ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
  ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Закажи себе живой джаз: джазовое агентство Льва Кушнира. Корпоративные и частные праздники: живая музыка, любые ансамбли, лучшие солисты Москвы.

Представляем артиста: нью-йоркский трубач Валерий Пономарёв (ex-Art Blakey Jazz Messengers)
Доступны для приглашения на корпоративные мероприятия: Екатерина Черноусова (вокал, фортепиано, лидер собственной группы)

Выпуск # 11 (409) - 25 июля 2008 г.
ИНДУСТРИЯ ДЖАЗА В АМЕРИКЕИздается с октября 1998 г. Выходит один раз в две недели.

Оглавление выпуска:

Следующий выпуск (410) - 14.08.2008

Как это было в Москве

11-12 июля по подмосковным каналам и водохранилищам в юбилейный, 10-й раз плавал московский джазовый пароход, который каждое лето устраивают руководители московского «Джаз-Арт клуба». Вот некоторые визуальные впечатления от «Джазового парохода», перемежаемые отзывами слушателей и музыкантов.


сцена на верхней палубе

Джаз-пароход – это одна большая шумная семья. Драйв, веселье, хорошая музыка лечат душу. Желаю, чтобы этот праздник жил долгие-долгие годы.

Виктория Кудрявцева


Ансамбль классического джаза Валерия Киселева (слева)

10-й джазовый пароход – это СУПЕР. Причем СУПЕР во всем, в музыке, в погоде, в публике. Джаз без остановки в течение суток – это замечательный хэппенинг, это всегда праздник в моей душе.

Раф Аваков


Певица Текора Роджерс и организатор парохода Александр Эйдельман активно слушают диксиленд "Капелла Дикси"

В тот день Москву обшарил сильный дождь, но мы все равно помчались на джаз-пароход. Дождь, гроза – не преграда предстоящему всепоглощающему удовольствию. Ожидания были оправданы. Все было потрясающе, а на небесах все-таки смилостивились и подарили нам всем чудесный субботний день, наполненный солнцем, теплом, свежестью, ну а музыканты его дополнили хорошим, крепким джазом. Спасибо организаторам.

Татьяна Агаркова


"Капелла Дикси" Льва Лебедева (справа)

Как врач, практиковавший на джаз-пароходе, могу отметить следующее: среди публики были неоднократные случаи сильного эмоционального возбуждения, среди музыкантов отмечались случаи головокружения от успехов, за сутки были выявлены стабильные приступы смеха, спровоцированные Масальским. Особенно хочу отметить психотерапевтические сеансы, проведенные Текорой Роджерс, когда она подчиняла своей воле публику, и та пела вместе с ней. В целом психическое и физическое здоровье на корабле были в норме.

Александр Арутюнов (выступал в роли корабельного доктора)


Crazy Rhythm, солист - Дмитрий Мосьпан

Как организатор, я доволен. Как один из пассажиров джазового корабля, я восхищен выступлениями музыкантов. Все они были на высоте. Также я восхищен публикой – состав был разнообразный и превосходный. Особые слова благодарности Мостурфлоту, капитану корабля и его команде.

Александр Эйдельман


Ансамбль Анастасии Глазковой

Сплошные ОХ и АХ!!! Можно много написать про этот замечательный праздник, но, может быть, этих восклицаний будет вполне достаточно!!!

Вокалистка Анастасия Глазкова


Дмитрий и Александр Бриль

Мы уже ветераны пароходного движения, не пропустили ни одного. На наш взгляд, этот юбилейный пароход был лучшим.

Саксофонисты Александр и Дмитрий Бриль


Арнольд Гороховский, Григорий Зайцев

Как хорошо и легко играть для лёгкой и хорошей публики. Уже не помню, в скольких пароходах я принимал участие, но знаю, что это одно из лучших московских джазовых мероприятий.

Барабанщик Арнольд Гороховский


Трубач Пётр Востоков

Для любого судна в случае чего самое лучшее средство для спасения - это джаз.

Вокалист Сергей Манукян

Отличные воспоминания оставил московский джазовый пароход. Взаимодействие с местными музыкантами - очень хорошее. Молодая певица Настя очень хороша, я думаю - у неё большое будущее. Там были также мои добрые друзья и партнёры Володя Нестеренко и Арк Овруцкий, с которыми я играю уже три года и сыграл много отличных концертов. Московская публика - очень тёплая и дружественная, если ты ей нравишься... никогда не забуду, как одна дама накинулась на меня, обняла, поцеловала, сказала, что любит меня и убежала... о, сила музыки!

Грегори Портер, США


Дмитрий Мосьпан и Валерий Пономарёв играют импровизированный концерт с борта парохода "Иван Крылов"

От джазового парохода у меня впечатления всегда самые хорошие и позитивные. Я считаю, что это уникальное событие в джазовой жизни города. Я в Москве в последнее время очень редко бываю, и было приятно увидеть в одном месте много старых друзей и поиграть с ними.

Аркадий Овруцкий


Алексей Беккер, Роман Секачёв, Макар Новиков, Пётр Востоков

Текора РоджерсМосковский джазовый пароход - прекрасное, запоминающееся событие. Я люблю московскую публику. Я люблю московских музыкантов.

Текора Роджерс

Фото: Кирилл Мошков


«Центр джазовой музыки скоро переместится из Нью-Йорка в Москву!» — такое смелое и оптимистичное заявление сделал трубач Валерий Пономарёв на своем концерте в клубе Jazz Town 10 июля. А к его мнению стоит прислушаться: Пономарёв — самый известный в мире русский джазмен, прозванный американскими коллегами Black Russian. В 70-е он был участником легендарного состава барабанщика Арта Блэйки Jazz Messengers, но уже почти 30 лет занимается сольной карьерой, активно ведущий концертную деятельность в Америке, Европе и, конечно, в России.
На этот раз Валерий Пономарёв играл с московскими музыкантами: Иван Фармаковский — фортепиано, Макар Новиков — контрабас, Александр Машин — ударные. Стилистически концерт представлял собой энергичную и весьма жизнерадостную смесь фанки, би-бопа, свинга — короче, то, что уже 55 лет называется «хардбоп».

