502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2
 
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2
Выпуск # 14 (431) - 7 сентября 2009 г.
книга "великие люди джаза"Издается с октября 1998 г. Выходит один раз в две недели.

Оглавление выпуска:

Следующий выпуск: 21.09.2009

Новые проекты
"Полного джаза"

 NEW "Полный джаз": подкаст - аудиоверсия!
слушать подкаст прямо здесь:

выпуск от 22.09

скачать как mp3 (10,2 Мб) | скачать как wma (2,68 Мб)

выпуск от 11.09
 
скачать как mp3 (11 Мб) | скачать как wma (2,8 Мб)

Главные новости

7 сентября исполнилось 75 лет Алексею Баташёву.
Трудно однозначно определить роль Алексея Николаевича в истории советского джаза. Критик? Да, но не только (и даже не столько). Историк? Безусловно: его перу принадлежит первая серьёзная работа по истории советского джаза («Советский джаз», 1972), которая имела и серьёзный международный резонанс — именно по её мотивам Фредрик Старр впоследствии написал свою книгу «Red And Hot: The Fate of Jazz in Soviet Union», до сих пор остающуюся единственным серьёзным источником по истории советского джаза на английском языке (при всех недостатках «адаптации для американского читателя», которой Старр подверг первоисточник). Уровень работы, проведённой Алексеем Баташёвым в период подготовки «Советского джаза», был таков, что эта книга, вышедшая 37 лет назад, до сих пор может быть рекомендована как основной источник по истории первых четырёх-пяти десятилетий советского джаза — за все уже почти четыре десятилетия, прошедшие с тех пор, не появилось ни одной монографии сравнимого уровня. Но даже и это достижение не исчерпывает заслуг Баташёва перед советским джазом. Исполинская пропагандистская, просветительская, организаторская деятельность — так можно охарактеризовать то, что он делал с 1960-х годов и далее. Да, Баташёвым много написано о джазе, целые поколения выросли на его книгах и статьях; а как же радиопередачи о джазе, которые он делал или в которых участвовал на протяжении сорока лет — от Всесоюзного Радио до нынешнего «Эха Москвы»? Как же его преподавательская деятельность в области истории, теории и практики джаза в 1970-80-е гг.? Огромная лекторская деятельность? (Он ещё в 1976 г. был официально аттестован как лектор-музыковед, что в довольно «тесных» условиях 70-х позволяло ему на легальной основе, через существовавшие советские образовательные и культурные институции, читать лекции о джазе). Участие в худсовете единственной советской фирмы грамзаписи — «Мелодии», на которой в том числе благодаря ему вышли десятки альбомов советских и зарубежных джазменов? Как же его телевизионные программы, в том числе один из самых «широковещательных» джазовых телепроектов середины 1990-х, «Джаз с Алексеем Баташёвым» на тогдашнем Пятом канале (свыше ста выпусков!)... Мало того: несколько десятилетий множество джазовых фестивалей по всей огромной стране были связаны с лицом и голосом Алексея Николаевича, который компетентно, артистично и «зажигательно» вёл их концерты. В 1990-е и 2000-е на концертную деятельность был сделан особый акцент: «сольно», а затем и в сотрудничестве с импресарио Майей Кочубеевой, Баташёв организовал и провёл множество отдельных концертов и целых концертных серий, в числе которых — продолжавшийся пять сезонов джазовый цикл в Большом зале Московской консерватории, буквально десятки концертных программ в Зале Чайковского, выступления американских и польских джазовых звёзд, множественные программы, посвящённые истории советского джаза...
1978 г. Фото: Владимир ЛучинАлексей Николаевич был пионером советско-польских джазовых связей в 1960-е, установив тесные творческие контакты с самой передовой в те годы джазовой сценой Восточной Европы (это его заслуги ещё в 1970-е были отмечены польским орденским знаком «За заслуги перед польской культурой», с которым мы видим его на этом архивном фото, сделанным Владимиром Лучиным в 1978 г.); был он первопроходцем и джазовых связей СССР и США— он первым в эпоху горбачёвской «перестройки» привозил советских джазменов в США не в эмиграцию, а с концертами, выступал с лекциями и мастер-классами во множестве американских университетов. Что ещё более важно, он был первооткрывателем джазовой темы для десятков тысяч людей в СССР, а затем в новой России. Наряду с глубокими исследованиями Леонида Переверзева, музыковедческими работами Валентины Конен и Дмитрия Ухова и популяризаторскими усилиями Аркадия Петрова многоликая, многообразная и плодотворная просветительская деятельность Алексея Баташева привели в мир джаза множество людей.
Спасибо вам за это, Алексей Николаевич; доброго вам здоровья и долгих лет жизни!

