ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
  ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

ЧИКАГСКАЯ ДЖАЗОВАЯ ШКОЛА В МОСКВЕ

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Закажи себе живой джаз: джазовое агентство Льва Кушнира. Корпоративные и частные праздники: живая музыка, любые ансамбли, лучшие солисты Москвы.

Представляем артиста: нью-йоркский трубач Валерий Пономарёв (ex-Art Blakey Jazz Messengers)
Доступны для приглашения на корпоративные мероприятия: Екатерина Черноусова (вокал, фортепиано, лидер собственной группы)

Выпуск # 10 (408) - 10 июля 2008 г.

Издается с октября 1998 г. Выходит один раз в две недели.

Оглавление выпуска:

Следующий выпуск (409) - 24.07.2008

Как это было в Москве

Вечер джаза и Юмера
2 июля вашему покорному слуге пришлось побывать на чужом празднике. Французская республика решила отметить свое вступление в должность председателя Европейского союза и привезла в Москву «лучших джазменов Франции» с программой «Триптих». В анонсе концерта в Доме музыки два обстоятельства вызвали интерес, а одно – недоумение. В качестве лидера трио выступал ветеран французской послевоенной джазовой сцены барабанщик Даниель Юмер, а само трио предполагало играть джазовые версии музыки Бетховена, Малера, Бриттена и еще Джона Сёрмана, имя которого организаторы постеснялись вынести в подзаголовок вечера. Что касается недоумения, то само употребление словосочетания «лучший джазмен» выдает человека в джазе некомпетентного. Ему невдомек, что среди музыкантов высокого уровня не бывает лучших, причем это касается не только джаза. Ну да бог с ними, главное, что Посольство Франции в России, Французский культурный центр в Москве и Московский международный Дом музыки дали нам еще одну возможность пообщаться с европейским джазом. Правда, дали не всем – часть слушателей билеты купить не смогла, а в зале было множество свободных мест. Видимо, французская диаспора, официальные лица и все те, кому были высланы приглашения, в этот вечер предпочли заняться чем-то иным. Однако посол Франции и директор Французского культурного центра предварили краткими выступлениями появление музыкантов, из чего я понял, что сейчас нам предстоит услышать «один из редких вариантов джазовых коллективов», а именно фортепианное трио, которое, кроме того, «было бы уместно по особому его статусу сравнить с автомобилем марки Rolls Royce». Наконец, вышли французские джазмены, и зазвучал Малер. Ну, не совсем Малер.

Надо заметить, что использование материала классики в джазовой Франции имеет давнюю историю. Первые эксперименты начали еще до войны Джанго Рейнхардт и Стефан Граппелли. Крупным специалистом по И.С.Баху с 1959 года становится пианист Жак Лусье. Уже в начале 60-х знаменитый Уорд Свингл пригласил для аккомпанемента своему вокальному октету двух музыкантов, в том числе и незадолго до этого появившегося в Париже швейцарского барабанщика Даниеля Юмера. Так что почти в начале своей карьеры Юмер уже оказался втянутым в авантюру с «надругательством» над «высокой» музыкой. К тому времени у музыканта уже накопился изрядный опыт. С детства, которое прошло в Женеве, его учили играть на кларнете и ударных, в юности он с восторгом слушал джазовую традицию в лице Томми Лэдниера и Мэзза Меззроу. К 20 годам он уже имел набор премий Цюрихского джазового фестиваля и в ноябре 1958 решил переместиться в парижскую джазовую жизнь. В то время столица Франции была прибежищем для множества американских джазменов, которые в Европе зарабатывали куда как лучше, чем на родине. Первыми же партнерами Юмера стали Лакки Томпсон, Оскар Петтифорд, Бад Пауэлл. Несколько лет он играл с Марсиалем Солялем, входил в European Rhythm Machine Фила Вудса, представлял публике молодого скрипача Жана-Люка Понти, играл с Гато Барбиери в знаменитом саундтреке к «Последнему танго в Париже», в разные годы выступал с Четом Бейкером, Эриком Долфи, Джо Хендерсоном, Хэрби Манном, Энтони Брэкстоном, Артом Фармером. Одним словом, 70-летний ветеран имеет опыт огромный и разнообразный. О его партнерах по трио в московском концерте мне, признаться, было известно только из пресс-релиза организаторов, который я процитирую. «Жан-Поль Селеа, помимо различных джазовых формаций, играл в составе Ensemble Intercontemporain под управлением Пьера Булеза, Страсбургского филармонического оркестра, Ensemble Musique Vivante и других ансамблей, исполняющих классическую и современную музыку... Франсуа Кутюрье – пианист-универсал. Танго, французская эстрада, современная музыка, корсиканский фольклор... Трудно найти такой стиль, который был бы ему полностью чужд».