Прозвучали авторские композиции Пономарёва (некоторые из них имели довольно оригинальные названия — «Gina’s cooking» , «То hell with you»), несколько джазовых стандартов и, конечно, композиции из репертуара Jazz Messengers. Кроме того, Пономарёв рассказывал истории сочиненных им пьес, курьёзы из жизни Арта Блэйки во время их совместной работы, приобщал публику к истории джаза и учил разговаривать на американском сленге. К финалу концерт плавно превратился в джем-сейшн — молодые московские музыканты в буквальном смысле выстроились в очередь, чтобы поиграть с Пономарёвым и продемонстрировать свое мастерство.

И им это с блеском удалось. После концерта Валерий Пономарёв признался, что ему приятно играть с российскими музыкантами: они убедительно овладели универсальным языком джаза (кстати, собственный ансамбль Пономарёва в Нью-Йорке называется Universal Language). «Российские музыканты сегодня уже не копируют «чёрную» джазовую манеру. Они действительно чувствуют ритм, играют просто блестящие ноты, фразы», считает он. Джазовая публика в России, по мнению Пономарёва, тоже стала более грамотной, причем количество поклонников джазовой музыки постоянно увеличивается. Так это на самом деле или нет — вопрос, конечно, спорный, но на его концерт билеты были раскуплены заранее, и публика не переставала одобрительно поддерживать музыкантов — особенно после того, как Пономарёв назвал аплодисменты «пищей для артиста», выполняющей важную функцию: «Если мы неправильно вступим — вы будете аплодировать и не заметите этого!».
«Джаз — это язык общения музыкантов между собой и с публикой. Он, хоть и зародился в Америке, стал понятен сегодня во всем мире», — считает Валерий Пономарёв. Главное — общаться на нем умело и искренне, тогда национальные, ментальные, возрастные и другие границы между людьми перестают существовать. В следующий раз Пономарёв обещал приехать зимой — тогда у московской публики вновь появится возможность зарядиться позитивной энергией его музыки.

Мария Малиновская
фото: Тата Унусова

Постсоветское пространство:
что было
Соловецкие острова: «Тёплые звуки Севера»
Играть джаз под открытым небом, в непосредственной близости от загадочных каменных лабиринтов — сама эта идея завораживала с самого начала. Фестиваль «Тёплые звуки Севера», прошедший на Соловках 12 июля, стал очередным детищем архангелогородского музыканта и продюсера Владимира Турова, появившимся при поддержке норвежских коллег. Место действия — мыс Лабиринтов Большого Соловецкого острова, что в километре от Соловецкого монастыря, прямо на берегу сурового Белого моря.
Незадолго до концерта один из соловецких жителей рассказал нам местную байку о том, что однажды кто-то распустил слух о намерении станцевать балерины Майи Плисецкой на легендарных Соловецких лабиринтах — загадочных сооружениях каменного века. Плисецкую соловчане, правда, так и не дождались — впрочем, идея использовать каменные памятники ушедших эпох как фон для джазового концерта по дерзости вполне сопоставима с фантазией неизвестного соловецкого шутника.
Предыдущий концерт в рамках «Тёплых звуков» состоялся за неделю до этого на Кий-острове в Онежском заливе Белого моря, месте крайне живописном и наполненном разнообразным культурно-историческим контекстом. Общая концепция фестиваля — принести джазовую музыку в уникальные места со своей историей, настоящую глубинку. При этом Соловецкий фестиваль оказался исключительно акустическим — впору написать на упаковке: «при производстве этой музыки электричество использовано не было».

Первые участники фестиваля, норвежско-шведский состав Brazz Brotherz, вышли на небольшую сцену под карельскими березами, расположенную неподалеку от берега Белого моря, прямо из леса. Костяк «Духовых братьев» составляют эффектные седовласые трубачи-близнецы Ярле и Ян-Магне Фёрде. Возможно, именно этот музыкально-семейный феномен и определяет интерес ансамбля к творчеству джазовых исполнителей, объединённых семейными узами. Ансамбль существует уже более полувека, причем очень активно — музыканты играют по сотне концертов в год, и не только в традиционно продвинутых в джазовом отношении Европе и Америке, но временами и в крайне экзотических местах Азии и Африки. Достаточно традиционный духовой джаз американского образца в исполнении ансамбля обретает явственный скандинавский колорит в виде использования фольклорных мелодий — и не только северных, но и позаимствованных из куда более горячих культур. На сыгранную на Соловках программу самый сильный отпечаток наложила недавняя поездка бэнда к масаям — африканскому племени иссиня-чёрных охотников, не знающих музыкальных инструментов и извлекающих звуки своей музыки исключительно из различных частей тела. В один из моментов концерта Brazz Brothers вдруг превратились в ансамбль африканского пения a cappella и художественных прыжков — вышел из-за ударной установки даже барабанщик Маркус Левин, одетый, на всякий случай, в полиэтиленовый дождевик. Гости представили то, чему они научились у масаев, втянув в представление большую часть публики.

— По сравнению с музыкой этих скандинавских интеллигентов то, что будем играть мы, будет слушаться как матюги! — смеются наблюдающие из-за берёзок за игрой коллег два архангельских мастера ударных инструментов, неисправимые шутники и жизнелюбы Алексей Барандов и Олег Юданов.
Короткий брейк на аплодисменты и небольшие перестановки — и на сцену выходят уже новые герои. Место за барабанами занимает Барандов, а норвежский продюсер фестиваля Харальд Деволд органично превращается из менеджера в саксофониста и конферансье и приглашает на сцену звезду фольклорной музыки народа саами и жанра «йойк», который сделала известным на весь мир блистательная Мари Бойне — певицу Анн-Юрид Хенриксен. А вот тубиста Brazz Brotherz Стейна Эрика Тафьорда попросили остаться. Получившееся в итоге творческое взаимодействие как нельзя лучше укладывается в каноны этно-джаза, музыки изысканно-салонной, честной и без прикрас ритуальной одновременно. Голос вокалистки — чистый, принципиально не искажённый звуковой обработкой — подчас вгоняет в транс.

