ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #4, 2008

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Jazzanova: «Мы всегда ищем новое звучание»

На родине немецкий коллектив Jazzanova - одни из главных проповедников «насыщенной» современной танцевальной музыки, замысловато совмещающей электронное звучание с традициями классического джаза, латиноамериканских ритмов, боссановы, реггей и других многочисленных музыкальных жанров. В России же нет радио Multikulti и еженедельной авторской передачи лидера «Джазановы» Александра Барка, здесь не лицензируют продукцию подопечного им лейбла Sonar Kollektiv, и поэтому прочен миф о том, что «Джазанова» - это легкий лаундж или смут-джаз. На первом альбоме коллектива, впрочем, и такое имеется - однако загонять подобную музыку в жанровые рамки было бы по меньшей мере несправедливо. Альбом, кстати, так и называется - “In Between” («Между»), отвергая бессознательное стремление слушателей на любой музыке поставить жанровое клеймо. Отметив в прошлом году десятилетний юбилей, Sonar Kollektiv вполне успешно проводит фестивали, собирающие на одной сцене диджеев и музыкантов, исполняющих всё - от джаза до экспериментальной музыки.
В конце февраля состоящая обычно из шестерых молодых людей «Джазанова» посетила Москву в весьма укороченном, но авторитетном составе: с диджейскими сетами в клубе Ikra выступили Александр Барк, лидер коллектива, и Даниэль Бест, куратор ответвления Sonar Kollektiv - лейбла Best Seven, выпускающего музыку, ориентированную на регги и даб. Мы поинтересовались у них, что же ждать от второго альбома «Джазановы», который должен вот-вот выйти, и насколько вообще «правомерно» присутствие слова «джаз» в названии коллектива.

Что же на самом деле джаз для «Джазановы»?

Александр Барк: Джаз, вне всякого сомнения, оказал влияние на нашу музыку. Мы все слушаем очень много как старого, так и нового джаза. Но я прихожу к выводу, что мне лично сложно понять, что такое джаз. Думаю, у каждого должно быть своё определение на этот счёт. Для меня это не музыка - нет, музыка конечно, - но я бы сказал, джаз - это то, как ты живёшь, как чувствуешь музыку, как слушаешь её. Кроме того, это отличная школа - с технической, с исполнительской точки зрения. Если ты знаешь джаз, тебе, возможно, проще научиться писать собственную музыку.

А кто из выдающихся джазовых музыкантов оказал наибольшее влияние на музыку «Джазановы»? Есть такие имена?

АБ: Сложно сказать... Имён очень много. Будет несправедливо говорить, что мой герой - Майлс Дэйвис, он, скорее, один из героев, один из огромного множества. Для меня лично это и Джон Колтрейн: он жил музыкой, не просто играл её. Речь идёт не о технике исполнения, а о самовыражении. Можно научиться играть, писать песни на компьютере, но этого мало. Нужно уметь выразить свои эмоции при помощи музыки. И джаз в этом отношении уникален, он даёт свободу самовыражения.

«Джазанова» же не выступает вживую... Ну, с акустическими инструментами или электронными, на сцене?..

АБ: Нет, сейчас нет. Мы не готовы выступать.

Но когда-нибудь будете готовы?

АБ: Вполне возможно, учитывая, что на нашем новом альбоме эта идея имеет место. Естественно, мы привлекаем к работе музыкантов, потому что на самом деле никто из нас не играет профессионально. На альбоме появятся десять таких маленьких групп, прозвучат струнные, духовые инструменты. Но я бы не стал говорить, что альбом будет в какой бы то ни было степени джазовым - по настроению только, не по стилистике.

Он будет принципиально отличаться от первого альбома?

АБ: Ну, стиль «Джазановы» никуда не делся. Единственное что - он в большей степени будет обращен к соул-музыке.

Может, вопрос покажется идиотским, но не скучаете ли вы по звуку живых инструментов, когда крутите пластинки? Это же абсолютно другое звучание, абсолютно другие эмоции, если угодно...

АБ: Ты считаешь, это идиотский вопрос? (смеется). Но это две абсолютно разные идеи, я бы сказал. Исполнение музыки вживую - это же самое основное дело. Один человек играет на музыкальном инструменте, другой слушает - это самая быстрая и короткая связь из всех существующих. И самая богатая, тёплая, надо сказать. Тенденции меняются, появляется запись, и запись нужно воспроизвести. И если человек, который воспроизводит её, ну например диджей, делает это хорошо, то вам повезло. Потому что не важно, куда вы идёте - в ночной клуб или джазовый, вы идёте воспринимать музыку. И хороший музыкант сделает так, чтобы вы её восприняли, прочувствовали, - то же сделает и хороший диск жокей: по-другому, конечно, но это же разные музыкальные сцены.