Жан-Поль СелеаПосле всего этого можете вообразить, какое удивление постигло меня с самого начала концерта. В театральном зале Дома музыки, в котором нет проблем с озвучиванием, в фортепианном трио нарочито превалировали ударные. Только через 10 – 15 минут удалось перестроить свой слух так, чтобы можно было различать линию рояля или контрабаса. При этом 70-летний мастер не захватил в Москву щетки, основную часть концерта играл форте, а особое удовольствие получал от звука тарелок, который сам по себе был очень неплох, но в контексте камерного трио, да еще и вторгающегося в такую деликатную область, как переосмысление классики, выглядит диковато. Есть основания думать, что такой странный баланс был предложен самим лидером. Более того, оказалось, что при этом огромном джазовом опыте в игре Юмера почти полностью отсутствует свинг. Обычные приемы его достижения, используемые ударниками даже среднего уровня, здесь напрочь отсутствовали. При жутком давлении барабанов и тарелок навязчивое их звучание становилось все более трудновыносимым. Продираясь через него, удалось понять, что музыканты действительно проделали нечто интересное с материалом немецких и британских композиторов. Взаимодействие джаза с пост-барочными стилями вызывает известные трудности, связанные с ритмогармоническими отличиями музыки барокко от того, что принято в джазовом мэйнстриме. Пианист Франсуа Кутюрье, явно имеющий хорошую академическую подготовку, представлял достаточно убедительные сольные вариации. Контрабасист Жан-Поль Селеа, носитель элегантного звука, вызвал симпатии своими соло. Особенно это ощущалось в тех эпизодах, когда лидер резко снижал свою активность, давая музыкантам высказаться. Но всякий раз, когда трио переходило к необоповым частям своих композиций, да еще и с этим странным балансом звучания, происходило разрушение содержательного музыкального элемента, только-только возникшего в стилистической круговерти.

Франсуа КутюрьеСправедливости ради, надо заметить, что зал получил свою порцию удовольствия, музыканты бисировали, концерт имел явный успех. Не думаю, что реакция была бы такой же, если бы в зал попали те слушатели, которые знают французский джаз, его историю, достижения, которые пытались раздобыть лишний билетик, но вынуждены были уйти домой. Они, так же как и я, имеют возможность в последние годы получать очень глубокие и неожиданные впечатления от французских музыкантов, выступающих в Москве и в других городах. И, что удивительно, эти выступления, например — на ежегодном фестивале Le Jazz, также проходят при поддержке французского культур-атташе и Французского культурного центра.

Михаил Митропольский
фото: Владимир Коробицын

Постсоветское пространство:
что было

Сергей Пронь: «Джаз в акустику»
Кто понимает — у того уши вянут от электронного грохота мощной аппаратуры. Если далеко от сцены хорошо слышно, то находясь близко, напротив динамиков, ты вынужден преодолевать естественное желание уйти. Если в первых рядах зала громкость нормальная, то на последних рядах надо напрягать уши. Разрешение такого противоречия возможно там, где специалистам по усилению звука удается учесть специфику акустических особенностей зала. Но есть другой, теперь уже «инновационный» путь.
«Джаз в акустику» – проект заслуженного артиста России Сергея Проня (р.21.05.1959, Саратов, на Урале с 1989 г.) — осуществлен 13 июня в Зале им. Маклецкого Свердловского музыкального училища имени П.И.Чайковского.
Сергей так объясняет уникальность этого решения:
— Во-первых, джаз по своей природе — жанр акустический. Красота этой музыки заключается в естественном звучании инструментов в их фантастических сочетаниях. Уникальность джазовой импровизации, помещённой в прекрасную акустику, где переплетаются тончайшие нюансы, передаёт слушателю наиболее полную палитру музыкальных впечатлений. А звукоусиливающая аппаратура искажает индивидуальность и часто создаёт много шума, вообще не совместимого с музыкой. Джазовая специфика заключается в том, что исполнитель ценен своей неповторимой индивидуальностью таким, какой он есть — именно это качество запоминается слушателю. Концертный цикл «Джаз в акустику» позволяет слушателю окунуться в стихию великолепного звучания, исходящего из самой природы джаза.
Во-вторых, Зал Маклецкого — лучший по акустике камерный концертный зал Урала и один из лучших в России, музыка в исполнении великих русских мастеров звучала в нём на протяжении ста лет; само пространство зала «пропитано» выдающимися образцами музыкального творчества.
В-третьих, программа предлагаемого концертного цикла состоит из оригинальных авторских сочинений. Это музыка, которая рисует урбанистический пейзаж мегаполиса, где находится место и сверхскоростям современного мира, и погружению в тишину сокровенных чувств и радости жизни. Это то, что находится вокруг нас и внутри нас.
Итак, проект «Джаз в акустику» возвращает музыке ее главное качество — естественность.

