ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!
 ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Закажи себе живой джаз: джазовое агентство Льва Кушнира. Корпоративные и частные праздники: живая музыка, любые ансамбли, лучшие солисты Москвы.

Представляем артиста: нью-йоркский трубач Валерий Пономарёв (ex-Art Blakey Jazz Messengers)
Доступны для приглашения на корпоративные мероприятия: Екатерина Черноусова (вокал, фортепиано, лидер собственной группы)

Выпуск # 16 (414) — 26 октября 2008 г.
ИНДУСТРИЯ ДЖАЗА В АМЕРИКЕИздается с октября 1998 г. Выходит один раз в две недели.

Оглавление выпуска:

Следующий выпуск (415) - 14.11.2008

Слово к читателям
Дорогие друзья,

"Полному джазу" исполнилось 10 лет, с чем мы охотно поздравляем наших читателей и друг друга!
Начинали мы скромно (первый номер, как и все остальные, можно и сейчас посмотреть в сети), и за 10 лет существования "Полный джаз" не раз трансформировался. В настоящее время он выходит не каждую неделю, как когда-то, и выполняет роль уже не единственного регулярного сетевого издания о джазе на русском языке, а скорее "расширения" или электронного приложения к нашему печатному журналу - "Джаз.Ру", который выходит с декабря 2006 г. восемь раз в год (два номера - сдвоенные, так что получается 10 номеров). Кстати, в начале октября вышел и уже вовсю продаётся седьмой за 2008 год номер печатного "Джаз.Ру". Тем не менее, "Полный джаз" выходит, будет выходить и, вполне вероятно, в скором времени станет выходить даже чаще (хотя и меньшим объёмом - примерно таким, как в начале 2000-х). Во всяком случае, сегодняшний выпуск - 415-й, что говорит о том, что на протяжении десятилетия в год мы делали в среднем 41 выпуск "Полного джаза"!
А портал "Джаз.Ру" тем временем переехал на новую технологическую площадку - теперь наш сервер стоит в новом дата-центре. Нам пообещали, что там нашей машине будет гораздо лучше, чему мы охотно верим.
Ну, а мы, как и планировали, в сегодняшнем "Полном джазе" подводим итоги посвящённого редакционной политике печатного "Джаз.Ру" опроса наших читателей, продлившегося четыре месяца. Почитаем результаты?..>>>>

Редактор

Специальный репортаж

Фестиваль
Jazz In Kiev
Киев, Украина,
17-19.10.08

Крис ПоттерПервый день основной программы фестиваля Jazz In Kiev задал тон всему мероприятию: сразу чувствовалось, что столица Украины обзавелась настоящим крупным джазовым фестивалем хорошего европейского уровня. Как и полагается такому фестивалю, Jazz In Kiev начался мастер-классом (все три фестивальных дня в первой половине дня проходили мастер-классы, проводившиеся в здании образовательного центра под названием... «Мастер-класс»!). Нью-йоркский саксофонист Крис Поттер при вполне удовлетворительном стечении как молодых, так и опытных музыкантов в меру своих возможностей рассказывал о методике занятий, о том, как работать над индивидуальной исполнительской манерой (по его словам выходило, что при активной и разнообразной исполнительской практике индивидуальная манера просто возникнет сама с возрастом, как зуб мудрости), но главным образом — играл, чем вызвал, понятное дело, наибольший интерес музыкальной общественности.
Вечером он же вышел на сцену Октябрьского дворца в центре Киева — уже в составе квинтета Дейва Холланда. Впрочем, сначала был ещё шведский коллектив со странным англо-испанским названием New Tango Orquesta (либо уж New Tango Orchestra, либо уж тогда Nuevo Tango Orquesta, подумал автор этих строк, но «вот поди ж ты, любезный читатель»). Шведский коллектив — один из множества европейских ансамблей, черпающих вдохновение в tango nuevo, современной аргентинской музыке, которая в музыкальной культуре Буэнос-Айреса сыграла примерно такую же роль, как босса-нова в музыкальной культуре Бразилии: это музыка весьма ограниченной популярности, любимая в основном в образованных городских кругах и представляющая собой базовые элементы доминирующей национальной музыкальной стилистики (самбы в Бразилии, танго в Аргентине), оплодотворённые гармонией и импровизационным языком североамериканского джазового мэйнстрима. Но если в самой Аргентине «танго нуэво» не стало, да и не могло стать массово популярным, то в Европе его ждал такой же широкий интерес, как босса-нову в США. Здесь ситуация обратная: широкая европейская или американская музыка не может воспринять самбу или танго в чистом, фольклорном виде, как искусство слишком экзотическое, слишком «иностранное», но в американизированной, «оджазированной» версии — в виде босса-новы или танго нуэво — воспринимает с удовольствием и интересом: элементы джазового языка оказываются той смазкой, благодаря которой традиционная музыкальная культура легко проглатывается иноземным потребителем.


New Tango Orquesta

Шведская шестёрка, в которой выделяется талантливый бандонеонист Пер Стёрби, более или менее известна в России (их в своё время привозил в Москву Артемий Троицкий, а Дмитрий Дибров устроил им концерт в прямом эфире своего телешоу «Антропология», в те годы выходившего на канале НТВ), но в Украине появилась в первый раз. Слышно, что стиль и каноны танго они воспринимают чисто рассудочно: в отличие от традиционного аргентинского танго, музыки чрезвычайно окрашенной эмоционально и весьма чувственной, чтобы не сказать — будоражаще чувственной, «новое танго» шведского ансамбля математически точно, идеально выверено, абсолютно профессионально исполнено и... совершенно лишено всяких половых признаков, да и вообще признаков жизни.
А вот второй сет первого фестивального дня — настоящий праздник для джазового слушателя, если он, конечно, хоть чуть-чуть продвинулся в понимании джаза дальше Луи Армстронга и Гленна Миллера. Это был упомянутый выше квинтет Дейва Холланда.
Легендарный контрабасист, которому только что исполнилось 62 — один из тех немногих британцев, кто продвинулся до самых высоких позиций в современном американском джазе. Холланд живёт в США уже сорок лет, с тех самых пор, как его позвал работать в своём ансамбле великий Майлс Дэйвис. Дейв проработал у Дейвиса всего два года и записался с ним всего на двух альбомах, но зато это были ключевые альбомы раннего джаз-рока («In a Silent Way» и «Bitches Brew»); в дальнейшем контрабасист играл музыку широчайшего стилистического спектра — от авангарда в Circle у Чика Кориа и в ансамблях с Сэмом Риверсом до романтичных звучаний ECM в трио с Джоном Аберкромби и Джеком ДеДжоннеттом, от современного мэйнстрима в квартете ScoLoHoFo с Джо Ловано и Джоном Скофилдом до исследований возможностей сольного контрабаса. В последние два десятилетия Дейв Холланд регулярно гастролирует с собственными малыми составами, главным образом квинтетом, который также иногда становится ритм-секцией биг-бэнда Дейва Холланда, выпустившего уже два альбома, «What Goes Around» и «Overtime» (оба, кстати, принесли Холланду премию Grammy — за 2002 и 2005 гг. соответственно).


Нелсон, Юбэнкс, Поттер, Смит (Дейв Холланд позади)

Нынешний состав квинтета, с которым Холланд приехал в Киев, хорошо знаком ценителям его творчества — и вибрафонист/маримбафонист Стив Нелсон, и саксофонист Крис Поттер, и тромбонист Робин Юбэнкс регулярно работают с ним уже более десяти лет, и только барабанщик Нэйт Смит присоединился к квинтету в 2003-м.
Дейв Холланд, Крис ПоттерЗвучание квинтета уникально уже в силу тембрового состава его музыкальной ткани: вибрафон (и тем более маримба с её кругленьким деревянным звуком) в роли единственного гармонического инструмента, сочетание достаточно низко звучащих духовых — тенор-саксофона Поттера и тромбона Юбэнкса (который к тому же регулярно использует «мультифонику» — пение в звучащий тромбон, что придаёт одноголосному вообще-то инструменту уникальное многозвучное измерение), упругий ритмический фундамент экспансивного барабанщика Смита и отчётливое доминирование старшего, самого опытного в составе музыканта — самого Холланда — делают звук этого ансамбля крайне индивидуальным.
Причём Холланд доминирует не грубо, не натужно, не «давит авторитетом» — просто на его контрабасе, на его плотной, но очень разнообразной и многовекторной работе держится весь состав. Он сыграл за весь концерт всего два соло (но, правда, каких!), зато убедительно продемонстрировал, что, не теряя ритмогармонической функции и не переставая цементировать звучание ансамбля, контрабас может быть равноправным ансамблевым голосом. Да, Холланд в этом безусловно стоит на плечах своего кумира — Скотта ЛаФаро, но он очень далеко ушёл от прямого влияния великого новатора начала 60-х, так и оставшегося вечно юным после оборвавшей его жизнь автокатастрофы. Холланд не звучит как ЛаФаро, он звучит как Холланд, играй он собственную музыку, или многочисленные сочинения своего барабанщика, или пьесы Робина Юбэнкса; и при этом каждый из музыкантов его ансамбля — личность, отдельный темперамент, новая история, и каждому есть что сказать. Роскошный концерт, едва ли не высочайшая вершина фестиваля.

