ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
  ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Закажи себе живой джаз: джазовое агентство Льва Кушнира. Корпоративные и частные праздники: живая музыка, любые ансамбли, лучшие солисты Москвы.

Представляем артиста: нью-йоркский трубач Валерий Пономарёв (ex-Art Blakey Jazz Messengers)
Доступны для приглашения на корпоративные мероприятия: Екатерина Черноусова (вокал, фортепиано, лидер собственной группы)

Выпуск # 43 (375) - 27 декабря 2006 г.
Издается еженедельно с октября 1998 г.
Оглавление выпуска:

Следующий выпуск: 17 января 2006 г.

Слово к читателям

Дорогие друзья!
Завершается 2006 год - 9-й год существования портала "Джаз.Ру" и его еженедельного рупора, журнала "Полный джаз". В этом году нам удалось многое. Сорок три выпуска "Полного джаза" (375, если считать от самого начала) - солидный поток джазовой информации! Аудитория портала выросла практически вдвое, не в последнюю очередь благодаря новым проектам. Свыше двадцати пяти тысяч человек за год прочли "Краткую историю джаза для начинающих", подготовленную для портала Михаилом Митропольским. Мы смогли предложить вам новый и, как оказалось, весьма востребованный продукт - джазовые подкасты, небольшие, легко скачиваемые сетевые аудиопередачки с комментариями к какому-нибудь замечательному джазовому треку; бригада, которая выпускает каждую неделю два-три подкаста на "Джаз.Ру" - трубач Андрей Соловьев, наш редактор спецпроектов Анна Филипьева и ваш покорный слуга - рассчитывают развивать и улучшать эту новую для нас, но так здорово зарекомендовавшую себя форму работы, благодаря которой аудитория интенсивно прирастает (ведь мы выпускаем подкасты не только на нашем портале, но транслируем их и на общероссийский подкаст-терминал, где каждый выпуск скачивает несколько сотен человек). Расширились и окрепли наши интерактивные каналы - упрочилась дружба с "Джазовым форумом", укрепилось и живет интересной жизнью наше сообщество в Живом Журнале, и продолжает (уже восьмой год!) интенсивно работать наш круглосуточный джазовый чат в реальном времени.
Но самое главное - под Новый год, в день 9-летия портала "Джаз.Ру", мы выпустили первый номер давно созревавшего в наших секретных лабораториях печатного издания, глянцевого полноцветного журнала о джазе, который называется просто - "Джаз.Ру". Как мы уже рассказывали, в первые полгода он будет выходить раз в два месяца, а с августа 2007 г. станет ежемесячным. На журнал открыта подписка, он уже продается во многих городах России (см. постоянно расширяющийся список точек продажи на сайте журнала).
И это не значит, что "Полный джаз" больше не будет выходить. Будет! Он обрёл новый статус: теперь "Полный джаз" - это еженедельная сетевая версия журнала "Джаз.Ру". Печатное и электронное издание не будут дублировать друг друга, хотя в чём-то неизбежно будут пересекаться. Правило здесь примерно такое: появившаяся в "Полном джазе" концертная хроника частично (в виде репортажей с ключевых джазовых событий, на которых побывали наши авторы) будет затем выходить в "Джаз.Ру", а публикующаяся в "Джаз.Ру" аналитика со временем частично будет становиться доступной и сетевому читателю - но только со временем и только частично: есть вещи, которые можно и нужно читать только на бумаге! И еще: в "Джаз.Ру" будет гораздо больше рецензий на новые джазовые альбомы, чем их выходит в "Полном джазе". Будут и другие отличия, сами увидите.
Пока же позвольте мне пожелать нам с вами замечательного Нового года. И пусть в 2007 г. нас ожидает много самого джазового!

Кирилл Мошков,
редактор "Полного джаза"

Юбилей
В.Б.Фейертагу - 75!
Владимир Фейертаг, 2006Дорогой Владимир Борисович!
Пять лет назад мы желали Вам не снижать ритма и темпа во всем, что Вы делаете. Рад констатировать, что Вы не пренебрегли нашим пожеланием. Нам есть, кого ставить в пример растущему поколению молодых (и не очень) людей, которые жонглируют ценностями, как попало, при этом периодически их роняя. Вы ухитряетесь на всем жизненном пути эти ценности не только сохранить, но и содержать их в исправности и порядке. Более того, Вы остаетесь редким представителем утончающегося (утонченного) слоя интеллигентов, не демонстрирующих собственное превосходство над окружающими, несмотря на явное его наличие. Парадокс иной раз заключается в том, что иные немузыканты для музыки делают больше, чем иные музыканты. Вы как раз из них. Вас знают как блистательного ведущего джазовых концертов во всех странах СНГ, Вас знают все музыканты джаза, в карьере которых Вы принял весьма значимое участие, Вас знают радиослушатели и телезрители, ваши книги и статьи читают вот уже 45 лет, а из питерских музыкальных вузов выходят Ваши ученики. И что чрезвычайно важно - все это Вы делаете и сейчас, когда Вам исполнилось 75 лет. Вы так много сделали в этой стране, что уже вправе забыть кое-что. Например, то, что Вашими стараниями был открыт первый в Ленинграде джаз-клуб, Вы написали первую в стране книжку о джазе, число фестивалей, которые Вы организовали по всей стране, не поддается учету. Но главное - это то, что Вы умеете говорить с людьми о джазе так, что это вместо отвращения вызывает неподдельный и неудовлетворяемый всю дальнейшую жизнь интерес, и при этом Вы абсолютно точно знаете, как правильно ставить ударения в словах, что для современного российского гражданина уж и вовсе превратилось в фантастику.
Мы от всей души поздравляем старейшину советского джаза, без которого, как говорят в десятках городов нашей страны, джазовый концерт теряет половину своего очарования. Будьте, Владимир Борисович, здоровы, Вы нам очень нужны, и мы Вас очень любим.

