ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #1, 2007

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Контрабас Скотта ЛаФаро

Действующие лица:
Пианист Билл Эванс (16.08.1929, Плэйнфилд, Нью-Джерси - 15.09.1980, Нью-Йорк, полное имя - Уильям Джон Эванс)
Контрабасист Скотт ЛаФаро (03.04.1936, Ньюарк, Нью-Джерси - 06.07.1961, Дженива, Нью-Йорк; полное имя - Рокко Скотт ЛаФаро)

В течение полутора лет, с первого записанного в самом конце 1959 эксперимента под названием "Portrait in Jazz" и до вырубленного цельным куском летом 1961 "Waltz for Debby", пианист Билл Эванс находился, насколько я понимаю, так близко к идеальному для себя состоянию, как вообще возможно в этом мире. Идеи, толпившиеся у него в голове, и музыка, выходившая из-под пальцев, на тот момент не имели никаких параллелей, и по всем законам вероятности он должен был бы просто запереться в одиночку в студии, но против всех этих законов нашелся человек, который думал и играл на той же волне, и им оказался Скотт ЛаФаро, молодой басист - с которым Эванс встретился, на самом деле, еще даже годом раньше.
"Скотт был видным парнем - молодой, энергичный. Волосы вьются немного, светловатые - итальянского типа, но светлые. Его тянуло пробовать все подряд, лишь бы не полное барахло, чтобы не терять время зря. Но он обращал внимание и на то, что другим не показалось бы достойным. Очень хорошо разбирался, где настоящее. Скажем, не отказывался играть в традиционном стиле, понимая, что это может ему очень помочь в том, чего он хотел достичь.
Скотт по жизни зажигал на всю катушку, но ни с какими наркотиками возиться не желал. Ну, может быть, иногда покурит травки, но это все так. Физически он был такой, очень чистый чувак". - Билл Эванс.


Но речь сейчас не о нем самом, а о его контрабасе. Тот бас, который звучит на поздних записях трио с Эвансом и Полом Мотяном (Paul Motian, не могу называть его Моушн, хотя он сам так говорит), достался ему по случаю. ЛаФаро попросил Рэда Митчелла найти для него инструмент, и тот откопал где-то в американской глуши замечательную, начала XIX века "басовую скрипку" (bass violin), мастера Авраама Прескотта, трехчетвертную, в хорошем состоянии внешне, но совершенно разбитую и дребезжащую. Притащил ее в Нью-Йорк (город), и там третий басист, Джордж Дювивье (вот это меня еще восхищает, эта цеховая запросто-солидарность), предложил поехать к своему мастеру (ну, как девочки делятся адресами маникюрщиц) - тоже в какой-то деревне на просторах нью-йоркщины.
Мастер этот, Сэм Колштейн, впечатлился и инструментом, и его будущим хозяином (ЛаФаро пристроился там к одному из контрабасов, пока эти двое разговаривали, и Колштейн вспоминает: "Звуки, которые доносились из подсобки - это было что-то, я такого в жизни не слышал. Умопомрачительно!"), и согласился восстановить бас без денег, в бессрочный кредит; "отдашь, когда сможешь". И восстановил.
"Он [контрабас ЛаФаро] обладал удивительной звучностью и резонансом. Скотт мог в гостиничном номере взять аккорд на всех четырех струнах, звучащий при этом гармонично, а потом положить бас на бок, и звук все тянулся и тянулся". - Билл Эванс

На фото, сделанном Эдом Дефауре 2 июля 1961 г., Скотт ЛаФаро играет на том самом контрабасе во время Ньюпортского фестиваля. Музыканту осталось жить меньше четырёх дней.