Действительно, в зале Маклецкого в этот вечер микрофоны были расставлены исключительно для записи концерта. Незаметный усилитель минимальной мощности потребовался только для контрабаса, так этот экземпляр инструмента имеет пониженную в четыре раза громкость звука вследствие конструктивных особенностей подставки под струны. Кто-то может сказать — что здесь нового, лет этак сто назад аппаратуры вообще не было... Но где человек, помнящий о безмикрофонных концертах на эстраде? В данном случае новое — это хорошо забытое старое. Силой мысли автора проекта соединены во времени и пространстве два музыкальных объекта небольших размеров — Зал Маклецкого и «Квартет европейского джаза Сергея Проня». Авторской архитектурной работы зал и авторская музыка в нем. Сергей Пронь и его квартет с открытия отреставрированного зала Маклецкого, архитектором которого является Юлий Осипович (Юлий Фредерик Иоганн) Дютель (1824-1908), регулярно играют в этом зале, и сегодня музыкантов и зрителей не разделяет массив колонок и усилителей.

Музыкальные явления возникают при наличии таланта на почве конкретного состояния общества или его части. Философские и музыкальные потенции Сергея Проня, видимо, обусловливают осознаваемое им стремление отразить состояние современного общества в своем творчестве. Сергей концертирует в Европе и России, он — музыкант-исполнитель на семействе медных духовых разного калибра (труба, корнет, флюгельгорн, карманная труба), композитор, организатор фестиваля «Джаз в старом городе», многогранная личность. Участники квартета Александр Титов (фортепиано), Аркадий Балакин (контрабас) и Юрий Ковалевский (барабаны) — опытные творческие музыканты, выросшие в Свердловске-Екатеринбурге, работающие с Сергеем с самого его приезда в наш город. Коллектив квартета в 2001 году удостоен премии губернатора Свердловской области (в качестве барабанщика в тот промежуток времени действовал Юрий Бобрушкин).

В концерте прозвучали авторские сочинения Сергея Проня из последнего альбома «Вальс механической куклы» и другие избранные пьесы.
Одноименная новому альбому пьеса «Вальс механической куклы» открыла концерт и ввела в мир образов балета. «Встречное движение» рассказало о сложностях на дорогах Екатеринбурга. В этих пьесах ярко звучали корнет и труба. В первом исполнении баллады «Ты видишь сердцем» флюгельгорн доверительным мягким голосом пел о прекрасном чувстве понимания близкого человека. Очень проникновенно солировал рояль, постепенно подняв поддержанный барабанными щетками накал исполнения до кульминации, которую разрешил напряженно-интимный голос контрабаса. В «Петрушке» труба с сурдиной, фортепиано и тарелки прекрасно выстроили всем с детства известный образ изломанного движения наивного персонажа. Точку в первом отделении поставил быстрый вальс.
Во втором отделении музыканты, с участием карманной трубы и кепки на голове Сергея, рассказали о долларовой находке мальчишки («3$»), затем исполнили произведение на тему альбома X-Dance, порадовали отрывистой мелодией в ритме босса-новы («Эль Босса»), в которой солировали труба и фортепиано. В трехчетвертном размере квартет причудливо изобразил «Лезгинку». В балладе «Облако для Марины» труба показала, как она может выразить элегическое чувство. Программу концерта закончила премьера – «Барыня», в которой народная тема перекликается с собственной мелодией автора. Быстрое произведение звучит то в четырех, то в трех четвертях, то вдруг переходит в свинговую импровизацию. Яркая пьеса, достойная завершения вечера. Музыкантам поднесли цветы, однако последовал бис — ансамблю пришлось еще исполнить джазовый стандарт «Ain’t Misbehavin».
Состоялся праздник звука, свободного от электроники и сопровождённого интересными комментариями автора музыки Сергея Проня. «Расчисленные» конструкции произведений были наполнены вдохновением технически высоко оснащенных музыкантов, со сцены прямо из инструментов мощной рекой текла в зал магическая энергия, растворявшая в себе слушателей. Непостижимое взаимодействие европейского рационализма мышления композитора с диспропорциями современной действительности рождает музыкальные образы в русле джазового мэйнстрима, основанного на бибопе. «Ум строен, искусство стройно» – сказал Аллен Гинзберг (1926-1997), поэт, один из четырех основных американских битников 50-60-х годов XX века, сознательно применявший в своих произведениях способы письма, адекватные боповым и блюзовым музыкальным приемам действовавших в то время джазовых музыкантов.
Музыка ансамбля «Квартет европейского джаза Сергея Проня» была отлично принята публикой в Зале Маклецкого. Проект «Джаз в акустику» планируется продолжить в предстоящем сезоне с участием приглашаемых исполнителей. Грядет двадцатилетие совместной квартетной деятельности музыкантов концерта.