Михаил Митропольский,
из провинциальной Москвы

Постсоветское пространство:
что было

Сдвиги джазовой коры
Роман СтолярТрадиционно перед Новым годом я пытаюсь в своей радиопрограмме подвести итоги. Ну, например, вспомнить те события нашей джазовой жизни, которые произвели на меня впечатление в прошедшем году. Разумеется, речь идет о тех, которым сам был свидетелем, да и впечатления именно мои, т.е. взгляд сугубо субъективный. Как выяснилось, событий немного, всего-то около шести набралось, что, согласитесь, для огромного города, претендующего на какое-то место в мировой культурной жизни, маловато. И тут, под самый занавес, в условиях массового новогоднего шопинга происходит нечто, что вселяет надежды и обозначает тенденции совершенно жизнеутверждающего свойства.
Кирилл МошковСобственно, масштабность событий - не бог весть. По Москве не висели баннеры, а телевизор не захлебывался анонсами. Просто в небольшом зале Дома Журналистов 16 декабря, традиционно для этого времени года, состоялся однодневный фестиваль, обозначивший 9-летие уникального и уважаемого во всем мире интернет-портала JAZZ.RU. К обычному ежегодному действу добавилось и еще одно событие - презентация бумажного (на хорошей бумаге, т.е. хорошо бумажного) журнала под тем же названием. Появление многие годы ожидаемого журнала для чтения, а не только для разглядывания, созданного на основе энтузиазма всего четырех человек, составляющих редакцию JAZZ.RU - факт в высшей степени отрадный. Но факт не окончательный, поскольку журнал - это не только первый номер, но и его дальнейшая жизнь, жизнь долгая и зависящая не только от редакции, но и от всех нас. Во всяком случае, для меня не менее важным явлением оказались стилистически-жанровая конструкция концерта и интерес к нему - билеты были распроданы задолго до начала.
Зная, что мои коллеги собирались подробно анализировать этот и последовавший за ним фестиваль в подмосковном Пущино, замечу только главное для меня. В первую очередь, это тенденция преодоления того самого провинциализма, которым наш джаз заражен, причем в корневом контексте. Очевидный прогресс в системе обучения наших музыкантов - это палка о двух концах. Это ситуация, когда сумма знаний может заместить главную задачу - создание произведения искусства. Впрочем, такое замещение наблюдается и на родине джаза. Мне не раз приходилось сетовать по этому поводу: редко какой молодой музыкант в состоянии вырваться из замкнутого круга грамотного оперирования невероятным числом джазовых идиом без видимой художественной задачи. В обоих концертах не было ни одного стандарта и не было стандартного лица, каковые мы нередко наблюдаем, а привыкшая за десятилетия аудитория любителей джаза и хочет наблюдать. Не было привычных масок, скрывающих порой творческую беспомощность при достаточно высоком уровне соблюдения правил игры, как таковой.
Алексей ЧернаковПрограмма первого концерта сама собой сократилась до четырех составов и сделалась более цельной по стилистике. Несмотря на разный сценический опыт участников, направленность была, очевидно современной, глубокой и оригинальной. Не исключено, что появление музыкантов того, что именуется straight ahead, даже сильных музыкантов, в таком окружении было бы исключительно странным и могло поставить их в непростое положение. Правда, не все в этом зале были готовы к такому облику среза, как сообщил устроитель юбилея JAZZ.RU Кирилл Мошков, "будущего нашего джаза". Некоторым могла потребоваться некоторая ревизия устоявшейся иерархии ценностей.
Все сказанное не означает полного восторга от концерта в целом. Первое отделение было отдано молодежи - квинтету Алексея Чернакова и девичьему трио "Седьмое небо" из Новосибирска. У 18-летнего пианиста и композитора Чернакова есть моменты, снижающие общее впечатление, но несомненно, что это музыкант и музыка, осознанно покинувшее границы консервативного джазового образования. Это мышление импровизационного типа, вырвавшееся на простор раскрытия возможностей формы, оперирования голосами инструментов, хоть и имеющих в составе вторую роль, но подчиненных общей художественной задаче.
Виктория ЧековаяЛидер второго состава, вокалистка Виктория Чековая, со своими партнершами по трио пока только пробуют джазовую воду кончиками пальцев, но при этом новизна, вкус и желание осваивать новые пространства налицо. К тому же явный талант лидера, драматизм ее голосового инструмента, богатого тембрами, и понимание смысла музыкального рассказа производит впечатление. Да, они еще не вырвались из упрощений world music, есть впечатление неуверенности в инструментальной части, но у них, я надеюсь, тоже еще все впереди.
Игорь Иванушкин, Татьяна КомоваВторое отделение было отдано более опытным московскому трио "Второе приближение" и спонтанному композитору, пианисту и манипулятору самыми различными инструментами - новосибирцу Роману Столяру. Пожалуй, "Второе приближение" оказалось наиболее "джазовым" ансамблем во всем этом окружении, что само по себе парадоксально. Но и тут главным была не демонстрация инструментальных возможностей, наоборот - все было подчинено художественным задачам, которых было ровно столько, сколько весьма продолжительных пьес, а именно - три. Может быть, этими задачами объясняется и насыщенные соло Андрея Разина, и необычный вокал Татьяны Комовой, лишенный на этот раз некоторых эффектных, но ненужных в этот момент эквилибристик. Впрочем, пьес могло бы быть больше, зал звал музыкантов на бис. Но Алексей Семенович Козлов, фактически впервые услышав трио в концерте, увлек всех троих за собой - ему не терпелось тут же поделиться впечатлениями и идеями на будущее. Кстати, тот же Козлов заметил, что весь этот фестивальный концерт идет на уровне сильного фестиваля где-то в Европе.
Роман СтолярНу, а зал был уже захвачен шаманскими манипуляциями Романа Столяра, который, предлагая слушателю общение на совершенно необычном музыкальном языке, ухитрялся держать его в напряжении и сопереживании столько, сколько ему нужно. Секрет и здесь несложен - процесс функционирования формы, в которую облечены миниатюры Столяра, не может не найти отклика.

На следующий день все участники второго отделения концерта, плюс "Круглый бэнд" Алексея Круглова с пианистом Ринатом Гатаулиным, контрабасистом Иваном Катковым и барабанщиком Артемом Федотовым, отправились в подмосковный биофизический город Пущино на Оке. Во времена советские Пущино было известно своим пристрастием к джазу. По меньшей мере, два раза в год фестиваль, проходивший в ДК "Москворечье" в Москве, перекатывался в Пущино и ставил весь город на голову. Да, там была полистилистика, регулярно играл Владимир Чекасин и иные новаторы. Но по сути это был фестиваль традиционного джаза с невероятной концентрацией диксилендов, которые устраивали шествия по городу, играли на речных трамвайчиках. Во времена перестроечные город сильно обеднел, а о джазе остались будоражащие кровь воспоминания. На этот раз городу был предложен даже не фестиваль, а пролог будущего большого Пущинского фестиваля под названием "Минифест современного джаза", в котором ваш покорный слуга обещал выступление "молодых и опытных музыкантов, завоевавших признание не только на российской, но и на европейской сцене новой импровизационной музыки".
Алексей КругловФактически, это было продолжение концерта в Доме журналистов. И этот второй концерт в местном Доме Ученых получился на уровне, о котором я только мог мечтать. Настоящий европейский трехсетовый фестиваль - "Второе Приближение", Роман Столяр и "Круглый бэнд". Откровенно говоря, Пущино этого не ожидало. Все это не соответствовало тем, старым воспоминаниям. А для молодежи вообще ничему не соответствовало, у них этих воспоминаний не было. Было восхищение, восторги, бисы, а еще и недоумение, вопросы: а что это? У Круглова с его, на этот раз, всего лишь двумя саксофонами, пожалуй, побольше опорных "джазовых" точек, чем у остальных, но все равно очень необычно. Готовых рецептов восприятия явно не хватало. Концерт представил, конечно, не всех, но лидирующих людей в нашем новом джазе, при этом очень разных, так что спектр впечатлений оказался в высшей степени широким. Вот и приходилось после выступлений объяснять, что дело не в том, как это называется, что настоящее искусство начинается тогда, когда уровень профессионализма и творческого потенциала таков, что музыкантов уже невозможно и не нужно сравнивать между собой.
Роман СтолярПущинцы, у которых была когда-то большая джазовая история, теперь воспряли духом и хотят через полгода делать настоящий многодневный фестиваль без музыкального балласта, на который, как в Европе, можно собрать людей больше, чем живет в городе. И это приятно, и понимаешь, что все еще есть, куда идти, и даже догадываешься, зачем. Откланиваясь, я хочу просить не рассматривать вышесказанное в качестве призыва заменить один джаз другим. Нет, всему свое место, каждый цветок должен цвести. Но сложившаяся иерархия ценностей в нашем джазовом мире как раз этому-то сопротивляется. Это видно и по концертной политике, которую ведут продюсеры, и по политике СМИ, в первую очередь телевидения. Неужели мы до сих пор не доросли до музыкальных программ вроде тех, что идут по французскому каналу Mezzo? Не в ущерб MTV, конечно.

