ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #32
Фред Фрит: имидж - ничто, музыка - все!
Фред ФритНью-Йорк. Это город, в котором жизнь не прекращается ни на минуту; бурлящее место, давшее искусству множество новых идей и тенденций. Город, который заставляет бредить... Не многим удается покорить его. Фред Фрит (Fred Frith) - человек, сумевший влюбить в себя Нью-Йорк. Неординарный музыкант и композитор, радикально перевернувший все устоявшиеся представления о современной джазовой и околоджазовой сцене, с группой соратников вообразивший и воплотивший в реальность новый жизнеспособный гибрид импровизационного джаза и электронного авангарда.
К сожалению, подобная музыка в нашей стране известна лишь узкому кругу людей и такие имена, как Фред Фрит, Джон Зорн , Марк Рибо, Артур Линдсей, большинству отечественных слушателей мало о чем говорят. Эти интереснейшие и самобытнейшие музыканты заслуживают гораздо большего внимания, ибо за ними будущее джазовой музыки.
Фред Фрит родился в 1946 году в северном Лондоне, в семье владельца галереи и художницы. С юных лет он пел в церковном хоре и играл на скрипке, на смену которой только с возрастом пришла гитара. В 1968 году, во время учебы в арт-колледже Фред познакомился с Тимом Ходжкинсоном - музыкантом-самоучкой. Вскоре их дружба переросла в нечто большее, чему впоследствии было присвоено имя - "Henry Cow". Эта легендарная британская андеграунд-группа в своей музыке соединила, кажется, все существовавшие на тот момент в музыке стили рока, блюза, джаза и фолка. "Henry Cow" просуществовала 10 лет, наиболее "прославившись" в СССР не самой музыкой, а околомузыкальным скандалом: якобы одно время из-за про-левых высказываний членов группы ее композиции не допускались к британскому радиоэфиру (группа к тому же активно использовала в своем имидже советскую символику). Самое интересное в этом факте то, что в Советском Союзе они почему-то считались антикоммунистами!
"Henry Cow" стала стартовой площадкой для Фреда Фрита-музыканта. Благодаря группе он был принят в узкий круг авангардистов Лондона, а главное, за время работы в группе у музыканта открылся талант незаурядного импровизатора. После разрыва с Тимом Ходжкинсоном Фрит бросает все и в 1979 году покидает Европу. Его путь был определен: Нью-Йорк.
Фред быстро влился в музыкальную жизнь мегаполиса. Он сразу же стал участником множества проектов. Благодаря активной концертной деятельности группы, Фред Фрит получил возможность познакомиться с музыкантами-единомышленниками, с которыми ему суждено было играть в своих последующих проектах. В начале 70-х он уже знаком с Джоном Зорном и Крисом Катлером, с которыми будет творить свою музыку на протяжении более чем 25-ти лет... В начале 80-х судьба сводит его с легендарным басистом и продюсером Биллом Ласвеллом , который, по мнению самого Фрита, оказал на него колоссальное влияние и дал путевку в жизнь. Первым результатом их сотрудничества явилось трио "Massacre" (Фрит - Ласвелл - Мейер), ставшее одним из зачинателей того, что сейчас гордо именуется андеграунд-джазом.
Параллельно с работой в "Massacre" Фред Фрит - активный участник множества импровизационных проектов, таких как "Improvised Music New-York-81, 82, 83" на "Celluloid", эпохальная работа с Биллом Ласвеллом в "Baselines" и серия релизов под кодовым названием "Material" (1981, 82, 91, 94 годы). За годы жизни в "городе желтого дьявола" Фрит выступил с огромным числом известных музыкантов, одно знакомство с которыми способно радикально повлиять на мировоззрение и ощущение мира музыки: Фаро Сандерс, Икуэ Мори , Том Кора, Брайан Ино. Фрит многому у них научился. Уже в 1982 году вместе с Томом Кора и Зиной Паркинс он организует легендарное трио "Skeleton Crew", просуществовавшее до 1986 года. Небольшая передышка, домашнее затворничество, сменяемое гастрольными сборными турами, и... В 1989 году в музыкальной сфере выстреливают два сумасшедших авангардных проекта, в очередной раз покушающихся на "устои": рекордсмен продуктивности и скорости записи альбомов (семь дисков за 5 лет) проект "Naked City", имена участников которого на афишах становились причинами обмороков. Еще бы! Джон Зорн, Фред Фрит, Билл Фризелл, Уэйн Хорвиц, Джои Бэрон, Ямацука Ай. Второй удар по умам - группа "Keep The Dog" (Фред Фрит, Рене Лусье, Зина Паркинс, Кевин Нортон, Боб Остертаг, Жан Дером), настолько активно пропагандировавшая авангард с концертных площадок всего мира, что даже какими-то судьбами умудрилась дать концерт в Советском Союзе.