Редакция «Джаз.Ру»

Как это было
в Москве

 

"Джаз в саду Эрмитаж 2009": фоторепортаж Павла Корбута

НАЧАТЬ ПРОСМОТР ФОТОРЕПОРТАЖА

12-й "Джаз в саду Эрмитаж" прежде всего подтвердил самое главное: несмотря на кризис, джаз в России жив и, как в таких случаях говорят американцы, "брыкается" (alive and kicking - то есть демонстрирует жизненную активность). Мало того: фестиваль оказался, при отсутствии дорогих звёзд первой величины, и весьма представительным, и творчески насыщенным! Были отличные новые программы отечественных коллективов: прекрасный новый концертный материал представил "Каданс" ветерана советского джаза Германа Лукьянова, но и джазовая молодёжь, скажем, из квинтета Владимира Нестеренко показала интереснейшую авторскую музыку. Были ранее не очень знакомые, но отличного уровня польские музыканты из умного и свободного по игре и идеям трио саксофониста Мачея Щикалы; были крепкие, хотя и не слишком оригинальные американцы из Phoenix Jazz Project (не имеющего отношения к городу Финиксу, поскольку музыканты эти приехали из Питтсбурга). Было два посвящения Бенни Гудману, 100-летие со дня рождения которого мы отмечаем в этом году: великому бэндлидеру эпохи свинга посвятили свои выступления "Ансамбль классического джаза" Валерия Киселева и старейший в мире действующий биг-бэнд - оркестр им. Олега Лундстрема, под руководством пианиста Бориса Фрумкина показавший мощную программу музыки времён Гудмана, а заодно и свою новую вокалистку - Дарью Антонову, демонстрирующую хороший вкус, интересный тембр и отличный потенциал. Но самое интересное ждало нас в совместных российско-американских джазовых проектах, которых в этот раз было много как никогда. "МосГорТрио" пианиста Якова Окуня объединило усилия с великолепным нью-йоркским трубачом Алексом Сипягиным и лучшим (по версии премии Jazz Awards этого года) баритон-саксофонистом Америки  Гэри Смульяном; пианист Алексей Подымкин и вибрафонист Анатолий Текучёв при поддержке нью-йоркско-московского контрабасиста Олега Осенкова играли латиноамериканский джаз с превосходным нью-йоркским барабанщиком Людвигом Афонсу и его земляком - перкуссионистом Артуро Стейблом, после чего Афонсу остался на сцене, чтобы поучаствовать в выступлении своего нью-йоркского бэндлидера - интереснейшего современного тромбониста Криса Уошбёрна, приехавшего выступать в Россию с ансамблем саксофониста Олега Киреева. Интересно, что именно такого хода никто специально не планировал: Афонсу приехал заменить другого барабанщика, Франсиско Мелу, который не смог приехать, и тут оказалось, что Крис Уошбёрн, с которым Людвиг постоянно выступает в Нью-Йорке, тоже участвует в фестивале!
В общем, это был очень насыщенный фестиваль, невзирая на холод и моросящий дождь в первый день. Нам предстоит увидеть его в почти хронологическом порядке в крупных, ярких фотографиях Павла Корбута, которых он предоставил нам с вами целых 111!

НАЧАТЬ ПРОСМОТР ФОТОРЕПОРТАЖА


Алексей Кузнецов. Каждый год — юбилей

6 сентября в Театральном зале ММДМ самый, наверное, уважаемый российский джазовый гитарист —народный артист России Алексей Кузнецов — отпраздновал очередной день рождения в кругу друзей, коллег и преданных зрителей. Есть же на свете любители отмечать памятные даты по нескольку дней; в случае с Алексеем Алексеевичем Кузнецовым дело, похоже, обстоит серьёзнее. Сложно сказать, что именно праздновали на этот раз: продолжение полувекового юбилея музыкальной деятельности мэтра, пятьдесят первый «заход» или просто очередной календарный день рождения. Если смириться с названием торжества, «Алексей Кузнецов: полвека в джазе — продолжение...», то получается, что пятьдесят лет в джазе Алексей Алексеевич празднует аккурат раз в полгода (вспомним концерт в Доме композиторов в союзе с Анатолием Кроллом). В таком случае, встреча, произошедшая на минувшей неделе, действительно последовательное продолжение концерта в ММДМ в 2008 году, когда юбиляра чествовали все от мала до велика: родственники, поклонники и коллеги, среди которых были легенды джазовой сцены и российского музыкального мира вообще.
Что поменялось за год? К немалому удивлению, ничего. И на этот раз поздравить именинника собралось такое количество легенд, что... да, мы готовы признать, что пятидесятилетие творческой деятельности — вполне веский повод, чтобы праздновать его все последующие 365 дней. Особенно, если празднование оказывается плодотворным: вот и Алексей Алексеевич, при помощи своего продюсера Павла Козлова и целого коллектива соучастников, выпустил вторую часть DVD-диска, презентация которого состоялась в прошлом году. На диске — концертные записи разных лет на одной сцене с замечательными музыкантами и множество других «бонусов».
И всё-таки диск не сравнится с живым выступлением — простите, Алексей Алексеевич. Затея эта сама по себе заслуживает истинного одобрения: не часто на одной концертной площадке собираются те носители великолепных имён, что посетили Дом Музыки, чтобы поздравить Алексея Кузнецова словом и делом. Не обошлось без сюрпризов, не обошлось без импровизации и отступлений от сценария — а как иначе в джазе?
Все три с половиной концертных часа юбиляр не покидал сцену. К нему туда, как послы на поклон, приходили различные музыканты: кто поздравлял словесно, кто музыкально, кто — простите за словечко — тактильно (и это, кстати, только придавало концерту неформальную, очень дружественную и тёплую атмосферу). Приятно, что на одной сцене сходились представители совершенно разных поколений — как, например, во время первой исполненной вещи, «золотого хита» Кузнецова «Голубой коралл»: две легенды, сам именинник и трубач Герман Лукьянов, выступали вместе с известным барабанщиком Евгением Рябым и молодыми музыкантами — контрабасистом Макаром Новиковым и саксофонистом Романом Соколовым.