P.S. Благодарность за содействие — барабанщику и коллекционеру джаза Валерию Чернавину.

Виктор Байнов,
Екатеринбург
фото автора

Деннис Эрнандес: «Джаз – международный язык»
В Екатеринбурге 26 июня театр Эстрады закрыл свой театральный сезон джазовым концертом с участием кубинского трубача Денниса Эрнандеса (Dennis Hernández). Это был первый приезд музыканта в Россию. Его группа Radio Malaga, которую он создал в 2004 году в Барселоне, играет musica mestiza — синтез энергичных стилей, прежде всего джаза, фанка, ча-ча-ча, регги и африканских ритмов. В Екатеринбурге же Деннис выступил совместно с музыкантами из джазового продюсерского центра David Orchestra: Игорем Паращуком (саксофон), Виталием Владимировым (тромбон), Александром Титовым (клавишные) при участии продюсера проекта, контрабасиста Асхата Сайфуллина (Томск).
О кубинском джазе и о том, как Пётр Ильич Чайковский воздействует на кубинских музыкантов, рассказал вашему корреспонденту сам Деннис Эрнандес.

Мой проект начал создаваться четыре года назад в Барселоне, группа играла музыку совершено разнообразных стилей: и кубинскую, и латиноамериканскую. Сам термин «музика местиса», т.е. «музыка разных стилей», родился в Барселоне. И то, что мы делаем – мы просто смешиваем разные стили.

Есть ли у вас любимые стили?

— Нет ни одного такого стиля. Я люблю и джаз, и кубинскую музыку, американскую музыку соул, фанк. И даже фламенко. Мне нравится пробовать разные стили музыки, я не хотел бы ограничиваться на чём-то одном.

Чем отличается кубинский джаз от джаза традиционного?

— Кубинский джаз испытал огромное влияние американской музыки. Всё началось в 40-х годах, когда происходило смешение стилей кубинской музыки и джаза из Северной Америки, в частности, из Нью-Йорка. Уже позже стал чувствоваться национальный колорит в кубинском джазе.

С чего началось ваше знакомство с Россией, с российским джазом?

— Я плохо знаю русский джаз. Я лучше знаю русскую классическую музыку. На Кубе в музыкальной школе хорошо знакомят с русской классикой. Очень люблю Чайковского. К тому же, когда я учился музыке в Гаване, у меня было много русских преподавателей.
А с русскими музыкантами мне уже случалось играть. Это произошло в Нью-Йорке. Мы играли с Валерием Пономарёвым. Впечатление очень хорошее. Русские музыканты очень открытые. И они готовы воспринимать новые впечатления, от других музыкантов и других культур. А в Россию меня пригласил Асхат Сайфуллин.

На каком языке вы общаетесь с русскими музыкантами?

— Английским я владею плохо, поэтому приходилось общаться при помощи русско-испанского словаря. Это довольно сложно. Русский вообще очень сложный язык (улыбается). Но мы общались при помощи музыки, при помощи джаза. Джаз — международный язык.
Честно говоря, Россия не очень удивила меня. Несмотря на то, что Россия становится капиталистической страной, у неё с Кубой много общего. Например, машины. Похожи люди, похожа манера одеваться. Вообще, когда мы были в Томске, я видел людей, машины – и понял, что так может всё выглядеть в любой провинции Кубы.

В России труба — не самый популярный инструмент. А как в других странах? Популярен ли этот инструмент на Кубе?