Джон Зорн - новоджазовый композитор и один из основателей культового лейбла "Tzadik", приглашает Фреда Фрита и Даймонда Гейласаса поучаствовать в проекте "The Big Coundown", который и приносит музыкантам мировую известность. Именно за этот проект Фрит был удостоен "Knitting Factory Prize" как лучший джазовый гитарист года. Но на этом сотворчество с Зорном не ограничилось. Как мы уже знаем, Фрит около десяти лет играл на бас-гитаре в проекте Зорна "Naked City". Что касается сольных проектов Фрита, то их куда меньше, ибо он всегда подходит к написанию музыки очень серьезно. И если всевозможные коллаборации Фрита с другими музыкантами вряд ли можно подсчитать, то из его сольников можно составить полную и достаточно весомую дискографию, насчитывающую более 15 релизов. В 1981 году вышел сольный альбом Фрита "Spechless", заставивший заговорить о нем как о серьезном и самобытном джазовом композиторе. Затем увидел свет самый романтичный из его альбомов "The Technology Of Tears", показавший авангард в совершенно иной ипостаси. Этот проект навеян загадочностью модерн-арт-импрессионистской литературы, в особенности прозой Эдуардо Галеано и картинами французской художницы Беатрис Д'Элизе.
С конца 80-х Фрит начинает все больше и больше уделять внимания музыке для театров и кино. Он всегда был неравнодушен к искусству, и это новое увлечение засасывает его все сильнее. Наиболее ярко это проявилось в альбоме "Allies" (1996), который был написан как музыкальное сопровождение к одноименному балетному перфомансу, поставленному известными балетмейстерами Миллером и Уолднером для бруклинской Академии музыки. За "Allies" Фрит получил приз от "N.Y. Center Of Modern Art" как лучший композитор для театра и балета. Это был первый релиз, в котором музыкант стал использовать в широком объеме электронные инструменты. Все барабанные партии были программированы, и композиции были насыщены необычными сэмплерными звуками. Эксперименты Фрита с электроникой вылились в отдельный проект "Death Ambient". Что касается музыки к фильмам, то самым известным из саундтреков является его сопровождение к наполовину документальному кино "Step Across The Border", в основу которого были положены фрагменты из творческой жизни самого Фрита и окружающих его музыкантов.
Говоря о Фрите, нельзя не упомянуть о музыке, написанной им для других исполнителей и коллективов. Как композитор он неоднократно работал с "ROVA Sax Quartet", "Ensemble Moderne" и др. В 1990 году он основал проект под довольно "нескромным" названием - "Fred Frith Guitar Quartet" - для столь же "нескромных" целей: исполнять авторские произведения. Задуманная как компания для гастролей и туров, группа записала в конце 1998 года свой уже третий диск "Upbeat".
И в завершение хотелось бы сказать пару слов о Фрите как талантливом импровизаторе, игравшем со множеством музыкантов различных стилистических направлений: саксофонистом Лолом Коксхиллом, барабанщиком Крисом Катлером, гитаристами Рене Лусье и Генри Кайзером и многими другими. Апогеем его карьеры импровизатора стал альбом "Funny Valentine" - результат двухдневной "закупорки" в студии вместе с "гуру" Биллом Ласвеллом и барабанщиком Чарльзом Хейуордом в середине 1998 года.
И последнее. Сегодня Фрит, в очередной раз сменивший прописку, проживает в Германии, так как женат на известной немецкой фотохудожнице Хайке Лисс. История продолжается...
Возможность встретиться с Фредом Фритом и поговорить о его творчестве предоставилась корреспондентам "JK" после его концерта в дуэте с перкуссионистом Крисом Катлером в рамках фестиваля "Vilnius Jazz '98".

