ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
  ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Закажи себе живой джаз: джазовое агентство Льва Кушнира. Корпоративные и частные праздники: живая музыка, любые ансамбли, лучшие солисты Москвы.

Представляем артиста: нью-йоркский трубач Валерий Пономарёв (ex-Art Blakey Jazz Messengers)
Доступны для приглашения на корпоративные мероприятия: Екатерина Черноусова (вокал, фортепиано, лидер собственной группы)

Выпуск # 2 (377) - 25 января 2007 г.
Издается еженедельно с октября 1998 г.
Оглавление выпуска:

Следующий выпуск: 7 февраля 2006 г.

Как это было
в Москве

Пианист Брэд Мэлдау, 20.01.2007, КЗ им. Чайковского

Брэд Мэлдау20 января в Концертом зале им. Чайковского играл сольный концерт американский джазовый пианист Брэд Мэлдау. Один из сильнейших пианистов своего поколения (ему сейчас 36), Мэлдау лучше всего звучит в трио с контрабасом и барабанами, но при этом любит и ценит сольную игру и часто выступает соло. Шесть лет назад он рассказывал о своей концепции сольного выступления: "Я импровизирую, создаю музыку на глазах у публики. В этом так много свободы - в противоположность западной парадигме создания музыки, которая предусматривает, что надо тяжело трудиться за закрытыми дверями, методом проб и ошибок создавать композицию, а затем представить законченную пьесу публике. Я показываю публике все сложности, с которыми встречаюсь в процессе сиюминутного создания музыки".
Пожалуй, московское выступление пианиста подтвердило эту формулу. Брэд действительно довольно свободен в тех путях, которые он выбирает при раскрытии той или иной музыкальной темы. Он, видимо, понимает, что может в этом раскрытии преуспеть, а может и нет. Он свободно (ну, видимо, в рамках некоего довольно обширного набора приёмов, которыми он владеет) выбирает средства, которыми будет решено развитие того или иного материала. Нельзя не признать, что задачи, которые Мэлдау ставит перед собой, он решает на высочайшем техническом уровне, демонстрирующем его огромную мощь как инструменталиста и достаточно высокий уровень мыслителя-импровизатора.
Брэд Мелдау - Brad Mehldau in MoscowТрудно сказать, почему сложилось ощущение, что на концерте в Москве далеко не все задачи, которые Брэд Мэлдау ставил перед собой, были решены им адекватно замыслу. Может быть, дело в странной повторяемости приёмов импровизации? Что в открывшей концерт "It's Alright With Me" Коула Портера, что в сыгранной двумя с лишним часами позже, на бис, "Martha My Dear" Пола Маккартни, что в подавляющем большинстве пьес между ними - в диапазоне от "Monk's Dream" Телониуса Монка до хита рок-группы Radiohead "Exit Music (For A Film)" и от "Zingaro" Антонио Карлоса Жобима до эпически протяженной версии "My Favorite Things" Роджерса/Хаммерстайна - Мэлдау то и дело возвращался к мощному, красивому, но постепенно начинающему раздражать своей повторяемостью приёму: мотивному развитию на фоне непрекращающейся арпеджированной пульсации (когда часть пальцев пианиста в мелком дробном ритме извлекает бесконечно повторяющиеся ноты аккорда, а другая часть более мощными движениями вызывает поверх этого аккордового пульса ноты импровизируемой мелодической линии).