Михаил Митропольский,
заинтересованный наблюдатель

Триумф мореплавателей,
или игры девятилетних с продолжением
Маленькому ребенку многоцветный мир обычно кажется простым и понятным. Ответы на все вопросы представляются ему лежащими на поверхности, равно как и собственное будущее не вызывает у него никакого беспокойства. Подрастая, бывший ребенок постепенно убеждается, что в окружающей действительности больше вопросов, нежели ответов, да и перспектива его жизни не так уж однозначна. Взятие на себя ответственности за собственные решения, попытки построения собственной судьбы - первые признаки взросления. Они обнаруживают себя уже у подростков, но попытки эти поначалу по-бунтарски стихийны и нелогичны. Тем не менее, именно из этих неуклюжих движений гадкого утенка вырастают плавные и величественные взмахи крыльев прекрасного лебедя. Зрелость, принимающая окружающий мир таким, какой он есть, следует своей дорогой в нем с поистине лебединой грацией, не опасаясь, что кто-то из невыросших детей, так и не решившихся быть собой, будет шипеть ей вслед.
Взросление в творчестве - абсолютная параллель этому процессу. Сколь однозначны суждения о "музыке живой и мертвой", о "профанации искусства", наконец, о том же "сумбуре вместо…" - столь же они и незрелы. Сколько не пытаются загнать такое многогранное явление, как джаз, в прокрустово ложе книжных определений - никак он не хочет на нем умещаться. Жизнь постоянно опровергает наше ребяческое стремление сделать ее однобокой; и те процессы, которые происходят сейчас в джазовой среде буквально на наших глазах - не исключение.
Созерцанию этих тенденций и посвящена данная статья. К ее написанию автора подтолкнули два примечательных события прошедших выходных, два однодневных фестиваля. Один из них - празднование выпуска первого всероссийского джазового печатного издания, материализованного "Джаз.Ру" (16 декабря, Дом Журналистов в Москве). Второй - фестиваль в подмосковном Пущино 17 декабря, опять же первый за последние лет пятнадцать - двадцать в этом небольшом подмосковном городке. Но сами события - всего лишь повод для размышлений и далеко идущих выводов.
Макар Новиков, Константин Сафьянов (анс. А.Чернакова)Количество фестивалей на российской джазовой карте сегодня не так уж велико. Невелик и список имен их участников - девяносто процентов списка маститы, известны, классичны и … предсказуемы. На те же девяносто процентов предсказуемы и те формы звучания, которые доносят с фестивальных сцен бесстрастные аудиоколонки. Жажда услышать нечто новое, как правило, утоляется за счет оставшейся десятой части - меньшинства столь же прогрессивного, сколь и не принимаемого консервативным крылом за четкую принадлежность музыки новаторов к джазу.
Полагаю, консерваторов раздосадовал тот факт, что на обоих упомянутых фестивалях соотношение "джазовости" и "не-джазовости" оказалось абсолютно иным. Непременные атрибуты так называемого straight-ahead - "прямолинейного" джаза - составляли в звучащей с их сцены музыкальной ткани процентов десять, а то и меньше. Более всего мэйнстримовские наклонности продемонстрировали молодые музыканты: в Доме Журналистов их представлял ансамбль Алексея Чернакова, в Пущино - "Круглый бэнд". Оба коллектива - противоположности друг другу, как противоположны их лидеры, два Алексея.
Алексей ЧернаковАлексей первый - Чернаков - лиричен, не по возрасту глубок и даже патетичен. У него хороший рояльный звук, тематизм его композиций напоминает нечто между ранним Маклафлином и ранним же Чиком Кориа, а манера импровизировать нередко близка стилю Кита Джарретта. Тяготение к эпическому мышлению заметно в стремлении к протяженным композициям, к многотемности. Весьма удачно вписывается в его музыку и саксофон Константина Сафьянова, и вокал Натальи Блиновой - оба весьма способствуют поддержанию патетики. Но в любом случае Чернаков главенствует - и, как часто бывает, вместе с ним в его музыке главенствует и школа, от которой молодому музыканту сложно скрыться. В протяженных импровизациях Чернакова частенько сквозят отголоски усредненного "московского" джазового стиля. И если бы не оригинальные темы и старательное стремление к их нестандартному изложению, то молодой импровизатор, возможно, пополнил бы ряды ничем не примечательных виртуозных и "стильных" мэйнстримовых пианистов. Обнадеживает то, что Алексею всего 18 лет: многое еще впереди, и самое главное - выбор, к какому берегу прибиться талантливому музыканту, еще предстоит.
Алексей второй - Круглов - не скрывает своего стремления порвать с традицией радикально. Лиризм ему совершенно чужд, он напорист, изобретателен, его фразировка подобна стихосложению Маяковского, под влиянием творчества которого Круглов в свое время записал диск "Люблю". Иногда шокирует и выбор тем для импровизаций - взять хотя бы мелодии Джо Дассена или вальс Свиридова из "Метели". В выразительных средствах Алексей не чурается ни кластеров, ни экстравагантной игры на двух саксофонах одновременно - наследия Роланда Кёрка. И все же игра Круглова - парадокс: отрицание мэйнстрима при почти полной в него вовлеченности. Все та же школа, необходимая ученику, но тянущая назад концертирующего музыканта в плане обретения собственного лица, все еще довлеет над ним. Бунт Круглова сродни бунту подростка, живущего в родительском доме - он еще не в состоянии его покинуть, но уже во всеуслышанье заявляет о несогласии с домостроем. Необходимый, но, на взгляд автора, несколько затянувшийся этап в жизни этого примечательного музыканта.
Седьмое небоИную стадию творческого роста продемонстрировало новосибирское трио "Седьмое небо", дебютировавшее на московской сцене в день празднования 9-летия джазового портала. Вокалистка Виктория Чековая, пианистка Елена Скоробогатова и кларнетистка Галина Беляева представили на мини-фестивале программу, почти исключительно состоящую из медитативных, протяженных композиций с тематизмом в стиле European Contemporary Music и развернутой, как правило - трехчастной формой. "Прямолинейной" джазовой атрибутики здесь нет и в помине. Зато велики аллюзии с восточным фольклором и с академическим созерцательным романтизмом а-ля Малер. Подростковые проблемы здесь также налицо: ложка дегтя - невыдержанность формы, некоторая затянутость импровизаций - слегка подпортила бочку меда. Но лишь слегка. При всех претензиях к чувству меры новосибирское трио обладает бесспорным плюсом - стремлением обрести собственное лицо, порывая с "прямолинейной" традицией (через которую все трое прошли в школьные годы) радикальнейшим образом. Поиск новых интонаций и выразительных средств пока характеризуется у "Седьмого неба" блужданием по околоджазовым окрестностям - но уверенность, что обретение неповторимого "я" для трио не за горами, вселяет недюжинный оптимизм и позволяет говорить об убедительности пути, выбранного его участницами.

Андрей Разин

Образец творческой неповторимости на обоих фестивалях - другое трио, московское "Второе приближение". Уникальность лица этого коллектива - в его многоликости, которая, впрочем, ничуть не эклектична и узнаваема благодаря яркому тематизму автора большинства композиций трио - Андрея Разина. Спектр выразительных средств у "Второго приближения" невероятно широк. Они могут быть лиричными, созерцающими, остроумно-шутливыми, эпатажно-гротескными - словом, какими угодно, только не скучными. Школа для "Второго приближения" - не запрет, не тормоз на пути развертывания музыкального материала, а одна из красок, используемая строго по назначению. Благодаря богатой палитре возможностей трио позволяет себе редкостную роскошь - быть контрастным самим себе. Но, пожалуй, самое главное достоинство "Второго приближения" - это наличие образного ряда. Уж сколько раз, казалось бы, твердили о джазе, что этой музыке чужда яркая образная сфера, что в большинстве своем импровизаторские способности солиста - преимущественно технического плана (применить как можно больше замен, сыграть как можно больше нот в минуту) - затеняют или полностью вытесняют музыкальность и образную выразительность. Все вышесказанное ко "Второму приближению" не относится. Татьяна Комова, Игорь Иванушкин и Андрей Разин в сотворчестве жертвуют четкой стилевой ориентацией своей музыки ради гораздо большего - ради создания ярких образов, читаемых даже самой неподготовленной аудиторией. Воистину жертва принесла благодатные плоды. И пусть критики-ретрограды восклицают в запальчивости о "Втором приближении": "Это - не джаз"; автор этих строк возражает им радостным возгласом: "Это - музыка!".
Без сомнения, трио "Второе приближение" - образец подлинной творческой зрелости, на бескомпромиссность которой решится не каждый коллектив в наше нелегкое время. Сегодня, когда искусство поставлено на грань выживания, мало кто решится рисковать своей репутацией и своими доходами ради обретения нематериального, пусть и убедительного в творческом плане, собственного лица. Русло "прямолинейного" джаза спокойно, понятно и даже местами прибыльно - но, не покинув его, невозможно уяснить, что кроме этой узкой речки есть еще и иные моря и океаны. Тяга к свободному плаванию не приносит сиюминутных результатов, но за этим плаванием - будущее. Джазовая музыка России обрела крепкие корни, питающиеся соками многоэтажной Америки - но корни без ствола и кроны не могут зваться деревом. И джаз, обитающий в России, не может быть удостоен высокого звания "российский джаз" без обретения собственных, неповторимых черт, отличающих его от джаза американского, британского, немецкого и Бог весть какого еще. Поиски всех без исключения музыкантов - участников фестивалей в Доме Журналистов и в Пущино - вне зависимости от их успешности достойны всяческого поощрения. Ведь это - поиски выхода из консервативного русла, а значит - не за горами и прорыв в открытый океан, где гордо реющий парус российского джаза будет узнаваем за много верст. И именно этому кораблю автор от всего сердца желает попутного ветра.