Кирилл Мошков

Кафе да СилваВторой день киевского джазового фестиваля выдался, наверное, самым разнообразным — к сожалению, не только по стилю, но и по качеству прозвучавшей музыки. Говорить об этом заставляет, скажем так, невнятный сет новой команды ударника Алика Фантаева. Не будем вдаваться в подробности, упомянем только неуместный, инородный «космический» звук синтезатора, недопонимание между музыкантами и тот факт, что часть публики просто-напросто заснула — это, наверное, и комментировать не стоит. Может, дело тут в том, что молодым участникам квинтета элементарно не хватило опыта, а специальный гость — бразильский перкуссионист Кафе да Силва — просто не успел сыграться с командой, или в том, что представленная программа пока ещё сыровата (составлена она из материала дебютной пластинки квинтета, совсем недавно увидевшей свет) — как бы то ни было, что-то у музыкантов явно не заладилось. Всякое, конечно, бывает, так что оставим этот печальный эпизод и сразу двинемся дальше, тем более что следующий сет с ходу вернул действие на приличествующий международному фестивалю уровень.


Цыганов, Сипягин, Эссиет

United Quintet — интернациональный коллектив под предводительством пианиста Миши Цыганова и трубача Александра Сипягина — играют джаз, что называется, «как надо». По другому и быть не должно, потому как и Цыганов, и Сипягин — музыканты высочайшего уровня, переигравшие за свою карьеру с немалым числом великих людей, уже давно принятые на западе и последние лет восемнадцать обитающие и выступающие в Нью Йорке — этой джазовой Мекке. Хороший плотный звук, красивые темы, индивидуальное мастерство музыкантов, занимательные диалоги Сипягина и киевского саксофониста Дмитрия "Бобина" Александрова, виртуозные соло Цыганова и всего одна за весь сет — но зато какая! — импровизация нью-йоркского контрабасиста Эссиета Эссиета.
Сипягин, БобинВообще, про ритм-секцию стоит сказать отдельно. И басист и ударник — своего рода открытия: Эссиет Эссиет — музыкант матёрый, судя хотя бы по уровню его игры, но не сказать, что широкой публике он хорошо известен; ударник же Олег Марков, напротив, ещё молод и только набирается опыта, но уже показывает очень перспективную игру. Парню нет и двадцати лет, а он уже играет с Сипягиным и Цыгановым и вполне справляется. Правда, своей первой импровизацией он и сам остался недоволен — все-таки немного не хватило опыта, но на композиции, посвященной Цыгановым памяти барабанщика Тони Уильямса, вполне реабилитировался, выдав куда более убедительное соло — впрочем, контекст обязывал. Очень крепкий, драйвовый сет, отыгранный хоть и без особых откровений, но действительно на мировом уровне.
Ну, вот мы и добрались до главного события вечера — выступления израильского контрабасиста Авишая Коэна с его «Вокальным проектом». Для многих, да что там, для большей части аудитории Коэн — главный герой фестиваля, этого музыканта тут ждали уже как своего: год назад Авишай дал в Киеве триумфальный концерт, и теперь многие пришли именно на его имя в афише. Вообще-то, конечно, понятно, что на самом деле главный гость фестиваля — Дейв Холланд со своим квинтетом: тут и масштаб личности другой, и заслуги несоизмеримые, так что сет Холланда, наверное, был главным украшением трёхдневного марафона. Но Авишай, простите, ближе к народу. В Киев он привез даже и не джаз, а такой поп-world-beat, замешанный на национальной музыке. Что характерно, Avishai Cohen Vocal Project — это мощнейший концертный состав, Коэн собрал блестящих музыкантов, а играют они не глупую, конечно, но очень простую музыку, разбавленную, правда, очень недурными импровизациями (особенно в этой связи выделяются пианист Шай Маэстро и перкуссионист Итамар Доари: первый — из-за его соло на электропиано Rhodes, второй — из-за нечеловечески быстрой и точной игры на разного рода стучалках и гремелках).


Карен Малка, Авишай Коэн

Сам Авишай периодически менял контрабас на бас-гитару, с которой обращается не так уверенно, как со своим основным инструментом, но все же очень сильно, и много пел, в чём ему помогала Карен Малка, обладательница приятного голоса. Кроме еврейских национальных мелодий, Коэн представил свои варианты переосмысления некоей русской народной песни (видимо — какого-то городского фольклора, переосмысленного уже на израильской земле выходцами из бывшей Российской империи), древнего бедуинского напева и даже советской песни времен Великой отечественной, которая при участии зала и вовсе была превращена в балаган. По мне, именно грустная, исполненная достоинства бедуинская песня, которую Авишай и Карен пропели под аккомпанемент одинокого смычкового контрабаса — настоящий highlight концерта. Правда, тут мало кто со мной согласится, потому что на одном из последних номеров, залихватской песне в йеменско-турецких танцевальных ритмах, музыканты сумели раскачать зал так, что последние минуты три большая часть публики провела на ногах, хлопая и подпевая музыкантам. И это всё, конечно, здорово, но совершенно очевидно, что музыканты Коэна просто не могут показать всего, на что способны, на таком материале — а потенциал у них немаленький. Да и сам Авишай выдал первое и единственное джазовое соло, только выйдя на бис, что все-таки несколько странно.

Сергей Бондарьков


Мастер-класс Кафе

Третий день фестиваля Jazz In Kiev для московской «делегации» оказался несколько скомканным: последний самолёт на Москву улетает в половине десятого вечера, что не позволяло нам остаться на вечерний концерт. Впрочем, два дневных мастер-класса с лихвой заменили нам присутствие на выступлениях вокалиста Эла Джарро и ансамбля гитариста Чарли Хантера, которых мы в текущем году всё-таки уже видели на разных площадках в Москве. Первый мастер-класс в «Мастер-классе» провёл Кафе да Силва, колоритный бразильский перкуссионист из штата Байя, хорошо известный российской публике по совместным выступлениям с петербургским пианистом Андреем Кондаковым. Кафе вытащил на сцену огромную «кухню» бразильской перкуссии и с полдюжины киевских музыкантов — от профессионалов до совершенно безнадёжного телеведущего, который, по счастью, не столько музицировал, сколько красовался перед камерой бегавшего кругом оператора — и за час увлекательно и доходчиво объяснил и показал, как строится и что делает настоящая бразильская батукада, подробно разобрав ритмические модели самба, афоше и самба-кансон (сообщив, впрочем, что к концу мастер-класса неосвоенных ритмических моделей осталось ещё с пару сотен). И, о чудо, когда он показывал своим подопытным, что делать — батукада действительно начинала звучать и играть!
Второй мастер-класс провёл Авишай Коэн. И к делу он отнёсся очень серьёзно. На сцене «Мастер-класса» была выставлена аппаратура для полного состава разросшегося ансамбля израильского контрабасиста, и ансамбль показал пару номеров полным составом. Был также дуэт Авишая и Карен Малки, был дуэт Авишая и приглашённой из публики «любой певицы» (вышла киевская джазовая вокалистка Юлия Рома, и Авишай продемонстрировал, как один контрабасист, без ансамбля, может не только проаккомпанировать совершенно мэйнстримовой певице, но и надстроить над её пением достаточно музыкальной ткани, чтобы результирующее полотно было воспринято как самодостаточное), а кроме того — было трио Авишая (он сам, пианист Шай Маэстро и барабанщик Марк Джулиана), которое показало, что умеет отлично играть не только авторскую музыку, но и джазовые стандарты.
Засим для московских гостей фестиваля Jazz In Kiev программа завершилась, но фестиваль продолжался: помимо вечернего воскресного концерта, был ещё и мастер-класс Чарли Хантера в понедельник днём.
Остаётся поздравить организаторов фестиваля с серьёзным дебютом, выразить им пожелание, чтобы второй фестиваль через год оказался ещё сильнее, и пообещать, что в ближайшем номере нашего печатного журнала «Джаз.Ру» мы расскажем о прошедшем фестивале ещё кое-что.

