502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #30
Стабильность ничуть не хуже революции
После II фестиваля "Джаз в саду Эрмитаж" довелось услышать такое мнение (пожилой джазовый фан открыто и бурно делал его достоянием гласности, явно рассчитывая на уши организаторов): мол, пятнадцать-двадцать лет назад любой джаз-фестиваль был открытием, революцией. А теперь - скука одна. Все одно и то же. Вот и в "Эрмитаже", мол, тоже - полное повторение прошлого года.
Позвольте публично с этим господином не согласиться, хотя, конечно, право на свое мнение он имеет.
Во-первых, в наше время фестивали, как правило, молоды. Это только Новокузнецкий фестиваль в 14-й раз проведен (и еще несколько периферийных долго держатся). Что же до московских фестивалей, то их история в основном исчерпывается двумя, тремя, максимум - пятью годами. Некоторые - например, фестиваль, проводимый Московским джаз-ангажементом - даже перестали ставить порядковый номер в своем названии, настолько извилиста и прихотлива их история, со сменой названий, площадок и концепций. Вот и фестиваль в "Эрмитаже" прошел всего во второй раз.
Естественно, каждый новый фестиваль - почти всегда открытие: новая компания организаторов в соответствии со своими вкусами и кругом знакомств формирует новую программу. А поскольку новых фестивалей в последние три года очень много, то и впрямь создается впечатление революционной новизны. Нет, не двадцатилетней давности это ощущение - гораздо свежее.
Но вот наступает момент, когда фестиваль проходит не в первый раз, а во второй. А делать его продолжает все та же компания, все с теми же вкусами и тем же кругом знакомств. Ага, кричат тогда знатоки - опять то же самое!
Выходов тут два. Либо количественный, либо - в полном соответствии с марксистской диалектикой - качественный. Опять-таки в полном соответствии с непобедимым учением оба они, количественный и качественный, зачастую с удовольствием переходят друг в друга. Ну, например - привлечь новых музыкантов из-за рубежа, из других городов и т.п. Это одновременно и новое количество - чисто статистически в фестивале во второй раз принимают участие не только прежние музыканты, но и новые - и новое качество (ну, в большинстве случаев: бывает же и такое количество, до перехода которого в качество должно ну очень много времени пройти, но это, к счастью, не наш случай).
Сергей МанукянКонечно, на II "Эрмитаже" выступило много тех же самых коллективов, что и год назад. Это и "Капелла Дикси" кларнетиста Льва Лебедева (бравая сборная Москвы по диксиленду открывала в этом году фестиваль 20 августа), и аккордеонист Владимир Данилин, и Сергей Манукян, и "Джаз-бас театр" арт-директора фестиваля, бас-гитариста Алекса Ростоцкого. Но - вот и все. Больше пересечений не было. Кроме того, изменились и те, кто был и в прошлом году. Ну, например, Данилин играл сразу с двумя своими составами - квартетом (он сам, Алекс Ростоцкий на басу, Александр Шевцов на гитаре и Евгений Рябой на барабанах) и "Супертрио" (он, Ростоцкий и гитарист Алексей Кузнецов). И программа, естественно, была совсем-совсем другой (в основном основанной на недавно вышедшем альбоме Данилина "Once"Джаз-бас театр"I Loved"). А "Джаз-бас театр" и вовсе был совершенно иным: в составе по болезни отсутствовал главный ориенталист российского джаза, трубач Юрий Парфенов, поэтому ориентальный уклон в музыке ансамбля был едва заметен, зато резко усилилась фанковая, почти танцевальная составляющая. Может быть, выступление "Джаз-бас театра" получилось чуть менее концептуальным, чем год назад, зато куда более драйвовым и веселым. Народ это немедленно отметил, и буквально со второй композиции завершавшего программу фестиваля "Джаз-бас театра" дощатая площадка перед эстрадой сада покрылась буйно танцующим народом (от неукротимо прыгающих детишек и напоказ томно гнущихся девиц до подгулявших Старых Джазовых Фанов), что на джазовых фестивалях в России - исключительная редкость.
Кстати, о народе. В первый вечер количество посетителей фестиваля перевалило за тысячу, во второй и третий в саду только по внутреннюю - платную - сторону забора было не меньше двух тысяч человек ежевечерне, да еще по полторы-две сотни стояло и сидело с внешней стороны (соответственно, халявной). Старых Джазовых Фанов, столь приметных в прошлом году неумеренным пьянством и неуемными воплями, было очень немного, зато было множество молодежи. Причем молодежь явно пришла по делу - не только валялась на травке и хлестала пиво (кстати, несколько менее дорогое, чем в прошлом году), но и собственно джаз слушала, причем вполне квалифицированно и очень заинтересованно.