Роман Столяр
Москва - Пущино -Новосибирск
16-17 декабря 2006 г.

Два Аркадия в Дубне

Аркадий ФриМен-КириченкоПрямо скажем, далеко не каждый день отправляющихся домой с гастрольного выступления музыкантов провожают такими словами: "Если у вас есть знакомые физики, похвастайтесь им, что вы стояли рядом с домом, где жил Понтекорво". Джазовый человек с его специфическим сознанием испытывает легкий шок, лихорадочно начиная вспоминать, что же это еще за Понтекорво такой и на чем он играл; однако быстро выясняется, что это не музыкант и не композитор - это создатель теории нейтрино. Гордятся им в Дубне не так, как в Ульяновске - Владимиром Ильичом Лениным; здесь это лишь один из многих, хотя и рожденный, разумеется, не в самой Дубне. Расположенный на севере Московской области наукоград - один из самых именитых научно-исследовательских центров страны. Достаточно небольшой прогулки по старой части города, чтобы увидеть бюстов и полновесных памятников больше, чем в ином областном центре. И это при населении в 67 тысяч человек (из которых, впрочем, порядка 70 процентов имеют высшее образование)!
Ну, а какую среду автоматически формирует в России вокруг себя большое количество научно-технической интеллигенции, никому объяснять не нужно: джазовую, конечно же. Дубна, быть может, не самый лучший пример такого симбиоза музыки и науки (по словам местных организаторов, регулярной джазовой жизни в городе в последние годы особенно не наблюдалось), но то событие, о котором пойдет речь ниже, подтверждает общее правило. Трудно сказать после первого же визита, есть ли здесь сформировавшаяся джазовая аудитория; но что есть инициативная группа людей, понимающих суть импровизационной музыки и способных делать дело - подтверждения не требует. Эта группа, в которую входят люди довольно разных (и порой полярных) профессий и некоторые члены которой имеют за плечами более чем десятилетний опыт организации джазовых событий, берет себе название "Арт-Холл" и, не размениваясь на поиск генеральных спонсоров и печать высококачественных промо-буклетов, начинает делать концерты.
Так получилось, что первое организованное "Арт-Холлом" событие, концерт 22 декабря, совпало с презентацией в городе журнала "Джаз.Ру". И уже само то, как эти два мероприятия стали единым целым, заставляет смотреть в будущее с большим оптимизмом: "Арт-Холл" стал настоящим эталоном профессионального сотрудничества с внешней идеологически близкой структурой. Никакого традиционного для современной России "обмена логотипами", никаких пустых переговоров, никаких райдеров и условностей - простая готовность принять делегатов, разместить их, накормить, дать им слово на сцене, точку для распространения журналов и обсудить совместные планы на будущее, глядя друг другу в глаза.

Аркадий Шилклопер, Аркадий ФРимен

Получилось так, что игравшие в этот вечер в Дубне музыканты в первом номере журнала даже не упомянуты (хотя, положа руку на сердце, можно бы было). Это два Аркадия - Шилклопер и Фримен-Кириченко. Первый жителям города известен достаточно хорошо, второй ехал впервые.
Инициатива "Арт-Холла", в первом же концерте выведшего на сцену не то что даже нестандартный состав, а состав, включающий одни лишь духовые, могла на первый взгляд показаться рискованной. Однако, как показала практика, специфику своей аудитории организаторы понимают. Небольшой, но прекрасно отделанный органный (!) концертный зал государственной (!) хоровой капеллы мальчиков и юношей (ни больше, ни меньше) был заполнен практически целиком: ощущения аншлага и "стояния на головах" не было лишь потому, что зал этот, предназначенный в первую очередь для детей, оборудован стандартными стульями вместо стационарных кресел, и публика незаметно для себя дружно подвинулась к сцене, образовав некоторую пустоту в задней части зала.
Аркадий Шилклопер читает анекдотыИ общая неуловимая дружественность, и естественная простота организации привела к тому, что концерт оказался практически свободен от словесного мусора: короткое вступительное слово представителей "Арт-Холла", еще более короткое представление первого номера журнала - и на сцене появились Шилклопер с Кириченко, уже одним своим внешним видом задавшие стилистические рамки всему вечеру. Шилклопер, в строгих черных брюках и черной же рубашке (на которой, впрочем, малозаметными из зала стежками изображен дракон, что едва ли позволяет трактовать эту форму одежды как академическую), отчетливо контрастировал с по-африкански вычурно одетым Кириченко (москвичи его шляпу и плетеную обувь уже знают). Добавьте к этому два альпийских рога, расположенных на сцене, тубу, валторну и… позаимствованный в бездонных шкафах хоровой капеллы малый барабан с напрочь провисшей "пружинкой" - инструмент традиционный, естественный… и абсолютно "убитый" обучающимся на нем детьми, то есть глубоко не соответствующий стандартам нормального концерта.
Никакого "нормального концерта" и не было. Шилклопер честно предупредил пришедших, что это скорее будет "концерт-беседа" (а позже дошел и до определения "музыкально-литературный вечер"). И весь вечер они с Кириченко мастерски балансировали на грани, постоянно рискуя заставить публику откровенно хохотать вместо того, чтобы улыбаться - и ни разу эту грань не перешли. Сильнейшие мастера, которые могли бы честно демонстрировать свое мастерство все два с лишним часа (и наверняка заставили бы в силу представленного ансамблевого формата кого-нибудь заскучать), они демонстрировали его как-то по-детски непосредственно и серьезно, с неподражаемой методичностью показывая не только возможную скорость звукоизвлечения, но и возможную медленность; не только удивительную высоту извлекаемых нот, но и совершенно запредельные и порой откровенно неприличные "низы". Юмор этих музыкальных построений часто превращался в сатиру, а сатира временами даже опасно близко приближалась к откровенному стёбу - однако границы действительно академического (в плане общей культуры) концерта музыканты так и не перешли. Неторопливые, слегка нарочито заторможенные монологи Кириченко и общение с залом Шилклопера, который совершенно не стеснялся разговаривать по пять-десять минут - все это было удивительно к месту, создавая у людей ощущение настоящей живой беседы. Да, знатоки наверняка отметят, что многие из использованных на концерте юмористических приемов оба музыканта используют регулярно, но в том-то и достоинство хорошего юмора - он не прокисает от повторения, если его повторяют перед другой аудиторией и если повторяющий не делает это механически.
Произведения же, которые можно бы было на этом фоне назвать "серьезными" (хотя правильнее их называть "нормальными"), тоже, разумеется, звучали. "Альпийская тропа" Шилклопера, например, вызвала настоящую бурю аплодисментов.
Аркадий ФриМен-КириченкоПравда, справедливость следует признать, что один человек с концерта все-таки ушел. Мужчина лет пятидесяти примерно через час после начала концерта вышел в фойе и сказал своей спутнице - предположительно внучке, девочке лет десяти: "Он просто музыкальный эксцентрик". Правда, два из четырех привезенных Шилклопером дисков он купил, что несколько смазало категоричность такого заявления. А остальные, как принято говорить, "голосовали рублем": сначала публика бодро смела весь привезенный артистами ассортимент, потом выстроилась в очередь за автографами, а потом окружила музыкантов плотным кольцом и не выпускала около получаса. Так что даже если это и не был тот джаз, который, как принято считать, востребован в среде научных центров, "Арт-Холл" с первым из своих мероприятий однозначно не прогадал. Да и, по словам его организаторов, компания не собирается прививать городу мэйнстрим - интересны ей в первую очередь те музыканты, что создают что-то свое, чему еще не всегда можно найти стилистическое определение. И искренне хочется, чтобы у "Арт-Холла" и дальше все получалось так же просто, естественно и хорошо.