Ещё один приём, который, видимо, очень нравится Брэду: мотивное развитие в импровизации начинается в низком регистре, где левая рука музыканта извлекает красивые медленные фигурации, и затем, сквозь непрекращающуюся арпеджированную (играемую перебором нот аккорда) пульсацию, перебрасывается в правую руку, в средний или даже верхний регистр, где оно подвергается различным интригующим изменениям и приводит, наконец, к динамическим или тембровым сменам, которые зачастую предвещают новое возникновение аккордового пульса в среднем регистре. Особенно интересно этот приём был реализован в авторской пьесе Мэлдау "Resignation" (в оригинале - с альбома "Elegiac Cycle", 1999, Warner Brothers): здесь развитие, хотя и шло опять же через неослабевающий пунктирный пульс, проходило в ритмическом контрапункте к аккомпанементу, в котором одновременно выявлялись две контрастные линии, переходящие из регистра в регистр в перекрестном движении.
Наиболее творчески успешным фрагментом концертной программы представилась связка из "My Favorite Things" и рэйдиохэдовской "Exit Music (For A Film)". За счет устойчивого ритма в левой руке Мэлдау сразу же сформировал ясно очерченную гармоническую ткань, которой в первой части концерта не всегда хватало. В средней части "My Favorite Things" снова послышались разливы пунктира в аккомпанементе, в то время как левая рука пианиста обрисовывала в нижнем регистре мелодическую линию, насыщенную элегическими интонациями. Привычно перебросив эту линию в правую руку, Брэд утопил её в тонких арпеджио (переборах отдельных нот, из которых состоят аккорды), опять сформировавших знакомую пульсацию. Не ослабляя этого текучего пульса, пианист выходит на тему, тема переходит из нижнего регистра в средний, пульс стихает, и на широких, протяженных арпеджио начинается глубокое, романтическое по настрою импровизационное развитие, подводящее слушателя к началу новой темы - того самого хита Radiohead (впрочем, отдельные сочетания звуков внезапно навевали совсем иные ассоциации - с музыкой Микаэла Таривердиева к "17 мгновениям весны" ("Боль моя, ты покинь меня..."). Впрочем, ассоциации быстро ушли, да и откуда знать выросшему в Коннектикуте молодому пианисту классику советского телевидения?
Brad MehldauКазалось, к концу выступления Брэд преодолел какую-то скованность, разыгрался. То ли на него давило имя Чайковского, в зале имени которого он выступал (ну откуда ему знать, что к Петру Ильичу этот зал, перестроенный в 1938-40 гг. из старого театра "Буфф", где в 1917-1937 гг. размещался театр Всеволода Мейерхольда, не имеет никакого отношения), то ли академичность обстановки (Мэлдау играл акустическим звуком рояля, без всякого звукоусиления, как академический пианист), но в первой половине концерта музыкант как бы отгораживался от публики звуком рояля, глубоко уходил в себя, погружался в тонкие хитросплетения нот, совсем забывая о наличии вокруг него более чем тысячи слушателей. Только после "My Favorite Things" / "Exit Music (For A Film)" лёд был сломан: артист обнаружил рядом с собой публику, извлёк из-под рояля микрофон и очень мило пообщался с аудиторией, после чего разговаривал со слушателями еще несколько раз (хотя перед концертом, во время краткого общения с журналистами, и заметил, что обычно так глубоко входит в свой концертный транс, что может и не разговаривать с публикой совсем).
Концерт оказался непрост не только для Мэлдау, но и для большинства публики: с середины концерта из зала на аплодисментах то и дело уходили не вынесшие интеллектуального поединка с непростой и не очень-то доступной сольной музыкой пианиста, а оставшиеся далеко не всегда были уверены, когда видят творческую победу, а когда - неудачу. Тем не менее, видно было, что мы присутствуем при акте спонтанного творчества большого артиста, исключительного мастера и крупного музыкального мыслителя. Вот бы теперь послушать его в трио: во-первых, ансамбль вообще дисциплинирует солиста, не даёт уйти от слушателя слишком далеко, а во-вторых - трио Брэда Мэлдау просто очень хорошо само по себе.