"Man Sound"А теперь еще об участниках.Безусловные слушательские фавориты - в первый вечер блистательный киевский вокальный ансамбль Man Sound, во второй - Туркмен-джаз "Нисса". И те, и другие к традиционному джазу имеют мало отношения. Man Sound, как известно, поют главным образом госпелз, украинский фольклор и - чуть-чуть - джазовую классику; что же до Туркмен-джаза (в котором, кажется, только один настоящий туркмен - яростный перкуссионист), то это - классное эстрадно-фольклорное шоу с заметными джазовыми элементами, идеальный вариант для фестивалей, вполне сопоставимый по уровню слушательскихТуркмен-джаз "Нисса" восторгов с таким же явлением - Энвером Измайловым. Вообще именно "Нисса", как нам кажется, заслуживает права быть названной лучшим шоу фестиваля: мощные, метр в обхвате, туркменские шапки, атласные халаты, изобилие пулеметной перкуссии и достаточно искушенные аранжировки вполне искупают практически полное отсутствие собственно джаза как такового. Единственный сильный (но зато по-настоящему сильный) импровизатор в ансамбле - перкуссионист по прозвищу Хак, и его искусство коренится непосредственно в зажигательном до пожароопасности туркменском фольклоре, а вовсе не в более привычных джазовых источниках типа латино или самбы... Примечательно, что руководитель этой роскошной компании - хрупкая барышня, пианистка Варвара Рогович. Полный состав таков: Варвара Рогович - фортепиано, Евгений Чупрун - тенор-саксофон, Давид Аванесов - бас, Лев Амирзадов - барабаны, Хакберды Алламурадов - перкуссия.
Феликс ЛахутиИнтересную программу показал ансамбль скрипача Феликса Лахути. Кажется, после длительного периода сотрудничества с группой "Браво" Феликс наконец-то возвращается обратно в джаз, где его так

Виктор Епанешниковне хватало. Отличный новый состав показал ветеран барабанов Виктор Епанешников: в его ансамбле - сразу два молодых солиста из числа "надежд российского джаза" - 25-летний трубач Виталий Головнев и 16-летний тенор-саксофонист Дмитрий Мосьпан. Энергия и страсть Мосьпана, утонченность и искренность Головнева добавили ансамблю Епанешникова так много, что он (ансамбль), кажется, только и начал обретать свои подлинные черты.
"Второе приближение""Второе приближение" пианиста Андрея Разина с участием певицы Татьяны Комовой продемонстрировало лучшие вещи своей концертной программы (естественно, репертуарно пересекшись с собственными выступлениями на недавней "Джазовой провинции") и вполне заслуженно было награждено мощными аплодисментами: все-таки этот проект трудно сравнить с чем бы то ни было в нашем нынешнем джазе, но при всей неодномерности и - временами - сложности своих прихотливых музыкальных построений они умудряются устанавливать и сохранять контакт с публикой, что в авторской музыке такого уровня сложности - редкость. Тут, конечно, снобы и Большие Специалисты дружно фыркнут и скажут, мол, ну какая же там сложность. А вот такая, гг. с. и Б.С. Не забывайте, что имеем мы дело с аудиторией, которая в массе своей вовсе не обязана разбираться в чем бы то ни было сложном ,а вовсе даже жаждет простых музыкальных удовольствий. И вот для нее-то, для аудитории (к которой и мы себя относим), музыкальный материал "ВП" достаточно сложен - это не просто не "Мурка" (ой, да какой же степени это не "Мурка"), это даже не общепонятный узким кругам джазовый мэйнстрим. А вот поди ж ты, слушает аудитория и радуется. Вот только жаль, что уж больно неудачное место было уготовано "ВП" в фестивальной программе - открыли третий день, в полпятого дня, и все, а основная масса народа пришла к вечернему концерту (начинавшемуся в семь) и долго спрашивала, когда же будет Разин.
Хорошо отыграл "Транс-Атлантик", когда-то уфимский, а ныне, увы, безнадежно московский фьюжн-коллектив. Недавно группа потеряла второго (и, заметим, игравшего все клавишные соло) клавишника Владислава Сенчилло, перешедшего в рок-коллектив "Треф", так что уфимцев в составе осталось только два - барабанщик Руслан Капитонов и лидер, клавишник Сергей Чипенко. Кстати, перемена в составе пошла группе на пользу: прежняя "стена звука" уступила более прозрачному и (может быть, поэтому) более искушенному звучанию.