текст: Юрий Льноградский
фото: Дмитрий Никитский

Что намечается:
столичные анонсы

20 января 2007, Концертный зал имени Чайковского:
 пианист
Брэд Мэлдау (США)

18 января в культурном центре "ДОМ" состоится совместный концерт пианиста Михаила Агре и новоджазового саксофониста Сергея Летова. Они не играли вместе с 2002 г., когда Летов приезжал в Тель-Авив. Там состоялось их триумфальное выступление в клубе Maccabi Music Factory. Михаил Агре и Сергей Летов начинали сотрудничать еще во времена курехинской "Поп-Механики". Они всегда шли разными путями, но пересекались на общих территориях. Организаторы концерта пишут: "Агре - профессиональный музыкант, мастер с классическим образованием - ревностно принимается за самые разнообразные проекты, от трип-хопа и концептуального авангарда до саундтреков к фильмам. Сергей Летов - харизматическая фигура легендарного московского андеграунда - музыкант, философ, создатель загадочных представлений. Более всего его знают по невероятным, то подражающим природе, то мало с чем сравнимым звукам, которые он извлекает из своего саксофона, добавляя в любой поток уникальную струю вдохновенной легкости".
Михаил АгреМихаил Агре родился в 1961 г. в Киеве в семье лингвиста и академической пианистки, вырос в Ровно (Западная Украина), где получил начальное музыкальное образование, которое продолжил в Свердловске (ныне Екатеринбург), в музыкальной школе при Уральской консерватории. В 1983 г. закончил Уральскую консерваторию по классу академической композиции. Как пианист работал в Тюменской областной филармонии, преподавал музыку и много выступал на джазовых фестивалях позднего советского периода. В середине 80-х на фестивалях познакомился и установил творческое взаимодействие с ключевыми фигурами позднего советского джазового авангарда - пианистом Сергеем Курёхиным и саксофонистом Сергеем Летовым, некоторое время участвовал в театрально-музыкальном хэппенинге Курёхина "Поп-механика". Фирма "Мелодия" выпустила несколько треков Михаила Агре в одном альбоме с записями литовского саксофониста Пятраса Вишняускаса (где каждый из ансамблей был представлен одной стороной диска). В 1990 г. Михаил Агре переехал в Израиль, стремясь, по его собственному определению, "всё бросить и начать с нуля в другой стране". Долгое время не играл в джазовом контексте, работал (и продолжает работать) в производстве музыки для рекламы, но в последние годы начал регулярно выступать как минимум с двумя импровизационными проектами - собственным трио Tabula Rasa и ансамблем Jerusalem Art Ensemble. Кроме того, Агре пишет симфоническую и камерную музыку, пишет саундтреки для кинофильмов и спектаклей.
В концерте принимают участие Вадим Правилов (бас) и Рафкат Бадретдинов (ударные).

12 января на сцене клуба “Jazz Town впервые пройдет шоу "Джазовая Трансформация".
"Джазовая Трансформация" - нашумевший проект 2005-2006 годов, нашедший новое пристанище на сцене клуба “Jazz Town”. Это большое шоу, в котором джаз соединяется как с родственными экспериментальными, этническими музыкальными формами и жанрами, так и с другими видами искусства, такими, как танец, кинематограф, изобразительное искусство, поэзия и т.д. В этом проекте уже приняло участие большое количество известных и популярных артистов - от народных артистов России до молодых, подающих надежды музыкантов. Вот только небольшая часть списка: Анатолий Кролл, Алексей Кузнецов, Владимир Пресняков - старший, Игорь Бриль и Сыновья, Евгений Борец, Олег Киреев, Леван Ломидзе, Владимир Галактионов, Виктор Лившиц и его Оркестр, Алексей “White” Белов, Алексей Аграновский, “Петрович”, Герхард Мюллер и его Harmonicamento и многие другие…
Евгений Борец, Владимир ПресняковС Нового года "Джазовая Трансформация" будет проходить в клубе на постоянной основе. 12 января продемонстрируют свое мастерство и любовь к джазу сопрано-саксофонист Владимир Пресняков-старший и лидер группы "Воскресение" - вокалист, гитарист и бас-гитарист Андрей Сапунов. И, конечно же, грандиозный джем-сейшн не обойдется без “Jazz Town Band” пианиста Евгения Борца - одного их сильнейших мэйнстримовых коллективов на российской джазовой сцене.
Концерты этого уникального проекта проходят ярко, красочно, с большой энергетической отдачей. Если к этому добавить высокое исполнительское мастерство участников и традиционный для “Jazz Town” безупречный звук, можно с уверенностью сказать, что этот проект обречен на успех.
Заказ столиков по тел: 101-1117 и 912-5726
Адрес клуба: Таганская площадь, 12


"Клуб на Брестской" представляет: 19 января (пятница), 21.00 - концерт-презентация "Все Звезды Funk Family": совместное выступление групп Felix Lahuti & Funky Land и Clean Tone памяти отца фанк-музыки Джеймса Брауна.
Уходящий корнями в соул, ритм-н-блюз и джаз, фанк впитал в себя весь спектр афроамериканских гармоний и мелодизма, сообщив им движение и бьющую через край энергию. Именно ему современная музыка обязана тем, что называется groove.
Последние несколько десятилетий фанк активно развивался, на стыке различных стилей и направлений трансформировался в новые формы: disco, hip-hop, rap, jungle, drum’n’bass и acid jazz. Но одно оставалось неизмененным настроение праздника и безбашенного веселья, которое всегда присутствует в музыке фанк.
Лейбл Funk Family возник в 2006 году с целью популяризации музыки фанк, выпуска альбомов и сборников, организации фестивалей и совместных выступлений музыкантов. В том же году вышел сборник российских команд, играющих в стиле фанк, а также прошел двухдневный фестиваль Funk Family Fest. И как логическое продолжение деятельности лейбла возник проект Funk Family Allstars, в котором принимают участие самые яркие представители лучших российских фанк-групп.
19 января все звезды Funk Family на сцене Клуба на Брестской - первое в истории совместное выступление:
Felix Lahuti & Funky Land и Clean Tone - фрик-фанк коллектив с солирующей электроскрипкой и маги пи-фанк-грува (Феликс Лахути, Наталия "Сметана" Павлова, Александр "Урфин" Мельник и др.);
Виктория Короткова (группа Miss Is Big - мисс бас-гитара России);
Марк Симон (Urban Funk Army - cолдаты фанка без страха и упрека);
Роман Гринев, Александр Староверов, Павел Мартыненко (Funk You - мэтры фанк-движения, высокооктановой смесью из фанка, диско, хип-хопа, фьюжна и латино);
Дюша Фанки, Наиль Курамшин (“Московский Асвободительный Оркестр” - радикальный хип-хоп)
В рамках концерта музыканты не только прокачают публику солнечным фанком, но и расскажут о событиях в жизни лейбла, а таковых за год случилось немало:
- появился проект Funk Family Allstars;
- выпущен первый студийный трек FF Allstars;
- началась дистрибьюция сборника российского фанка Funk Family и альбома группы Felix Lahuti & Funky Land в городах СНГ, а также альбома группы Miss Is Big в Америке и Европе;
- появилось первое русское Funk Web Radio;
- снят видеоклип Felix Lahuti & Funky Land при участии FF Allstars...
Обо всем этом, а также о планах Funk Family на 2007 год можно будет услышать прямо на концерте "Все звезды Funk Family".
Подробная информация о лейбле Funk Family и его участниках (они же - участники концерта) находится на сайте лейбла.
А в это время
за бугром...