Константин Волков
фото: Владимир Коробицын,
Павел Корбут

In Memoriam
Нора Иванова (12.01.2007)

От нас ушла Нора Иванова, ушла для всех внезапно и неожиданно, ничто не предвещало такого исхода. Жизнь этой замечательной, яркой московской певицы, искренне преданной джазу, оборвалась 12 января.
Нора Иванова родилась в семье потомственных цыганских музыкантов. Её отец - композитор, заслуженный деятель искусств, мать - артистка и одна из основателей театра "Ромэн".
Свое творческое восхождение Нора начинала в качестве пианистки-аккомпаниатора в филармонии. Затем главный режиссёр Ленинградского мюзик-холла Илья Рахлин пригласил её на работу в качестве певицы, и там она впервые включила в свой репертуар джазовые композиции. Параллельно она серьезно занимается цыганским фольклором, и в этом ей помогает её мать Нина Панкова, тонкий знаток и исполнитель подлинной цыганской песни.
Нору приглашают в театр "Ромэн". Для своего дебюта она выбрала несколько сцен из пьесы "Кровавая свадьба". Театр на время стал главным для Норы и, получив приглашение от английского режиссера Брайана Кокса и Олега Табакова, Нора на сцене МХАТа играет Титубу в "Салемских колдуньях" Артура Миллера. Жизнь этого спектакля закончилась после гастролей в Шотландии и Англии. После этого Нора всю себя посвящает джазовому вокалу.
В 1975 г. Леонид Утесов приглашает Нору в свой оркестр, и с этого начинается новый этап в её творческой биографии. Она всё глубже погружается в джаз, входит в московский джазовый мир и работает с разными музыкантами и составами, участвуя в концертах, фестивалях и конкурсах.
В 1996 г. Нора участвовала во 2-м международном фестивале вокального джаза "Джазовые голоса". Тогда ей аккомпанировало блестящее трио: пианист Вагиф Садыхов, контрабасист Виталий Соломонов и недавно ушедший от нас барабанщик Иван Юрченко. Невольно думается о страшном, пугающем совпадении: с интервалом в месяц погасли две ярких звезды - Ваня Юрченко и Нора Иванова. Они были дружны и часто выступали вместе.
К сожалению, при жизни Норы не вышел ни один диск с её записями, но, к счастью, есть аудио- и видеоматериалы с ее выступлений, и, я надеюсь (и готов в этом принять самое активное участие), такой диск удастся сделать. Нора любила музыкантов и всех, с кем ей приходилось работать. Она была очень проста и легка в общении, отзывчива, доброжелательна и очень ответственна. Она любила музыку и музыканто,в и музыканты любили ее. Эта любовь и память о талантливой певице, о добром, замечательном человеке, о звезде по имени Нора останется с нами надолго.