Анна Филипьева,
Кирилл Мошков

Как это было в  Москве

Чарлз Гейл в центре ДОМ, 20 октября
12 или 15 лет — как-то в интервью Гейл сказал, что и сам уже не помнит сколько, но что-то около того (а некоторые говорят и про все 20), Чарлз провел на улице, не имея собственного угла и зарабатывая на хлеб игрой на саксофоне в нью-йоркской подземке и на улицах города. Почему? Он хотел заниматься только музыкой и иметь полную свободу творчества. (Вообще, рассказывая о жизни это человека, просто невозможно удержаться от определенного пафоса, но это как раз тот случай, когда он абсолютно уместен.) Так и продолжалось до 1988 года, когда Гейл приобрел статус городской легенды, а слухи о виртуозном бездомном саксофонисте дошли до Майкла Дорфа, основателя ныне культового, а тогда всего год как открывшегося клуба Knitting Factory, оплота странной и экспериментальной музыки и искусства вообще. Дорф предоставил Гейлу полную свободу творчества и возможность иногда играть в клубе и тем самым зарабатывать на аренду скромной квартиры. Тогда же, в 88-м, на лейбле Knitting Factory Records был записан первый альбом музыканта — «Homeless», с которого началось его восхождение к мировой известности.
В Москву Гейл приехал уже третий раз, до того играл там же, в ДОМе, сначала сольно и что-то около года назад в составе трио By Any Means, которое на самом деле существует ещё с 1991-го, когда Гейл, ещё одна легенда Даунтауна — барабанщик Рашид Али (последний ударник Колтрейна) и контрабасист Уильям Паркер (на тот момент восходящая звезда) записали уже ставший классикой альбом «Touchin' on Trane». Оба предыдущих концерта Гейла в Москве описываются очевидцами в эпитетах превосходной степени. То, что происходило на сцене ДОМа 20 октября — тоже событие из ряда вон. Чарлз Гейл снова приехал в составе трио, но на этот раз за контрабас отвечал другой его старый приятель Хиллиард Грин, а за ударными сидел немец Клаус Кугель.
Первое, что бросается в глаза, когда Гейл начинает играть, — несоответствие между внешним видом этого человека и его музыкой. Годы бродяжничества оставили свой отпечаток на облике Чарлза — это очень худой, сухой старичок, по сцене передвигающийся небольшими шажками, на нем серая майка, темный пиджак, сидящий немного как на вешалке, свободные подвернутые брюки и простые удобные ботинки. Взглянув на Чарлза, несложно представить его бредущим по нью-йоркской улице. Однако, когда после нескольких неопределенных пассов даже не руками, а скорее — кистями и пальцами, Гейл начинает играть, трудно не поразиться мощи, рвущейся из его саксофона, и той энергии, с которой он извлекает из него звуки, слушателя просто уносит этим потоком. Откуда всё это берется в пожилом и субтильном на первый взгляд музыканте — непонятно. Но если вспомнить биографию Гейла, многое встаёт на свои места. Он человек какой-то невероятной внутренней силы, которая позволила ему, не изменяя своим принципам, пройти все испытания, выпавшие на его долю, и благодаря которой он играет так, как играет. Вообще эта сила, даже иногда ярость — характерная черта его звучания. Неспроста среди фанатов Чарлза такие люди, как, например, Тёрстон Мур (Sonic Youth) и Генри Роллинз (Black Flag, Rollins Band). Кстати, с обоими музыкантами он работал и даже записывался на лейбле Роллинза 2.13.61 Records.
Самое подходящее слово для описания импровизаций, с которыми выступает Гейл, — нестабильность. Никогда не знаешь, чего от него ждать. В любой момент шторм и буря могут смениться тихим фрагментом, словно «глазом» этого грохочущего и ревущего урагана, и тогда становится ясно, что саксофон Чарлза может быть почти до хрупкости нежен, поэтичен. Это захватывающие метаморфозы, но не менее интересны превращения Гейла-саксофониста в Гейла-пианиста. Не стоит забывать, что фортепиано — первый инструмент музыканта, у него даже есть альбом «Jazz Solo Piano», название которого говорит само за себя. Так вот, когда Чарлз Гейл садится за рояль, сама собой начинается немного другая история. Его клавишные импровизации гораздо лиричнее и как будто легче считываемы. Но в тот самый момент, когда начинает казаться, что он утвердился в какой-то определенной теме, музыкант вводит неожиданные аккорд или обрывок какой-то простой, но инородной музыкальной фразы, после чего переходит к новой теме или возвращается к прежней — слушатель же снова дезориентирован и сбит с толку. Это уже совсем субъективные ощущения, но мне фортепианные композиции Гейла по своей структуре напомнили сновидения, в которых впечатления и образы прошлого внезапно всплывают по ходу развития событий, причудливо смешиваясь с общим потоком.
Нельзя не сказать хотя бы пару слов об игре ритм-секции Гейла. Хиллиард Грин — флегматичного вида чёрный мужчина — периодически выдавал такие же неторопливые, но исполненные чувства соло и играл с Гейлом в вопрос-ответ, особенно когда Чарлз садился за рояль. Несколько раз по знаку Чарлза Грин брался за смычок, что придавало партиям дополнительной проникновенности и лиричности. В остальное же время Хиллиард жарил как мог вместе с Клаусом Кугелем. Ударник этот играет не просто быстро, а очень быстро и разнообразно. Вдвоем с басистом они устраивали Гейлу грохочущую и гудящую стену звука, на фоне которой тот разворачивал свои импровизации.
Закончился этот почти двухчасовой сет из двух отделений шикарной, полной экспрессии интерпретацией «Giant Steps» Колтрейна (один из её вариантов можно услышать на пластинке «Live at Glenn Miller Cafe»). Гейл уже в третий раз оставил московскую публику ошеломлённой, на бис, правда, музыканты, не вышли: из отеля им надо было выезжать в пять утра. Правда, после концерта Чарлз говорил что-то неопределенное про ноябрь, а уж его друга Уильяма Паркера мы абсолютно точно сможем увидеть 19-го ноября в составе квартета Джо Макфи, привозящего в Москву трибьют-программу, посвященную Алберту Айлеру.

Сергей Бондарьков

9 октября в центре «ДОМ» саксофонист Алексей Круглов представил свой новый альбом «Пьеса беспокойства», вышедший этим летом на лейбле SoLyd Records.
Круглов — музыкант беспокойный, всё время в поиске. Цикл жизни его проектов, бывает, измеряется буквально считанными месяцами. Составы меняются на глазах. Вот и те составы его «Круглого бенда», которые записаны на альбоме (состоящем из концертных записей 2003-2005 гг.), уже в основном в прошлом. На презентации Алексей только частично исполнил программу альбома, причём играл её в составе трио с тубистом Андреем Башевым и барабанщиком Олегом Шунцовым — составе относительно новом, хотя частично и обкатанном на джазовых фестивалях последних месяцев.
Алексей вышел на сцену с тремя инструментами — альт-саксофоном, бассетгорном и изогнутым сопрано-саксофоном, на которых в течение концерта играл то попеременно, то даже одновременно (как незабвенный Расаан Роланд Кёрк или, скорее, как оказавший на Круглова большое влияние Владимир Чекасин, молодой саксофонист иногда использует звучание одновременно двух-трёх язычковых инструментов), да ещё пару раз умудрившись параллельно брать отдельные аккорды на фортепиано.
Прозвучали две пьесы из нового альбома («Вальс для вас» и «Любовь»), а также три композиции из более новой, чем записанная на альбоме, программы «Отпечаток времени». Игра трио, состава относительно нового, ещё не вполне устоялась: при тех динамических перепадах и взлётах, при той мощной экспрессии, которые демонстрирует Круглов в игре на своих инструментах, временами хотелось бы чуть более эмоциональной интеракции с тубой (Башев, судя по всему, музыкант довольно спокойного темперамента), временами — чуть более энергичной и нешаблонной игры ударных (молодой барабанщик Олег Шунцов, музыкант в целом отлично подготовленный, иногда как бы стесняется «оторваться на полную», чего программируемые уходы Круглова от оформленной структуры к чистому фри регулярно требуют). Проекты Алексея Круглова часто производят впечатление устремлённости к отрыву от доминирующих тенденций, настойчивого поиска собственного голоса; и часто складывается ощущение, что музыкант знает, где искать, но не вполне осведомлен о том, что в этом же направлении проистекают поиски множества других экспериментаторов — а такая осведомлённость помогла бы сэкономить много усилий и избежать повторения уже пройденного. Хотя, с другой стороны, чьи-то чужие находки трудно, наверное, ощущать своими.
Автора этих строк не покидает ощущение, что, случись Круглову несколько лет (хотя бы год!) «повариться» в плавильном котле нью-йоркского Даунтауна, многие обходные пути, которыми этот одарённый и незаурядный музыкант ходит в поисках нового голоса, можно было бы спрямить. Огромная напряжённость поля музыкальных новаций в Даунтауне и Бруклине даже по записям ощущается не вполне, поле это нужно впитывать на месте — а ведь там идут те же процессы: съехавшиеся со всего мира импровизаторы ищут пути приложения богатейшего импровизационного языка, а точнее — языков, разрабатывающихся на импров-сцене, к своим региональным и национальным традициям, формировавшим этих музыкантов, и наоборот — ищут, как свой музыкальный «тезаурус», свои локальные культуры внести в словарь новых языков, рождающихся на наших глазах. Скажем так, проживание в Нью-Йорке для активного участия в этом процессе совершенно не обязательно, но может здорово помочь — хотя бы в плане спрямления путей познания. Было бы интересно сталкивать и сталкивать Круглова с молодыми импровизаторами его же направления из других музыкальных культур. Кажется, декларируемый Алексеем «русский фри-джаз» в результате этих столкновений вряд ли стал бы менее русским, но уж во всяком случае точно стал бы ещё свободнее и ярче.

