ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #10, 2009

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Джаз на «Фестивале Израиля»

Напомню, «Фестиваль Израиля» — наше главное культурное событие года, ему более 40 лет, и в каждом из фестивалей есть джазовый блок. Иногда он невелик и не представителен, иногда раздувается до размеров фестиваля в фестивале. Делится всегда этот блок на две части: израильский джаз в большом количестве представлен в общедоступных концертах в лобби Иерусалимского театра («Театрон Иерушалаим» — комплекс, в котором проходит большая часть фестивальных мероприятий), гастролеры и некоторые израильтяне дают концерты в залах, для входа в которые надо покупать билеты. В этом году таких концертов было четыре, и один из них был израильским — выступление ансамбля Авишая Коэна.

Мы часто являемся свидетелями перехода музыкантов из одного состояния в другое: смена инструмента на дирижерскую палочку, уход из классики в джаз (как правило, им кажется, что они ушли в джаз), уход из джаза в шоу-бизнес... Все они называют высокие и красивые причины переходов: теснота в рамках одного инструмента, желание расширить репертуар и обратиться к более широкому кругу публики... Истинных причин, как правило, не называют — не очень красиво будет в прессе выглядеть боль в спине, физическая и духовная усталость (ну надоело мне играть на фортепиано, постою-ка я, великий, за пультом), уверенность в собственных неограниченных возможностях (если я конкурс Чайковского выиграл, то уж по блюзу точно сыграю лучше других) и, возможно, самое главное — желание большего заработка, который дается меньшей кровью. Два последних симптома являются проявлением одного, практически неизлечимого заболевания — звездной болезни.

Авишай Коэн был несколько лет одним из лучших в мире джаза контрабасистов, о чем я знаю не понаслышке — в ансамбле Чика Кориа Origin в 1999 году в Эйлате он был лучшим, хотя не выпячивал себя, но блистательно делал свое дело. Спустя несколько лет Коэн вернулся в Израиль и представил свое трио, где уже был не только контрабасистом, а лидером и композитором, о чем подробно написано и мною в статье о прошлогоднем фестивале в Эйлате и коллегами, слышавшими ансамбль Коэна в других странах. На концерт в Иерусалиме 2 июня я пошел в надежде на метаморфозы, но увы, они были тщетны. С трудом верю, что, играя в высших кругах американского джаза, можно выйти из них исключительно из любви к Отчизне и желания вернуться в родительский дом. Предположу, что из этих кругов Коэна аккуратно выставили, поскольку контрабасист не должен тянуть одеяло на себя ни в музыке, ни в поведении на сцене. Именно тогда он становится истинно великим — примеры Рэя Брауна и Рона Картера хрестоматийны.

На «Фестивале Израиля» Авишай вывел на сцену квинтет, где ему составили компанию известный по предыдущему составу пианист Шай Маэстро, гитарист и удист Амос Хоффман, перкуссионист Итамар Дуари и певица Керен Малька. Называю ее последней, поскольку ее участие в ансамбле непонятно. Голос тусклый, диапазон узкий... Правда, неплохие внешние данные, и это объясняет кое-что, не имеющее отношения к музыке. Хоффман — прекрасный музыкант, которому в предложенной музыке почти нечего делать. Дуари — музыкант фантастический, играющий в течение концерта и на большом количестве восточных ударных инструментов и на обычном сете барабанов и тарелок, но используется он в ансамбле на 80 процентов, как солист, но не составная часть ансамбля. Маэстро — хороший пианист, но не более того. Сам Коэн ... почти не играет на контрабасе. Он поет, причем в течение всей почти двухчасовой программы, составленной из старинных и современных израильских песен. Широкий круг слушателей в восторге — они как бы на серьезном концерте, но слушают практически ту же музыку, которая сопровождает их на рынке, звучит из каждого киоска на автобусных станциях (есть в Израиле даже такое понятие — музыка «Таханы мерказит», на иврите — Центральной автобусной станции). Голос у Коэна сиплый и бесцветный, все песни в одном темпераменте — в конце возникает ощущение, что ты слышал одну песню, но очень длинную. Есть несколько смягчающих тоску эпизодов, когда к квинтету добавляются превосходные духовики, флейтист Илан Салем и тромбонист Одед Меир, но общее ощущение после концерта — словно побывал на абсолютно чуждом тебе мероприятии, на которое тебя не занесло бы никогда в жизни, не будь оно поставлено в список джазовых. Иногда Коэн остается один на сцене и садится за рояль, скромными аккордами аккомпанируя себе любимому — будто нет в группе пианиста. Иногда Коэн все-таки солирует на своем инструменте, который по-прежнему звучит красиво. Но позы, которые он принимает при этом, абсолютно чужды эстетике джаза, ярко подтверждают поставленный выше диагноз и объясняют многое. Не мог бы Чик Кориа сегодня играть с музыкантом, извивающимся вокруг контрабаса, словно стриптизер. Кстати, концерт был посвящен представлению нового диска «Аврора», у которого, видимо, будет много покупателей. Но не тех, кто заполняет джазовые залы...