— Мне впервые в своей практике пришлось выступать без микрофона! — рассказала после выступления Анн-Юрид. — Фолк и джаз очень здорово дополняют друг друга. Йойк — это песни-характеристики, которые принадлежат мужчине или женщине, очень личностные. Одна из песен, которые я исполняю, посвящена мужчине, являвшимся основателем моей семьи. Часто лирика йойк связана с природой, в них есть элементы звукоподражания природным звукам — например, пению птиц. Кстати, подобные соловецким каменные лабиринты есть и на моей родине, в норвежском Варангер-фьорде. Вообще мне кажется, что между северорусским фольклором и песнями моего региона много общего. И еще мне очень хочется познакомиться с людьми, исполняющими музыку народа саами здесь, в России.

Выступление трио Круглов-Башев-Юданов, оставленное организаторами на сладкое — отнесенное на наиболее «козырную» хэдлайнерскую позицию — с полным правом можно назвать кульминацией фестиваля. Лично для меня именно это выступление московского саксофониста Алексея Круглова, наверное, третье или четвёртое из виденных мной, открыло всю глубину таланта этого музыканта. Неистовый саксофон Алексея, который в процессе выступления почти мгновенно переходил от лирических соло в агрессии а-ля Джон Зорн; размеренная, можно сказать, мудрая туба Андрея Башева, в определенный момент вместе с самим музыкантом сошедшая со сцены и ушедшая в народ; и внешне всегда спокойный, источающий неимоверную энергетику и человеческое тепло Юданов, в ходе выступления буквально любующийся на молодых коллег, годящихся ему в сыновья... Под конец выступления Круглов недрожащей рукой — можно сказать, «с особым цинизмом» — вытащил из своего инструмента мундштук и, как ни в чем не бывало, сыграл на этом, отделённом в ходе творческой вивисекции, «органе» саксофона. Публика в этот момент, само собой, потеряла все оставшиеся атавизмы нордического спокойствия и бесконечно восторгалась происходящим.

— Мне очень приятно работать с этими ребятами. Так, несмотря на то, что с Лёшей Кругловым у нас разница ровно 30 лет, мы работаем по-настоящему на равных! — рассказал мне уже после концерта Олег Юданов. — Мне с ним невероятно комфортно, понимаем друг друга с полуслова — он, безусловно, очень талантливый музыкант. Вообще же играть в таких местах, когда в музыку может вплетаться шум прибоя, крики чаек, гудки теплоходов — это такое удовольствие! Очень приятно играть в акустике, когда слышишь себя не через монитор, без искажений. Ведь музыка состоит прежде из пауз — и паузу невозможно испортить!

Олег Юданов

После выступления трио Круглова дело плавно перешло во всеобщий джем, самым запоминающимся моментом которого стал дуэт двух туб — Андрея Башева и Стейна Эрика Тафьорда.
— Музыкантам очень понравилось сегодня здесь выступать. Да и реакция публики была такой тёплой! Поэтому это успех, — заявил после концерта довольный Харальд Деволд. — ОЧЕНЬ! — добавил он уже по-русски.

Как только концерт закончился и последние инструменты были погружены в фестивальный автобус, случилось то, чего все опасались на всём протяжении шоу — начался настоящий ливень. Случись это хотя бы немного ранее, о возможных размерах порчи дорогостоящих инструментов можно было бы только догадываться…
Впрочем, как оказалось после концерта, вопрос с погодой был решён самими музыкантами — причём заранее. Как вдруг оказалось уже в автобусе, Башев и Круглов, как настоящие православные джазмены, перед концертом имели аудиенцию у и.о. настоятеля монастыря, от которого получили благословение на предстоящий концерт.

Глава архангельского Фонда развития джаза Владимир Туров пообещал, что фестиваль будет продолжен и в следующем году, но не будет иметь единого места проведения — станет бродячим. Музыканты продолжат выступать в различных местах Архангельской области и Скандинавии.
— Это была моя давняя мечта — поиграть на природе, в акустике. В этом — соприкосновение двух стихий, музыки и природы. И пусть в таких условиях обычно бывает небольшой «нестроевич» по звуку — главное атмосфера! К тому же Соловки давно связаны с архангельскими джазовыми фестивалями — мы традиционно вывозили сюда наших гостей. На этот раз — и для того, чтобы и сыграть концерт тоже. Сегодня во время выступления музыкантов я увидел у публики очень тёплые лица и горящие глаза! Впрочем, мысли мои сегодня — уже об осенних «Днях джаза» в Архангельске, — говорит Туров. — «Тёплые звуки» станут традиционным фестивалем. Мы принципиально планируем выступать в глубинке Поморья и Скандинавии — причем «Тёплые звуки Севера» могут проходить не только летом. Я уже написал заявку в комитет по культуре администрации Архангельской области с просьбой помочь с организацией концертов в Коряжме и Котласе — жаль, что на юге Архангельской области одарённые молодые музыканты поступают в музыкальные учебные заведения Вологды и Ярославля.

Мнение
Михаил Лопаткин, директор Соловецкого музея-заповедника:
— Считаю, что у настоящей культурной деятельности всех жанров должно быть свое гражданство на Соловках. Главное при этом, чтобы это не разрушало уже сложившуюся культурную ауру места, его тонкую гармонию. В «Тёплых звуках севера» нет эпатажа, нет агрессии, эти люди, образно выражаясь, не выходят с трубой под колокольню. При этом современное искусство, с одной стороны, нечто сиюминутное, то, что существует здесь и сейчас. Но с другой — оно позволяет человеку, далекому от архаической, традиционной культуры, каким-то образом в неё проникнуть.
Соловки — это мощнейший, глубочайший культурный резервуар, и считаю, что черпать из него должны иметь возможность все — пусть и каждый по-своему. Сам я человек православный, и безусловно ценностное ядро Соловков составляет именно эта культурная традиция. Да, здесь есть сложившийся культурный контекст, очень серьёзный и важный. Но тот, кто считает, что он не может со временем меняться — глубоко ошибается! Пример тому — соловецкий бардовский фестиваль, соловецкая регата, которая уже стала чуть ли не международной, и нынешний фестиваль. Все это — Соловки!

