ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #11, 2009

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Джаз в стиле Nord

Вы были вечером 24 июня в «Джаз Арт клубе», что в «Олимпийском»? Слышали норвежский Quite Quiet Project и архангельский «Комитет А»?? Если нет, то многое потеряли! Позволю себе сказать именно так и постараюсь объяснить — почему…
Хотя пытаться выразить словами впечатления о таком неуловимом и неосязаемом явлении, как музыка (тем более — джазовая), по меньшей мере самоуверенно, но всё-таки…Слишком сильны были впечатления!
Итак, в первом отделении хрупкий, трогательный и очень светлый во всех смыслах человек, Лиса Диллан представила свой Quiet Quiet Project (Лиса Диллан — вокал, Асбьорн Лерхейм — гитара, а точнее — три гитары).

Это была не просто красивая и талантливо исполненная музыка. Это была Музыка Души: души чуткой, деликатной и тонко организованной, со своим абсолютно независимым и оригинальным взглядом на мир, и мир музыки в том числе.
Казалось бы, как можно по-новому спеть шлягеры Элвиса Пресли? И можно ли вообще «перепевать» исполнителей такого яркого дарования? Вероятно, можно, когда ты — музыкальная личность, как Лиса Диллан, а рядом с тобой есть музыкальная «вторая половинка», как гитарист Асбьорн Лерхейм.
Личность тем и отличается, что она во всём остаётся личностью, пропуская всё через призму своего восприятия. Лиса увидела и услышала в песнях Элвиса хрупкий внутренний мир, который, возможно, был открыт только ему одному, и в который допускаются очень редко и только очень любимые люди. И зал это прочувствовал: стояла удивительная для подобных клубных джазовых вечеров, практически абсолютная тишина. Разумеется, на джазовые среды в «Олимпийский» к Александру Эйдельману приходят, как правило, не случайные люди, хотя были и такие, которые именно в это вечер пришли сюда впервые и именно на «северную» джазовую программу…
Разумеется, можно бесконечно (и главное, безрезультатно) спорить: джаз это или что-то иное? если джаз, то какое из его направлений? и т.п. А кто может точно определить, что же на самом деле такое джаз? И можно ли дать словесное определение свободному полёту души, выраженному в звуке?
Звуковая вселенная, преподнесённая архангельским «Комитетом А» при участии молодого московского саксофониста Алексея Круглова, просто поразила публику своей спонтанностью, звуковой фееричностью и буквально видимой выразительностью авангардного джаза! Это, скорее, напоминало гениально отснятый на лучшей цветочувствительной плёнке и талантливо смонтированный документальный фильм о Жизни Вселенной, когда яркие кадры следуют один за другим, и когда эта дикая Божественная красота завораживает настолько, что словесные комментарии кажутся просто неуместными. И можно ли вообще рассказать Ощущения и Чувства?
Музыка этого трио — это не только звуковая свобода. Это полное освобождение джаза от «оков» зачастую угадываемой гармонии и чёткого метро-ритма, традиционной, слышимой ухом структуры, от всего того, что делает музыку понятной, узнаваемой и доступной. Здесь всё подчинено только целям исполнительского индивидуального и коллективного самовыражения: новые тембральные сочетание (причём самые неожиданные, но очень выразительные!), и оригинальные технические приемы, и абсолютное беспрепятственное движение в пространстве звуковой гармонии.

Музыканты просто творили на сцене: самые разнообразные изменениях в структуре и форме музыки сочетались с воображением и большой музыкальностью. Отказ от «классической» последовательности аккордов и понятия тональности позволял музыке двигаться в абсолютно любом направлении. Безупречная чуткость ансамбля дала возможность музыкальной мысли передвигаться между инструменталистами настолько органично и естественно, что оставляла полное ощущение живой трепещущей звуковой материи!

Да! Этот проект — вызов звуковой джазовой классификации. Это, скорее сплав экспрессионистского джаза с современной неоклассической музыкой. Создавалось такое ощущение, что на маленькой сцене « Джаз Арт клуба» люди творили музыку «из ничего», с абсолютного нуля: они не играли заведомо известную себе и другим композицию, а создавали НЕЧТО, как будто до них вообще никакого джаза никто и не играл. Они его ТВОРИЛИ. С первых же звуков эта музыка затягивала и магнетизировала настолько, что создавалось ощущение, как будто тебе начинает открываться истинная суть вещей, символов и знаков. Это чистая магия звука!