Двумя днями раньше на той же сцене выступал действительно великий контрабасист. Рено Гарсиа-Фон (Renaud Garcia-Fons) получил образование в Париже тогда, когда там жили два великих барабанщика — Сэм Вудьярд и Кенни Кларк, в ансамблях с которыми Гарсиа-Фон и начал свою карьеру. В традиционном джазе ему стало тесно, сначала он добавил в контрабасе пятую струну, а затем расширил круг партнеров за счет музыкантов из арабских стран и Турции. На фестивале Гарсиа-Фон вышел на сцену в составе трио «Арколуз» вместе с гитаристом Кико Ройзом и перкуссионистом по имени Паскаль с оставшейся непонятной фамилией (он заменил в последний момент уругвайского музыканта Хорхе «Негрито» Террасанта). Музыка «Арколуз» — сочетание фламенко, средиземноморских ритмов и интонаций, немного арабского, немного турецкого — абсолютно самобытна и увлекательна. Гарсиа-Фон — не просто сильный музыкант, но музыкант исключительный. Его инструмент звучит, как скрипка, виолончель, гитара (кстати, когда Рено играл фламенко-соло, он напомнил мне Двоскина, который лет 30 назад в «Аллегро» имитировал фламенко-гитару на своем электробасе), порой как целый струнный ансамбль, между тем это лишь акустический контрабас без единой электронной примочки! Я слышал почти всех ведущих современных контрабасистов в классике и джазе, но ни один из них даже близко не походит к Гарсиа-Фону. Каждого из них при увлечении сольной игрой хочется похлопать по плечу и предложить отдохнуть. Гарсиа-Фона после целого концерта можно было продолжать слушать до бесконечности. Гитара и перкашн — аккомпанирующие инструменты, выходящие вперед, только если того требует музыка. Большую часть композиций трио играет вместе, и здесь можно сказать без всяких скидок — оно звучит, как единый инструмент. Я бы заставил и джазменов, и академических музыкантов слушать «Арколуз», как эталон ансамбля. А любители должны запомнить имена Гарсиа-Фон и «Арколуз» навечно.
Паоло Фрезу — ведущий трубач Италии и один из ведущих в Европе. Перечисление партнеров неуместно, лишь отмечу альбом «The Lost Chords», где итальянец — партнер квартета Карлы Блэй. В Иерусалим Фрезу привез «Дьявольский квартет», в котором вместе с ним выступили гитарист Боб Ферра, басист Паулино Делла Форте и барабанщик Стефано Баниоли. Каждый из них также имеет богатый список партнеров — Мишель Петруччиани, Ли Конитц, Энрико Рава, Кенни Уилер... Все музыканты превосходны, ансамбль первоклассен, репертуар интересен. Отмечу отсутствие в чистом виде стандартов, но иногда намеки на них цитированием отдельных фраз... Но назавтра после «Арколуза» хотелось открытий, а их не было. Хотелось только музыки, а «Дьяволы» вдруг начали демонстрировать свои возможности, и, как оказалось, безо всякого музыкального обоснования. Контрабас Делла Форте был слишком «фортиссимо» после Гарсиа-Фона. Но очень понравился Фрезу, когда откладывал в сторону флюгельгорн и играл тихо и медленно на засурдиненной трубе. Разочарования от концерта не было, но и вспомнить уже назавтра было почти нечего.

Завершало джазовый блок 3 июня трио Джошуа Редмана. Ведущего современного саксофониста не надо представлять специально. Партнеры по авторитету были под стать Редману: контрабасист Рувен Роджерс (партнеры — Дайана Ривз, Харгроув, Ллойд...) и барабанщик Эрик Харланд (дважды номинант на «Грэмми», трио Sangam с Ллойдом и Закиром Хуссейном, другие партнеры — Марсалис, Холланд, Маккой Тайнер...). Словом — суперзвезды. Часто подобные альянсы рассыпаются на составляющие, но здесь и альянс стал суперзвездой. Редман — один из редких джазовых лидеров, которые всегда верны своему искусству.
Внутри джаза Джошуа экспериментирует, его музыка колеблется от классического бопа до фри-джаза и джаз-рока, но он никогда сам не перешагивает границы между джазом и попсой и не пускает на свою территорию никого из-за этой границы. На сцене в течение почти двух часов не было ни одного гармонического инструмента, но, тем не менее, ни на секунду не возникло ощущение ненаполненности музыки. Каждому музыканту было что сказать, и им было, что сказать вместе. Тематический материал базировался на классических образцах джаза, но до оригинальных тем было далеко. Знающий эти темы все слышал и пускался вместе с музыкантами в увлекательное путешествие вокруг нот, составляющих темы (разительный контраст с некоторыми музыкантами, позиционирующими себя, как крупные джазмены, но играющие темы популярных песен по три-четыре раза в оригинальном виде, после чего исполняющие вариации, сложнее которых играли в эпоху свинга). Только в самом конце концерта, на третьем выходе на бис, Редман вдруг, улыбаясь, сыграл почти точно тему из «Мэкки-найф».

Джаз в Израиле никогда не прекращается. В начале июля нас посещает еще одно звездное трио — Данило Перес, Джон Патитуччи и Рой Хэйнз, а потом — «Джаз на Красном море» в Эйлате. Программа еще не известна, но в джазовом календаре последняя неделя августа отдана фестивалю навечно. И место встречи изменить нельзя — Эйлат, не перепутайте с Акобой и Табой. Они — через границы, рядом, но там никакого джаза не будет.

Владимир Мак

На первую страницу номера

    

     Rambler's Top100 Service