Алексей Шептунов
для «Джаз.Ру»
фото автора

Казань: вечера джаза в усадьбе Сандецкого
10 июля в Казани установилась настоящая летняя жара. Днем прошел последний ливень, а к вечеру умытый город был готов слушать джаз. «Чистых» джазовых ушей в первый день «долгоиграющего» (по замечанию организатора фестиваля, директора казанского клуба «Арт Оф Джаз» Ольги Скепнер) фестиваля собралось не так уж и много. Но впечатления от вечера это нисколько не испортило. Очень уютное место для исполнения и восприятия музыки на открытом воздухе — эта усадьба Сандецкого, расположенная в самом центре города. Звук не давит и не заставляет кричать, если хочешь что-то сказать своему товарищу; можно слушать, разговаривать, и т.д., короче — наслаждаться прохладой летнего сада, общением с друзьями и музыкой.

А музыка в этот день была замечательной, под стать погоде. Приглашенные из Москвы музыканты, друзья Ольги Скепнер и Олега Анохина, составляли костяк группы: трубач и исполнитель на дудуке Михаил Волох, басист Владимир Кольцов-Крутов, которого я в Казани видел и слышал на нескольких «Джазовых Перекрёстках» ( он тогда представлял Питер) начиная с 2002 года, и барабанщик Давид Ткебучава. Этот москвич сегодня — еще года три тому назад был казанцем, но сейчас окончательно переехал в столицу, и вдобавок женился . Об этом событии поведал всем наш неувядаемый бэндлидер Анатолий Василевский, который считает Давида своим лучшим учеником: Ткебучава начинал играть джаз в оркестре Василевского.


Ольга Скепнер, Михаил Волох

Кроме москвичей, в составе джазовой команды участвовали и казанские музыканты: Олег Анохин на клавишах и перкуссионист Дмитрий Панькин. Первое отделение составляли джазовые стандарты плюс пара композиций Михаила Волоха. Как рассказал мне Анатолий Василевский, с которым вместе слушали музыку и обменивались впечатлениями, Миша — сын трубача, тоже Михаила Волоха, которого Анатолий слушал еще в далеком 1957 году в родном Архангельске в составе оркестра Олега Лундстрема. Для Василевского этот концерт нашего знаменитого земляка стал особенно памятным, потому что сыграл роль в определении дальнейшей судьбы: юноша из далекого Архангельска приехал учиться в Казань и всю жизнь посвятил джазу.


Михаил Волох, Владимир Кольцов

Во втором отделении музыканты разыгрались, — в первой части чувствовалось, что немного не хватает сыгранности, не хватило времени для репетиции. Особенно поразил нас Михаил, когда в его руках появился дудук. Я впервые услышал этот народный кавказский инструмент в джазовом контексте — и был сражен наповал этим проникающим в душу звуком (обработка «Сулико» с вокалом Ольги Скепнер). Звучали два живых голоса, и это волновало необычайно. Еще одну краску в заключении вечера Михаил добавил, взяв в руки перуанскую продольную флейту… Для нас, любителей джаза Казани, в этот вечер произошло открытие нового джазового имени, музыканта, который заслуживает большего признания — Михаил Волох.
Олег Анохин, Владимир Кольцов«Джаз в Усадьбе Сандецкого» нужно признать очень удачным летним джазовым проектом, просто обреченным на успех. И действительно, на следующем вечере, посвященным музыке Джорджа Гершвина, был аншлаг. Так что все оставшееся лето любители джаза Казани каждый четверг обречены наслаждаться джазом, за что нужно еще раз поблагодарить Ольгу Скепнер и Олега Анохина, руководителей казанского клуба «Арт Оф Джаз».

Игорь Зисер берёт интервью у Давида ТкебучавыP.S. Кстати, на этом концерте 10 июля снимался очередной выпуск телевизионной передачи «Джазовый Перекрёсток», который я считаю юбилейным: это будет 333 выпуск еженедельной 30-минутной программы на ТРК «Татарстан — Новый Век» (ТНВ).
Автор и ведущий этой программы принимает поздравления.

Игорь Зисер
фото: Дмитрий Петриченко

Что намечается:
столичные анонсы
22-24 августа в уютном парке в центре Москвы пройдёт XI Московский международный фестиваль на открытом воздухе «Джаз в саду Эрмитаж». С 1998 г. ежегодно именно этот трёхдневный фестиваль открывает московский джазовый сезон. В этом году среди участников — cаксофонист Крэйг Хэнди, пианисты Лэрри Уиллис и Джордж Коллиган из США, легенда польского джаза — пианист Адам Макович, выдающийся австрийский джазмен Карлхайнц Миклин, американские певицы Грета Матасса и Нефертари Бэй, а также музыканты из Великобритании, Израиля, Словакии, Франции и, естественно, множество интересных составов из России.
Подробности — в пресс-релизе организаторов (объявлено точное расписание фестиваля!)...>>>>

18 и 20 августа московские ценители джаза смогут познакомиться с одним из ведущих специалистов по джазу в США: две публичных лекции в российской столице проведёт старший специалист музыкального отдела Библиотеки Конгресса США в Вашингтоне Лэрри Эппелбаум.
Эппелбаум, который интенсивно пишет для ряда американских джазовых изданий и ведёт еженедельную джазовую программу на одной из вашингтонских радиостанций, приезжает в Москву, чтобы освещать фестиваль «Джаз в саду Эрмитаж» (22-24 августа) для известного американского журнала JazzTimes. Помимо этого, он встретится с российскими коллегами — джазовыми журналистами, а также с широким кругом ценителей джаза.
18 августа в 18:00 Лэрри Эппелбаум выступает в Американском культурном центре в Москве. Его лекция будет называться «American Jazz and Cultural Change» («Американский джаз и эволюция культуры») и будет проведена на английском языке. Эппелбаум много путешествует по всему миру как джазовый журналист (в этом качестве, например, он побывал в Японии, Швеции, Украине, Португалии и т.д.) и поэтому, в отличие от многих своих коллег в США, обладает весьма широким взглядом на современную эволюцию джазовой музыки.
Американский культурный центр: ул. Николоямская, 1, здание Библиотеки иностранной литературы, 3 этаж. Для прохода в здание Библиотеки необходим паспорт.
20 августа в 19:00 Лэрри Эппелбаум выступает в джаз-клубе «Союз Композиторов» с лекцией «Jazz Treasure» («Джазовые сокровища»), в ходе которой он расскажет, как в архивах Библиотеки Конгресса США им были обнаружены ранее неизвестные совместные записи титанов джаза 50-х — пианиста Телониуса Монка и саксофониста Джона Колтрейна (чья недолгая совместная работа в 1957 г. ранее считалась почти не документированной), а также уникальная запись саксофониста Лестера Янга 1940 г. и другие «джазовые сокровища». Находки Эппелбаума воплотились в такие нашумевшие альбомы, как Эта лекция будет идти с переводом на русский язык.
«Союз Композиторов»: Брюсов переулок, 8/10, стр.2.