— Я много путешествовал по миру и увидел, что в Европе, в частности, в Испании, этот инструмент не так популярен, как на Кубе. У нас в стране любовь ко всем инструментам. Есть инструменты не столь востребованные, как например, арфа. Но у каждого инструмента есть свои особенности.

А есть ли у вас любимый инструмент, помимо трубы?

— Есть. Фортепиано, перкуссия. Правда, на фортепиано я играю мало, на перкуссии чуть побольше. Но вот с трубой я редко расстаюсь.

Вы работал с выдающимися музыкантами со всего мира: Пакито Д'Риверой, Слайдом Хэмптоном, Джерри Гонсалесом и другими. Кто более всего вдохновил вас?

— Опыт игры с Пакито Д'Риверой был очень обогащающим. Мы познакомились с ним в Испании, вместе играли в Мадриде. Это было чудесно. Безусловно, хотелось бы снова с ним сыграть.

Что для вас столь же значимо, как и музыка?

— Любовь. И любовь не только к женщинам — но и любовь к жизни. Ведь если человек не любит жизнь — то ничего в этой жизни не имеет смысла.

Вероника Грозных
фото: Елена Бедрина

«Блюз в Архангельске-2008»
На грани весны и лета Архангельск превращается в город чистого звука: в столице Поморья проходит музыкальный фестиваль «Блюз в Архангельске». В этом году он проводился уже в третий раз. По традиции, 30 мая состоялись концерт всех участников фестиваля в Доме офицеров и джем-сешн в Архангельском областном музее изобразительных искусств. А 31 мая в клубе «Колесо» играли «Сборная блюза» (Россия) и гости из Канады и Сирии.

Сколько гостей со всех волостей!

В качестве приглашённой звезды на «Блюзе в Архангельске-2008» блеснул российский мэтр джазовой гитары Алексей Кузнецов. Фишкой фестиваля стала и «сборная блюза», в которую вошли, по выражению организатора «Блюза в Архангельске» гитариста Тима Дорофеева, «ярые блюзмены соседних губерний»: Сергей Кузнецов из Ярославля, Виктор Колесов из Вологды и Алексей Ткачёв из Череповца (лидеры известных на северо-западе команд Over Drive Blues Band, «Петрович блюз бэнд» и Milk Brothers).


Колесов, Куликов, Кузнецов, Дорофеев

Мощной армией выступили местные силы. Это и известные джазмены (Олег Юданов, Георгий Стрелков и другие), и дорофеевский New Blues Band, и молодёжные команды «Баскервиль Холл» и «Джаз таун», и «Норд дикси» — группа музыкантов военного оркестра из Северодвинска, которые в старом добром диксиленде, должно быть, реализуют свою тягу к свободному музицированию. Дальние страны снова, как и два года назад, были представлены Еленой Базано (Сирия), но сейчас она явилась не одна: из Дамаска с ней прилетел Алберт Джон Келш (Канада).

Только на фестивалях возможны такие творческие эксперименты, переплетения и столкновения исполнительских манер! Когда вместе играют такие разные гитаристы, как Алексей Кузнецов, Тим Дорофеев, Виктор Колесов и молодой Николай Куликов, на сцене рождается нечто особенное, возможное только здесь и сейчас. Здорово, когда совсем молодой архангельский пианист, заочник Гнесинки Андрей Шабашов становится на сцене партнёром Алексея Кузнецова, который 6 сентября отметит свои полвека на сцене! Елена Базано, подружившаяся с архангельскими музыкантами всего два года назад, демонстрирует творческий рост; начала концертировать в Москве, городах России и за рубежом. Выступление Елены в сопровождении Дорофеева, Юданова, Шабашова, Клишина и Алберта Келша имело на фестивале шумный успех. Как и собственные творения Алберта, который поёт, играет на гитаре и губной гармонике — всё это легко, свободно, органично.


Тим Дорофеев, Алберт Келш, Елена Базано

Келш — гражданин мира. Вообще-то живёт он в канадском городке Виктория Бич на берегу озера Виннипег, где организует собственный фестиваль. Но работать ему приходилось во многих странах, сейчас, например, в Сирии, где он и познакомился с Еленой. А через неё — с архангельскими джазменами, которые в марте выступали в Дамаске («очень успешное шоу»). Его не пугает Россия («я читал много книг о вашей стране») и холодная погода в Архангельске («мир не должен быть одинаков»). Из участников фестиваля Альберт выделил клавишника Алексея Ткачёва из Череповца («он играет как известный музыкант Лэнни Бро, который родом из моего города»).