Вы сегодня были на концерте босой. Как это получилось?
- Это своеобразная практика. Подошвы моих ботинок слишком тяжелы для того, чтобы я мог находиться в обуви на сцене. Ведь надо много двигаться. Хотя это и довольно опасно, особенно на такой сцене, как здесь, где нет коврового покрытия. Я просто могу поскользнуться и улететь. Но босиком у меня есть возможность больше двигаться и быть более техничным.
Вы создали много музыки для театра и кино. А когда-нибудь Вам приходилось сочинять музыку под впечатлением от книги или картины?
- Не совсем так. Я могу сказать, что только когда я стал писать музыку для фильмов, то понял, что задолго до того, как я стал делать инструментальную музыку, я все время пытался следовать какому-то имиджу. Так не должно быть. Музыка - это больше чем имидж. Это процесс, который создает определенную атмосферу. И мне этот процесс очень нравится. Я все время пытаюсь уйти от сегодняшнего положения, когда музыка - не только лишь звук, а также и зрительное восприятие. Ведь сейчас зачастую, когда мы слушаем рок-музыку, мы смотрим ее по видео. Я пытаюсь избавить свою музыку от этого навязываемого видеоряда. Музыку надо слушать, а не смотреть. И фантазировать, вместо того, чтобы быть под прессом видео. Что же до классической музыки, я, напротив, стараюсь делать с ней фильмы, чтобы как-то популяризировать ее.
Давайте поговорим о партнерстве на сцене. Скажите, как Вы подбираете музыкантов и инструменты для своих проектов? И как часто меняете их?
- В этом процессе элемент выбора почти не присутствует. Я не занимаюсь специально поисками музыкантов. Мои партнеры по сцене - это мои друзья, которых я знаю очень давно. Например, Крис (Крис Катлер. - Прим. авторов): с ним мы играем уже очень много лет, еще со времен "Henry Cow". В каком-то смысле мой кастинг - время... Иногда люди приходят ко мне и говорят: "Я хочу это сыграть с тобой". Если мне нравится человек, то почему бы и нет? Ну и недавно - первый раз в моей жизни, - во время работы с "Ensemble Moderne", я столкнулся с проблемой выбора инструментов. Раньше я думал только о людях, с которыми пишу музыку: мы встречались, запирались в студии, у нас были общие идеи, мы играли... И я был этим доволен. Сейчас я понимаю, что в действительности я не хочу, скажем, играть на флейте или каком-то другом инструменте. Но его звук мне нужен и он незаменим. Это для меня ново, и мне приходится менять свое мировоззрение...
Многие Ваши проекты были сделаны в соавторстве с Биллом Ласвеллом и Джоном Зорном. Как Вам работалось с ними?
- Было весело! (It's fun!)
Сочиняли ли Вы когда-нибудь музыку столь личного характера, что потом у Вас появлялись сомнения, стоит ли показывать ее на публике?
- Как вы думаете, если бы это так и было, я рассказал бы вам об этом? Да, было пару релизов очень личных для меня. Эта музыка не была понята теми, кто ее слышал. Ну и прекрасно...
Советская идеология представляла группу "Henry Cow" как агрессивную и антикоммунистическую команду. Это правда, что записи "Henry Cow" были ограничены в эфире в Великобритании по обратной причине: из-за про-левых убеждений ее участников.
- Я никогда не был коммунистом. О, нет! Что касается радиоэфира, то могу сказать, что мы начали записываться после того, как нас услышал Джон Пил (John Peel) - очень известный в Великобритании ди-джей. Он был единственным из журналистов, кто решил, что мы достаточно интересны для того, чтобы прокрутить нас по радио. Благодаря этому событию мы получили наш первый контракт.
У Вас всегда очень любопытное оформление альбомов. Принимаете ли Вы участие в работе над дизайном? Что для Вас значит визуальный образ альбома?
- Уже давно я работаю с одним интересным художником и дизайнером из Швейцарии Питером Бейдером, создающим обложки, постеры. Наше тесное сотрудничество началось после моего прихода на студию "Recommended". Последнее время я много внимания уделяю фотографии и активно использую фото в оформлении своих альбомов. Моя жена - фотограф, так что особых проблем не возникает. На обложке последнего альбома - моя фотография.
Многие мои коллеги также принимают участие в работе над дизайном обложек альбомов. Мы обсуждаем фотографии, общий вид, работаем вместе... Да, это очень важно для меня.
Многие молодые музыканты, работающие в области современного джаза, в предисловиях к своим альбомам ссылаются на Вас, благодарят Вас за вдохновение...
- Да! Правда? Где эти люди? Познакомьте меня с ними!
Как Вы относитесь к этому?
- Я счастлив, конечно же...
Вас это в свою очередь вдохновляет?
- Нет, вовсе не обязательно. Но я рад, что людям нравится моя музыка.
Также многие музыканты, не говоря уже о публике, считают Вас культовой личностью современной музыки. Интересно, кого лично Вы считаете культовой личностью?
- Криса Катлера (указывает на барабанщика, своего партнера по сцене. - Прим. авторов).
Только его?
- Не только. Но дело в том, что было бы не очень правильно называть имена. Раньше на меня, конечно, оказывали влияние разные люди, но это было раньше. Сегодня меня вдохновляет, может, разве что чтение книги "Silence" Джона Кейджа (John Cage)...
Ваша музыка полна различных мелодических переплетений и разнородных конструкций. Зачастую она довольно атональна. Скажите, Ваши отношения с самим собой похожи на Вашу музыку?
- Не думаю. Не думаю, что это так. Надеюсь, что не так...
Над какими проектами Вы работаете в последнее время?
- Из последнего - произведение для "Ensemble Moderne" из Франкфурта, написанное для 12 музыкантов. Эта музыка посвящена моему коллеге Тому Кора (Tom Cora), умершему 9 апреля 1998 года (партнер Фрита по группе "Skeleton Crew". - Прим. авторов). И поэтому моя музыка полна сэмплов из композиций Тома. Именно этим проектом я сейчас вплотную занят и планирую записать диск в декабре 1998 года. Кроме того, я также пишу музыку для многих других европейских ансамблей. Уже вышел новый диск "Funny Valentine" группы "Massacre" - первый после перерыва в почти 20 лет. Я также много работаю вместе с Биллом Ласвеллом и Фредом Маэром.

Анастасия Костюкович, Андрей Микрюков

P.S. Авторы искренне благодарят всех оказавших помощь в появлении этого материала на свет: сотрудников Посольства Литовской Республики в Республике Беларусь, директора фестиваля "Vilnius Jazz" Антанаса Густиса, Александра Власкина и Ингу Григайтите.

Полностью материал опубликован в журнале "Jazz-Квадрат", №7-99

На первую страницу номера