Однако замечу, что более чем получасовой опус по своей композиционной глубине не уступает классической сюите, которой может позавидовать иной академический композитор. Здесь и интродукция, и циклически повторяющиеся инструментальные риффы, и широко разведённые по стереопанораме сольные эпизоды, и пьесы-размышления с использованием, пожалуй, одного из самых экзотических и колдовских инструментов — варгана, и юмористическая скоростная этно-пьеска, основанная на традиционных северных припевках.

Не знаю, какую задачу ставили перед собой музыканты, приступая к созданию этого проекта, однако им определённо удалось сотворить многоплановую, многостилевую композицию, бесконечно разнообразную тембрально и драматургически. И что особенно важно, совершенно необычную и нешаблонную, представляющую «Комитет А» как больших мастеров композиционного и импровизационного музицирования на самых различных инструментах — от классического рояля до варгана и губной гармошки. Позволю себе предположить, что этот проект станет новой этапной работой в творчестве архангельских джазовых музыкантов ещё и потому, что все они — не только джазовые профи, но и достойные друг друга собеседники и единомышленники, способные вслух размышлять о категориях высшего порядка.

Конечно, до такой музыки необходимо музыкально «дозреть» не только слушателям, но и исполнителям. За всем этим звуковым представлением ощущается яркая, неординарная личность, музыкальный лидер с огромным джазовым опытом пианиста теперь уже легендарной джаз-группы Владимира Резицкого «Архангельск», Владимир Туров.

Однако представленная в Москве программа не стала лишь данью эпохе расцвета джазового авангарда в СССР: как известно, нельзя дважды войти в одну реку, а если у кого и получается, то, скорое всего, он возвращается в стоячую воду творческого болота. Это было современное, сиюминутное сотворчество самых разных по возрасту и по творческому опыту джазменов. Наряду с музыкальными «зубрами» Владимиром Туровым (клавишные, духовые) и Алексеем Барандовым (ударные) на сцене творили молодые музыканты: именинник Алексей Круглов (саксофон, губная гармошка) и Николай Куликов (гитара), которому пришлось заменять ещё одного «архангела» (так называли в своё время участников джаз-группы «Архангельск») — Николая Ковалёва. К сожалению, экстренный ввод в состав даже такого замечательного гитариста, как Николай Куликов, не прошёл абсолютно гладко: с такой музыкой нужно слиться и полностью раствориться в ней, а для этого нужен определённый временной опыт совместного музицирования. Ведь внешняя свобода и абсолютная спонтанность представленного северянами авангардного джаза мнимая: здесь есть и ярко выраженная концептуальность, и чёткая музыкальная форма, и абсолютное ощущение каждым музыкантом себя как частицы единого музыкального организма. А потому особенно хочется отметить Алексея Барандова (ударные), от которого во многом зависела «жизнь» создаваемой здесь и сейчас звуковой вселенной: это именно тот музыкант, которому одинаково даётся и тонкое сиюминутное ощущение каждого исполнителя в отдельности, и видение общей музыкальной ткани.

Ну и, конечно, виртуоза Алексея Круглова, отыгравшего ярко и технически безупречно обе программы (первый концерт состоялся днём раньше в клубе «Союз Композиторов»), невзирая на сломанный палец правой руки.

Поставленная северянами изначально высокая творческая планка задала определённый тон и традиционному клубному джему: музыканты буквально выстроились в очередь, джазовые мэтры совсем не шутливо упрекали молодёжь, что им никак не дают пробиться на сцену, а молодёжь, надо сказать, была очень интересная и яркая, а порой и неординарная, но на то он и джаз!
И вся эта феерия звука растянулась во временном пространстве до 24.00: зал уже опустел, а музыканты в творческом упоении всё играли и играли на сцене. Это и понятно. Играть в таком клубе, где сама атмосфера располагает к творческому общению, где магическое слово «джаз» является единственным пропуском в зал — одно удовольствие, за которое очень хочется поблагодарить Александра Эйдельмана. Возглавлять современный джазовый клуб, в котором с наслаждением играют музыканты со всего мира, и в который хочется приходить снова и снова, — это не только профессионализм, это свидетельство большой и неистребимой любви к музыке по имени Джаз! И ещё спасибо за то, что он доставляет огромное удовольствие всем поклонникам джаза, приглашая в свой клуб таких ярких, самобытных и талантливых музыкантов!
Браво, северяне!

[авторская подпись снята по просьбе автора]
фото Дарьи Архангельской

На первую страницу номера

    

     Rambler's Top100 Service