Герман Лукьянов

С давним партнёром по сцене, хорошим другом (и тоже народным артистом РФ), саксофонистом Георгием Гараняном в составе «квартета ветеранов» Кузнецов играет Эллингтона-Стрейхорна; вместе с Игорем Бутманом и Львом Кушниром — одну из первых своих композиций, «Заводные игрушки»... И так, от номера к номеру, меняется стилистика, настроение, составы — одним словом, всё, чтобы зрителя охватывало противоречивое чувство: неужели он на концерте одного человека, а не на многонациональном фестивале?


Иван Фармаковский, Игорь Бутман, Алексей Кузнецов, Макар Новиков

Кстати, открывая вечер, Владимир Каушанский предложил «освежить память» и пересмотреть «краткое содержание предыдущих серий»: на экране стал проецироваться фильм-нарезка из прошлогоднего концерта, включенный на двойной скорости со звуком. Мало того, что знакомые всем персонажи — музыканты, дирижеры, композиторы, — поздравлявшие юбиляра, заговорили голосами незабвенных бурундуков Чипа и Дейла, а аплодисменты публики напоминали сильный кратковременный ливень; зрителям дали понять, что такая вот «катавасия» с частой сменой лиц, техник и чувств ждёт их и на этот раз.
Одним из самых необычных и запоминающихся стало трио Алексея Алексеевича с бас-гитаристом Алексом Ростоцким и вибрафонистом Сергеем Чернышовым — трио, без преувеличения, уникальное, и не только из-за участия вибрафона во главе с прожившим несколько лет в Мексике Сергеем Чернышовым. Музыканты исполнили композицию басиста Стива Суоллоу «Падающий пух» — совершенно волшебную по своему строю и настроению (это, согласитесь, разные вещи). Распределив регистры необычным для подобного состава образом, Алексей Кузнецов со свойственной ему лукавой улыбкой имитировал на гитаре ритм-секцию, в то время как бас Алекса Ростоцкого временами вырывался в кратковременное соло из-за струящегося тёплого звучания вибрафона.


С Алексом Ростоцким

После этого зрителей ожидал сюрприз: поздравить именинника вышла народная артистка России Валентина Толкунова. После добрых слов, сказанных ею в адрес Алексея Кузнецова, две легенды скромным дуэтом исполнили авторскую песню Валентины Васильевны о запоздалом материнстве, носящую название «Марьюшка». («Простите меня за это, — очаровательно улыбнулась Толкунова, — но я уже давно не исполняю джаз, хотя очень его люблю».) Шквал оваций, обрушившийся на музыкантов после финальной ноты, заставил дуэт ещё раз появиться на сцене и сымпровизировать. Валентина Васильевна сделала чуткий выбор и спела «Старые слова» на стихи Роберта Рождественского.


С Валентиной Толкуновой

Как нельзя кстати после этого выступления прозвучала лиричная авторская вещь Алексея Кузнецова «Алёша» — маэстро сыграл её вместе с пианистом Даниилом Крамером и Сергеем Васильевым (контрабас).
Ещё одним интересным составом музыкантами был сыгран стандарт «Bye Bye Blackbird» Хендерсона и Диксона: к уже побывавшим на сцене Льву Кушниру и Роману Соколову присоединился Игорь Кондур с электробасом. После их выступления в одном из учеников Алексея Алексеевича, вышедшего на сцену поздравить своего учителя, зрители узнали актёра Александра Панкратова-Чёрного, который, оказывается, не сыграл бы на банджо в фильме «Мы из джаза» без чуткого руководства Алексея Кузнецова. Столь же неожиданно из зала был вызван сопричастный к тому же фильму друг юбиляра, заслуженный пианист и композитор (и тоже народный артист!) Анатолий Кролл: Анатолий Ошерович моментально сел за рояль и сыграл несколько узнаваемых тем из фильма, в то время как Панкратов-Чёрный, немного растерявшись, начал имитировать игру на банджо, хотя никакого банджо у него в руках, конечно, не было. Когда этот маленький анекдот завершился горячими поздравлениями, Анатолий Кролл и Алексей Кузнецов сыграли в компании аккомпанирующих музыкантов известную тему Дюка Эллингтона «In a Sentimental Mood».
На этой лирической ноте окончилось первое отделение. Мало кто, наверное, мог предположить, что вторая часть концерта окажется ещё более сумасшедшей, задорной и шумной, чем первая. Странно это потому, что по идее второе отделение посвящалось блюзу — жанру, как все мы знаем, зачастую много более спокойному и меланхоличному, чем, например, бибоп. На деле же оказалось всё наоборот. На сцену стали выходить расширенные составы музыкантов: Blues Party Orchestra с мощной медной секцией и лидером-гитаристом Николаем Садиковым, обновлённый состав «Джаз-Аккорда» с посвящением концерту 1994 года на Кубе (Иван Фармаковский за роялем, Евгений Рябой за барабанами, Макар Новиков за контрабасом, Игорь Бутман за саксофоном); даже Павел Козлов, продюсер концерта, появился на сцене в неожиданном амплуа — в качестве вокалиста. И всё это, разумеется, с несменным участием Алексея Кузнецова на гитаре.
С тем же драйвом, живостью, усердием и бесконечной энергией выступил новый коллектив: на сцену к Алексею Кузнецову вышли Владимир Данилин (с аккордеоном — этот дуэт мы давно и хорошо знаем), Дмитрий Власенко (барабаны) и Андрей Товмасян (труба). Данилин и Кузнецов ловко чередовали соло-партии, в то время как живая легенда советского джаза Товмасян, флегматично расхаживая по сцене, с упоением увлекался импровизацией.