Константин Волков

Нью-йоркский тенор-саксофонист (и просто красавец) Абрахам Бёртон в начале октября вновь порадовал своими концертами московскую публику. Вместе с трио Алексея Подымкина (Олег Осенков — контрабас, Давид Ткебучава — ударные) Абрахам Бёртон объехал в гастрольном турне 18 российских городов. В Москве музыканты играли в арт-кафе «Дуровъ» в проекте Jazz in motion, в Клубе Игоря Бутмана, а также в театре «Золотое кольцо» — зал и акустика этого театра отлично подходят, кстати, для камерных джазовых концертов.
Абрахам Бёртон в прошлом увлекался r’n’b, чтением рэпа и брейк-дансом. Однако именно игра на саксофоне позволила Абрахаму достичь наиболее полного самовыражения на сцене — его манеру отличают яркая выразительность, эмоциональность, тонкая интересная фразировка и, вместе с тем, мощный звук.
Абрахама привлекает множество разных музыкальных стилей: бибоп, соул, r’n’b, фанк, мэйнстрим , традиционная афроамериканская музыка — все эти стили он использует в своей игре в большей или меньшей степени. Однако умению понимать и чувствовать музыку, передавать свои эмоции слушателю Абрахам учился, слушая таких мастеров, как Джон Колтрейн, Диззи Гиллеспи, Макс Роуч. Он также играл с последователями Колтрейна и с самим Максом Роучем. По его словам, в игре таких корифеев джаза уже есть всё то самое важное, что определяет суть джазовой музыки, и придумывать что-то новое — значит заново изобретать велосипед. Поэтому Абрахам старается просто играть так, как чувствует, используя при этом весь свой музыкальный багаж.
В первом отделении концерта прозвучало много джазовой классики — произведения Курта Вайля, Дюка Эллингтона, Джона Колтрейна, Хэрби Хэнкока. Во втором отделении музыканты разбавили классику собственными сочинениями — запомнилась, в частности, пьеса Алексея Подымкина «Happy Chick», посвященная Чику Кориа, и фанковая пьеса Абрахама Бёртона с загадочным названием «Moon Tiger» — это название появилось уже в России, ближе к концу гастрольного тура.
Несмотря на свою абсолютно лидирующую роль в коллективе, Абрахам держался на сцене довольно скромно, соло играл «по делу» и одеяло на себя не тянул. При этом его соло отличались мощным драйвом, напором и сильной энергетикой. Но особенно хочется отметить умение Абрахама играть баллады — тонко, изысканно, проникновенно-сдержанно, хрипловатым, потрескивающим субтоновым звуком. И, конечно, отдельного внимания заслуживает его обаятельная улыбка.
Алексей ПодымкинАлексей Подымкин, как всегда, чётко контролировал все происходящее на сцене и старался улавливать каждую интонацию музыкантов. Свои не менее драйвовые соло он играл изобретательно, часто с юмором, и порой очень лирично.
Основой ансамбля, его «железобетонным» пульсом был контрабас Олега Осенкова — замечательного музыканта, также приглашенного Алексеем Подымкиным из Нью-Йорка специально для этого проекта. Олег Осенков солировал мало, но каждый раз — просто блестяще. Их тандем с барабанщиком Давидом Ткебучавой можно было сравнить с идеально чётко и ровно работающим музыкальным «двигателем».
После концерта Абрахам Бёртон признался, что очень доволен работой с трио Подымкина и их совместным гастрольным туром, и что уже не в первый раз он увезёт с собой в Нью-Йорк «большой чемодан положительных эмоций» из России. Во время российского турне Абрахам с особенной радостью обнаруживал в залах детей — оказывается, детей в Америке почти не приучают слушать джаз, поэтому джазовая музыка не популярна среди американской молодежи. «Но когда я вижу в зале детей, я понимаю, что у джазовой музыки есть будущее», — говорит Абрахам. «На своих концертах в России я вижу больше детей, чем где бы то ни было. Я думаю, Россию ждет прекрасное джазовое будущее».

Мария Малиновская
фото: Павел Корбут

Постсоветское пространство:
что было
19-21 сентября в Архангельске прошёл традиционный осенний джазовый фестиваль «Дни джаза», уже двадцать шестой (!) по счёту. О том, как прошли «Дни» и что на них было интересного, рассказывает [авторская подпись снята по просьбе автора]...>>>>
10-12 октября в Екатеринбурге, столице Уральского региона России, прошёл (уже во второй раз) фестиваль с примечательным названием «Джаз, рождённый в СССР». О том, каким этот фестиваль оказался, какой именно джаз был рождён в СССР, что делать, кто виноват и куды бечь, рассказывает наш обозреватель Михаил Митропольский...>>>>
Постсоветское пространство:
что будет
XIII международный фестиваль «Джазовая Провинция»
Итак, «школа джазовых передвижников» — старейший и крупнейший в России передвижной фестиваль «Джазовая провинция» — снова в пути! Маршрут фестиваля начинается в Орле (27 октября), далее следуют Воронеж (28-30 октября), Губкин (30 октября), Липецк (31 октября), Белгород (31 октября), Старый Оскол (1 ноября), Курск (2-4 ноября), Тула (3 ноября). Отдельные концерты пройдут в Санкт-Петербурге (28 октября) и Москве (30 октября, 2 и 9 ноября). Заключительные концерты фестиваля состоятся в Ярославле (10 ноября) и Ульяновске (13 ноября).
Лайонел Хэмптон (последний концерт, 2002)Нынешний фестиваль посвящен столетнему юбилею Лайонела Хэмптона, легендарного вибрафониста, ударника и бэнд-лидера (1908-2002). Карьера Хэмптона длилась более 70 лет. Он играл с Великими и Легендарными — Луи Армстронгом, Чарлзом Мингусом, Бенни Гудманом, Сонни Роллинзом, Тэдди Уилсоном, Куинси Джонсом, Клиффордом Брауном, Чарли Паркером, Декстером Гордоном, Диной Уошингтон, Аретой Фрэнклин — список займет ближайшие две страницы, так что продолжать не будем. Хэмптон и сам был Великой Легендой… В его биографии фигурирует такой факт — однажды, в юные годы, ещё не будучи ни легендой, ни знаменитостью, но вполне достойным барабанщиком, Хэмптон был приглашен для студийной работы с Луи Армостронгом. В студии обнаружился вибрафон. Самчо спросил Хэмптона, знает ли тот, как играть на нем. Хэмптон не знал, но от души попробовал… Так была записана «Memories of You». Дело происходило 16 октября 1930 года. Дату можно отмечать как «джазовое рождение» вибрафона.
Потом была работа с квартетом Бенни Гудмана — именно с квартетом, а не оркестром. Появление первого расово смешанного коллектива стало своего рода вызовом всем расистам мира и началом великого перелома, когда на одной сцене стали свободно играть и чёрные, и белые музыканты. А также ловкой придумкой самого Гудмана, которому очень хотелось заполучить некоторых чёрных музыкантов в свой оркестр — в том числе и Хэмптона. В 1940 году Хэмптон собрал собственный оркестр. Если помните, джазовые музыканты той поры охотно пользовались разнокалиберными пышными прозвищами — кто Герцог (Дюк Эллингтон), а кто и Король (вокалист Нат Кинг Коул)... Хэмптона же прозвали совсем не так роскошно — Gates (Ворота). Почему так? Да потому что именно он открыл дорогу к славе многим молодым новаторам (другие, правда, говорят, что «Воротами» Хэмптона прозвали из-за инструмента — вибрафон был необычным, экзотическим для тех лет инструментом, а из зала выглядел точь-в-точь небольшие воротца. — Ред.). Хэмптон обладал удивительным педагогическим чутьем — и талантом бэнд-лидера, несомненно... Куинси Джонс, который начал играть в его оркестре в 15-летнем возрасте, говорил, что Хэмптон был его наставником более полувека: «Он преподавал мне, помимо самого искусства, как надо оттягиваться, как смеяться и как жить».
«Он персонифицировал дух джаза, потому-то так много радости в его игре» — это слова Сонни Роллинза, который играл с Хэмптоном в 1950-х. Спустя много лет, уже в 80-е, Хэмптон занялся собственно преподавательской работой — в университете штата Айдахо. Правда, он не вёл занятий, но проводил мастер-классы, а в 1987 г. тамошний джазовый фестиваль, впервые на территории США, получил имя джазового музыканта — имя Лайонела Хэмптона, который был очень впечатлён тем, как Университет Айдахо привлекает на свой джазовый фестиваль тысячи студентов-музыкантов. Кроме всего прочего, Фестиваль Лайонела Хэмптона интересен и тем, что в течение многих лет (с 1988 по 2007 г.) обязательно приглашал музыкантов из России и Восточной Европы. Вряд ли есть ли другой фестиваль подобного масштаба, сделавший столь много для интеграции российского джаза на мировую сцену. В свое время на этом фестивале побывали Аркадий Шилклопер, Игорь Бутман, Леонид Винцкевич, Лембит Саарсалу, Энвер Измайлов, группа ManSound, Валерий Пономарёв и многие другие. Большинство из участников нынешней «Джазовой провинции» так или иначе имеют отношение к фестивалю Хэмптона.