От чего заводится Алексей Алексеевич Кузнецов

С хэдлайнером «Блюза в Архангельске-2008» Алексеем Кузнецовым удалось поговорить уже за полночь, когда джем в музее ИЗО подходил к концу.

— У меня в Архангельске много друзей, но на блюзовом фестивале я впервые. И мне очень приятно и интересно: джазовая гитара — и блюз. Хотя и в моём мэйнстриме присутствие блюза есть тоже. Для меня блюз — это как частушки: он никогда не кончается. Он всё время развивается, модернизируется. Он может быть так завуалирован, что не сразу и поймёшь, что вот это — тоже блюз.

Как поработалось с архангельскими музыкантами? (Кузнецов играл с барабанщиком Олегом Юдановым и контрабасистом Георгием Стрелковым, а также в составе двух квартетов. — Г.Ч.)

— Здесь есть добрый старый блюз, который мы все лелеем и храним. Вы архаики, вы много знаете в блюзе. И я должен в ЭТО войти. Не они должны, а я, гость, должен войти так, чтобы не испортить. И, кажется, не испортил.

Удовлетворение?..

— Получил.

Вы сегодня играли на сцене Дома офицеров и в музее. Есть разница в ощущениях? Вам приходилось раньше играть в музеях?

— Да, я играл в Третьяковской галерее — мероприятие посвящалось концу ХХ века, была очень интересная программа, в том числе и джаз. Сегодня мне показалось, что контакт с публикой в музее был ближе, чем на сцене. Здесь более раскованная атмосфера. Она заводит.

А что вообще вас заводит? Ситуация, партнёры, лица в зале?

— Лица — обязательно. Я начинаю с разговора со слушателями — с гитарного соло. Я должен проникнуть в настроение публики. И как только вижу, что контакт налажен, я уже призываю на помощь своих друзей и начинаю раскачивать ситуацию. Люблю всех зарядить решением музыкальных задач.

Жили-были:

На закуску — сказочка. Жили-были четыре Кузнецова — четыре музыканта: гитарист Алексей в Москве, вокалист и харпер Сергей в Ярославле, клавишник Андрей в Архангельске и ещё один Сергей, кларнетист, в Северодвинске. И сошлись они на одной сцене в славном городе Архангельске. Алексей и говорит: «Раз нас, Кузнецовых, четыре — надо сделать квартет». И сделали. Сыграли, конечно, песню про кузнечика (который в траве сидел). Добавили для антиресу кое-что из «Танца маленьких лебедей» и давай джемовать! Понравилось ли сие Чайковскому с Шаинским, мне неведомо. А честной народ развеселился и чуть в пляс не пустился. И я там была, мартини пила.

А кто ещё на «Блюзе в Архангельске» не был, приезжайте себя показать, других посмотреть-послушать через год — на грани весны и лета.

Галина Чарупа

В столице Армении выступил один из ведущих американских педагогов-саксофонистов (и не только педагог, но и исполнитель "в собственном праве") - легендарный Джерри Бергонзи. С музыкантом побеседовал - и побывал на его концерте - наш ереванский корреспондент Армен Манукян...>>>>

Что намечается:
столичные анонсы
22-24 августа в уютном парке в центре Москвы пройдёт XI Московский международный фестиваль на открытом воздухе «Джаз в саду Эрмитаж». С 1998 г. ежегодно именно этот трёхдневный фестиваль открывает московский джазовый сезон. В этом году среди участников — cаксофонист Крэйг Хэнди, пианисты Лэрри Уиллис и Джордж Коллиган из США, легенда польского джаза — скрипач Михал Урбаняк, выдающийся австрийский джазмен Карлхайнц Миклин, американские певицы Грета Матасса и Нефертари Бэй, а также музыканты из Великобритании, Израиля, Словакии, Франции и, естественно, множество интересных составов из России.
Подробности — в пресс-релизе организаторов (точное расписание фестиваля будет объявлено в августе)...>>>>
In Memoriam

 