Декабрь унес жизни двух ярких персонажей музыкальной истории XX века, чья деятельность сильно повлияла на развитие джаза.
Ахмет Эртегюн (photo AP - Martial Trezzini)14 декабря в Нью-Йорке на 84-м году жизни скончался выдающийся продюсер Ахмет Эртегюн (в Америке его называли Ахмет Эртегун; Ahmet Ertegün). Созданная им в 1947 г. на занятые у знакомого зубного врача 10 000 долларов компания Atlantic, начиная с 1950-х гг., была одним из важнейших независимых лейблов в американской и мировой грамзаписи. С 1955 г. Ахмет работал на лейбле совместно с братом Насухи Эртегюном (который в Америке стал Нэсухи), отлично разбиравшимся в джазе - настолько, что он в конце 40-х владел в Калифорнии двумя небольшими фирмами грамзаписи, специализировавшимися только на джазе, и читал в Университете Калифорнии в Лос-Анджелесе первый в истории американского высшего образования курс истории джаза. Первый успех лейбла был связан с джазом (которым занимался Насухи, умерший в 1989 г.) и ритм-н-блюзом: именно записи на Atlantic принесли славу Рэю Чарлзу (что исторически довольно верно показано в биографическом фильме "Рэй", где Эртегюна сыграл Кёртис Армстронг) и сделали Ариту Фрэнклин "Королевой соул", именно на Atlantic сделал первые записи своего великого квартета саксофонист Джон Колтрейн, вышли значительные альбомы контрабасиста и композитора Чарли Мингуса, революционера-саксофониста Орнетта Коулмена и других ярких джазовых звезд. В 1960-е Ахмет, с присущим ему исключительным продюсерским чутьем, раскрутил в США и сделал суперзвездами целый ряд британских блюз-роковых групп - от Rolling Stones и Cream до Led Zeppelin. Именно его продюсированию обязаны своей славой такие полярно разные коллективы, как, например, Sonny & Cher и Crosby Stills Nash & Young.
Ахмет Эртегюн горячо любил ритм-н-блюз. В отличие от многих дельцов индустрии грамзаписи, заставлявших афроамериканских музыкантов вписывать себя в соавторы ради будущих авторских отчислений, Ахмет действительно написал несколько ярких ритм-н-блюзовых хитов, например - "Sweet Sixteen" и "Chains Of Love", которые исполняли "Большой" Джо Тёрнер и Би Би Кинг, и "Mess Around", прославленную исполнением Рэя Чарлза. Эти сочинения Ахмет подписывал A.Nugetre, выворачивая свою фамилию наизнанку. Кстати, его голос можно услышать в классической записи ритм-н-блюзового суперхита "Shake, Rattle & Roll" в исполнении "Большого" Джо Тёрнера (Big Joe Turner), где Ахмет Эртегюн, звукорежиссер Джерри Векслер и текстовик Джесс Стоун составили полную энтузиазма группу бэк-вокала. Джерри Векслер позднее вспоминал, что, хотя братья Эртегюны выросли в семье крупнейшего турецкого дипломата, в молодости вращались в кругах вашингтонской элиты и получили самое блестящее образование, Ахмет обладал поразительным умением находить общий язык с людьми самого разного характера, образования, происхождения и т.п. Именно это качество, вкупе с огромной любовью к афроамериканской музыке, позволило ему стать не просто бизнесменом, работавшим с афроамериканскими музыкантами, но своим в их среде.
Ахмет Эртегюн и Дюк Эллингтон, 1941 (photo: William Gottlieb)Множество артистов в самых разных жанрах, от рока до джаза, признавали огромное влияние Ахмета Эртегюна на свою жизнь. Покойный гитарист Фрэнк Заппа даже назвал своего сына Ахметом в честь продюсера, сыгравшего важную роль в его карьере.
Эртегюн оставался активным деятелем шоу-бизнеса до самой смерти. Сама причина его смерти весьма символична: 29 октября он присутствовал на концерте Rolling Stones в Нью-Йорке, прошёл за кулисы пообщаться с музыкантами, за сценой поскользнулся, упал и ударился головой. Через несколько дней его состояние стало ухудшаться, его отвезли в нью-йоркский Пресвитерианский госпиталь, где он впал в кому и, окруженный членами своей семьи, скончался, не приходя в сознание, 14 декабря.
18 декабря его тело было погребено в саду перед текке (суфийским религиозным центром) Султантепе, в Стамбуле, родном городе братьев Эртегюн. Ахмед Эртегюн покоится рядом со своим братом Насухи, отцом Мюниром Эртегюном (долгие годы служившим послом Турецкой Республики в США) и прадедом - суфийским шейхом Ибрагимом Эдхемом Эфенди.
Еще один представитель турецкой диаспоры в США, выдающийся продюсер Ариф Мардин (который и сам ушёл из жизни летом 2006 г.), любил рассказывать о фантастическом продюсерском чутье Эртегюна, который добился огромного успеха не только афроамериканских музыкантов и британских блюз-рокеров, но и таких белых поп-исполнителей, как Бетт Мидлер, ABBA и Hall and Oates. "Я записывал альбом группы Bee Gees", говорил Мардин, "но не был уверен, как продвигать на рынке то, что мы записали. Ахмет пришел в студию, послушал и тут же сказал: но это же хиты, это танцевальные хиты! И у меня словно пелена спала с глаз: до этого я был так сильно сконцентрирован на деталях, что как бы не видел леса за деревьями". При этом Ахмет всегда строил свои отношения с артистами не столько на чистом бизнесе, сколько на тесных личных контактах. Например, хотя ни Бетт Мидлер, ни Арита Фрэнклин уже давно не работали с Эртегюном, Мидлер регулярно обращалась к нему за советами, а Фрэнклин всегда приглашала его в свой дом, когда он бывал в Детройте, где живет королева соул.
Относительно мало известна неожиданная роль братьев Эртегюн в пропаганде европейского футбола ("соккера") в США: именно благодаря их организационной и финансовой поддержке эта спортивная игра, ранее практически неизвестная в Северной Америке, стала в последние годы интересовать американцев.