In Memoriam

 

25 июля недалеко от Пуатье (Франция), в возрасте 80 лет скончался саксофонист Джонни Гриффин. Последние 18 лет своей жизни американский джазмен прожил близ Пуатье в деревне Мопревуар. Оттуда он ездил по всей Франции и за её пределы выступать с собственным ансамблем, в который входили американская органистка Рода Скотт и два француза — трубач Оливье Темим и барабанщица Жюли Сори. Последнее его выступление состоялось в этот понедельник в городке Иер. На вечер пятницы был назначен ещё один концерт.
Джонни Гриффин родился в Чикаго 28 апреля 1928 г., на джазовой сцене дебютировал в 1945 г. в составе биг-бэнда Лайонела Хэмптона. В 1947-м он перешёл в оркестр трубача Джо Морриса, в 1950-е играл в самых разных составах, включая Jazz Messengers Арта Блэйки. Вероятно, самая известная его запись — совместный альбом с двумя другими тенористами, Джоном Колтрейном и Хэнком Мобли «A Blowin’ Session», выпущенный лейблом Blue Note в 1957 г. Гриффин имел в американском джазе репутацию самого быстрого тенориста, потрясающего «технаря», способного на неистощимый поток фантастических трюков на саксофоне.
Последним американским проектом Гриффина был совместный ансамбль с другим саксофонистом, Эдди «Локджо» Дэйвисом. В 1962 г., после двух лет работы с этим коллективом, Гриффин переехал во Францию. С 1970 он жил в Нидерландах, но затем вернулся во Францию, где базировался всю оставшуюся жизнь. До 1978 г. он ни разу не выступал в США, а после триумфального «камбэка» в год своего 50-летия приезжал на родину примерно на две недели в году, обязательно давая концерт в Чикаго в день своего рождения.
Джонни Гриффин дважды выступал в России — в начале 2000-х и в 2007 г.


Hiram Bullock (1955-2008)

Уже после того, как этот выпуск «Полного джаза» был свёрстан и опубликован в Сети, пришло ещё одно печальное известие.
В возрасте всего 52 лет в США 25 июля скончался гитарист и вокалист Хайрам Буллок, в последние годы неоднократно выступавший в России и Украине. Согласно единственной записи в его блоге, ещё в январе нынешнего года у него была диагностирована опухоль горла; в марте музыкант проходил курс химиотерапии...
Музыкант могучего телосложения и огромной концертной энергетики — таким запомнили Буллока в бывшем Восточном блоке. Но заслуги, которые ввели Буллока в историю музыки, для американской публики выглядят чуть по-иному. Прежде всего его помнят участником знаменитой телепрограммы компании NBC «Поздним вечером с Дэвидом Леттерманом» (c 1993 г. выходит на CBS как «Позднее шоу Дэвида Леттермана» — Хайрам Буллок был участником The World's Most Dangerous Band, штатного оркестра телепрограммы, который возглавлял Пол Шаффер, в самые первые годы существования этого популярного ночного шоу (1982-1984). В оркестре шоу играл также саксофонист Дэвид Санборн; когда Санборн создал собственное телешоу «Ночная музыка», Буллок играл и у него (1988-89). Кроме того, он периодически появлялся в качестве «подменного» гитариста в самой популярной (и старейшей на американском ТВ) развлекательно-музыкальной телепрограмме — «Субботним вечером» («Saturday Night Live»), которая в настоящее время называется «NBC's Saturday Night». Помимо телевизионной работы, обеспечившей его известность, Буллок (в силу своей способности крайне убедительно играть в самых разных стилях) невероятно много записывался в качестве сессионного гитариста с музыкантами самых разных жанров и направлений — его гитара звучит на альбомах джаз-рок-группы Steely Dan «Gaucho», певца Майкла Фрэнкса «Skin Dive», эстрадной звезды Барбры Стрейзанд «A Star Is Born», фолк-рокера Пола Саймона «One Trick Pony», афро-уругвайского вокалиста Рубена Рады «Montevideo» и множества других артистов (Стинг, Эрик Клэптон, Ринго Старр...). Что же до работы в джазе, то послужной список Буллока включает записи с бэндлидерами Гилом Эвансом и Карлой Блэй, трубачом Майлсом Дэйвисом, группой Brecker Brothers, басистом Маркусом Миллером, тромбонистом Алом Грэем и саксофонистом Дэвидом Сэнборном.
В России Буллок выступал не только с собственным ансамблем (трио или квартетом, в репертуаре которого джазовые темы занимали довольно скромное место, а доминирующее звучание склонялось в область хард-рока или, во всяком случае, утяжелённого блюз-рока), но и с коллективом трубача Рэнди Бреккера и саксофониста Билла Эванса Soulbop Band (июнь 2005, «Ле Клуб», и февраль 2007, фестиваль «Триумф джаза»).


