ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #8, 2009

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

«Усадьба.Джаз» - 2009: диджеи на «Партере»

6 июня: DJ Шум
7 июня: DJ Ковалёв


Музыкальную программу площадки «Партер» в оба дня фестиваля открывают имена, которые могут вызвать некоторое удивление — и совершенно напрасно. На многих европейских джазовых фестивалях диск-жокеи играют наравне с музыкантами, так что практика эта весьма распространённая и проверенная. На «Усадьбе.Джаз» за дело берутся коллекционеры, меломаны и любители виниловых редкостей — DJ Шум и DJ Ковалёв.
DJ ShumЭдуард Шум — лидер ска-реггей группы WK?, организатор еженедельных вечеринок «Шумный четверг» в клубе Ikra, продюсер многочисленных музыкальных проектов и знаток золотых хитов фанка, соул, R’n’B и трип-хопа. Михаил Ковалёв — истинный диджей-диггер со стажем — человек, который находит немыслимые редкости полувековой давности и с удовольствием делится своими находками с другими. Именно они проведут маленький экскурс посетителям «Усадьбы. Джаз» в настоящие меломанские дебри и разогреют немаленький «Партер» до состояния «боевой готовности».
«Есть убеждение, что очень много хорошей музыки — внятной, адекватной, интересной, особенно с точки зрения сегодняшнего дня, — незаслуженно было отодвинуто в сторону мэйнстримом. Я говорю о 60-х и 70-х годах, в основном. И мне просто хочется поделиться музыкой, которая хороша», — делится своими планами Михаил Ковалёв.

О какой именно музыке вы говорите?

— О музыке 60-х — начала 70-х, но это не те шестидесятые, которые сразу приходят на ум. Это музыка, которая осталась вне хит-парадов — недооцененной, недопонятой — но сегодня она выглядит гораздо интересней, чем The Beatles или Элвис Пресли. Она очень жизнеутверждающая, потому что времена были таковые. Редкая, непопулярная, но очень хорошо ложащаяся на слух музыка: чёрная, белая, румынская, португальская — всякая...

Говорят, вы — большой коллекционер.

— Маленький.

Маленький? Ну, даже если и так, что ещё и преподаватель ГИТИСа...

— Да, я действительно преподавал, но это в прошлом. Просто возникла необходимость на одном из курсов факультета эстрады рассказать об истории эстрады 50-х-60-х. Это был эпизод, но несколько лет жизни на это было искренне потрачено, и думаю, что не зря.

Между живыми инструментами и пластинками есть ощутимая разница, даже на уровне звука. Не кажется ли вам, что эта разница будет остро ощущаться?

— Разница будет чувствоваться не только в этом. Какие бы уникальные треки у меня ни были, я выполняю функцию выключателя, я ставлю пластинки. А когда выходят артисты, они берут инструменты и творят чудо. Я не ставлю себя в один ряд с музыкантами. Если бы я был диджеем с современной точки зрения, то есть человеком, который берет единичный звук и начинает при помощи оборудования его обрабатывать — может, считал бы иначе. Они тоже музыканты, у них новая физика звука, новая подача звука. Я же отношу себя к категории диджеев-диггеров, которые выкапывают интересное и говорят: вот, посмотрите. Не больше того. После меня выступят артисты супер-уровня, которые сделают всё как нужно. Я же просто играю на разогреве. Но при этом я очень хорошо знаю, что мне есть чем удивить даже тех же эстетов. Моя задача сделать так, чтобы стало весело — так что будет весело!

Многие наши постоянные читатели — сторонники джаза как такового, знатоков диджейского искусства среди них не так много. Что бы вы сказали им, чтобы они оторвались от более близкой им площадки «Аристократ» и пошли послушать вас?

— Мне кажется, вся эта аристократичность, авангардность, продвинутость — вещь довольно надуманная и надутая. Я точно знаю и понимаю, что прелесть музыки — будь то джаз, хэви-метал или балалайки — заключается в естестве, в качестве. Если на каком-нибудь ультрапрогрессивном фестивале поставить выступать музыканта из 20-х годов, из начала истории джаза, и посадить его за простое пианино, на ушах будут стоять все без исключения. Тогда к музыке относились по-другому: все понимали, что, когда артист выходит на сцену —начинается чудо. А сейчас артистом становится человек, который выходит на сцену и говорит: «Вот это у вас плохо работает, вот это вы мне подготовьте, вот это сделайте, а теперь я не пойду, потому что у меня плохое настроение». Это, как мне кажется, проблема аудитории, которая гонится за ультраконцептуальными видами искусства. Если человек артист, не важно, что он делает и в какой форме выражает своё искусство. Если человек действительно любит музыку, даже если он объективно пришёл к такому состоянию, что готов воспринимать только определённого суперавангардного артиста, он всё равно будет реагировать на простоту и искренность.

Диана Кондрашина

На первую страницу номера

    

     Rambler's Top100 Service