Кузнецов, Товмасян, Данилин

Решающим аккордом, во время которого в зале поднялось нешуточное напряжение, разряжающееся ливнем — да, тем самым — аплодисментов, стало выступление трио гитаристов — Алексея Кузнецова, Игоря Бойко, Константина Серова — и ритм-секции. Заворачивая невероятные по энергетике и технике партии, музыканты сыграли тему Гершвина «Lady, Be Good».
Завершился концерт «вареньем», как сказала со-ведущая вечера, дочь Алексея Кузнецова, Елена Трофимова. «Вареньем» — то есть «джемом»: на сцену вышли музыканты, участвовавшие в концерте, сменяя друг друга прямо «на полном скаку».
Сам юбиляр после такого эффектного финала тепло поблагодарил всех, кто стал частью этого дружественного и по-хорошему безумного вечера. Зрителю же, уходя, оставалось лишь задуматься, какая часть в фразе «Алексей Кузнецов. Полвека в джазе — продолжение...» может быть ключевой. Наверное всё-таки многоточие, именно оно. С днём рождения, Алексей Алексеевич!

Диана Кондрашина
фото: Владимир Коробицын

Постсоветское пространство: что было
Казанскому джаз-клубу «Старый рояль» исполнился год. По нашим временам это отличный результат. Казанское джазовое сообщество прислало в «Полный джаз» поздравления «Старому роялю»:

Мне приходилось бывать в разных городах и в России и за рубежом. Такова специфика работы гастролирующего музыканта — приходится иногда много ездить. Видел немало концертных залов, клубов, в том числе и джазовых. Очень рад, что в Казани уже год существует джазовый клуб «Старый Рояль».Да и было бы удивительно, если бы у города, претендующего на роль третьей столицы России, не появился, наконец, свой, пускай маленький, но джазовый клуб. Огромное спасибо и мой респект Олегу Евгеньевичу Ибрагимову, создавшему этот маленький уютный уголок джаза в Казани.

Андрей Руденко
руководитель джазового коллектива Ruden Jazz Trio, аранжировщик, пианист

Ольга СкепнерМеждународный джазовый клуб Art of Jazz поздравляет джаз-кафе «Старый рояль» с днём рождения! Для нас это также большой праздник. Коллективу Art of Jazz посчастливилось проводить праздничную церемонию открытия «Старого рояля» ровно год назад!
За прошедший год в джаз-кафе «Старый рояль» было проведено немало интересных проектов, каждый день(!) в течение всего года на концертной сцене звучала джазовая музыка. Мы желаем от всей души джаз-кафе «Старый рояль» процветания и побольше смелых и оригинальных проектов!

С уважением,
«Art of Jazz» продюсер Любовь Федоренкова
Директор Ольга Скепнер
Арт-директор Олег Анохин

Ура! Уже как год существует «Старый рояль» - клуб, где звучит весь этот джаз. Ансамбль «Доктор джаз» поздравляет друг друга и коллектив джаз-кафе «Старый рояль» с этой датой. Работать здесь легко и приятно – думаем, с нами согласятся и другие коллективы, играющие в клубе. Ну, что ж, многая лета, и пусть здесь всегда звучит музыка свободы.

Владимир Штейнман
руководитель джазового коллектива «Доктор джаз», аранжировщик, пианист

Что намечается:
столичные анонсы
26 сентября, Московский Дом композиторов — открытие нового сезона: джазовое шоу «Гранды джазового рояля». Участвуют пианисты Яков Окунь, Иван Фармаковский, Евгений Борец (Россия), Артур Дуткевич (Польша).
При участии Макара Новикова (контрабас) и Александра Зингера (ударные).
Артур Дуткевич - один из ведущих польских джазовых пианистов, композитор, аранжировщик, педагог. Выпускник Факультета джаза и популярной музыки Академии Музыки в Катовице (1982 г., класс композиции и аранжировки). Лауреат конкурсов джазовых пианистов в Калише (1976), джазовой импровизации в Катовице (1977), конкурса Jazz nad Odrą (1978), финалист конкурса Телониоуса Монка в Вашингтоне в 1989 г. и др. Был членом ансамблей Томаша Шукальского, Збигнева Намысловского, Тадеуша Налепы, сотрудничал с Гражиной Аугустик и Карлосом Джонсоном; в Инструментальном театре Рышарда Гвальберта Мисека в Гдыне был актером, музыкантом и автором музыки (1982-1986).
Художественный руководитель – продюсер джазовой программы Анатолий Кролл.
Справки по тел. (495) 629 1365.

12 сентября, клуб «Синяя Птица» 19.30 — группа Project Combo (Томск)
Андрей Бирюков (ударные, лидер), Герман Мамаев (бас-гитара), Евгений Побожий (гитара)

Группа образовалась в 2006 году, когда гитаристу и басисту коллектива было всего по 16 лет. Коллектив исполняет авторскую музыку в стиле jazz fusion наравне с известными стандартами (в собственной обработке). С момента образования группа регулярно выступает на различных площадках Томска и близлежащих городов Сибири (в т.ч. Новосибирска, Кемерово, Новокузнецка). Концерты группы проходили с участием известных джазовых музыкантов-гастролёров: среди них саксофонисты Рон Холлоуэй и Боб Мартинес, вокалисты Майлс Гриффит и Дениз Перье. В апреле 2007 года в рамках новокузнецкого фестиваля «Джаз у старой крепости» Project Combo выступили на одной сцене со звёздами мирового джаза первой величины - пианистом Дэйвом Кикоски, барабанщиком Джеффом Уоттсом и легендарным саксофонистом Бенни Голсоном. Не только публика, но и эти всемирно известные музыканты дали о музыке группы восхищённые отзывы. Летом 2007 года музыканты Project Comb» прошли обучение в знаменитом музыкальном колледже Бёркли (Бостон, США) в рамках ежегодной 5-недельной образовательной программы. Многие педагоги Беркли называли их «лучшими студентами за много лет» и «русскими звёздами». По возвращении в Россию группа приступила к подготовке новой программы, состоящей только из собственных произведений. К январю 2008 был записан диск, включающий новые композиции, работа над изданием которого и ведётся в настоящее время.