Президент московского "Джаз Арт Клуба"
Александр Эйдельман

Постсоветское пространство:
что было
"Удивительный мир Бориса Савина"

Борис Савин14 января в Концертном зале Челябинской государственной филармонии был аншлаг. Магия имени ушедшего из жизни в прошлом году барабанщика и вокалиста Бориса Савина - и, конечно, любовь к джазу - привели челябинцев на этот концерт. Известные челябинские джазмены собрались на одной сцене, чтобы вспомнить своего друга и коллегу, отметить его день рождения: именно в тот день музыканту исполнилось бы 62 года.
Муниципальный биг-бэнд "Джаз-Академия", группы "Ариэль" и "Шико", Ансамбль духовной музыки Челябинского Педагогического университета, ансамбль Георгия Анохина L-Band и многие другие... Несмотря на грустный повод, почти никакого "минора" на лицах и на сцене. И если в зале сквозило грустное настроение, то эта печаль, казалось, была светлой. Как говорил один из идейных вдохновителей этой акции, руководитель ансамбля "Уральский диксиленд" Игорь Бурко: "Мы встретились, чтобы отметить день рождения близкого нам человека". А посему музыканты вспоминали хрестоматийные джазовые стандарты, переиначивали их на новый лад и с энтузиазмом играли новые пьесы. Более того, специально для этого концерта был создан состав из представителей нескольких поколений челябинских джазменов, которые в разные годы работали с Борисом Савиным. И символично в их исполнении прозвучала некогда популярная песня Перри Комо "And I Love You So", которую так любил Борис. Столь же непредсказуемым для слушателя оказалось и выступление ансамбля "Уральский диксиленд". Партию за роялем в нем исполнил патриарх российского джаза, композитор, Народный артист России Анатолий Кролл. В интервью местному телеканалу бэндлидер заметил: "С Борисом мы стали тесно общаться в последние годы. Я приглашал "Уральский диксиленд" на московский фестиваль "Российские звезды мирового джаза". Не хочу никого обидеть, но Борис Савин был самым харизматичным артистом на этом фестивале. Научиться хорошо играть мало, вероятно, надо еще быть Борей Савиным…"
Борис Савин успел полноценно реализоваться в самых разных направлениях джаза. В юности он начинал играть в больших джаз-оркестрах. В 60-е его главным "увлечением" был ансамбль Студенческого театра эстрадных миниатюр при Челябинском политехническом институте. В 70-е и 90-е гг. десятки стран и сотни городов Савин объехал с "Уральским диксилендом". И символично то, что на концерте его памяти был представлен почти весь возможный стилистический арсенал челябинского джаза. Оркестровый джаз биг-бэнда "Джаз-академия" с репертуаром от джазовой классики Эллы Фитцджеральд и Фрэнка Фостера до новейших, модных нынче сочинений Гордона Гудвина. Модерн-джаз в авторских композициях гитариста Валерия Сундарева, многочисленные баллады от челябинских джазовых певиц, фирменный латинский "саунд" от группы "Шико", диксиленд и новоорлеанский джаз от "Уральского Диксиленда" и даже акапелльная композиция от известного челябинского поп-фолк-ансамбля "Ариэль". Словом, стилевое и жанровое многоголосье. Кстати, песня "Ариэля" так и называлась - "Многоголосье".
"В этом зале нет равнодушных людей," говорил Игорь Бурко. "На концерте аншлаг. Я бросил клич музыкантам, пригласил их участвовать в вечере памяти Бориса. И никто не отказал". Столь эмоциональная реакция бэндлидера понятна. Дело в том, что этот концерт устроители заявили, как благотворительную акцию. И все сборы от него будут направлены на создание в Челябинске памятника Борису Савину.
Джазмена унесла из жизни тяжелая болезнь, которая подточила его за считанные дни. И 7 октября прошлого года войдет в нашу историю как день, когда ушел не только известный музыкант, но и закончилась важная веха в развитии челябинского джаза. Каждому, кто принял участие в концерте памяти Бориса Савина, действительно, было, что вспомнить об этом человеке. Кого-то Савин заразил любовью к джазу, а для кого-то открыл новые горизонты в творчестве. Мне довелось довольно много общаться с джазменом. Он гостеприимно встречал меня в своей небольшой, но уютной квартире и мог часами показывать новые джазовые записи. А на просьбу рассказать о своем творчестве неизменно скромно отшучивался: "Что обо мне говорить, ты лучше послушай, как работают корифеи". С нашей последней встречи прошло несколько месяцев. Но до сих пор трудно поверить, что к Борису, или, как его ласково называли коллеги, "Бобу" Савину больше нельзя будет обратиться. Вероятно, поэтому 14 января в зале Челябинской филармонии ностальгия по ушедшему другу стала неким лейтмотивом всего действа. И необыкновенно пронзительно прозвучала пьеса "Джанго", которую когда-то пианист Джон Льюис посвятил другому талантливому джазмену, кумиру всех гитаристов Джанго Рейнхардту. Именно в тот момент, когда на одной сцене слились в могучем составе гитаристы Валерий Сундарев и Константин Корчагин, Ансамбль духовной музыки, камерный оркестр "Классика" и биг-бэнд "Джаз-Академия", у многих сидящих в зале выступили слезы. Праздник получился с легкой нотой грусти. Очень точно по этому поводу заметил один из давних коллег Бориса Петровича, руководитель ансамбля L-Band, флейтист и композитор Георгий Анохин: "Тогда осенью на кладбище во время похорон Бориса никто не смог сказать ему "Прощай!" Мы сказали это сегодня, на концерте".
Вечер памяти челябинского джазмена, певца, барабанщика, меломана неслучайно получил название "Удивительный мир Бориса Савина". Его мир - это множество друзей на всем постсоветском пространстве, это музыка, которой Савин был увлечен с юности. Главный дирижер биг-бэнда "Джаз-Академия" Станислав Бережнов: "Я познакомился с Борисом еще в 60-е годы. И все это время не было ни одного дня, чтобы он не послушал джазовых пластинок, не посмотрел музыкального видео. Это был человек энциклопедических знаний".
Для челябинских любителей джаза Борис Савин - джазмен-легенда. Вряд ли кто еще мог так проникновенно петь: "What a Wonderful World". Неизменно этой балладой Борис Петрович открывал челябинские международные фестивали джазовой музыки. Это была добрая традиция. Теперь, к сожалению, она уйдет в историю. Но останется светлая память. А эта тема Луи Армстронга долго будет напоминать нам о дорогом друге, коллеге и учителе Борисе Савине.