New York Voices

Теперь наступила пора представить участников фестиваля. Лауреаты премии «Грэмми», легендарный квартет New York Voices по праву считается одной из лучших вокальных групп на современной джазовой сцене. Джаз — их основное направление, но музыканты также обращаются к бразильской музыке, блюзу и классике. Первый же альбом, записанный в 1989 году, был принят «на ура» публикой и получил блестящие отзывы музыковедов. New York Voices несколько лет выступали с оркестром Каунта Бэйси, после чего вышел альбом собственных версий знаменитых произведений биг-бэнда — «Sing, sing, sing». Из рецензии в Los Angeles Times: «Название диска соответствует тому, что можно ожидать от него — сложные вокальные линии, переплетенные между собой, импровизация и прекрасный аккомпанемент. Поклонники свинга — как играющие, так и слушающие его — оценят способность New York Voices привнести современное качество в классический материал, не жертвуя ни тем, ни другим». Помимо записи собственных альбомов, музыканты участвовали в записях и выступлениях Рэя Брауна, Бобби Макферрина, Нэнси Уилсон, Джорджа Бенсона. New York Voices объездили весь мир, гастролировали в США, Европе, Японии, выступали в Карнеги Холл, на сценах Цюрихской и Венской оперы, становились звездами престижнейших фестивалей — North Sea Jazz Festiva, The Montreal Jazz Festival, New Orleans Jazz и других.
Проект Les Virtuoses de Paris представляет трех великолепных гитаристов из Франции — Эрика Сампе, Амори Фийяра и Андрея Боднарчука. Андрей Боднарчук когда-то был участником ансамбля Германа Лукьянова, сейчас живет во Франции. Эрик Сампе имеет диплом профессора джаза, является дипломированным аранжировщиком SACEM — французского общества защиты авторских прав, реализует множество проектов с известными европейскими музыкантами, выступал с Джоном Маклафлином. Трое-из-Парижа реализуют несколько совместных проектов, например, «Триалог». Стилистически их музыка в чем-то близка world music. Четвертый из «парижских виртуозов» — перкуссионист Феликс Сабаль-Лекко, камерунец, много лет живущий и работающий во Франции. Его стиль игры называют «феноменальным» — этакий крутой замес фанка, афро и фьюжна. Его блестящая карьера — это гастроли и концерты Стингом, Питером Габриэлом, Полом Саймоном, Хэрби Хэнкоком. Он также выступает как композитор, аранжировщик и руководитель собственной группы.
Специально для «Джазовой Провинции» — американо-российский Jazz Province Project . В составе: Джей Эшби (тромбон, перкуссия), Леонид Винцкевич (клавишные), Джоэл Тейлор (ударные), Николай Винцкевич (саксофон) и Кип Рид (бас-гитара). Таким составом музыканты выступали и на прошлогоднем фестивале, но с другой программой. В том году это была Бразилия во всей красе, в нынешнем году программа будет посвящена памяти Хэмптона и состоит преимущественно из джазовой классики. Большинство участников JP Project, как с американской, так и с российской стороны, неоднократно участвовали в фестивале Хэмптона. Трижды «грэмминосца» Джея Эшби по опросу журнала DownBeat неоднократно называли лучшим джазовым тромбонистом. На его счету совместная работа с известнейшими музыкантами — Пакито Д`Ривера, Рэнди Бреккером, Слайдом Хэмптоном, Клаудио Родити, Аструд Жилберту, Жуаном Жилберту и Антонио Карлосом Жобимом.
Леонид Винцкевич, арт-директор, основатель и великолепный пианист отлично знаком слушателям «Провинции» по прошлым годам и его участие — своего рода «фирменная фишка», весьма привлекательная для слушателей.
«Возвращением музыканта на родную землю» назвали датские журналисты проект гитариста Мадса Кёлби «U Turn». Мадс Кёлби хорошо известен завсегдатаям «Джазовой Провинции», ибо в течение нескольких лет мы слышали его в составе трио Stekpanna. Кроме того, за несколько лет умудрился объездить полмира, поиграть с известными джазовыми музыкантами, поучаствовать в самых разнообразных поп- и рок-проектах. И вот после 10 лет международного творчества Мадс вернулся в Данию, создал свой проект и записал диск «U Turn» («Разворот на встречную») — это мелодичный инструментальный джаз, весьма разноплановый в стилистическом отношении: и джаз и фанк и баллады. Именно это мы и услышим на нынешней Провинции.
Райво ТафенауБразильского гитариста и вокалиста Серджио Бастуша будем слушать в составе мега- интернационального, бразильско - эстонско - чилийско - финского бэнда в составе: Райво Тафенау, саксофон (Эстония), Айн Аган, электрогитара (Эстония), Рикардо Падилья, перкуссия (Чили), Олли Эстола, ударные (Эстония) и Микель Малганд, акустический бас (Финляндия). Самого Бастуша именуют ни много ни мало «одним из красивейших бразильских голосов Европы». Серджио Бастуш специализируется на «нью-босса», смешивая ее с другими элементами бразильской музыки, джазом и этникой различных направлений. С эстонским саксофонистом Райво Тафенау работает уже не первый год. Райво Тафенау сейчас один из наиболее востребованных музыкантов на эстонской джазовой сцене, выступает с известными скандинавскими и европейскими музыкантами.
У Хэмптона было много учеников, никогда напрямую у него не учившихся, но считавших его незыблемым авторитетом, учителем, вдохновителем и так далее. Один из них — немецкий маримбафонист Фолькер Фришлинг (или Фолькер Фрай). Диск, записанный им в 2003 году вместе с Лембитом Саарсалу, назывался «Listen To The Message! A Happy Memory to Lionel Hampton». Фолькер Фрай — великолепный мелодист, изобретательный импровизатор, его музыкальные интересы включают мюзикл и современный театр, новый джаз и мэйнстрим, клубную работу, латинскую музыку и работу с Немецким Симфоническим оркестром и Берлинской оперой. На его сайте можно прочитать такую любопытную историю — в январе 2005 года стал организатором самого длинного джем-сешна: более 200 музыкантов играли целую неделю по 24 часа в сутки, а собранные деньги пошли на помощь жертвам наводнения. На фестивале мы услышим его вместе с саксофонистом из Эстонии, Лембитом Саарсалу, тоже одним из постоянных участников «Провинции».
Леонид Винцкевич, Лембит СаарсалуЛеонид Винцкевич: «Саарсалу — любопытнейшая индивидуальность». Это прежде всего не «болтливый» музыкант. У него абсолютно отсутствует джазовая риторика, вся эта любовь к показной технике, пустой пассажистике. Он может сыграть два-три звука и так заинтриговать слушателя, что тот будет сидеть, затаив дыхание... Это преимущественно спонтанный музыкант, лучшие идеи которого приходят на сцене, во время выступления..»

Татьяна Бавыкина,
Воронеж

III «Балтийский джаз»: чувство скандинавской импровизации
  • Москва, 23 ноября – концертный зал «Мир»

Бобо Стенсон23 ноября в концертном зале «МИР» состоится московский гала-концерт Третьего Международного фестиваля «Балтийский джаз».
Джаз, по определению, является самым лучшим художественным выражением свободы. Он никогда не повторяется, и никто не знает, что произойдет в следующий момент. Это свободный разговор, где каждый участвующий имеет возможность высказаться.
Шестой год «Планета АРТ» дарит российским любителям джаза возможность услышать свободный разговор звезд и молодых исполнителей Балтийской части Европы. Фестиваль традиционно пройдет под патронатом Представительства Еврокомиссии в России и посольств стран-участниц – Норвегии, Швеции, Дании, Польши, Германии.
Среди участников фестиваля — звёзды и молодые исполнители из Европы:
Бобо Стенсон, современная легенда шведского джазового инструментального мира, один из ярчайших пианистов мировой джазовой истории. В Москве с ним выступят известный европейский музыкант, басист Кристиан Сперинг и молодой, удивительно живой и чуткий барабанщик Йон Фeльт.
Петер Фесслер, «Золотой голос» немецкого вокального джазового мира, представляющий свой сольный проект «Brasiliana». Вместе с ним выступят Альфонсо Гарридо (перкуссия), Дэйв Кинг (бас-гитара), Иоахим Крауз (тромбон).
Туре БрунборгБо Стиф, одно из основных имен датской музыкальной сцены, Туре Брюнберг, звезда норвежского джаза, великолепный композитор и саксофонист, и Кристер Йонссон, шведский гитарист, многожанровый музыкант, представляющий новое поколение скандинавского джаза - в проекте «Nordic Root».
Арт директор Третьего Международного фестиваля «Балтийский джаз» представит свой международный проект - Алексей Колосов Blues Moments (Россия-Польша).
В проекте, помимо Алексея Колосова, примут участие:
молодой, талантливый российский пианист Дмитрий Яковлев, одно из ярчайших имен отечественного джаза – саксофонист Лев Лебедев, один из самых одаренных барабанщиков молодого поколения польского джаза Марчин Яр (Marcin Jahr) , а также известнейший польский музыкант и композитор, владеющий искусством игры на всех типах гитар Анджей Хохол (Andrzej Chochol).
Начало в 18.00. Концертный зал «МИР» (Цветной бульвар, 11, стр.2). Цены: от 900 до 5000 рублей.
Заказ билетов тел.: Concert.Ru 644-22-22, 8-916-337-45-35, 8-919-101-31-23.

Подробности

Григорий Файн12-13 ноября в Самаре пройдёт I Самарский джазовый фестиваль под патронажем губернатора Самарской области Владимира Артякова. Фестиваль будет проходить в Пушкинском Доме (ДК Железнодорожников). В фестивале примут участие звёзды британского джаза - барабанщик Мартин Дрю (Martin Drew), саксофонист Морнингтон Локкетт (Mornington Lockett), бас-гитарист Лоуренс Коттл (Lourence Kottle). В одном ансамбле с ними выступит арт-директор фестиваля, самарский пианист Григорий Файн (12 ноября). 13-го выступят звёзды российского джаза - гитарист Алексей Кузнецов, аккордеонист Владимир Данилин, вибрафонист Сергей Чернышов, контрабасист Игорь Кантюков, тенор-саксофонист Константин Горшков, трубач Артем Ковальчук, тромбонист Максим Пиганов, а также музыканты Поволжья или родом из Поволжья: Сергей Баулин, Николай Мачкасов, Павел Чекмаковский и др.
Генеральный директор фестиваля - директор самарского Центра международных связей Дмитрий Вырыпаев.

