ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #19, 2009

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

МузЭнерго-7: много муз, много энерго

Этимология названия фестиваля «МузЭнерго», который трижды в год проходит в Дубне, на дальнем северном рубеже Московской области, вполне прозрачна. «Муз» — понятно, а «Энерго»... В Дубне находится международный Объединённый институт ядерных исследований, и стилизованный атом в логотипе фестиваля довольно прозрачно намекает на то, что фестиваль проходит в столице российских атомных энергетиков. Здесь нет промышленных реакторов, только исследовательские: именно здесь, например, более сорока лет назад был получен 105-й элемент периодической таблицы — дубний (Db), названный так именно в честь Дубны.
Наверное, для читателей «Джаз.Ру» не секрет, что продюсер этого фестиваля — Юрий Льноградский, зам.главного редактора журнала «Джаз.Ру» и редактор спецпроектов портала «Джаз.Ру». Важную роль в организации фестиваля играет и Татьяна Балакирская, главный художник «Джаз.Ру» и редактор нашего партнёрского ресурса в Украине — UaJazz.Com. Но мы — два других редактора «Джаз.Ру» — следим за «МузЭнерго», в общем, даже не только поэтому. Это просто хороший, сильный фестиваль — сильный прежде всего тем, что принципиально ориентируется не на кассовые имена, которые гарантированно приведут в зал публику, а на интересную музыку. Это не значит, что в программе каждого из уже семи проведённых «МузЭнерго» были сплошь одни шедевры — честный поиск новой, интересной музыки означает, что время от времени ты неизбежно обнаруживаешь, как при ближайшем рассмотрении предполагаемое золото блестит каким-то неправильным блеском; но, к чести организаторов «МузЭнерго», даже эти нечастые случаи показывают не проблемы со вкусом, а напряжённость поиска действительно интересной музыки.
«МузЭнерго» — ни в коем случае не чисто джазовый фестиваль. В его программе джаз занимает изрядную долю, но может встретиться и... что угодно другое. Камерная музыка, этно, блюз, джаз-рок и фьюжн, а наряду с ними и джаз — вот далеко не полный музыкальный спектр фестиваля. Тем не менее, 7-е издание «МузЭнерго», с которым мы познакомились на первом фестивальном концерте в дубнинском ДК «Мир» 21 ноября, оказалось едва ли не самым джазовым за всё время.


SymFusion

Концерт открыла московская группа SymFusion, которой руководит пианист и композитор Евгений Анучин. Впервые на нашем горизонте коллектив сверкнул минувшим летом, поразив воображение жюри конкурса молодых коллективов в рамках фестиваля «Усадьба.Джаз» в Архангельском. Ещё бы: 13 молодых музыкантов — ритм-группа, духовая секция и группа струнных — которые играют авторскую музыку на стыке академического симфонизма и джаз-рока! За прошедшие почти полгода коллектив явно заматерел, набрался опыта, и было интересно послушать его в условиях сольного отделения и в хорошо звучащем зале (деревянный, хорошо резонирующий объём небольшого, но уютного зала ДК «Мир», хорошо озвученный явно талантливым звукорежиссёром, способствовал этому как нельзя лучше).
Вывод из того, что мы услышали? Коллектив явно вошёл в совершенно профессиональную форму. Вопроса «как» больше нет: играют отлично, сыграны прекрасно, взаимодействие в ансамбле уверенное, сложные полиритмы, пересекающиеся и контрастные эпизоды играются на пять баллов. Остаётся вопрос «что»: когда проходит первая волна новизны восприятия такого интересного и небанального формата коллектива, начинает хотеться адекватно интересной музыки. А здесь есть проблемы. Нынешняя программа звучит как работа первоклассного аранжировщика в отсутствие композитора. Много непростых, неочевидных, увлекательных и свежих аранжировочных решений, но практически нет яркого тематического материала, нет сильных музыкальных образов и захватывающих эмоций — такое ощущение, что оркестр всё время играет переходы, интермедии, связующие фрагменты, а слушатель всё ждёт и ждёт, когда же начнутся собственно темы, мелодии, на худой конец — риффы, как в прог-роке.
И ещё один момент: не хватает сильного сольного материала (простите за невольную игру слов). Самым мощным моментом программы показалась пьеса, где одной из ярчайших аранжировочных красок стало использование русского народного струнного инструмента домры для изложения скупо очерченной темы — но не из-за домры, а из-за единственного за всю программу продолжительного соло саксофона.
Возможно, эти болезни роста (а это, безусловно, именно болезни роста, которые вполне возможно перерасти) легко лечатся работой с опытным продюсером с обширным знанием музыки, работающим над репертуаром вместе с группой. Вот только где в наше время (да и когда бы то ни было) берутся опытные продюсеры, которые стали бы работать с совершенно некоммерческой по своей природе симфо-фьюжн-группой из 13 человек?..

Трудно придумать контраст радикальней, чем появление на сцене французского I.Overdrive Trio. Знатоки музыки конца 60-х наверняка предположат, что «I.Overdrive» в названии как-то связано с «Interstellar Overdrive» — центральной, почти десятиминутной пьесой с дебютного альбома британской арт-рок-группы Pink Floyd «The Piper at the Gates of Dawn» (EMI, 1967). И будут правы: действительно, гитарист Филипп Гордиани (по инициативе которого было создано это трио), трубач Реми Годийя и опытнейший новоджазовый барабанщик Брюно Токанн) в этом трио исследуют творческое наследие гитариста Сида Барретта, создателя и первого лидера Pink Floyd, того самого «безумного бриллианта», который Pink Floyd призывали сиять в посвящении 1975 года «Shine On You Crazy Diamond». Барретт играл ключевую роль в звуке и материале коллектива в период 1965-67 годов, когда они быстро становились одной из самых заметных «психоделических» рок-групп Лондона, специализируясь на протяжённых импровизационных эпизодах, вплоть до весьма свободных форм, граничащих с фри-джазом. Но в 1968 г. он покинул группу, так как больше не мог с ней играть — интенсивный приём модных в то время «психоделических» наркотиков, прежде всего LSD, быстро превратил его в настоящего безумца. После ухода из Pink Floyd Барретт ещё пару лет записывался в студии, но затем затворился в своём доме, рисуя бесконечные абстракции и ухаживая за садом, и умер в 2006 г. в возрасте 60 лет.