Рэнди Бреккер и Хайрам Буллок (Москва, 2005)

Хайрам Буллок родился 11 сентября 1955 г. в семье афроамериканских служащих оккупационных сил США в Осаке (Япония). Два года спустя родители перевезли сына в США. С шестилетнего возраста Хайрам учился игре на фортепиано в музыкальной школе консерватории Пибоди в Балтиморе, затем освоил бас-гитару и только в 16-летнем возрасте, играя в школьной рок-группе, перешел на гитару (по его собственным словам, чтобы знакомиться с девушками, которые предпочитали не басистов, а гитаристов). В начале 70-х Буллок учился в одном из самых престижных и серьезных джазовых учебных заведений США — Музыкальной школе университета Майами, где вместе с ним обучались гитарист Пэт Мэтини и басист Жако Пасториус. Затем он начал профессиональную карьеру, и работа с вокалисткой Филлис Хайман привела его в Нью-Йорк. Его уникальные способности помогли ему стать членом The World's Most Dangerous Band, и с этого момента началась его карьера, охватившая несколько разных музыкальных жанров и направлений. Помимо уникально разнообразной карьеры сайдмена, Буллок не только гастролировал с собственным трио, но и записывался сольно для различных лейблов; наиболее успешными считаются три его альбома для лейбла Atlantic, выдержанные в манере фанк-фьюжн (лучший из них — по всей видимости, «Way Kool», 1992), но его джазовая сторона (и, в частности, его уверенный и сильный вокал, который ему не так часто приходилось демонстрировать в качестве сайдмена-гитариста) лучше всего представлена на альбоме «Carrasco» (Fantasy, 1997).


Хайрам Буллок и Дэйв Кикоски (Soulbop Band, Москва, 2007)

А в это время
за бугром...
JVC Jazz Festival: The Corners Five в клубе Smoke 20-21 июня, Нью-Йорк
Если вам нравятся мелодичные, но мощные группы Майлса Дэйвиса, Джона Колтрейна и тому подобные коллективы 1960-х — то The Corners Five как раз для вас: они явно ориентируются на эти коллективы. Контрабасист Дмитрий Колесник, прямо как контрабасист Дэйвиса Рон Картер (который, кстати, и подал Дмитрию мысль приехать в Америку) — обладатель глубокого, чистого звука и добротного драйва, и это тоже часть их сходства. Его ансамбль был заявлен в программе фестиваля как Five Corners, но вынужден был сменить название на Corners Five, чтобы избежать путаницы: в Финляндии тоже есть группа Five Corners. Вместе с Дмитрием ансамблем руководит Андрей Кондаков, тоже из Санкт-Петербурга. Группа играет вместе уже довольно давно (с некоторыми перерывами), они успешно гастролировали по России и в прошлом году записали концертный альбом в петербургском Эрмитаже. Они отлично звучат вместе и взаимодействуют, и свингуют достаточно мощно, чтобы звучать весьма горячо. В нью-йоркском клубе Smoke барабаонищк Билли Драммонд играл вместо Ленни Уайта — и прозвучал замечательно, придав группе новые энергетические измерения. Остальной состав — тот же, что и на их альбоме 2007 г. «Five Corners»: Колесник, Кондаков и нью-йоркская «передняя линия» силачей — Эрик Александер на тенор-саксофоне, Джим Ротонди на трубе и флюгельгорне.


Драммонд, Кондаков, Ротонди, Александер, Колесник

Большая часть материала концерта была записана либо на прошлогоднем альбоме, либо на альбоме Колесника «Blues for Dad» (2001). Мелодии Колесника текучи и полны свободно дышащих открытых пространств, часто построенных на двухаккордных «вампах» (повторяющихся фигурах) или, как в «Home», на диссонансных нисходящих последовательностях, которые служат естественными точками старта для новых восхождений. Прозвучали и пьесы Кондакова и Александера. Это очень сильный, часто даже восхитительный ансамбль, и публике он полюбился. Corners Five способны на многое; возможно, Колеснику пора выдвинуть свой контрабас в более лидирующее положение.
Второй сет субботним вечером открылся кондаковской пьесой «New York Wind», резко очерченной темой, в которой все показывали свои умения в очень оживленном темпе. Флюгельгорн Ротонди то напоминал о взмывающих мелодических линиях Фредди Хаббарда, то входил в русло свинга, приправленного бибопом. Александер начинал с коротких, как бы недоговоренных фраз, а затем развивал их, пока Драммонд повышал ритмическую температуру. Кондаков, чья консерваторская подготовка изрядно подмочена Монком, создавал энергичные, асимметричные аккордовые ритмы, покрывая их хорошо артикулированными вихревыми пассажами, и в моменты наивысшего напряжения даже использовал кисти рук как вибрафонные палочки. Романтичная пьеса Колесника «Home», ритмически близкая к року, с её излагаемой духовыми в унисон темой, включает пассажи, гармония которых навевает ощущение «подавленности», придающее теме трагический призвук. Современно прозвучавшее соло Кондакова в этой пьесе включало интересные ритмические противопоставления партий обеих рук, а тенор Александера интересно взаимодействовал с басовой линией. В пьесе «Blues for Dad» Драммонд разразился драматичным соло, сорвавшим аплодисменты. Тоскующая мелодия баллады Колесника «Long Nights Without You» запомнилась перетеканием гармонических функций между духовыми. В финале звучала пьеса Кондакова «Song for Kenny», посвящённая памяти пианиста Кенни Кёркланда; в ней Александер сыграл свободное соло поверх её нисходящих аккордов, после чего его саксофон рыдал в колтрейновской манере на ярком четырёхдольном ритме. Соло Ротонди перехватил барабанщик Драммонд, после чего Кондаков, понизив динамический градус, начал своё соло с коротких аккордов, постепенно поднимая динамику до точки кипения, пока духовые поддерживали его своим риффом.
Были свои жемчужины и в третьем сете: написанная Колесником для своей жены «Анюта», привлекательная танцевальная пьеса на 5/4, предоставила достаточно простора восхитительному флюгельгорну Ротонди; запомнились также добродушная самба в среднем темпе «It’s a Girl», расслабленный, беспечный грув пьесы «In Monk’s Mood», где пианист играл в интересные игры с малыми секундами (полутоновыми интервалами), октавами и колючими мелодическими линиями; и романтичная «Giving Rise to Doubt», основанная на ритмике рока, но с чувственными духовыми гармониями. Концерт завершала прямолинейно-мощная тема Александера «Nemesis», в которой к ансамблю присоединился тромбонист Стив Дэйвис, но особенно запомнилась дуэль трубы и барабанов.

