Нат Эддерли (Nat Adderley, 1931-2000)
27.11 - скрипач Эдди Саут (Eddie South, 1904-1962); норвежский контрабасист Арильд Андерсен (Arild Andersen, 1945); пианист Лайл Мэйз (Lyle Mays, 1953)
28.11 - барабанщик Джордж Уэттлинг (George Wettling, 1907-1968); альт-саксофонист Джиджи Грайс (Gigi Gryce, 1927-1983); саксофонист Гато Барбиери (Gato Barbieri, 1934); барабанщик Рой Маккёрди (Roy McCurdy, 1936)
29.11 - барабанщик традиционного чикагского джаза Дэнни Элвин (Danny Alvin, 1902-1958); пианист и композитор Билли Стрэйхорн (Billy Strayhorn, 1915-1967); канадский гитарист Эд Биккерт (Ed Bickert, 1932); барабанщик Билли Харт (Billy Hart, 1940); трубач и флюгельгорнист инструментальной поп-музыки Чак Манджионе (Chuck Mangione, 1940); трубач Рэнди Бреккер (Randy Brecker, 1945); барабанщик Адам Нуссбаум (Adam Nussbaum, 1955)
Телевидение
Джазовые концерты на телеканале "Культура"1 декабря, 1 декабря, 01:15
Все это джаз. Концерт Государственного камерного оркестра джазовой музыки
Концерт одного из лучших в России джазовых коллективов, вошедшего в Книгу рекордов Гиннесса. В программе – самые популярные произведения Исаака Дунаевского, Уильяма Хэнди, Дюка Эллингтона. Главный дирижер оркестра – Георгий Гаранян.

3 декабря, 01:25
Джем-5. Лайонел Хэмптон
Звучат редкие записи 40 – 50-х годов. Вступительное слово Георгия Гараняна
Радио

"Бесконечное приближение" (Радио России)
Программа (автор и ведущий Михаил Митропольский) выходит на "Радио России" с 2000 г. в ночь с пятницы на субботу в 0.10.
25 ноября тема программы "Бесконечное приближение" - фестиваль "Джазовая провинция" в Воронеже - музыка, артисты, тенденции.
2 декабря - программа из цикла "Лица необщее выраженье". IX выпуск посвящен сольным программа крупнейшего российского ударника Владимира Тарасова, а также его совместным проектам с другими музыкантами.
9 декабря - из цикла "Персоналии": 5-я программа, посвященная творчеству британского саксофониста Джона Сёрмана, плавно переходит в обзор творчества композитора и трубача Кенни Уиллера
16 декабря - из цикла "Импровизация". Начинается выпуск с Джона Зорна, плавно перетекает в различные вариации музыки Эннио Морриконе усилиями Энрико Перанунци, Yo-Yo Ma, который, в свою очередь, исполняет Бетховена и Паганини. Затем наступает очередь Ауры Урзичану и Жака Лусье.

Подкаст "Слушать здесь":
21.11.06 - #101: Кирилл Мошков комментирует пьесу "Good Question" с альбома "Who Let the Cats Out?" гитариста Майка Стерна (Heads Up, 2006).
17.11.06 - #100: специальный гость - трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) - комментирует пьесу "Blues for Brother George Jackson" саксофониста Арчи Шеппа - сначала оригинал, с альбома "Attica Blues" (Impulse!, 1972), а затем ремикс Mondo Grosso Next Wave Mix с альбома "Verve Remixed, Vol.2" (Electronica, 2003)
13.11.06 - #99: Кирилл Мошков комментирует пьесу "You Dig, I Hear You, You Know What I Mean, Etc." с альбома "Beyond the Obvious" трубача Валерия Пономарева (Reservoir, 2006).

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Мэган Виртанен,
Алексей Морозов,
Дарья Белецкая,
Михаил Митропольский,
Юрий Льноградский,
Кирилл Мошков

Редакторы:
Кирилл Мошков,
Анна Филипьева

Зарубежная информация
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
архив портала "Джаз.Ру"

Макет:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! 
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

Под редакцией Кирилла Мошкова - "Великие люди джаза"
Планета Музыки, 2012
Твердый переплет, двухтомник.

Второе издание популярного сборника биографических материалов о 145 американских и европейских джазменах: теперь - двухтомник! Биографические очерки и интервью отобраны по единственному признаку: все они публиковались в "Джаз.Ру"! Авторы книги - 18 ведущих авторов журнала "Джаз.Ру", отбор и редактирование материала произвёл главный редактор журнала Кирилл Мошков.
Подробнее о книге...>>>>

Кирилл Мошков. «Индустрия джаза в Америке. XXI век»
Планета музыки, 2013 г.
Твёрдый переплёт, 512 стр.

Второе, расширенное издание не имеющего аналогов в мире исследования джазового сектора американской музыкальной индустрии, которое в 1998-2012 гг. выполнил главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков. Книга построена на почти полусотне интервью с ведущими американскими продюсерами, главами фестивалей и клубов, преподавателями и руководителями джазовых колледжей, звукоинженерами, исследователями джаза, главами джазовых радиостанций и другими столпами индустрии джаза.
Подробнее о книге

Подписка: получайте наши новости и анонсы на e-mail или через rss

© "Полный джаз", 1998-2017
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").
использование информации. правовые сведения

свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-24637 от 13 июня 2006 г.