Что намечается:
столичные анонсы

Фонд «Музыкальный Олимп» представляет: 1 ноября, Московский международный Дом музыки, Светлановский зал — Лиз Райт (вокал, США)
Фонд «Музыкальный Олимп», возглавляемый Ириной Никитиной, представляет российской публике новую звезду поп-соул-джаза — Лиз Райт (Lizz Wright).
28-летняя Лиз с 2002 г. работает с известной джазовой фирмой грамзаписи Verve, отсюда её «приписка по джазовому ведомству», хотя стилистика, в которой работает певица, далека от традиционного джаза: это искушённая, высококачественная поп-музыка с сильным влиянием соул и джаза. Как и многие другие афроамериканские певцы с Юга США, Лиз Райт испытала огромное влияние церковных песнопений негритянских протестантских церквей, так как выросла в семье протестантского пастора в крохотном городке Хахира (штат Джорджия) и с детства пела в церковном хоре. Лиз пела и в школьном хоре, причём в его составе получила Национальную хоровую премию США. Девушка систематически изучала вокал в Государственном университете штата Джорджия в Атланте, после чего прошла курс обучения на музыкальном отделении Университета Новой школы в Нью-Йорке. Первая слава пришла к ней в составе вокального госпел-квартета In The Spirit в Атланте (2000), после чего и последовал сольный контракт с Verve. Её дебютный альбом «Salt» (2003) добрался до второго места в хит-параде альбомов «современного» (contemporary) джаза, а второй альбом, «Dreaming Wide Awake» (2005) дважды, в 2005 и 2006 гг., поднимался на вершину этого чарта. В феврале 2008 г. Лиз выпустила третий альбом, «The Orchard». Кроме того, девушка участвовала в записях ряда известных джазовых и смут-джазовых музыкантов в качестве гостя (её голос звучит на альбомах саксофониста Дэвида Санборна, клавишника Джо Сэмпла, мастера губной гармоники Тутса Тилеманса и пианиста Данило Переса, а также (в текущем году) на дебютном сольном альбоме контрабасиста Массимо Бьолкати (Lionel Loueke Trio).
Подробности

10 декабря, 22.00 — в цикле «Классика для полуночников» (Большой зал Международного Университета в Москве) программа «Village Variations» («Деревенские вариации»): музыка для воображаемого балета в 6 сценах для Moscow Art Trio, струнного оркестра и ударных инструментов. Музыка Михаила Альперина, текст Сергея Старостина. Исполнители:
Moscow Art Trio


Старостин, Альперин, Шилклопер

Михаил Альперин — рояль, клавиола, мелодика (Норвегия)
Аркадий Шилклопер — валторна, флюгельгорн (Россия — Германия)
Сергей Старостин — вокал, кларнет, духовые народные инструменты (Россия)
Камерный Оркестр Kremlin (дирижёр — Михаил Рахлевский), Роб Варинг — перкуссия (Норвегия)
При поддержке Посольства Норвегии в РФ
Будет исполнена программа альбома «Village Variations», который вышел в 2008 г. на лейбле Jaro.

8 ноября в санкт-петербургском клубе «Книги и Кофе» (Васильевский остров, наб. Макарова, 10/1) пройдёт презентация книги «Индустрия джаза в Америке». Книгу представит автор — главный редактор журнала «Джаз.Ру» Кирилл Мошков. В музыкальной программе презентации участвуют молодой пианист Ефим Рычкин и легендарный петербургский джазовый гитарист Андрей Рябов, который в последние два десятилетия живёт и работает в Нью-Йорке. Книгу и автора представит арт-директор клуба - писатель Александр Житинский.
Книга «Индустрия джаза в Америке» вышла в санкт-петербургском издательстве «Планета музыки» в 2008 г. «Индустрия джаза в Америке» — первая оригинальная книга о джазовой жизни Америки на русском языке (оригинальная — то есть не переводная и не собранная из разных источников).
Кирилл МошковАвтор — Кирилл Мошков, джазовый журналист, главный редактор журнала «Джаз.Ру» — ведущего российского издания о джазе. Книга рассматривает жизнь джазового сообщества США под необычным углом: с точки зрения того, как она устроена и работает, то есть с точки зрения не только музыкантов, но и людей музыкальной индустрии. Эти люди почти не появляется в фокусе внимания публики, но без них создание джазовой музыки и донесение её до слушателя были бы невозможны: это преподаватели, владельцы джаз-клубов, организаторы джазовых фестивалей, продюсеры, звукоинженеры и владельцы фирм грамзаписи, исследователи истории джаза и его сегодняшнего дня, джазовые журналисты и критики, руководители джазовых радиостанций. Исследование американского джаза под таким углом не проводилось никогда, так что эта книга — первая в своём роде не только в России, но и в мире.
Презентация в Санкт-Петербурге: 8 ноября, В.О., наб. Макарова, 10/1, клуб «Книги и Кофе» (ближайшее метро — «Василеостровская»). Начало в 19:00. Вход – 250 рублей, для членов клуба 200 рублей. Андрей Рябов (гитара), Ефим Рычкин (фортепиано). В рамках презентации также открывается выставка джазовой графики.


"Второе приближение"

Еврейский культурный центр на Никитской, 6 ноября, начало в 19.00: Михаил Митропольский представляет Exodus — программу к 10-летию трио «Второе приближение» (пианист Андрей Разин, вокалистка Татьяна Комова, контрабасист Игорь Иванушкин).
Гости: саксофонист Алексей Козлов, перкуссионист Влад Окунев, кларнетист Игорь Тертычный.
Exodus («Исход») мы понимаем, как духовное движение навстречу Богу — преодоление внутренней инерции человеческого существования, духовное обновление.
Каждому новому поколению приходится изобретать велосипед. Но велосипед всякий раз получается не такой, как раньше. С музыкой под названием «ДЖАЗ» это происходило много раз. Много раз его поднимали на щит и много раз списывали. Но джаз перебрался в новый XXI век и продолжает показывать нам все новые и новые грани. Он вбирает в свою импровизационную спираль тонкую иронию и глубокие душевные переживания, высокие технологии и древние народные напевы. Эта импровизационная музыка нового века не столько развлекает нас, сколько открывает нам глаза на невиданное ранее.
Трио Андрея Разина «Второе приближение» исполнилось 10 лет. В последние годы это чуть ли не единственный стабильно существующий на российской сцене проект, который последовательно придерживается идеи композиторско-импровизационного подхода к авторской, оригинальной музыке, стилистика которой не задана изначально, а определяется конкретной художественной задачей. Эта линия продолжает традицию таких групп, как трио Вячеслава Ганелина и Moscow Art Trio Михаила Альперина. «Второе приближение» придерживается полистилистичной музыки, которую в последнее время называют art music. Выступления трио проходили во многих городах России, Украины, Молдавии, Белоруссии, в Польше, Германии, Финляндии, Болгарии, Норвегии, Израиле. В 2003-4 годах на базе этого трио возник проект Международного Дома музыки «Европейский джаз. XXI век».
В то же время проект Андрея Разина является открытым и нередко вступает в коалицию с единомышленниками. Среди 7 CD, изданных «Вторым приближением» три — гостевые: их участниками были валторнист Аркадий Шилклопер, саксофонисты Майк Эллис, Юрий Яремчук. В сентябре 2006 года началась серия выступлений «interattraction» в Москве и в Калуге с немецким новоджазовым барабанщиком Клаусом Кугелем, в 2007 году она продолжилась концертами с мультиинструменталистом Романом Столяром (Россия), валторнистом Аркадием Шилклопером (Германия), тромбонистом Розуэллом Раддом (США).
В прошедшем году возникли новые воплощения «Второго приближения». Трио объединяется с перкуссионистом Владом Окуневым, который снимает с музыкантов бремя ритмической поддержки, насыщая музыку своим опытом в широкой стилистике от этно-рока до свободной импровизации. Другой проект возник по инициативе нашего знаменитого создателя «Арсенала» саксофониста Алексея Козлова и получил название «Два обэриута». Их совместное музыкальное представление — это музыкально-литературное пограничье: музыка классиков джазового авангарда, art music Андрея Разина и стихи Заболоцкого и Олейникова. Третья линия возникла после участия «Второго приближения» в фестивале в месте, приближенном к Богу — в Иерусалиме. В этом концерте, накануне новой поездки в Израиль, в музыке трио при участии кларнетиста Игоря Тертычного проявятся элементы еврейской мелодики.
Еврейский культурный центр на Никитской (Москва, ул. Б. Никитская, 47/3, тел. (495)787-4560, (495)787-4567); бронируйте билеты заранее!

2 и 3 ноября в московском клубе Gogol в Столешниковом переулке пройдёт фестиваль Afro Funk Family, в котором усилия неутомимого пропагандиста фанка в Москве, скрипача Феликса Лахути, впервые будут объединены с усилиями пропагандистов афро-бита (современной африканской танцевальной музыки)...>>>>

Образование

Курс лекций Михаила Митропольского «Книга джаза»
Два раза в месяц страницы «Книги джаза» для всех желающих перелистывает джазовый обозреватель, радио- и телеведущий Михаил Митропольский. Каждое занятие — это лекция, дискуссия и видеоконцерт.
Занятия продолжительностью три часа проводятся два раза в месяц, курс рассчитан на 4,5 месяца. Стоимость курса 8200 рублей (50% скидка для студентов и пенсионеров). Начало занятий — по мере набора группы. Занятия проводятся в Еврейском культурном центре на Малой Никитской. Запись по телефону: (495)787-4560/67 или по e-mail: center@jcc.ru
План лекций...>>>>