Джилл Макманус,
Нью-Йорк

Новые альбомы

Oleg Kireyev «Mandala»

Jazzheads Records (2008)

 

Альбом саксофониста Олега Киреева «Мандала» - не так чтобы очень новый альбом для российского рынка: большую часть первого десятилетия XXI века он успешно продаётся по всему бывшему СССР. Однако в текущем году этот материал пережил второе рождение: его выпустил американский лейбл Jazzheads Records. Посмотрим, что пишут о «Мандале» американские масс-медиа.

Портал AllAboutJazz.Com, Марк Ф. Тёрнер:
Альбом «Мандала» саксофониста Олега Киреева — чрезвычайно интересный релиз. Всего-то за 3 минуты и 36 секунд один лишь заглавный трек создает настоящее празднество звука. В этом треке есть все от трэш-роковой гитары и электроники до русских народных танцевальных мелодий, доисторических напевов и звучания индийской перкуссии табла. Все это великолепие упаковано в мощный грув.
Источником уникального саунда альбома является феномен самого Киреева, который впитал множество музыкальных культур, когда жил на границе Европы и Азии, в Башкирии, и изучал классическую, джазовую, молдавскую и азиатскую музыку. Однако надо признать, что альбом не был бы настолько удачным без участия The Feng Shui Jazz Project, участники которого происходят из разных стран Восточной Европы и даже Африки.
Остальные треки составляют яркий контраст заглавной, взрывной вещи: обрамленные в изысканные композиции, они сливаются в успокаивающий мелодичный звуковой поток, в жанровом отношении апеллируя к contemporary и world.
Томная баллада «Ai ya Haiya», в которой звучит безладовый бас и сопрано-саксофон Киреева, сопровождается вокальной попевкой; гипнотическая «Zhok» отзывается ситароподобными звуками гитары и заразительным битом перкуссии. Ещё более спокойно звучит «Lullaby», рисующая сознанию неземные, парящие в воздухе ландшафты, но поражающая сменой настроений и диссонансами, которые создает саксофон Киреева. Заключительный трек «East» — это реприза заглавной композиции, фанковые пульсации которой заново исследуют участники группы.
Общее время звучания альбома — менее 38 минут. Однако за это время альбом успевает убедить своего слушателя в том, что далеко не каждый продукт творчества, грешащий многословием, может доставить столько удовольствия и показать такое разнообразие музыкальных культур, как некоторые лаконичные записи, — в частности, подобные «Mandala».

Портал Jazz.Com, Уолтер Колоски
Рейтинг 93 из 100

Вау! Эти русские (и один африканец) действительно жарят по полной! Как меня уверяют те, кто написал текст для буклета диска, я слышу джаз, в который вплетаются молдавские и азиатские мелодии, сочленённые с африканскими ритмами. Не они ли делают эту музыку такой чудесной? Если так, то я на неё подсел.
«Мандала» начинается с грязного звука фьюжн-гитары и взрыва ударных, из которых рождается тяжелый фанк-бит. И вдруг из ниоткуда возникают молдавские хороводы. Внезапно наше путешествие направляется по другому пути: мы слышим африканский мотив, который, в общем-то, может показаться не к месту. В то время как он — очень даже к месту. Больше, чем вы можете себе представить. Это очень, очень странно, но это так. Гипнотизирующий ритм захватывает тебя. А это что? Индийские слоги? Да. Песня завершается риффом, в котором расцветают звуки со всех концов Земли. На таком коротком отрезке времени — и столько всего происходит.
В 1964-м году заместитель Верховного Судьи Поттер Стюарт писал, что порнографии очень трудно дать точное определение, но он может точно определить, где она, при взгляде на конкретную картинку. Точно так же и я рассуждаю, когда слышу музыку Олега Киреева. Я не могу точно определить, что я слышал. Но я точно могу сказать, что мне это понравилось.

Блог Jazz Beyond Jazz, Ховард Мэндел, президент Ассоциации джазовых журналистов
Олег Киреев, сопрано- и тенор-саксофонист, уроженец Башкирии (или Башкортостана, как кому нравится). Олег темпераментный, взрывной музыкант. И очень улыбчивый. Особенно широкая, открытая улыбка появляется на его лице тогда, когда зал вместе с ним и по его приглашению пытается подпевать в технике горлового пения. Нью-йоркские зрители подчинились обаянию Олега и справились с этим заданием, тепло приветствуя киреевский «Фэн-Шуй Джаз Театр», впервые выступивший в Нью-Йорке в зале Symphony Space.
Нет нужды в который раз приводить доказательства тому, что играть музыку, полную ритмической динамики, импровизационной свободы и индивидуальной оригинальности, можно где угодно на нашей планете. Это давно признанный и всемирно распространенный феномен. Но какое же удовольствие в который раз видеть профессиональных и интересных музыкантов, приехавших в Нью-Йорк (да и не только сюда) издалека.
Кирееву 45, но выглядит он очень молодо. Его музыка, сочетающая в себе молдавские и азиатские мотивы, исполненные на электрогитаре, бас-гитаре, барабанах и перкуссии (на последней играет сенегалец Ндиага Самбе) очень популярна в Москве (где Олег управляет джаз-клубом), Польше и Великобритании. Как, впрочем, и в других странах, где гастролировал «Фэн-Шуй Джаз Театр». Киреева называют первым, кто начал популяризировать стиль world-music в России — тогда, в 1985-м году, это был ансамбль «Орлан». Десять лет спустя Олег выиграл стипендию на обучение в классе альт-саксофониста Бада Шэнка, — это позволило ему осознать уверенность в собственных силах и совершенствовать профессиональные умения. Теперь они являются залогом того, что Олег непрестанно развивается, не оглядываясь назад.
Впрочем, саунд киреевского саксофона небеспрецедентен. От его альбома «Mandala», выпущенного в 2008-м году на нью-йоркском лейбле Jazzheads, веет духом нью-эйджа и фьюжн 70-х. Та же модальная мелодика, то же широкое использование эффекта delay. Басист Виктор Матюхин, украинец, явно питает любовь к Жако Пасториусу. Гитарист Валерий Панфилов, молдаванин, при переходе на массивные аккорды использует процессоры, которые когда-то очень уважал коллега Пасториуса, Пэт Мэтини; хотя использование процессоров Панфиловым иногда указывает и на то, что у за его плечами, возможно — игра в гаражных группах. Когда же Панфилов играет соло, обнаруживается, что у него в рукаве ещё много всяких сюрпризов. Барабанщик Ильдар Нафигов (из Татарстана) превосходно играет со слабыми долями.
А что захватывает больше всего (меня, по крайней мере) — так это то, насколько невозмутимо и беззастенчиво группа свингует на протяжении всего концерта. И насколько оригинально звучит в их исполнении «Караван» Хуана Тизола, который группа исполнила под занавес. Киреев играет на саксофоне так, как играл бы на нем настоящий дервиш, будто он рождён с этим умением.
Не знаете, где находится Башкирия? На Урале, в юго-западной части того, что раньше называлось Советским Союзом. На границе Европы и Азии. Там густые леса, там нефть и полезные ископаемые. Живут там тюрки — башкиры и татары, мусульмане. Киреев бегло говорит по-английски и собирается привезти свою группу еще раз через полгода. Зачем? Как он сказал мне, сидя в кубинско-китайском кафе после концерта, ему наплевать на президента Буша и прочих представителей нашей власти. Потому что хорошие люди есть везде . Так почему бы и нет?..