А что вы думаете о тенденции исполнять электронную музыку живьём?

АБ: Это может быть интересно! Зависит от воплощения идеи. Если музыканты просто стоят на сцене и кликают в свои лэптопы, проверяют электронную почту, - ничего хорошего. Но если это происходит так, как у Джеми Лидэлла (Jamie Lidell), - он использует всякие современные инструменты, экспериментирует с микрофонами, накладывает звуки поверх записанных петель... Это совершенно новый уровень в исполнении электронной музыки.

А есть ли такие альбомы или музыканты, которых вы бы посоветовали послушать приверженцам классического джаза в целях ознакомления с «околоджазовой» электроникой? Может, чтобы они убедились, что порой танцевальная электронная музыка многое берет от джаза?

АБ: Хм, сложно сказать...
Даниэль Бест: На том же Sonar Kollektiv недавно вышло несколько релизов, которые в известной степени приближены к джазу. Это компиляция “Neujazz”, альбом “Drumlesson” Кристриана Промера (Christian Prommer)…
АБ: Мне кажется, самый замечательный синтез можно наблюдать в другой работе, которая, кстати, тоже скоро выходит на лейбле Sonar Kollektiv, - это альбом группы 2 Banks of 4. Это чистой воды джаз, но джаз другой, своеобразный. Вторящий открытиям новых технологий, что ли... У него джазовая структура, но звучит он очень современно, не как джаз в классическом понимании этого слова, с электронными битами. Вообще на этот вопрос правда сложно ответить: большая часть музыки, с которой мне приходится иметь дело, не джаз, но уходит в него корнями. Джаз безусловно силён в таких группах, как Jazzanova или 4 Hero, но в чём это проявляется, не так-то просто сказать. Думаю, в любой электронной музыке чувствуется джазовое наследие. Мы, например, пробуем писать современную музыку по-старому. Если вы послушаете наш последний сингл, вы почувствуете, что мы записали его так, будто это старая композиция: барабанная линия звучит только с одной стороны, как у The Beatles, как на старых пластинках. Можете попытаться отрегулировать баланс, но они всё равно останутся с одной стороны. Это вроде как изучение прошлого ради будущего. По мне, так развитие музыки никогда не прерывалось, всё взаимосвязано. Современная хаус-музыка отсылает нас к началу девяностых, а с тех пор прошло уже почти двадцать лет! Связь есть всегда, и это может быть интересно, поскольку мы вечно пытаемся создать что-то новое, а потом вдруг приходим к выводу, что не обязательно что-то изобретать, если композиция хорошая. Вот “What is going on” Марвина Гэя - это же настоящая классика, её можно играть где и когда угодно. На нашем новом альбоме мы старались воссоздать такую же классику, сыграть её в первозданном варианте.
ДБ: Я думаю, очень важно понимать, что и «Джазанова», и я - все мы выросли на коллекционировании виниловых пластинок. В коллекции ребят из «Джазановы» огромное количество джазовых и соул-пластинок, и мы хотим вкладывать наши знания в новую музыку в том числе. Но «Джазанова» никогда не писала джаз при помощи электронных программ, ни в коем случае. Но она всегда пыталась сохранить ощущение джаза в новом звучании. И «Джазанова» никогда не станет причислять себя к ню-джазу (nu jazz), для нас это несуществующее определение. Музыка может быть либо плохой, либо хорошей, а жанры всё путают. Сегодня утром на втором этаже нашей гостиницы какая-то группа играла джаз, и это было ужасно! Люди могут, конечно, думать, что это и есть джаз, сравнивать его с Майлсом Дэйвисом или Джоном Колтрейном, но по-моему, «Джазанова» ближе к Колтрейну, чем то, что творилось сегодня в фойе. Но «Джазанова», кстати, многое взяла и от хип-хопа: от его идей сэмплировать, повторять, реструктурировать, воссоздавать... «Джазанова» - это длинная история, ей уже десять лет, и каждый день появляются новые источники вдохновения. И не важно, сделана ли музыка при помощи синтезаторов, или компьютера, или как она записана - в любом случае мы всегда ищем новое звучание. Любой джазовый музыкант хочет сделать что-то особенное, самобытное. И поэтому джаз проделал огромный путь от диксиленда и Нью-Орлеана до наших дней и не исчерпал себя. Я думаю, это именно то, к чему любой другой музыке следует стремиться.

Диана Кондрашина

На первую страницу номера

    

     Rambler's Top100 Service