Наталья Риккер,
Ирина Коломейская,
Челябинск,
радио "Студия 1",
программа "Джаз-тайм"
фото: Алексей Гольянов

Постсоветское пространство:
что будет
Грядущие события ближайших двух недель освещает  наша сводная анонсовая рубрика, где показываются основные джазовые мероприятия по всей территории России. Сегодня в этой рубрике - сводный анонс по 6 городам России до 1 февраля...>>>>
Что намечается:
столичные анонсы

1 и 2 февраля, клуб “Jazz Town” - фестиваль вокальной музыки
a cappella
"Vocal Zone" 
 
(ManSound,
 Camerata, Jukebox
и A'Cappella
 ExpreSSS
)

15 февраля,
Дом Музыки -
 VIII фестиваль
"Триумф джаза"

Санкт-Петербург: 4 марта Государственный Эрмитаж представляет в рамках фестиваля "Посвящение маэстро…" концерт "Классика и джаз" (Эрмитажный театр, 19.00).
Участвуют: оркестр Государственного Эрмитажа, дирижер - Саулюс Сондецкис. Солисты - солист Симфонического оркестра телерадиостанции NDR Витаутас Сондецкис (виолончель, Гамбург, Германия); Ларс Даниэльссон (контрабас, Дания); Бугге Весселтофт (фортепиано, клавиши, Норвегия)
В программе:
Гайдн - Концерт для виолончели с оркестром Ре мажор (джазовые каденции) и джазовые композиции.
Ларс ДаниэльссонЛарс Даниэльссон, всемирно известный джазовый музыкант, родился в 1958 году. Закончил Музыкальную консерваторию в Копенгагене как виолончелист. Ларс - музыкант с широким кругом интересов и ярким темпераментом. Он играет не только на виолончели и контрабасе, но также и на фортепиано и бас-гитаре, являясь выдающимся солистом и аккомпаниатором. Квартет Ларса Даниэльссона за 20 лет существования получил признание и множество наград. Даниэльссон - и исполнитель, и композитор, и аранжировщик, причем не только в своем квартете. Он сотрудничал с Датским симфоническим оркестром радио как композитор, аранжировщик и продюсер; в течение двух лет был дирижером и композитором джазового "Балтийского ансамбля". Пишет музыку для симфонического оркестра и биг-бэнда. С 1980 года Ларсом записано восемь альбомов при участии его квартета и приглашенных гостей.
Бугге ВесселтофтБугге Весселтофт родился в 1964 г. Его мир с детства был наполнен джазом, во многом благодаря его отцу, джазовому гитаристу Эрику Весселтофту. Бугге не получил систематического музыкального образования, предпочтя самообразование, поиск своей "музыкальной тропы". К концу 80-х годов его имя уже становится известным в Осло благодаря участию в различных музыкальных проектах поп- и рок направлений и игре, главным образом, на фортепиано в норвежских джазовых группах. Его интересы как музыканта включают элементы джаза, техно, электроники, свободной импровизации, пульсирующих ритмов диджеев. В рамках своего проекта "Новой концепции джаза" он комбинирует все эти элементы, использует, в добавлении к фортепиано, другие клавишные и различные ударные инструменты, компьютерные программы, шумовые и вокальные эффекты, живые и в записи. На протяжении десяти лет было выпущено три диска. Все они записаны с известными норвежскими музыкантами и приглашенными звездами. В одном из интервью Бугге Весселфорт сказал: "Для меня это ретроспектива альбомов. В начале работы я не знал очень многого об электронной музыке и как смешивать ее с джазом. Сейчас мне удалось соединить все нити между собой". Последний записанный им альбом с музыкантами из Индии вновь демонстрирует его способность вдохновлять и объединять импровизирующих музыкантов в единый коллектив, несмотря на их радикальные культурные различия.
С 2004 г. Бугге Весселфорт все больше выступает самостоятельно. Он принимает участие в международных фестивалях и играет "вживую" на фортепиано, синтезаторе, клавишных. Первобытные и современные ритмы объединены и вплетены в его игре друг в друга, а в записях используются атональные звуки и шумы. Музыкант неоднократно удостаивался наград Norwegian Grammy.
Организаторы: "Продюсерский центр "DOMUS"