7 июля в Генуе (Италия) скончался на 72-м году жизни американский джазовый барабанщик Бобби Дёрэм (Bobby Durham). Причиной смерти музыкантов назван рак лёгких. В историю джаза барабанщик вошёл благодаря продолжительной работе в антрепризе выдающегося продюсера Нормана Грэнца, многолетнему участию в ансамблях Эллы Фицджералд, Оскара Питерсона и оркестре Дюка Эллингтона, а также работе с мастером джазового электрооргана Чарлзом Эрландом.
Роберт Джозеф Дёрэм родился в Филадельфии 3 февраля 1937 г. в семье танцоров-чечёточников. В детстве он, как и родители, танцевал и пел, а из инструментов перепробовал тромбон, контрабас и вибрафон, но к 16 годам уже был профессиональным барабанщиком и играл в знаменитой ритм-н-блюзовой группе начала 50-х The Orioles. С 1956 по 1959 г. он служил в военном оркестре американской морской пехоты, а через год после окончания срока службы переехал в Нью-Йорк, где влился в ряды джазового сообщества. Там он играл с Лайонелом Хэмптоном, Ллойдом Прайсом, «Диким» Биллом Дэйвисом, Грантом Грином, Томми Флэнеганом и Лайонелом Хэмптоном, в оркестре которого познакомился с выдающимся тромбонистом Алом Грэем (в 1970-е Дёрэм много лет играл в ансамбле Грэя). Барабанщика приметил Норман Грэнц, и в 1960-е Бобби много работал на организованных Грэнцем джемовых сессиях, где записывался с пианистом Томми Флэнеганом, гитаристом Джо Пассом и др. Параллельно он работал и в других видах музыки: его игра звучит на записях звёзд музыки соул (Марвин Гэй, Джеймс Браун, Рэй Чарлз) и певцов традиционной эстрады (Фрэнк Синатра). В 1967 г. он стал штатным барабанщиком оркестра Дюка Эллингтона, но, в отличие от других барабанщиков Дюка, много работал и «на стороне» — в те же годы он был членом трио пианиста Оскара Питерсона, а затем почти десять лет проработал штатным барабанщиком ансамбля величайшей джазовой певицы Эллы Фицджералд. В 90-е, благодаря вызванной популярностью эйсид-джаза волной интереса к музыке драйвовых соул-джазовых органных трио, были по-новому оценены и его записи с электроорганистами 60-х, прежде всего в трио с Чарлзом Эрландом и гитаристом Патом Мартино.
Бобби Дёрэм и Элла ФицджералдВ отличие от многих звёзд джазовой сцены 60-х, карьера Бобби Дёрэма никогда не уходила «в тень» — самые печальные для джаза времена, конец 70-х — начало 80-х, он провёл в активной работе. В 80-е он работал с органисткой Ширли Скотт, а в конце 80-х был членом одного из самых блестящих поздних трио Оскара Питерсона вместе с контрабасистом Рэем Брауном. Он много работал в Европе и в начале нового столетия переселился туда, деля своё время между жизнью в собственных домах в Базеле (Швейцария) и Изола-дель-Кантоне близ Генуи и активной работой в Италии, где он много записывался для независимого лейбла Azzurra вместе с такими итальянскими мастерами, как Альдо Дзунино, Андреа Дзондзатерра и Массимо Фарао. Посетители многих европейских фестивалей, где он выступал в последние полтора десятилетия, хорошо помнят его выступления, в ходе которых он обязательно исполнял уморительную скэтовую песенку «Airplane Song», основанную на текстах инструкций по безопасности в самолёте, которые он выучил наизусть во время постоянных перелётов в ходе гастролей.
В 2001 г. Бобби рассказал редактору крупнейшего джазового интернет-ресурса AllAboutJazz.Com Майклу Рикки, что никогда особо не переживал из-за того, что в современной музыке есть ещё один, и, быть может, более известный Бобби Дёрэм — кантри-певец. «Я бы вообще попробовал поиграть кантри», рассказывал музыкант. «Как-то, когда я играл с Оскаром [Питерсоном], мы зашли в один ресторанчик, где играли кантри-музыканты. Пока мы ждали заказ, я пошёл к сцене посмотреть на барабанщика. Он спросил меня, музыкант ли я, и, когда я сказал, что я барабанщик, он пригласил меня сыграть с ними одну песенку. Я сел и заиграл. Наш басист Сэм Джонс искал меня и вдруг увидел, что я на сцене — играю кантри. Он пошёл позвать Оскара. Оскар старался не выглядеть слишком шокированным, просто стоял рядом и, когда песня кончилась, спросил: мол, вот ты теперь чем занимаешься? Я сказал: ну, да, но это только на минутку. Оскар ответил: окей, в любом случае иди, там твой бифштекс принесли».
А в это время
за бугром...