Одной из важнейших записей трио Эванса с ЛаФаро и Мотяном был альбом "Explorations" (Riverside, 1961). "Его бас был тогда в починке. У того инструмента, который он достал для этой записи, был замечательный звук в нижнем регистре, а наверху - так себе. Забавно, как он работает в теме "Nardis", так и играет соло в нижнем регистре, вокруг большого пальца в низких позициях". - Билл Эванс
Кстати, именно этот альбом был одной из первых легальных джазовых "лицензий" советской монополии грамзаписи - фирмы "Мелодия". По какой-то причине мелодиевское начальство снабдило конверт пластинки, вышедшей уже после смерти Эванса, его бородатой фотографией поздних лет, хотя записывал её он ещё молодым и безбородым. Эванс собирался, говорят, посетить СССР с концертами, посетить родину предков (ведь его мать - русская, её звали Мария Сорока; фамилию он унаследовал от отца, который был американцем валлийского происхождения), но не приехал из-за советского вторжения в Афганистан, а затем здоровье его катастрофически ухудшилось, и осенью 1980 г. он умер.
В последней студийной записи трио Эванса с ЛаФаро, сделанной за десять дней до роковой автомобильной аварии, унёсшей жизнь Скотта - альбоме "Waltz for Debby" - звучит именно "тот самый" контрабас работы Авраама Прескотта, восстановленный Сэмом Колштейном.

Вечером 5 июля 1961 года ЛаФаро с другом, после концерта, заехал к каким-то знакомым. "Они были сильно набравшись, поэтому я [Гэп Манджоне, пианист, гостивший в том же доме] сказал им - "Оставайтесь". Фрэнк [Оттли, друг ЛаФаро] с хозяйкой ушли, а мы со Скоттом остались в гостиной, пили кофе, слушали пластинки. Я поставил Чета Бейкера, и вот вам ирония, Скотт сказал тогда: "Одна из величайших американских трагедий. Чет мог бы добиться такого же успеха, как Майлз, а вместо этого - наркотики, тюрьма, и все к черту". Часа через три Скотт был уже в сознании, но очень усталый. Когда эти вернулись, он настоял на том, чтобы сразу же ехать обратно, хотя мы пытались их оставить, дать ему отдохнуть немного. Ну, Скотт и Фрэнк влезли обратно в машину, огромный такой "Крайслер", контрабас в багажнике, и поехали к шоссе, по дороге номер 20. А потом я прочел, что они врезались в дерево, машина сгорела. Оба погибли".

На фото из газеты Geneva Times, вышедшей 6 июля 1961 - разбитая машина Скотта ЛаФаро. Газета кратко сообщила о гибели двоих мужчин в автокатастрофе близ Дженивы, штат Нью-Йорк, и привела также прижизненное фото Скотта ЛаФаро с контрабасом, подписанное "Рокко С. Лафаро".

Сэм Колштейн выкупил останки контрабаса (гриф был разбит в щепки и сильно обгорел) на распродаже личных вещей ЛаФаро, но очень долгое время не хотел к нему даже прикасаться. И только когда прошло 25 лет, в 1986, его брат Барри уговорил его приняться за вторую реставрацию; через пару лет намечалась большая международная конференция басистов в Лос Анджелесе, которая должна была пройти под знаком памяти о ЛаФаро. Этих двух лет ему хватило.

Верхняя дека - наборная, цельная пихта. Нижняя дека - цельный клен, эбонит по центральному шву. Обечайка - цельный клен, подобран к нижней деке. Гриф - копия оригинального Прескотта, выполнена Барри Колштейном в 1987 г. Колки - копия оригинальных Парсоновских. Лак - темно-янтарный. Мензура - 41 1/4 дюйма.

Контрабас находится сейчас в семье Колштейнов, и на продажу не предлагается. Инструмент был выставлен перед публикой единственный раз, для сбора средств в пользу благотворительного фонда им. Милта Хинтона (предоставляющего стипендии для молодых басистов).

Юрий Мачкасов,
Бостон
Дополнительная информация:
Николай Шиенок,
Москва

На первую страницу номера

    

     Rambler's Top100 Service