16 февраля, Центральный Дом художника, 19.00 - трио Якова Окуня (фортепиано)
Яков ОкуньПианист Яков Окунь - одаренный, глубокий и серьезный музыкант, вышедший на профессиональную джазовую сцену в 90-х гг. XX века. Его по праву считают "новым лидером современного российского джаза" (А. Ветхова. ИД "Время" 30.09.2004 г.). У него блестящая репутация музыканта, "чье владение традицией и просвещенный взгляд позволяют обращаться с материалом столь же корректно, сколь и свободно"(там же).
Яков Окунь родился 4 июня 1972 г. в Москве в семье известного джазового музыканта, пианиста и педагога Михаила Окуня. С детства Якова Окуня окружала музыка, джазовая атмосфера. Занятия музыкой начались для него с пяти лет: сначала на скрипке, затем на фортепиано. Окончив ССМШ им. Гнесиных, одну из лучших специализированных музыкальных школ для особо одаренных детей по классу фортепиано у известного педагога Т.Е. Фрейнкиной, Яков Окунь поступил в Государственное музыкальное училище имени Гнесиных на эстрадно-джазовое отделение (1988 г.). Тогда и начинаются его серьезные занятия джазовой музыкой.
Уже в 1991 г. в составе ансамбля лучших студентов пианист был направлен в международную летнюю школу в Дублин (Ирландия). Руководивший этой школой выдающийся американский саксофонист Дейв Либман (Dave Liebman) отмечает игру Якова Окуня и выбирает его в качестве лидера интернационального джаз-ансамбля, с успехом выступившего на заключительном концерте. В том же, 1991 г. пианист получает гран-при на международном конкурсе джазовых ансамблей в Бухаресте (Румыния), где он выступил вместе с саксофонистами братьями Дмитрием и Александром Бриль и барабанщиком Эдуардом Зизаком.
В 1992 г. по приглашению известного финского музыканта-саксофониста Юкки Перко (Jukka Perko) Яков Окунь выступает на международном джаз-фестивале Pori Jazz (Пори, Финляндия). В том же, 1992 г., он поступает в Московский государственный университет культуры и, одновременно, профессионально работает в джаз-ансамблях известных российских музыкантов: Виктора Епанешникова, Валерия Кацнельсона, Вячеслава Преображенского, Алекса Ростоцкого.
В 1993 г. Окунь принимает приглашение крупнейшего джазового музыканта, композитора и аранжировщика Германа Лукьянова и начинает сотрудничать с его знаменитым ансамблем "Каданс", где с 1978 по 1983 гг. блестяще выступал его отец, пианист Михаил Окунь.
В 1994-1995 гг. Яков Окунь играет в ансамбле саксофониста Игоря Бутмана, только что вершувшегося из Нью-Йорка в Россию. В составе ансамбля тромбониста Вячеслав Назарова и Игоря Бутмана музыкант совершает тур по городам России.
В 1999 г. в качестве пианиста ансамбля Алекса Ростоцкого он принимает участие в записи диска "Boiled Borsht" (Alex Rostotskiy Trio), спродюсированного и, впоследствии, выпущенного американским звукоинженером Джином Поупом на лейбле Pope Music.
В 1999 г. Яков Окунь участвует в записи диска Владимира Данилина, одного из лучших джазовых аккордеонистов (продюсер Алекс Ростоцкий). Диск выходит на фирме Boheme musiс и, по опросам джазовых критиков, получает наивысшую оценку. Эта запись признается лучшим джазовым диском года, а кроме того, получает премию имени Виктора Бабушкина (создателя современной школы звукорежиссуры в нашей стране) за звуковое решение.
В это же время Яков Окунь формирует собственное трио, в которое вошли лучшие музыканты "нового поколения" 90-х гг.: барабанщик Александр Машин и контрабасист Антон Ревнюк. "МосГорТрио" - так был назван новый ансамбль - много выступает с самостоятельными программами, а также как ритм-секция, аккомпанируя лучшим российским и зарубежным солистам. Так, в период 2000-2007 гг. с трио Якова Окуня выступали: Донни Макказлин, Джонни Гриффин, Томас Франк, Лу Табакин, Эдди Хендерсон, Джеймс Сполдинг, Алекс Сипягин.
В 2002 г. трио Якова Окуня и тенор-саксофонист Сергей Головня (при содействии Виктора Лившица, основателя и владельца клуба JVL) выступили на Копенгагенском джаз-фестивале. В этом же году Яков Окунь был назван, по опросам джазовых критиков, музыкантом года в номинации "Мэйнстрим".
Одним из самых удачных и ярких событий на международном фестивале "Джаз в саду Эрмитаж" 2004 г. стало выступление пианиста Якова Окуня сразу в двух проектах: в составе ансамбля Германа Лукьянова и с собственным квартетом, к которому присоединился американский трубач Эдди Хендерсон. В этом же году музыкант совершает гастрольный тур по Финляндии вместе с известной московской вокалисткой Анной Бутурлиной и питерским контрабасистом Григорием Воскобойником.
В 2005 г. Яков Окунь был приглашен в состав квартета Игоря Бутмана для участия в концертном цикле "Великие русские композиторы 20 века" для исполнения симфоническим оркестром под управлением Геннадия Рождественского первой симфонии Альфреда Шнитке.
Пианист Яков Окунь - глубоко мыслящий, разносторонний музыкант. Его художественными идеалами являются такие мощные личности в мировой истории джаза, как Джон Колтрейн, Майлс Дэйвис, Телониус Монк. Их традиции музыканту и хотелось бы продолжить. Вместе с тем для него современен и близок Бах; ему интересен композиторский процесс, вопросы оркестровки и инструментовки. Словом, у этого музыканта постоянно идет серьезная внутренняя работа, не имеющая ничего общего с внешней суетой и желанием быть "востребованным". Сцена, по мнению Якова Окуня, это прежде всего ответственность. А в музыкальном языке джаза - он всегда стремится к ясности, независимо от эстетики.
Музыкант постоянно в поиске новых ансамблевых красок, создает и экспериментирует с разными составами, модифицирует трио - самый, пожалуй, интересный с точки зрения инструментального музицирования ансамбль.
Яков Окунь не просто великолепно играет джаз, он создает и развивает в нем свою художественно-стилевую нишу. И в этом пианист Яков Окунь абсолютно убедителен и индивидуален.

Елена Чо,
кандидат искусствоведения

А в это время
за бугром...