Образование

В сентябре в Новосибирске начинает работать молодежный Центр импровизации "Романтик" под руководством известной новосибирской джазовой певицы Натальи Соболевой. Идея создания этого центра возникла у Натальи Ивановны не случайно. В столице Сибири хорошо знают арт-студию "Фьюжн", которую она организовала в 1998 году. Многие ученики Соболевой, начав обучение в шестилетнем возрасте, уже не только заявили о себе на всероссийских и международных детских джазовых конкурсах, но и стали слушателями самых престижных музыкальных учебных заведений России и даже США.
Центр импровизации — дальнейшее расширение идеи студии. Идею создания Центра поддержали Комитет по делам молодежи мэрии города Новосибирска и Молодежный центр "Альтаир" Центрального района.

В центре "Романтик" работают следующие подразделения:
- отделение музыкальной импровизации;
- хореография (модерн, джаз балет, стрит дэнс, хип-хоп, латина дэнс, соул балет, этно и другие современные направления);
- театральное отделение;
- изобразительное искусство (графика, рисунок, живопись, керамика);
- визаж и искусство стиля.

Работа Центра фокусируется на мастер-классах и семинарах, которые будут проводить настоящие звёзды. Евгений Серебренников, Игорь Дмитриев, Владислав Третьяков, Владимир Лещинский, Николай Панченко, Наталья Соболева — вот некоторые имена преподавателей.
Набор слушателей каждое воскресенье сентября с 11:00 до 15:00: ул. Серебрянниковская, 16, Центр импровизации "Романтик".
Тел.: (913)928-2484
sobolnat63@mail.ru

А в это время
за бугром...

 

23-й «Джаз на Красном море»