 

В Иерусалиме прошёл "Фестиваль Израиля" - крупный ежегодный культурный форум, в рамках которого, как правило, проходят и джазовые концерты. О джазовой программе "Фестиваля Израиля" 2008 г. рассказывает наш иерусалимский автор Владимир Мак...>>>>
Радио

"Бесконечное приближение" (Радио России)
Программа (автор и ведущий Михаил Митропольский) выходит на "Радио России" с 2000 г. в ночь с пятницы на субботу в 0.10.

7 июля 617-я программа «Бесконечное приближение» посвящена 80-летию со дня рождения легендарного музыканта, лидера фьюжн-группы «Weather Report» Джо Завинула. В программе звучат, в том числе, редкие записи музыканта.
14 июля 618-я программа «Бесконечное приближение» посвящена 60-летию одного из интереснейших музыкантов креативной направленности тромбониста Джорджа Льюиса (George Lewis).
21 июля 619-я программа «Бесконечное приближение» принадлежит серии «Лица необщим выраженьем» и продолжает творческую биографию уникального российского музыканта Аркадия Шилклопера.
28 июля 620-я программа «Бесконечное приближение» позволяет автору поимпровизировать, включая в процесс Найджела Кеннеди (Nigel Kennedy), Гидона Кремера и камерный оркестр «Кремерата Балтика», брасс-ансамбли Empire Brass Quintet и German Brass.


Джаз на "Свободе"
Программа «Время Джаза», посвященная истории джаза, ее героям, заявкам радиослушателей и новостям мира джаза. Воскресенье 23.00 по Москве и два повтора - в понедельник в 3 и в 10 утра. Ведущий программы - Дмитрий Савицкий.

Подкаст "Слушать здесь":
10.07.08 - #251: джазовый обозреватель Михаил Митропольский в любезно предоставленном для подкаста архивном выпуске программы Радио России "Музыкальный повод" (2006) комментирует пьесу "Concerto for Cootie" в исполнении оркестра Дюка Эллингтона (1940) в передаче, посвящённой памяти легендарного трубача Кути Уильямса.

04.07.08 - #250: памяти шведского пианиста Эсбьёрна Свенссона (1964-2008) - главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесу "Eighty-Eight Days In My Veins" с концертного бутлега ансамбля e.s.t. (Esbjörn Svensson Trio) "Live in Göteborg" (2005).

04.07.08 - #249: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу "Девятый Вал" с пластинки "Ансамбль "Модо"" (Мелодия, 1982).

02.07.08 - #248: главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесы "Off Center" и "Time Enough" с альбома композитора, кларнетиста и саксофониста Джимми Джуффри (1921-2008) "The Easy Way" (Verve, 1960).

28.06.08 - #247: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) рассказывает о проектах Дэвида Силвиана на примере пьесы "Snow Borne Sorrow" с одноименного альбома коллектива Nine Horses (Samadhisound, 2005).

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Владимир Мак,
Михаил Митропольский,
Галина Чарупа,
Армен Манукян,
Виктор Байнов,
Кирилл Мошков

Редакторы:
Кирилл Мошков,
Анна Филипьева

Зарубежная информация
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Владимир Коробицын,
Армен Манукян,
архив портала "Джаз.Ру"

Макет:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! А лучше помогите им подписаться на нашу печатную версию - журнал "Джаз.Ру"!
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

Под редакцией Кирилла Мошкова - "Великие люди джаза"
Планета Музыки, 2012
Твердый переплет, двухтомник.

Второе издание популярного сборника биографических материалов о 145 американских и европейских джазменах: теперь - двухтомник! Биографические очерки и интервью отобраны по единственному признаку: все они публиковались в "Джаз.Ру"! Авторы книги - 18 ведущих авторов журнала "Джаз.Ру", отбор и редактирование материала произвёл главный редактор журнала Кирилл Мошков.
Подробнее о книге...>>>>

Кирилл Мошков. «Индустрия джаза в Америке. XXI век»
Планета музыки, 2013 г.
Твёрдый переплёт, 512 стр.

Второе, расширенное издание не имеющего аналогов в мире исследования джазового сектора американской музыкальной индустрии, которое в 1998-2012 гг. выполнил главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков. Книга построена на почти полусотне интервью с ведущими американскими продюсерами, главами фестивалей и клубов, преподавателями и руководителями джазовых колледжей, звукоинженерами, исследователями джаза, главами джазовых радиостанций и другими столпами индустрии джаза.
Подробнее о книге

Подписка: получайте наши новости и анонсы на e-mail или через rss

© "Полный джаз", 1998-2017
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").
использование информации. правовые сведения

свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-24637 от 13 июня 2006 г.