Возвращение Chrusaders

Джо СэмплДаже в конце 70-х еще казалось, что сочинения популярных музыкантов тех лет останутся на века, как музыка Баха или Моцарта. Нынешний конвейер производства хитов всех жанров развеял эту иллюзию. Но 30 лет назад точно переданный записью звук инструмента, поворот мелодии, удачный текст легко записывались нами (еще молодыми и потому наивными) в категорию шедевров. Когда-то Эндрю Карнеги сказал, что главная идея капитализма - сделать роскошь доступной всем. Да здравствует капитализм! Идея Карнеги воплощена в жизнь! Любое ничтожество с удачей и правильными связями может войти в студию звукозаписи и выйти оттуда поп-звездой, с миллионами на счету и намерением отдать остаток жизни непримиримой борьбе за права зоофилов и освобождение Тибета от этих, ну, как их, ну, короче, от тех, которые теперь лепят самые дешевые в мире джинсы, компьютеры и телевизоры.
Тем поразительней то, как чутко реагирует сердце на все тот же сочный звук видавшего виды электрического "Вурлитцера", за который сел на сцене клуба Blue Note Джо Сэмпл. И это все тот же обволакивающий звук его клавишных, создающих подвижный ритмический фон для совершенно бархатного звука тенор-саксофона Уилтона Фелдера, каким он врезался в память сердца в 1979 году, когда вышел их альбом "Street Life". Этот ритм, этот сакс, эти точные, как швейцарские часы, барабаны и медь Стикса Хупера, этот дивный голос совсем еще молоденькой Рэнди Кроуфорд звучали свежо еще доброе десятилетие. Какое современное произведение проживет столько же?
Для Сэмпла эта встреча тоже была событием. Очевидно, что он волновался. И можно не сомневаться, что если музыканта беспокоил вопрос, как его встретят после длительного перерыва, то ответ, полученный в тот вечер, вполне уляжется в одно слово - восторженно.
Как это обычно бывает после долгой разлуки, рассказы о жизни слушаются с особым удовольствием. Сэмпл перемежал музыку анекдотами из собственной музыкальной биографии - и, когда я пишу эти строки, в памяти всплывает его рассказ о выборе жанра. Когда "Крусейдерс" только начали приобретать известность, самым модным жанром был фри-джаз. Почему группа профессионалов не двинулась в этом направлении?
"Мне не нравилась музыка, исполняя которую я не мог одновременно напевать себе под нос тему или, скажем, стонать в особенно эмоциональных местах, - объяснил пианист. - Что до классической музыки, то меня всегда смущала дисциплина, которая обязывала тебя укладывать в какую-то миллисекунду точно отсчитанное количество нот. Мы хотели получать от музыки удовольствие".
Из первоначального состава "Крусейдерс" в Blue Note были только Сэмпл и его школьный товарищ Фелдер. Хуппера сменил блестящий студийный музыкант Стив Гэдд, демонстрировавший совершенно головокружительную технику в наиболее эмоциональные моменты сольных партий коллег. А на тромбоне в этот вечер был замечательный швед Нильс Ландгрен, в игре которого деликатность органично сочеталась с эмоциональностью и ироничностью.
Студийный гитарист Рэй Паркер был таким же крепким и незапоминающимся, какими было большинство гитаристов Chrusaders.
На басе был сын Джо Сэмпла - Ник, которому невероятно повезло с папой.
Глупо было рассчитывать на то, что в часовый репертуар уместится все, что ты хотел бы услышать от группы с почти полувековым стажем. Но и услышанного - в основном материала конца 60-х - начала 70-х годов - оказалось достаточно, чтобы сказать, что в тот вечер на сцену "Блю-Ноута" поднялся очень самобытный и фантастически сыгранный джазовый коллектив. Ну, хорошо, я пойду на уступку пуристам и скажу - поп-джазовый коллектив. Или, еще лучше, соул-джазовый.
К этому можно добавить, что вечер послужил хорошим напоминанием о том, что до того, как стать Chrusaders, группа называлась Jazz Chrusaders, и под этим названием выпустила не один десяток альбомов, которые, вероятно, имеет полный смысл переслушать.

Вадим Ярмолинец,
Нью-Йорк

Джазовые дни рождения
на 25 января -
1 февраля
25.01 - контрабасист Уэллман Бро (Wellman Braud, 1891-1966); композитор, вокалист, пианист и гитарист Антонио Карлос Жобим (Antonio Carlos Brasileiro de Almeida Jobim, 1927-1994); саксофонист Бенни Голсон (Benny Golson, 1929)
26.01 - скрипач Стефан Граппелли (Stephane Grappelli, 1908-1997)
27.01 - трубач "Горячие Губы" Пейдж (Oran "Hot Lips" Page, 1908-1954); тенор-саксофонист Аллен Игер (Allen Eager, 1927-2003); вибрафонист Бобби Хатчерсон (Bobby Hutcherson, 1941), саксофонист Боб Минтцер (Bob Mintzer, 1953)
28.01 - барабанщик Боб Моузес (Bob Moses, 1948)
29.01 - британский кларнетист Эйкер Билк (Bernard Stanley "Acker" Bilk, 1929); британский авангардный гитарист Дерек Бэйли (Derek Bailey, 1932-2005); вокалистка Джиэнн Ли (Jeanne Lee, 1939-2000)
30.01 - трубач Рой Элдридж (Roy Eldridge, 1911-1989); гитарист и трубач Бобби Хэккетт (Bobby Hackett, 1915-1976); контрабасист и удист Ахмед Абдул-Малик (Ahmed Abdul-Malik, 1927-1993); британский тенор-саксофонист Тубби Хэйз (Edward "Tubby" Hayes, 1935-1973)
01.02 - японский саксофонист Садао Ватанабэ (Sadao Watanabe, 1933), клавишник и пианист Джо Сэмпл (Joe Sample, 1939)
Телевидение
Джазовые программы на телеканале "Культура" в ближайшие дни:
2 февраля, 01:15
Все это джаз. Время Свинга
Концерт. В Большом зале консерватории в исполнении Георгия Гараняна (саксофон) и джазового квартета Леонида Пташки (Израиль) были исполнены импровизации на популярные джазовые стандарты. Запись состоялась в ноябре 2006 года.