Этого фестиваля ждали особенно. Не только в предвкушении радости встречи с любимым Эйлатом, в котором мы проводим многие последние годы почти неделю в перманентном общении с джазом, но и в некотором опасении за то, какой он будет, фестиваль, в 23-й раз, но в первый без основателя и, казалось, вечного руководителя Дани Готфрида. И вот 23-й позади, начался отсчет времени до 24-го, и наступила пора «разбора полётов» минувшего Red Sea Jazz Festival.
Главным новшеством было объединение в единый график израильских и гастрольных ансамблей, что выглядело справедливо, но желаемых результатов не принесло. Почему-то изобилие израильских джазменов не было заметно: из 10 местных ансамблей лишь три были джазовыми и еще два имели к джазу некоторое отношение, вписываясь, таким образом, в общую фестивальную канву. Остальные — коллективы, привлекающие массового, но абсолютно не джазового зрителя, и присутствие их на «Джазе на Красном море» никакими причинами, кроме коммерческих, объяснить было нельзя. Так оказались в Эйлате популярные фанковые группы «Фанкнштейн» и «Тапухим» («Яблоки») и трио «Дочери Нехамы», собравшие полные залы чуждой джазу публики. Причем, если эстрадное гитарно-вокальное трио не было сильной помехой (они выступили в начале первого дня и об этом концерте уже к середине первой ночи все забыли), то «фанки» выступали по два раза, на все эти четыре концерта им была предоставлена «Арена» — самый большой зал, из которого они чудовищно грохотали на всю фестивальную территорию, в то время как в остальных двух залах играли камерные составы. Музыканты и слушатели отчаянно боролись с фоновым шумом с «Арены» и, хотя концерты были замечательными — не сомневаюсь, без посторонних звуковых эффектов эффект художественный был бы выше. При этом я не умаляю профессионализм названных групп, лишь подчеркиваю неуместность пребывания их в джазовое время в Эйлате.
Одно выступление заставляло ждать его — и стало главным разочарованием. Марина Блюмина в детстве и ранней юности подавала большие надежды именно в джазе, но, повзрослев, ушла в шоу-бизнес. Видимо, ушла безвозвратно, потому что её программа, состоявшая из якобы «сложных» композиций, оказалась набором композиций безвкусных (чтобы не сказать сильнее), каждая из которых успевала надоесть к середине звучания. При этом Марине Максимилиан Блюмин (таково её сценическое имя) аккомпанировали достойные музыканты, которые были бессильны исправить положение. Упрёка за джазовый снобизм не приму, поскольку специально наблюдал (слушать было уже невозможно), как публика массово валила с концерта и почти полная «Арена» к финишу опустела более чем наполовину. Уместна Марина была лишь однажды, на джем-сешне, когда на сцене оказался смешанный из «Тапухим» и «Фанкнштейна» фанк-состав, вместе с которым и вышла лауреат недавнего конкурса «Кохав нолад» («Рождение звезды»). Но здесь она не солировала, а была наравне с другими музыкантами, вокалом своим она не перекрывала трубы и гитары; а вопрос, чем она привлекла публику — голосом или фигурой, одеждой и жестами, остался открытым...
Один фестивальный провал был среди гастролеров. Роб Айкс и Майк Элви — музыканты из Нэшвилла, одного из центров музыки «блюграсс», в которой и применяется гитара с металлическим резонатором, называемая Dobro. Айкс играет и преподает игру на Dobro, инструменте, который висит на поясе музыканта так, что струны и гриф обращены к небу. Играть можно, не зажимая струны, но лишь касаясь их, и высокой виртуозности здесь не проявишь. Во всяком случае, Айкс её не проявил, примитивно исполняя стандартные джазовые темы и почти не импровизируя. Элви, аккомпанируя на рояле, не только не украсил металлический звук Dobro, но обезобразил его своей ученически грубой игрой. Откуда взялась информация, что этот «пианист» номинировался в 1985 году на «Грэмми» — не знаю, но хочется быстрее забыть его имя и весь тот концерт и перейти к рассказу о настоящей музыке.
Биг-бенд Тель-Авивской консерватории — оркестр, играющий настоящий свинг, с короткими выразительными соло, превосходным дыханием духовых и красочными тутти. Особо запомнились два соло вибрафониста Гиля Сорина (в эпоху увлечения аккордовой игрой на вибрафоне четырьмя палочками Гиль — чуть ли не единственный, играющий двумя, продолжая традиции Лайонела Хэмптона и Милта Джексона, и делающий это с удивительным чувством стиля, безупречно технически и с богатой импровизационной фантазией) и выразительное пение Тины Соколовой. В отличие от вышеназванной певицы, Тина не участвует в «Рождении звезды», но на днях уезжает учиться в колледж Бёркли, и именно о ней мы, полагаю, услышим, как о настоящей джазовой певице. Боря Козлов (см. ниже) сказал мне: «Я приехал в Нью-Йорк, зная наизусть все соло Эдди Гомеса и думая, что умею играть джаз. Поиграв несколько лет на улице с настоящими джазменами, я чему-то научился. Научились и израильтяне (о них тоже ниже), но лишь те, кто джаз предпочёл бизнесу».
Еще один оркестровый проект на фестивале — «Петер и оркестр», в котором уважаемый саксофонист Петер Вертхаймер играл с оркестром «Израильская камерата» «Сюиту для Петра с оркестром» Кадишзона и обработки музыки Баха. Музыку Рафи Кадишзона (который сам же и дирижировал концертом) без иронии слушать было нельзя — это был набор надёрганных из разных стилей и плохо подогнанных друг к другу фрагментов, которые не спасло использование четырёх саксофонов, флейты и кларнета и экзотический внешний вид солиста. Бах прозвучал лучше (потому, что Бах!), и здесь отмечу еще трех солистов — пианиста Нахума Переферковича, бас-гитариста Эдмонда Гилмора и барабанщика Рони Голана.
Амос Хоффман, как и новый директор фестиваля Авишай Коэн, недавно вернулся в Израиль из Нью-Йорка — и от американской музыки к средиземноморской, но на более высоком исполнительском уровне. Уд и гитара Хоффмана в содружестве с виртуозными опытными израильтянами и блестящим молодым барабанщиком Амиром Бресслером прозвучали великолепно.
Еще один израильтянин выступил в интернациональном составе: вместе с саксофонистом Эли Диджибри  (справа) на сцену вышли органист Гэри Версаче (внизу) и барабанщик Обед Кальвар. Интернациональным трио, впрочем, можно назвать лишь этнографически, поскольку и израильтянин, и итальянец, и афроамериканец входят в элиту нью-йоркского джаза. Это был один из лучших концертов фестиваля. Ни одна композиция не успевала надоесть, слушатели не смотрели на часы, им было не до сладкого позевываяния (это в полночь!), не возникало дискомфорта от отсутствия баса (Версаче на «Хаммонде» отлично справлялся и с басом, и с гармонией) или второго солиста. И музыка, и атмосфера были джазовыми в высшем смысле слова.


Гэри Версаче

Еще один также этнографически интернациональный нью-йоркский состав — трио пианиста Жан-Мишеля Пилька (справа), контрабасиста Бориса Козлова и барабанщика Билли Харта — и еще один джазовый сюрприз, на мой взгляд, главный на фестивале. Француз Пильк, хоть и живет лет 15 в Америке, мыслит абсолютно по-европейски. Он свободен, что бы ни играл на рояле — фрагменты сонат Шуберта, джазовые стандарты или спонтанные композиции. Все увязано в единую, плотную и невероятно увлекательную музыкальную ткань, в которую органично вплетены его партнеры.
Борис Козлов (слева), выросший с последнего приезда в Эйлат в составе Mingus Dynasty с рядового контрабасиста до музыкального руководителя всего бэнда имени Чарли Мингуса — не просто контрабасист-аккомпаниатор, но глубокий музыкант, творящий наравне с партнерами. То же можно сказать о Билли Харте. Легендарный барабанщик, всю жизнь игравший с величайшими джазменами музыку в диапазоне от кула до фьюжн, свободный джаз не играл; а именно к фри-джазу ближе всего концепция пианиста Пилька. Харт вписался в эту концепцию настолько идеально, что казалось: он всю жизнь играет только свободную музыку. На соло и тутти музыка не разделялась, и аплодисменты звучали лишь в конце пьес — внутри их было вставить некуда. На бис прозвучали «Autumn Leaves», так же здорово и так же ни на что не похоже. Описать словами невозможно, надо дождаться выхода первого диска трио Пилька. Он записан весной и появится в продаже со дня на день.