Крис Спектор, Midwest Record
Этот русский джазмен уже долгое время занимается тем, что склеивает воедино многие стили и жанры. Именно так: он выбирает из тех стилей, что ему более всего по душе, целые куски и гармонично встраивает их наряду с другими. В результате получается очень вкусная и сбалансированная амальгама, этакий сплав всего, что только можно совместить: и родных Олегу мелодий и мотивов тех стран, где ему довелось странствовать. Разнообразие битов и акцентов настолько широко, что лучше просто сидеть и слушать и не пытаться его анализировать. Послушайте альбом, особенно если вы увлекаетесь музыкой в стиле прогрессивного world-beat.

Перевод: Татьяна Балакирская

Радио

"Бесконечное приближение" (Радио России)
Программа (автор и ведущий Михаил Митропольский) выходит на "Радио России" с 2000 г. в ночь с пятницы на субботу в 0.10.

7 июля 617-я программа «Бесконечное приближение» посвящена 80-летию со дня рождения легендарного музыканта, лидера фьюжн-группы «Weather Report» Джо Завинула. В программе звучат, в том числе, редкие записи музыканта.
14 июля 618-я программа «Бесконечное приближение» посвящена 60-летию одного из интереснейших музыкантов креативной направленности тромбониста Джорджа Льюиса (George Lewis).
21 июля 619-я программа «Бесконечное приближение» принадлежит серии «Лица необщим выраженьем» и продолжает творческую биографию уникального российского музыканта Аркадия Шилклопера.
28 июля 620-я программа «Бесконечное приближение» позволяет автору поимпровизировать, включая в процесс Найджела Кеннеди (Nigel Kennedy), Гидона Кремера и камерный оркестр «Кремерата Балтика», брасс-ансамбли Empire Brass Quintet и German Brass.


Джаз на "Свободе"
Программа «Время Джаза», посвященная истории джаза, ее героям, заявкам радиослушателей и новостям мира джаза. Воскресенье 23.00 по Москве и два повтора - в понедельник в 3 и в 10 утра. Ведущий программы - Дмитрий Савицкий.

Подкаст "Слушать здесь":
25.07.08 - #256: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу "Crystal Clear" с альбома трубача Дона Черри "Eternal Rhythm" (MPS Records, 1968)

22.07.08 - #255: главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесу "Matovu-Bor'chu" с альбома "Hear, O Israel: A Prayer Ceremony in Jazz" при участии пианиста Хэрби Хэнкока, басиста Рона Картера, трубача Тэда Джонса и др. (1968, без лейбла - 2008, Johnny Records).

19.07.08 - #254: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу "The Gig" с альбома "I am an Indian" европейского проекта Clusone Trio при участии нидерландского барабанщика Хана Беннинка (Gramavision, 1995).

17.07.08 - #253: главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесу "Moods In Free Time" с альбома трубача Букера Литтла (1938-1961) "Out Front" (Candid, 1961).

14.07.08 - #252: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу "Oh Dear" с альбома "The Trio" британского саксофониста Джона Сёрмана (Dawn, 1970).

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Алексей Шептунов,
Игорь Зисер,
Джилл Макманус,
Мария Малиновская,
Татьяна Балакирская,
Кирилл Мошков

Редакторы:
Кирилл Мошков,
Анна Филипьева

Зарубежная информация
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Тата Унусова,
Алексей Шептунов,
Дмитрий Петриченко,
архив портала "Джаз.Ру"

Макет:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! А лучше помогите им подписаться на нашу печатную версию - журнал "Джаз.Ру"!
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

Под редакцией Кирилла Мошкова - "Великие люди джаза"
Планета Музыки, 2012
Твердый переплет, двухтомник.

Второе издание популярного сборника биографических материалов о 145 американских и европейских джазменах: теперь - двухтомник! Биографические очерки и интервью отобраны по единственному признаку: все они публиковались в "Джаз.Ру"! Авторы книги - 18 ведущих авторов журнала "Джаз.Ру", отбор и редактирование материала произвёл главный редактор журнала Кирилл Мошков.
Подробнее о книге...>>>>

Кирилл Мошков. «Индустрия джаза в Америке. XXI век»
Планета музыки, 2013 г.
Твёрдый переплёт, 512 стр.

Второе, расширенное издание не имеющего аналогов в мире исследования джазового сектора американской музыкальной индустрии, которое в 1998-2012 гг. выполнил главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков. Книга построена на почти полусотне интервью с ведущими американскими продюсерами, главами фестивалей и клубов, преподавателями и руководителями джазовых колледжей, звукоинженерами, исследователями джаза, главами джазовых радиостанций и другими столпами индустрии джаза.
Подробнее о книге

Подписка: получайте наши новости и анонсы на e-mail или через rss

© "Полный джаз", 1998-2017
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").
использование информации. правовые сведения

свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-24637 от 13 июня 2006 г.