Теория

2-5 октября в Новосибирске впервые за много лет прошёл крупный международный джазовый фестиваль, получивший название «Джазовые игрища». Более чем приличное представительство американского и европейского джаза (достаточно сказать, что именно на «Игрища» впервые приехал в Россию выдающийся европейский импровизатор нового поколения Мартин Кюхен, а США были представлены трио Дэвида Гилмора, квартетом Алекса Сипягина, квартетом Фрэнка Лэйси и рядом других коллективов и солистов, плюс российско-американский квартет Абрахама Бёртона) и насыщенная программа позволяют говорить об «Игрищах» как о ярчайшем джазовом событии года в России к востоку от Урала. Журнал «Джаз.Ру» в ближайшем номере готовит подробный рассказ о фестивале, ну а «Полный джаз», его электронная версия, с удовольствием предоставляет свои виртуальные страницы теоретической программе фестиваля — ведь в расписании «Джазовых игрищ» был (видимо, в память о проведённом в рамках прежних Новосибирских фестивалей в 1978, 1987 и 1997 гг. джазовом симпозиуме) «симпозиум по проблемам джазовой жизни». Один из докладов, сделанных в рамках этого симпозиума, мы и публикуем сегодня. Доклад называется вполне научно: «К вопросу о существовании российской джазовой школы», а докладчик — постоянный автор и «Полного джаза», и журнала «Джаз.Ру», новосибирский музыкант, композитор и теоретик импровизации Роман Столяр...>>>>

Книги

Анатолий Воронов
«Из истории
 волгоградского
джаза»

Очередной, 15-й по счету джазовый сезон, который традиционно организует и проводит в Волгограде ансамбль Combo-Jazz-Band, открылся 17 октября 2008 года презентацией книги руководителя ансамбля Анатолия Воронова «Из истории волгоградского джаза» (издательство «Волгоград», 2008). В книге на примере местных коллективов прослеживается история становления и развития волгоградского джаза за период с конца 1940-х годов до наших дней, рассказывается о нескольких поколениях талантливых музыкантов. Автор — непосредственный участник событий — повествует о людях, благодаря которым джаз не погиб во времена запретов и гонений.
Первый концерт 15-го джазового сезона в Волгограде состоится 22 октября и будет посвящен отмечаемому в этом году 110-летию со дня рождения Джорджа Гершвина, выдающегося американского композитора, творчество которого во многом способствовало развитию джаза.

Валентин Трушин,
Волгоград

А в это время
за бугром...
17 октября в Линкольн-центре (Нью-Йорк) прошла церемония присвоения очередных почётных званий «Мастера джаза», которыми Национальный фонд искусств США ежегодно награждает заслуженных джазовых артистов. На церемонии выступил 65-летний гитарист и вокалист Джордж Бенсон, которому звание Jazz Master досталось не иначе как за заслуги 40-летней давности: ведь джаза, как такового, Бенсон играет крайне мало — с тех пор, как в первой половине 1970-х запел мягкую, слегка окрашенную джазом поп-музыку (наиболее известная его вокальная запись — хит 1975 г. «This Masquerade»). Впрочем, на церемонии Бенсон с оркестром Линкольн-центра сыграл настоящий джаз — балладу «Stella By Starlight».
Но наибольший интерес вызвало выступление другого Jazz Master 2009 (звание «Мастера джаза», как известно, всегда датируется будущим годом) — первого лауреата в истори, который родился не в США: это 86-летний бельгийский мастер игры на губной гармонике и гитарист (а иногда ещё и мастер редчайшей в джазе тембровой краски — художественного свиста) Тутс Тилеманс.
Тутс тоже выступал в сопровождении джаз-оркестра Линкольн-центра. Он сыграл захватывающую версию последнего хита Луи Армстронга — «What A Wonderful World».
Тилеманс известен не только в джазовом мире: целые поколения детей по всему миру, может быть,и не знают его имени, но наверняка слышали его губную гармонику — ведь это именно он играет заставку к популярному детскому телешоу «Улица Сезам».
Представляя Тутса, легендарный джазовый пианист и один из «крестных отцов» джазового образования в США д-р Билли Тэйлор (кстати, сам «Мастер джаза» 1988 года) вспоминал, как молодой Тутс, только что приехавший в Америку и ещё не имевший карточки профсоюза музыкантов, дававшей право на самостоятельные выступления, подсел, с позволения лидера, к ансамблю самого Тэйлора в одном из нью-йоркских клубов. «Я думал, он будет играть на гитаре, — рассказывал д-р Тэйлор, — но он вытащил гармошку и сыграл так, что все просто обалдели. В то время никто не играл джаз на губной гармонике, как он».
Вслед за Тилемансом на сцену вышел третий в этом году лауреат почётного звания — 81-летний альт-саксофонист Ли Кониц.


Слева направо, сверху вниз: председатель NEA Дэйна Джойя и "Мастера джаза-2009": Джордж Бенсон, Тутс Тилеманс, Джимми Кобб, Снуки Янг, Ли Кониц, Руди Ван Гелдер

Почётное звание получили также 79-летний барабанщик Джимми Кобб (игра которого звучит на таких эпохальных альбомах, как «Kind of Blue» Майлса Дэйвиса и «Giant Steps» Джона Колтрейна) и 89-летний трубач Снуки Янг, 25 лет проработавший в оркестре Дока Северинсена, известном всей Америке благодаря многолетней работе в популярной телепрограмме «Tonight Show». Первым звукорежиссёром, получившим звание Мастера джаза», стал легендарный Руди Ван Гелдер, записавший сотни хрестоматийных джазовых альбомов 1950-60-х г., составляющих ныне золотой фонд джаза. Сам он не играл, не будучи практикующим музыкантом, но в его честь оркестр сыграл «Stolen Moments» в той аранжировке, в которой она прозвучала на записанном им альбоме Оливера Нелсона 1961 г. «The Blues and the Abstract Truth». Выступая на церемонии, известный своим «старорежимным» юмором Ван Гелдер, которому 4 ноября исполняется 84 года, сказал: «Это большая честь. Мне было приятно узнать о награждении от председателя НФИ Дэйны Джойя, особенно когда он сказал мне, что я записал половину его коллекции дисков. Я подумал обо всех тех музыкантов, которых записывал все эти годы, и как мне повезло, что продюсеры их записей достаточно верили в меня, чтобы привозить их ко мне на запись в студию, которая изначально была гостиной моего дома. Потом я подумал: надо купить костюм!».
Церемония «Мастеров джаза» впервые проходила в Линкольн-центре, джазовая программа которого (с трубачом Уинтоном Марсалисом во главе) считается самой богатой и процветающей в США. Раньше церемония всегда составляла важнейшую часть программы ежегодного съезда Международной ассоциации джазового образования, но, как известно, в нынешнем году эта организация обанкротилась.
«Мы считаем за честь взять на себя проведение этой церемонии, — заявил художественный руководитель программы «Джаз в Линкольн-центре» Уинтон Марсалис. — Эта миссия полностью совпадает с направлением нашей деятельности».
Программа «Мастера джаза» развилась и окрепла в течение последних шести лет, когда у руля Национального фонда искусств стоял Дэйна Джойя (он уходит в отставку в январе будущего года). Благодаря инициативе председателя фонда число ежегодно присваеваемых званий выросло вдвое (с трёх до шести), и НФИ стал спонсировать специальные гастрольные туры лауреатов и запись посвящённых им радиопрограмм, которые затем передаются по цифровому спутниковому радиоканалу Sirius XM.

11 октября в США, не дожив всего двух недель до своего 86-летия, умер от сердечного приступа один из самых ярких джазовых оркестровых аранжировщиков — Нил Хэфти.
Роль аранжировщика в искусстве джазового биг-бэнда огромна. О да, конечно, очень важен лидер оркестра, крайне важны солисты-импровизаторы, существенно важна слаженность секций оркестра, упругость звучания ритм-секции, мощь секции труб, плотность секции тромбонов, подвижность секции саксофонов, но всем им будет совершенно нечего играть, если партии для них не придумает и не распишет аранжировщик. Далеко не все известные аранжировщики даже играли с коллективами, для которых писали оркестровки: например, Флетчер Хендерсон не выходил на сцену с оркестром Бенни Гудмана, а Билли Стрэйхорн только очень изредка подменял за роялем Дюка Эллингтона. Так же обстояло дело и с Нилом Хэфти (Neal Hefti). Он был неплохим (хотя, как говорили коллеги, и не выдающимся) трубачом и в ранние годы своей карьеры много играл на трубе в джазовых оркестрах, но в то же время очень любил писать музыку и делать её оркестровки. В начале 40-х он, ещё работая трубачом, писал первоклассные аранжировки для оркестра Чарли Барнета, а с 1944 по 1946 год гастролировал с очень популярным оркестром Вуди Хермана, для которого написал ряд аранжировок, ставших ключевыми в репертуаре этого биг-бэнда. С того момента заполучить Нила Хэфти старались многие оркестры, он писал для биг-бэндов Чарли Вентуры и Гарри Джеймса, но основу репутации Нила Хэфти в джазовом мире составили двенадцать лет работы на оркестр Каунта Бэйси, с 1950 по 1962 год. Хэфти написал для Каунта Бэйси огромное количество роскошных оркестровок (иногда это были аранжировки его собственных сочинений).
В 60-е годы Нил Хэфти переехал в Голливуд, всё меньше работал на джазовой сцене и всё больше писал музыки для кино и телевидения. В результате самой известной его работой стала музыка для телесериала «Странная парочка» («The Odd Couple») и для ещё одного сериала, выходившего в телевизионный эфир в 1966-1968 годах. Именно за музыку к этому сериалу Нил Хэфти получил свой единственный «Грэмми»: это снятый по мотивам известного комикса сериал про человека — летучую мышь, «Batman».
Но, конечно, значение композитора и аранжировщика Нила Хэфти выходит далеко за пределы музыки к телефильмам, хотя именно здесь его ждал наибольший материальный успех. Всё-таки несколько десятков хрестоматийных сочинений и аранжировок для джазового оркестра большого состава значат куда больше, хотя бы потому, что они не остались единственными в своём роде: все эти аранжировки изданы, и их постоянно играет огромное множество джазовых оркестров по всему свету. Наверное, самая известная из них — это пьеса «Lil' Darlin'», которую играет, наверное, каждый студенческий джазовый оркестр — не только из-за её очаровательной романтичной мелодии, но и из-за того, что это великолепное упражнение на игру в очень медленном темпе и на очень умеренной громкости, ведь молодому музыканту надо учиться играть не только быстро и громко, но и медленно и тихо, а это иногда даётся даже сложнее. Хрестоматийное сочинени Нила Хэфти лучше всего известно в версии, записанной оркестром Каунта Бэйси в октябре 1957 г. для альбома «Atomic Basie».