Билли Харт

Сразу после трио Пилька я слушал квартет Джимми Грина. Превосходный, огромного роста и с богатым звуком саксофонист (сам Грин), тонкий лиричный пианист Ксавьер Дэйвис и знаменитый ритм-дуэт — басист Рубен Роджерс и барабанщик Грег Хатчинсон. Все — звёзды, но... когда исполняют ранее написанные темы, как на джем-сешнс (там они были великолепны!). А Грину хочется играть исключительно собственную музыку. А это — перепевки позднего Колтрейна, однообразные и скучные, в особенности после свежей музыки Пилька. Средства у музыкантов ничем не ограничены, но выразить ими они не смогли ничего.
Еще один замечательный музыкант разочаровал по той же причине. Курт Розенвинкел первую половину программы играл на высоких гитарных нотах и пел с ними в унисон в темпе адажио. Слушать это было почти невозможно, несмотря на оригинального пианиста Аарона Паркса и грамотную ритм-секцию. После понижения звука и ускорения темпа стало веселее, но ненамного. Хромало композиторское дарование. Почему Монтгомери, Холл и Пасс могли играть чужую музыку, а Розенвинкел не может? Отлично может на джем-сешн, это мы слышали, на концерте же перед молодыми стоит бетонная стена, на которой написано: «Запрещено играть стандарты!». А зря. Джазмены постарше эту стенку ломают, к общему удовольствию.
Робин Маккелле, наоборот, упрекали в эстрадности. Действительно, её программа отрепетирована от первой ноты до последней, но интересно, что бы сказали те же критики, если бы певица в ансамбле с ритм-секцией, органистом и тремя духовиками занялась бы свободной импровизацией. Маккелле ярко и страстно спела программу, близкую к эпохе свинга (особо популярных стандартов не было, но и собственной музыки тоже) при исключительной поддержке духового трио (саксофонист Майкл Такер, трубач Адам Рапа и, особенно, тромбонист Джефф Галиндо), вышеназванного Ксавьера Дэвиса, басиста Реджи Вашингтона и барабанщика Марка Маклинна. Музыкантов называю подробно, потому что именно эти шестеро были одними из главных участников джем-сешнс.
Еще один регулярный участник джемов — барабанщик Дафнис Прието. Два года назад он был в Эйлате в составе Latin Side of Miles и запомнился нестандартной игрой. Увидев его в нынешней программе во главе ансамбля, я порадовался прогнозу — нам тогда уже показалось, что Дафнис способен на большее, чем роль аккомпанирующего барабанщика. В секстете Прието исключительные музыканты: басист Чарли Флорес, пианист Мануэль Валера, трубач Ралф Алесси и саксофонисты Петер Апфелбаум и Филиппе Ламолиа (последний хорош особенно), но, в отличие от других, музыканты-звёзды составили ансамбль-звезду, с сложной, но правильно выстроенной, увлекательной программой.
Два экспериментальных состава порадовали. В первом уроженец Бенина (есть такая страна в Африке) гитарист Лионель Луэке, со студенческой скамьи в Бёркли объединившийся с итальянцем из Швеции басистом Массимо Бьолкатти и венгерским барабанщиком Ференцем Неметом, играют якобы на базе африканского фольклора. Но от фольклора там лишь несколько вокальных фраз Луэке в начале и в конце пьес, всё остальное — вдумчивый, интеллигентный, виртуозно-кружевной джаз. Тихий и спокойный, с драйвом не внешним, но глубинным, которым проникнуться можно, если внимательно слушать первые пьесы в программе. И потом уже невозможно оторваться.
Во втором испанский пианист Чано Домингес показал на редкость успешный сплав джаза и фламенко. Пианист превосходный, с великолепной академической школой и богатой фантазией, но не это главное. Замечательные басист и барабанщик, но и это не определяло успех. Слева на сцене трое пародийно-мафиозного вида молодых людей: перкуссионист, певец и танцор. В чистом фламенко всего этого веселья так много, что через 15 минут уже хочется его немного разбавить — порой грустить идёт больше. В чистом джазе испанцы пока не преуспели. Домингес выстроил свои композиции с идеальным балансом между ранее практически не сочетаемыми жанрами, так что вокализы и выходы на сцену танцора ожидались с нетерпением и с восторгом приветствовались публикой, привыкшей к иной музыке.