А вот после выступления ансамбля "Звезды Российского Джаза" (который так и подмывало назвать "Легенды Советского Джаза" - аббревиатуру составляйте сами) знающие люди ходили по дорожкам сада и поднимали друг перед другом пальцы со словами "во жахнули!". И в самом деле - ветераны не стареют не только душой, но и игрой. Увы, как же раньше случалось, извините за выражение, обламываться, слушая разнообразные "сборные": не отрепетрировано, сыро, скучно, плохо! И вдруг - действительно "жахнули". Вот барабанщик Александр Гореткин - сидит почти неподвижно, руки почти что и не двигаются, а какой вкус, какая плотная, упругая игра! А ведь он, по меткому замечанию ведущего Алексея Баташева, один из "Звезды Российского Джаза"немногих, кто помнит еще музыкантскую "биржу" на Неглинной в 50-е годы. А какой четкий, мощно свингующий звук контрабаса! И неудивительно: ведь его источник - массивные, крупные руки самого "черного" из московских басистов своего поколения, ныне - профессора Гнесинки Анатолия Васильевича Соболева. Какой сочный, изысканный тенор-саксофон - сдержанный, холодноватый, но глубоко искушенный. Это - седоглавый Станислав Григорьев. А какая труба - мощная, по-ньюйоркски свободная, певучая... Виктор "Арзу" Гуссейнов. Что уж говорить о гитаре, на которой играл Алексей Кузнецов, и о фортепиано самого Игоря Бриля! Это было замечательно: тут вам и живая связь джазовых поколений, и зримое подтверждение того, что история джаза в нашей стране началась если и не в 1922 г., как гласит официальная версия (впрочем, нет причин не соглашаться с ней), то и не вчера.
Андрей КондаковПетербургский пианист Андрей Кондаков, выходя со сцены после своего выступления, с сожалением оглянулся и молвил: "А жалко, рояль же есть, хотелось бы и джаз поиграть"... Но приехал он на этот раз не с джазовым проектом, а с фьюжновым. И тем не менее был органичен и интересен, как всегда. И проект его был хорош. Правда, лично Андрею пол-обедни испортил тот факт, что играл он на чужом (пусть и хорошем) синтезаторе, к ручке громкости которого он никак не мог приладиться (и клавишные партии то проваливались, то "торчали" - при том, что звукорежиссер за пультом ни одной ручки не трогал). Но Андрею удалось превозмочь заморскую железяку эмоциональной лиричностью своей игры. И ритм-секция была на высоте - только что переехавший в Москву из Питера и еще не успевший забыть партий изАлександр Машинмузыки Кондакова молодой барабанщик Александр Машин и искушенный питерский контрабасист Григорий Воскобойник. Но - не в обиду будь сказано Кондакову - главным героем состава в этот вечер оказался не Андрей и не ритм-секция. Оказался им блюзовый гитарист Валерий БелиновВалерий Белинов, с которым Андрей давно и плодотворно разрабатывает фьюжновую жилу и в этом проекте, и в группе "без Адреса". Белинов был так убедителен на своем пронзительном черно-белом "Телекастере" и так смачно пел собственного сочинения блюз "Big Fat Mama", что под конец выступления поставил сад "Эрмитаж" на уши (чего сад ждал и весь тот, третий вечер фестиваля никак не мог дождаться).
Кстати, на рояле Кондаков-таки поиграл, правда, днем раньше - выступая вместе с Сергеем Манукяном.
И, наконец, "дальнее зарубежье" на фестивале было представлено выступавшим в третий вечер польским ансамблем п/у Кшиштофа "Polish All Stars"Завадского. В афише он был громко назван "Polish All Stars", что действительности не вполне соответствует - большинство участников даже не из Варшавы, а из Катовиц (там они преподают в известной Катовицкой джазовой школе), и уж тем более вряд ли может считаться лучшими польскими джазменами. Впрочем, ансамбль вполне достойный, крепкого среднеевропейского уровня. Тромбонист явно много слушает Билла Уотруса: характерная мягкая, закругленная манера игры без детонации и жесткой атаки плюс склонность к некоторой мечтательности весьма напоминают звучание американского мастера, но при этом поляк вполне индивидуален. Саксофонист, правда, на сцене был холодноват, но очень хорошо показал себя на ночном джеме с московскими джазменами в ночь после последнего концерта фестиваля.
ДжемТаков был II фестиваль "Джаз в саду Эрмитаж". Да, действительно, ощущения новизны в нем было меньше, нежели в прошлом году. Оно и неудивительно - фестивальная формула, вполне удачная, найдена и вряд ли изменится. Но это был просто хороший фестиваль. Помимо революционности новизны, столь привычной в бурные годы не зависящих от нас перемен, нам придется теперь осваивать заново еще одно чувство - традиционной стабильности. И учиться чувствовать, что стабильность тоже хороша.

На первую страницу номера