I.Overdrive Trio

Тематический материал Барретта не всегда впечатляет сам по себе: всё-таки, пока ранние Pink Floyd не начинали импровизировать, основу их материала представляли собой простенькие песенки с ехидными текстами, которых в инструментальном трио просто не слышно, потому что никто не поёт. Но I.Overdrive Trio удалось невозможное — точно и ярко ухватить самый дух ранних «Флойд», изложить характерные мелодии Барретта смелыми и очень эмоциональными мазками и, главное, не сделать их поводом для шаблонной джазовой импровизации, а создать импровизационное развитие, одновременно совершенно органичное для этого необычного материала и в то же время совершенно убедительное с джазовой точки зрения. Пожалуй, если бы «Пинк Флойд» на раннем этапе действительно умели импровизировать, а не просто стремились к этому со всей наивностью и неуклюжестью малообразованных ранних рокеров, они и сами развивали бы собственные «безумно-бриллиантовые» идеи примерно в таком ключе, как это делает в их честь I.Overdrive Trio.


Mixolegion

После перерыва на сцене оказался коллектив из Соединённых Штатов, в составе которого, однако, был один очень хорошо знакомый публике «МузЭнерго» музыкант — российский гитарист Алим Настаев. После своих появлений на первых фестивалях в Дубне он уехал учиться в Университет Луивилла в штате Кентукки — ту самую знаменитую джазовую программу, которая создана Джейми Эберсолдом, одним из важнейших деятелей американской системы джазового образования. И вот Алим на российской сцене вместе со своими коллегами из ансамбля Mixolegion, состоящего из студентов школы Эберсолда. Читатель ждёт уж рифмы «розы»... то есть шаблонного ремесленного пост-бопа, с которым обычно ассоциируется эберсолдовская методика — и будет совершенно неправ. Ансамбль, в котором, помимо одного россиянина, играют два американца (трубач Крэйг Туэдделл и барабанщик Дэниел Фалтер) и два бразильца (контрабасист Сауло де Алмейда и саксофонист Андерсон Пессоа), показал крепчайшую программу авторской музыки — крепко скроенной, ладно сшитой и здорово исполненной. Хотя Луивилл находится далеко от основных джазовых центров США — Нью-Йорка, Чикаго и Калифорнии — тамошние студенты явно внимательно прислушиваются к самым свежим веяниям из столиц. Порадовал не только сильный современный материал, но и импровизационные навыки всех пятерых: возможно, они ещё не достигают «телепатического» уровня взаимодействия, свойственного мастерам современного мэйнстрима в Нью-Йорке, но, случись им оказаться на нью-йоркской сцене, явно не затеряются.
Особый шик выступлению американского коллектива придало участие в двух пьесах специального гостя — их преподавателя, тенор-саксофониста Майкла Трэйси, нынешнего главы джазовой программы Школы Джейми Эберсолда в Университете Луивилла и одного из важнейших деятелей российско-американского джазового обмена последних пяти лет. Трэйси — сильный, опытный тенорист с отличным звуком; он звучит спокойно и ясно, без особых эмоциональных всплесков, но при довольно мощном напоре — довольно интимно и доверительно.

Финалом концерта послужило выступление каталонского квартета KaulaKau. Состав инструментов сразу свидетельствует о том, что звучать будет этно-джаз: в ансамбле участвуют Марк Эхеа (колёсная лира «виола де рода», или харди-гарди); Жорди Молина (тенора, каталонский народный инструмент из семейства кларнетов); Франко Молинари (контрабас) и Энрик Канада (ударная установка и кахон — перкуссионный инструмент, похожий на ящик, играют на котором руками, сидя при этом на инструменте верхом). Подробнее об этом незаурядном этно-джазовом коллективе можно прочитать в этом же выпуске «Полного джаза» в материале Александра Никитина, где он подробно пишет об их концерте в Москве на следующий день. Здесь же отмечу только, что квартет не только здорово играет народную музыку — он ещё при этом совершенно современно и крайне необычно звучит, что, конечно, при полностью акустическом составе обеспечивается удивительным тембровым сочетанием теноры и харди-гарди. Повторить это невозможно, да и вряд ли нужно, но слушать в оригинале — необыкновенно интересно и захватывающе.

Мы видели на фестивале нескольких знакомых, приехавших на концерт из Москвы. Честь им и хвала. Друзья, между Москвой и Дубной — максимум два часа езды. Ходят электрички, а если вы на машине — то доехать проще простого, главное — не проскочить в Дмитрове мимо нужного поворота (да даже если и проскочите — через три километра езды по городским улицам снова выскочите всё на ту же трассу). Когда «МузЭнерго» состоится снова — а я от души надеюсь, что 8-й фестиваль пройдёт уже в марте следующего года — не поленитесь, съездите. Оно того безусловно стоит!

Кирилл Мошков
фото автора

На первую страницу номера

    

     Rambler's Top100 Service