Джеймс Браун (photo: AP/Dita Alangkara)25 декабря ушел из жизни король соул и первопроходец фанка - вокалист Джеймс Браун. Ему было 73 года. 24 декабря в ходе рутинного визита к дантисту в Атланте, где 73-летний "Мистер Динамит" был с гастролями, внезапно выяснилось, что у него тяжелейшая пневмония, и утром следующего дня музыкант умер в больнице: не выдержало сердце.
В 1960-1970-е этот уникальный артист был известен под множеством титулов, большую часть которых он присвоил себе сам: Неутомимейший Труженик Шоу-бизнеса, Босс, Проповедник Нового-Нового Супертяжелого Фанка, Мистер Динамит, Духовный Брат №1, Крёстный Отец Соул и т.п. Он родился 3 мая 1933 г. в Южной Каролине; был разгар Великой Депрессии, и семья вскоре переехала в Огасту, штат Джорджия. Джеймс с детства работал, чтобы помочь семье - чистил ботинки, собирал хлопок, но в 16 лет сел в тюрьму за вооруженное ограбление. Его выпустили всего через три года - на условиях, что он не вернется в Огасту, к старым дружкам, и найдет работу. Джеймс Браун попробовал себя в качестве боксера, затем бейсболиста, но сломал ногу и вынужден был оставить спорт. Оставалась музыка, и ей он отдался со всей страстью. Начав с исполнения евангельских песнопений в группе The Gospel Starlighters в 1955 г., он вместе со своим тюремным дружком Бобби Бёрдом быстро переориентировал группу на танцевальный ритм-н-блюз, переименовав ее в The Famous Flames. Под очевидным влиянием бешеного рок-н-рольного крикуна Литтл Ричарда и более изощренного и матерого Рэя Чарлза Браун быстро обрел весьма характерную вокальную манеру - одновременно истошно эмоциональную, открыто чувственную и подавляюще маскулинную - и придумал себе специфическую манеру сценического шоу, в котором он ни секунды не стоял спокойно, точно на пружинах. В 1956 г. он выпустил свой первый заметный хит на ритм-н-блюзовом лейбле King - "Please, Please, Please". Два года спустя его кумир Литтл Ричард бросил шоу-бизнес, чтобы стать проповедником; Браун взял к себе его сопровождающий ансамбль и отработал за Ричарда незаконченное турне, а затем записал со своими новыми музыкантами "Try Me" - все еще довольно стандартный ритм-н-блюз, который стал его первым хитом №1 в США.
На протяжении 1960-х музыка Брауна стремительно менялась: духовые стали играть мощные ритмичные "пачки", ритм стал жестким, четко акцентированным и синкопированным, а вокал, обретя еще большую экзальтированность, стал еще одним ритмическим инструментом. Этот ранний фанк отлично слышен в двух крупнейших хитах Брауна середины 60-х - "Papa's Got A Brand New Bag" и "I Got You (I Feel Good)". И, хотя не меньшей популярностью в исполнении Джеймса Брауна в те годы пользовалась вполне классическая баллада "It's a Man's Man's Man's World", его основным направлением развития стала именно работа над фанковой идиомой. Первой записью "подлинного" фанка, с его крайне простой песенной структурой, нарочито упрощенной гармонией (всего два аккорда!) и до предела насыщенным упругим восьмидольным битом, стала песня 1967 г. "Cold Sweat".
Конец 60-х стал временем формирования фанковой легенды. В ансамбль Джеймса Брауна в этот период входили старый приятель Бобби Бёрд в роли второго вокалиста, звездная духовая секция (тромбонист Фред Уизли, саксофонист Мэйсио Паркер, руководитель ансамбля - клавишник и саксофонист Пи Ви Эллис, трубач Луис Хамлин и др.), гитарист Джимми Нолен, развивавший чисто фанковую манеру перкуссивной, отрывистой, минималистичной игры на электрогитаре, басист Бернард Одам и различные барабанщики, среди которых выделялся Клайд Стабблфилд и брат Мэйсио Паркера - Мелвин Паркер. Этот ансамбль отточил подлинно фанковый звук с независимым от барабанов и гармонической "пачки" ритмическим и мелодическим контрапунктом бас-гитары, плотными ритмичными аккордами духовых, рваной ритмикой гитары и продолжительными, часто практически джазовыми по духу и языку соло духовых инструментов, прежде всего саксофонов. Вокал в этом ансамбле совсем утратил мелодические функции: Браун танцевал, создавая визуальный центр всего шоу, ритмично выкрикивал что-то, пронзительно орал, подхлестывал ансамбль короткими моторными фразами, все повышая и повышая энергетический градус игры ансамбля, но - в обычном смысле слова - почти не пел. Именно это звучание ансамбля Джеймса Брауна, сформировавшее фанк как отдельный стиль современной музыки, оказало огромное влияние на джаз 70-х, особенно на фьюжн, где фанковая ритмика и новаторские по тем временам достижения фанковых басистов, гитаристов и саксофонистов нашли самое широкое применение.
В эти годы Браун заявил о своей активной гражданской позиции, выпустив целый ряд политических песен-прокламаций, самой известной из которых была "Say It Loud I'm Black and I'm Proud" ("Скажи громко: я черный и горжусь этим", 1968).
В 1970 г. состав ансамбля Джеймса Брауна значительно обновился: остался Бобби Берд, тромбонист Фред Уизли стал музыкальным руководителем, а ритм-секция пополнилась одним из самых важных новаторов игры на бас-гитаре - Бутси Коллинзом, который, собственно, и разработал стиль игры, ныне известный как "фанковый бас". Именно звучание ансамбля Брауна 1970-73 гг. (и чуть более позднего периода) считается образцовым для фанка как жанра.
К 1976 г. массовая популярность танцевального диско, ритмика которого в значительной степени была сформирована фанком, начала выводить Брауна из фокуса массового интереса. Его альбомы этого периода теряют энергию, так как он пытается примирить бешеный напор раннего фанка с аккуратной механистичностью диско, а ключевые музыканты, включая басиста Бутси Коллинза, начинают покидать его ансамбль. Последним хитом Брауна в 70-е была песенка "It's Too Funky In Here" (1979). В 80-х Мистер Динамит уже появлялся в кино - то представлял карикатурно-харизматичного пастора афроамериканской церкви в "Братьях Блюз", то просто выступал "в роли самого себя" в "Рокки IV". В конце 80-х он и вовсе сел в тюрьму на шесть лет - на этот раз, правда, не за вооруженное ограбление, а за ночную автомобильную гонку с участием полиции по улицам Огасты, причем, говорят, еще и с пистолетом в руках. Правда, как и в первом случае, из шести лет срока пожилой Динамит отсидел всего три. Зато в 90-е и 2000-е его неоднократно арестовывали за хранение наркотиков и "домашнее насилие" над очередной (четвёртой по счёту) женой, хотя Браун продолжал понемногу записываться, ездить на гастроли и даже появляться в кино (например, в "Братьях Блюз-2000"). Нарастающие проблемы со здоровьем не мешали ему продолжать выступления; вот и в Атланте он выступал в рамках своего всеамериканского тура "Семь десятилетий фанка", который так и не завершил...
Слушаем посвященный Брауну подкаст на "Джаз.Ру" - #111

29 ноября - 14 декабря в Иерусалиме прошел III фестиваль "Джаз-глобус", собравший более 60 музыкантов из США, России, Литвы, Швеции и, естественно, Израиля. С подробностями о прошедшем празднике импровизационной музыки, у творческого руля которого стоял пианист Вячеслав Ганелин (экс-Ganelin Trio) - Владимир Мак из Иерусалима...>>>>