4 февраля, 10:10
Капучино.
Утренняя развлекательная программа. В гостях у ведущего Алекса Дубаса легендарный саксофонист Георгий Гаранян.
Радио

"Домашняя музыка Дмитрия Ухова" (Радио "Культура")
выходит с октября 2004 года на частоте 91.6 FM (в Москве) по воскресеньям в 19.05-20.00
28 января: Джазовые номинанты на премию Грэмми, часть 2
4 февраля: программа памяти Элис Колтрейн (включая исторические записи народных мелодий из России с оркестром Терри Гиббса)

"Бесконечное приближение" (Радио России)
Программа (автор и ведущий Михаил Митропольский) выходит на "Радио России" с 2000 г. в ночь с пятницы на субботу в 0.10.
27 января "Бесконечное приближение" продолжает линию музыки, имеющую отношение к Испании. Свои представления об этой стране высказывают Майлс Дэйвис с Джоном Колтрейном, Пабло Сарасате при помощи Давида и Игоря Ойстрахов, а также ансамбль Swingle Singers. Продолжают Чик Кориа, Modern Jazz Quartet и Джон Хэнди.
3 февраля "Бесконечное приближение" продолжает цикл "Лица необщее выраженье", плавно переходя с выражения лица перкуссиониста Владимира Тарасова на лицо трубача Вячеслава Гайворонского.
10 февраля "Бесконечное приближение" в цикле "Персоналии" продолжает разматывать вязь творчества внестилистического канадско-британского композитора и трубача Кенни Уилера.

Подкаст "Слушать здесь":
23.01.07 - #116: Кирилл Мошков комментирует пьесы "DB Thinking" и "Danza della Fata dei confetti" ("Танец Феи Драже" П.И.Чайковского) с альбома "Thinking" итальянского трубача Паоло Фрезу (Blue Note/EMI Italia, 2006).

19.01.07 - #115: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) - рассказывает о гитаристе Билле Фризелле и комментирует его пьесу "Hello Nellie" с альбома "Is That You" (Nonesuch, 1989)

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Константин Волков,
Наталья Риккер,
Ирина Коломейская,
Александр Эйдельман,
Елена Чо,
Вадим Ярмолинец,
Кирилл Мошков

Редакторы:
Кирилл Мошков,
Анна Филипьева

Зарубежная информация
AP,
соб.инф.

Фото:
Владимир Коробицын,
Кирилл Мошков,
Павел Корбут,
Алексей Гольянов,
архив портала "Джаз.Ру"

Макет:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! А лучше помогите им подписаться на нашу печатную версию - журнал "Джаз.Ру"!
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

Под редакцией Кирилла Мошкова - "Великие люди джаза"
Планета Музыки, 2012
Твердый переплет, двухтомник.

Второе издание популярного сборника биографических материалов о 145 американских и европейских джазменах: теперь - двухтомник! Биографические очерки и интервью отобраны по единственному признаку: все они публиковались в "Джаз.Ру"! Авторы книги - 18 ведущих авторов журнала "Джаз.Ру", отбор и редактирование материала произвёл главный редактор журнала Кирилл Мошков.
Подробнее о книге...>>>>

Кирилл Мошков. «Индустрия джаза в Америке. XXI век»
Планета музыки, 2013 г.
Твёрдый переплёт, 512 стр.

Второе, расширенное издание не имеющего аналогов в мире исследования джазового сектора американской музыкальной индустрии, которое в 1998-2012 гг. выполнил главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков. Книга построена на почти полусотне интервью с ведущими американскими продюсерами, главами фестивалей и клубов, преподавателями и руководителями джазовых колледжей, звукоинженерами, исследователями джаза, главами джазовых радиостанций и другими столпами индустрии джаза.
Подробнее о книге

Подписка: получайте наши новости и анонсы на e-mail или через rss

© "Полный джаз", 1998-2017
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").
использование информации. правовые сведения

свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-24637 от 13 июня 2006 г.