Дейв Маккенна (фото 1990 г.)18 октября в городке Стейт-Колледж, штат Пенсильвания, на 79-м году жизни от рака лёгких скончался джазовый пианист Дейв Маккенна. В начале своей карьеры он играл в джазовых оркестрах, но постепенно вовсе отказался от ансамблевой игры, полностью переключившись на сольное исполнение. Маккенна обладал мощной техникой игры левой рукой, что делало его фортепианные фактуры плотными, а басовые партии — насыщенными.
Маккенна обладал исключительно высокой репутацией среди джазменов, хотя и не так уж часто выезжал за пределы прибрежных районов Массачусетса, где провёл более четырёх десятилетий, ещё в 1966 г. переехав из Нью-Йорка на Тресковый мыс (Кейп-Код). Игра Маккенны была в основном известна по его многочисленным записям.
Дэвид Маккенна родился в городке Вунсокет, штат Род-Айленд, 30 мая 1930 г. Отец, Уильям, работал почтальоном, но при этом любительски играл на барабанах, а мать, Кэтрин, была прекрасной пианисткой, которая дала сыну первые уроки игры.
Маккенна дебютировал в составе групп локального уровня в Бостоне, впоследствии играл в оркестрах Чарли Вентуры и Вуди Хермана. После армии, ещё немного поиграв у Вентуры,Маккенна стал работать с малыми составами, в том числе с ансамблем Стэна Гетца. После переезда в Новую Англию пианист работал почти исключительно сольно; так, большую часть 80-х гг. он проработал штатным пианистом отеля Copley Plaza в Бостоне.
С конца 70-х, когда Дейв подписал контракт с лейблом Concord Records, он много записывался как сольный пианист. Впрочем, он делал и ансамблевые записи, но именно сольные работы («My Friend the Piano», «Left Handed Complement» и др.) в полной мере раскрывали его незаурядный талант. Манера Маккены, наследующая традициям сольного джазового исполнительства более ранних периодов джазовой истории, строилась на мощных басовых партиях, аккуратной аккордике и бережно воспроизводимых мелодиях, особенно на стандартах из американского песенного наследия, которые составляли основу его обширного репертуара. Зачастую пианист объединял темы в протяжённые попурри, используя в качестве объединяющего признака наличие какого-нибудь слова в названии темы (например, «You», «Stars» или «Spring»). От других пианистов его эпохи он отличался тем, что его методика импровизации предполагала только небольшие вариации на основную тему. «Я даже и не знаю, могу ли считаться полноправным джазменом», говорил Маккена. «Я — салонный пианист, люблю оставаться в рамках мелодии».

Радио

"Бесконечное приближение" (Радио России)
Программа (автор и ведущий Михаил Митропольский) выходит на "Радио России" с 2000 г. в ночь с пятницы на субботу в 0.10.

7 июля 617-я программа «Бесконечное приближение» посвящена 80-летию со дня рождения легендарного музыканта, лидера фьюжн-группы «Weather Report» Джо Завинула. В программе звучат, в том числе, редкие записи музыканта.
14 июля 618-я программа «Бесконечное приближение» посвящена 60-летию одного из интереснейших музыкантов креативной направленности тромбониста Джорджа Льюиса (George Lewis).
21 июля 619-я программа «Бесконечное приближение» принадлежит серии «Лица необщим выраженьем» и продолжает творческую биографию уникального российского музыканта Аркадия Шилклопера.
28 июля 620-я программа «Бесконечное приближение» позволяет автору поимпровизировать, включая в процесс Найджела Кеннеди (Nigel Kennedy), Гидона Кремера и камерный оркестр «Кремерата Балтика», брасс-ансамбли Empire Brass Quintet и German Brass.


Джаз на "Свободе"
Программа «Время Джаза», посвященная истории джаза, ее героям, заявкам радиослушателей и новостям мира джаза. Воскресенье 23.00 по Москве и два повтора - в понедельник в 3 и в 10 утра. Ведущий программы - Дмитрий Савицкий.

Подкаст "Слушать здесь":
24.10.08 - #281: джазовый обозреватель Михаил Митропольский в любезно предоставленном для подкаста архивном выпуске программы Радио России "Музыкальный повод" (2006) рассказывает о гитаристе Карли Крисчене и комментирует пьесу "Breakfast Feud", записанную с его участием секстетом кларнетиста Бенни Гудмана 15 января 1941 г в Нью-Йорке. Состав: Бенни Гудман - #кларнет, Кути Уильямс - #труба, Джорджи Аулд (тенор-саксофон), Каунт Бэйси (ф-но), Чарли Крисчен (гитара), Арти Бернстайн (контрабас), Джо Джонс (барабаны).

20.10.08 - #280: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) о лидере Даунтаун-авангарда Джоне Зорне: слушаем, как Зорн переосмысляет Орнетта Коулмана (пьеса "Rejoicing" с альбома "Spy vs. Spy: The Music of Ornette Coleman", Electra/Nonesuch, 1988)

14.10.08 - #279: памяти композитора и аранжировщика Нила Хэфти (1922-2008) - #главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует пьесы Хэфти "Batman Theme" (из саундтрека к телесериалу "Batman", ABC, 1966) и "Lil' Darlin'" из альбома оркестра Каунта Бэйси "Atomic Basie" (Blue Note, 1957)

10.10.08 - #278: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу Боба Дилана "Trouble" с альбома ансамбля клавишника Джейми Сафта "Trouble: the Jamie Saft Trio Plays Bob Dylan" (Tzadik, 2006)

08.10.08 - #277: джазовый обозреватель Михаил Митропольский в любезно предоставленном для подкаста архивном выпуске программы Радио России "Музыкальный повод" (2006) комментирует пьесу "Santa Claus Blues", записанную ансамблем Hot Five трубача Луи Армстронга с участием кларнетиста Бастера Бэйли в ноябре 1924 г.

03.10.08 - #276: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу "Pain Waits Until 5 PM" с альбома проекта Doctor Nerve "Beta14 OK" (Cuneiform, 1991)

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Михаил Митропольский,
[авторская подпись снята по просьбе автора],
Татьяна Бавыкина,
Сергей Бондарьков,
Константин Волков,
Роман Столяр,
Валентин Трушин,
Анна Филипьева,
Кирилл Мошков

Редакторы:
Кирилл Мошков,
Анна Филипьева

Зарубежная информация
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Павел Корбут,
Роман Шиллер,
Виктор Байнов,
архив портала "Джаз.Ру"

Макет:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! А лучше помогите им подписаться на нашу печатную версию - журнал "Джаз.Ру"!
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

Под редакцией Кирилла Мошкова - "Великие люди джаза"
Планета Музыки, 2012
Твердый переплет, двухтомник.

Второе издание популярного сборника биографических материалов о 145 американских и европейских джазменах: теперь - двухтомник! Биографические очерки и интервью отобраны по единственному признаку: все они публиковались в "Джаз.Ру"! Авторы книги - 18 ведущих авторов журнала "Джаз.Ру", отбор и редактирование материала произвёл главный редактор журнала Кирилл Мошков.
Подробнее о книге...>>>>

Кирилл Мошков. «Индустрия джаза в Америке. XXI век»
Планета музыки, 2013 г.
Твёрдый переплёт, 512 стр.

Второе, расширенное издание не имеющего аналогов в мире исследования джазового сектора американской музыкальной индустрии, которое в 1998-2012 гг. выполнил главный редактор "Джаз.Ру" Кирилл Мошков. Книга построена на почти полусотне интервью с ведущими американскими продюсерами, главами фестивалей и клубов, преподавателями и руководителями джазовых колледжей, звукоинженерами, исследователями джаза, главами джазовых радиостанций и другими столпами индустрии джаза.
Подробнее о книге

Подписка: получайте наши новости и анонсы на e-mail или через rss

© "Полный джаз", 1998-2017
Опубликованные в "Полном джазе" материалы являются собственностью редакции. Авторское право на них принадлежит авторам материалов. В случае републикации материалов, ранее изданных другими СМИ, права на материал и на авторство полностью сохраняются за первым публикатором. Редакция обладает авторскими правами на переводы материалов, принадлежащих зарубежным изданиям. Редакция не возражает против перепечатки материалов "Полного джаза" другими изданиями (как онлайн, так и оффлайн), однако во всех случаях на таковую перепечатку следует получить письменное разрешение редакции портала "Джаз.Ру". При перепечатке обязательно следует сохранять авторство и ссылаться на источник (портал "Джаз.Ру").
использование информации. правовые сведения

свидетельство о регистрации СМИ Эл № ФС 77-24637 от 13 июня 2006 г.