Джазовые дни рождения
на 27 декабря -
17 января
27.12 - трубач раннего джаза и диксилендового движения Банк Джонсон (Bunk Johnson, 1889-1949); тромбонист Бути Вуд (Booty Wood, 1919); пианист Уолтер Норрис (Walter Norris, 1931)
28.12 - пианист Эрл "Батя" Хайнс (Earl “Fatha” Hines, 1903-1983); барабанщик Эд Тигпен (Ed Thigpen, 1930); пианист и клавишник Лонни Листон Смит (Lonnie Liston Smith, 1940); пианист Мишель Петруччиани (Michel Petrucciani, 1962-1999); пианист Дэвид Беркман (David Berkman, 1964)
29.12 - тромбонист и слайд-саксофонист Снаб Моусли (Snub Mosley, 1905-1981); саксофонист Джо Ловано (Joe Lovano, 1952)
30.12 - саксофонист Джек Монтроуз (Jack Montrose, 1928-2006); пианист и композитор Вольфганг Даунер (Wolfgang Dauner, 1935)
31.12 - контрабасист Джон Кёрби (John Kirby, 1908-1952); трубач Джона Джонс (Jonah Jones, 1909-2000)
01.01 - контрабасист Израэл Кросби (Israel Crosby, 1919-1962); вибрафонист Милт Джексон (Milt Jackson, 1923-1999); вокалистка Сусанна Маккоркл (Susannah McCorkle, 1946-2001); пианист Ти Си Пфайлиер (T. C. Pfeilier, 1958)
02.01 - вокалист Артур Прайсок (Arthur Prysock, 1929)
03.01 - саксофонист Джон Дженкинс (John Jenkins, 1931); саксофонист Джеймс Картер (James Carter, 1969)
04.01 - трубач Фрэнки Ньютон (Frankie Newton, 1906-1954); гитарист, пианист и вокалист-эксцентрик Слим Гайярд (Slim Gaillard, 1916-1991); флейтист и саксофонист Фрэнк Уэсс (Frank Wess, 1922); гитарист Джон Маклафлин (John McLaughlin, 1942); гитарист Юджин Чадборн (Eugene Chadbourne, 1954)
05.01 - диксилендовый трубач Уайлд Билл Дэйвисон (Wild Bill Davison, 1906-1989); ямайско-британский трубач Диззи Рис (Dizzy Reece, 1931); трубач и флюгельгорнист Джерри Гонсалес (Jerry Gonzalez, 1949)
06.01 - барабанщик Барри Алтшул (Barry Altschul, 1943)
07.01 - трубач Генри Аллен (Henry "Red" Allen, 1908-1967); перкуссионист Чано Посо (Chano Pozo, 1915-1948); барабанщик Сэм Вудъярд (Sam Woodyard, 1925-1988); диксилендовый кларнетист Кенни Дэйверн (Kenny Davern, 1935-2006)
09.01 - барабанщик Кенни Кларк (Kenny Clarke, 1914-1985); вокалистка Бетти Роше (Betty Roche, 1920-1999); гитарист Бакки Пиццарелли (Bucky Pizzarelli, 1926)
10.01 - барабаншик Макс Роуч (Max Roach, 1924); трубач Уэймон Рид (Waymon Reed, 1940-1983); гитарист Майк Стерн (Mike Stern, 1954)
11.01 - тромбонист Уилбур де Пэрис (Wilbur de Paris, 1900-1973); альт-саксофонист Таб Смит (Tab Smith, 1909-1971)
12.01 - тромбонист Трамми Янг (Trummy Young, 1912-1984); пианист и бэндлидер Джей Макшэнн (Jay McShann, 1916-2006); фри-джазовый барабанщик Роналд Шэннон Джексон (Ronald Shannon Jackson, 1940); трубач Олу Дара (Olu Dara, 1941); клавишник Джордж Дюк (George Duke, 1946)
13.01 - банджист, гитарист и вокалист Дэнни Баркер (Danny Barker, 1909-1994); тромбонист Квентин Джексон (Quentin Jackson, 1909-1976); тромбонистка и аранжировщица Мелба Листон (Melba Liston, 1926-1999); гитарист Джо Пасс (Joe Pass, 1929-1994)
14.01 - трубач Билли Баттерфилд (Billy Butterfield, 1917-1988); трубач Кенни Уилер (Kenny Wheeler, 1930); барабанщик Грэйди Тэйт (Grady Tate, 1932)
15.01 - барабанщик Джин Крупа (Gene Krupa, 1909-1973); авангардный трубач Байкида Кэрролл (Baikida Carroll, 1947)
16.01 - менеджер и автор текстов песен Ирвинг Миллс (Irving Mills, 1894-1985)
17.01 - барабанщик Сид Кэтлетт (Big Sid Catlett, 1910-1951); пианист Сидар Уолтон (Cedar Walton, 1934); гитарист Тед Данбар (Ted Dunbar, 1937-1998); саксофонист Билли Харпер (Billy Harper, 1943).
Радио

"Бесконечное приближение" (Радио России)
Программа (автор и ведущий Михаил Митропольский) выходит на "Радио России" с 2000 г. в ночь с пятницы на субботу в 0.10.
30 декабря программа подводит итоги года, в которых отмечены выступления трио Луиса Склависа, квинтет Жюльена Луро, Pago Libre, трио "Второе приближение" с Клаусом Кугелем, дуэт Чик Кориа - Гэри Бертон и Алексей Зубов.
6 января в гостях у программы создатели журнала "Джаз.Ру" Кирилл Мошков и Анна Филипьева с музыкой, имеющей прямое отношение к событию.
13 января программа посвящена Брэду Мэлдау - одному из самых известных, востребованных и авторитетных джазовых пианистов поколения 1990-х в связи с его гастролями в России.

Подкаст "Слушать здесь":
25.12.06 - #111: Кирилл Мошков рассказывает о "Мистере Динамите". 25 декабря умер первый король фанка, певец Джеймс Браун. Три фрагмента его концертных шоу 1970-х - выход "короля"/"Give It Up Or Turn It Loose"; "It's Too Funky In Here"; "Please, Please, Please".
22.12.06 - #110: специальный гость - трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) - рассказывает о шведском бас-гитаристе Йонасе Хеллборге и комментирует его пьесу "Mounteadne" с альбома "E" (Day Eight, 1994)
18.12.06 - #109: Кирилл Мошков комментирует пьесу "Lover, Come Back To Me" из коллекции ранних сольных записей саксофониста Джона Колтрейна , сделанных для лейбла Prestige в 1957-58 гг. - "Fearless Leader" (Concord Music Group, 2006).
15.12.06 - #108: специальный гость - трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) - рассказывает о выдающемся немецком тромбонисте Альберте Мангельсдорфе и комментирует пьесу "Ant Steps on an Elephant's Toe" с альбома "Trilogue Live" трио Альберта Мангельсдорфа, бас-гитариста Джако Пасториуса и барабанщика Альфонсо Музона (Pausa, 1976)

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Михаил Митропольский,
Роман Столяр,
Юрий Льноградский,
Владимир Мак,
Кирилл Мошков

Редакторы:
Кирилл Мошков,
Анна Филипьева

Зарубежная информация
AP,
соб.инф.

Фото:
Владимир Коробицын,
Павел Корбут,
Дмитрий Никитский,
Михаил Визель,
AP,
архив портала "Джаз.Ру"

Макет:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! А лучше помогите им подписаться на нашу печатную версию - журнал "Джаз.Ру"!
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

Под редакцией Кирилла Мошкова - "Великие люди джаза"
Планета Музыки, 2012
Твердый переплет, двухтомник.

Второе издание популярного сборника биографических материалов о 145 американских и европейских джазменах: теперь - двухтомник! Биографические очерки и интервью отобраны по единственному признаку: все они публиковались в "Джаз.Ру"! Авторы книги - 18 ведущих авторов журнала "Джаз.Ру", отбор и редактирование материала произвёл главный редактор журнала Кирилл Мошков.
Подробнее о книге...>>>>

Кирилл Мошков. «Индустрия джаза в Америке. XXI век»
Планета музыки, 2013 г.
Твёрдый переплёт, 512 стр.

Второе, расширенное издание не имеющего аналогов в мире исследования джазового сектора американской музыкальной индустрии, которое в 1998-2012 гг. выполнил главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков. Книга построена на почти полусотне интервью с ведущими американскими продюсерами, главами фестивалей и клубов, преподавателями и руководителями джазовых колледжей, звукоинженерами, исследователями джаза, главами джазовых радиостанций и другими столпами индустрии джаза.
Подробнее о книге

Подписка: получайте наши новости и анонсы на e-mail или через rss

© "Полный джаз", 1998-2017
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").
использование информации. правовые сведения

свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-24637 от 13 июня 2006 г.