В фестивальной программе были три джазовых легенды, свидание с которыми не было «для галочки» (многие легенды играют уже совсем не легендарно, грустные примеры известны), но доставило истинное высочайшее художественное наслаждение.
Пакито Д’Ривера играл по-прежнему волшебным звуком и на альт-саксофоне и, особенно, на кларнете, и создавал вместе со своей командой волшебную атмосферу. А команда была блистательной: трубач и тромбонист Диего Уркола, бас-гитарист Оскар Стагнаро, пианист Алекс Браун и барабанщик Марк Уокер. Первые двое — уроженцы Аргентины, пианист — молодой нью-йоркский еврей, барабанщик приезжал в прошлом году с квартетом Oregon (где играет 13 лет ) и ни малейшего отношения к латиноамериканской музыке, казалось, не имеет. В чистом виде таковой музыка и не была, хотя во главе команды кубинец. Сбежал Пакито Д’Ривера с родины лет 30 назад, до сих пор говорит с тяжелым испанским акцентом, но в музыке акцент совершенно иной. Это кубинские, бразильские, аргентинские, американские мелодии, переосмысленные большим художником и аранжированные с большим вкусом и огромным талантом. Композиция «Памяти Гиллеспи» построена на теме, напоминающей «Ночь в Тунисе», после чего последовала сама эта пьеса великого трубача, вытащившего Риверу и еще многих талантливых кубинцев с Острова Свободы на Свободный материк. Еще одна музыкальная эпитафия — Астору Пьяццоле. Гениальное джазовое танго. Потом музыка перестает быть латинской, это — лишь музыка этого ансамбля, и никакого другого, она самобытна настолько, что забываешь, что перед тобой легенда. Перед тобой живой молодой музыкант, играющий живую, вечно молодую музыку. На бис — «Manha de Carnaval». Слёзы катятся из глаз, даже когда просто вспоминаешь, слова бесполезны...
Возраст Ди Ди Бриджуотер не ощущался. Молодая зажигательная артистка преображалась от песни к песне. Перед одной из них она разговорилась с маленькой девочкой, пригласила её на сцену и пропела и протанцевала с ней не менее четверти часа. Вдруг — очень медленное вступление и ... «Besame Mucho», причем в течение всей песни темп нисколько не изменился. Он был медленнее первой части «Лунной сонаты». За такие моменты и любишь музыку. И не задаешь вопросов — джаз или не джаз, кто играет, и прочее. Кстати, играли с Ди Ди музыканты, конгениальные ей. Это были не аккомпаниаторы великой певице, но полноправные члены квинтета: пианист Эдсель Гомес, басист Айра Колмен, барабанщик (неплохо поющий!) Габриэль «Минино» Гарай и перкуссионист Пернелл Сатурнино.


Ди Ди Бриджуотер

Закрывал фестиваль Джон Скофилд. За свои 58 лет, из которых около 40 проведено в джазе, он переиграл во всех возможных стилях с разными великими музыкантами, и сам вошел в список «самых-самых». Предыдущий его визит в Эйлат был крайне неудачным: свободный дуэт с Чарли Хэйденом был предназначен для клуба, а не открытого огромного зала, из-за стен которого грохотала какая-то псевдоджазовая попса. На этот раз Скофилд привез «псевдопопсу» — ньюорлеанский ритм-энд-блюз. «Псевдо» — потому, что сыграть блюз так, как это сделали Скофилд и классик ритм-энд-блюза певец и пианист Джон Клири, бизнесмены от музыки не могут. У коммерческих музыкантов нет блюзового откровения, да и не могут они вдруг сымпровизировать, они лишь умеют обозначить экспромт, на самом деле давно отрепетирован. Скофилда и Клири поддержали превосходные басист Роланд Грин и поющий барабанщик Шеннон Пауэлл. Квартет не отпускала публика, в полном составе вскочившая с мест и лихо отплясывавшая американский блюз на берегу Красного моря.


Джон Скофилд

Это еще не был финал фестиваля. Каждый из четырех дней (и последний не был исключением) финишировал под утро во дворе гостиницы «Ям суф», где игрались джем-сешнс. Начинали их юные ребята, довольно быстро (в этом году быстро, как никогда) к ним выходили гранды и начинались настоящие первоклассные концерты. Перечислять их участников не буду — я назвал практически всех музыкантов фестиваля. И все они (за очень малым исключением) играли на джем-сешнс. Было здорово. Надеюсь, на следующем, 24-м «Джазе на Красном море» будет не хуже...

Владимир Мак
фото автора и Эдуарда Марковича

Радио
502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

Подкаст "Слушать здесь":
05.09.09 - #367: трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу "Crabfoot" с альбома коллектива The Flock "Dinosaur Swamps" (Columbia, 1970)

21.08.09 - #366: барабанщик Рашид Али (1935-2009) - трубач и музыкальный журналист Андрей Соловьев (группа "Вежливый отказ" и другие проекты) комментирует пьесу "Jupiter Variation" с альбома саксофониста Джона Колтрейна "Interstellar Space", записанного дуэтом с Рашидом Али (Impulse! - 1967 / 1974 / 2000)

18.08.09 - #365: Лес Пол, изобретатель твердотельной электрогитары, записи с наложением, пружинного ревербератора, многоканальной звукозаписи, разработчик современных типов гитарных звукоснимателей и выдающийся гитарист (1915-2009): главный редактор журнала "Джаз.Ру" Кирилл Мошков комментирует фрагмент радиопрограммы The Les Paul Show (1950, радиосеть NBC) с участием Леса Пола (гитара) и Мэри Форд (вокал); звучат джазовые стандарты "Sweet Georgia Brown" и "I Can't Give You Anything But Love"

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Авторы:
Владимир Мак,
Павел Корбут,
Диана Кондрашина,
Кирилл Мошков

Редакторы:
Кирилл Мошков,
Анна Филипьева

Зарубежная информация
соб.инф.

Фото:
Кирилл Мошков,
Павел Корбут,
Владимир Лучин,
Владимир Мак,
Эдуард Маркович,
архив портала "Джаз.Ру"

Макет:
Павел Абраменков

 


Если у вас есть друзья, которых может заинтересовать наш журнал, но у них нет компьютера или они не подключены к Интернету - не сочтите за труд распечатать эти страницы и дать им прочитать! А лучше помогите им подписаться на нашу печатную версию - журнал "Джаз.Ру"!
Оригинальные материалы, присланные читателями, приветствуются и почти всегда публикуются. Пишите!

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2