ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!


ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #20, 2009

"Джаз.Ру": портал
"Джаз.Ру": журнал
"Полный Джаз":
все выпуски с 1998

наши новости:
e-mail; rss
использование
информации

Loading

Полвека и еще несколько дней в джазе

Встреча с Алексеем Кузнецовым в Иерусалиме

Лет пятнадцать, а то и более, не встречались. Разве что вдруг прислушивался к какой-нибудь случайной телепередаче с редкой трансляцией джазовых концертов или с записью оркестра радио и телевидения под управлением Юрия Силантьева, где обязательно обращал внимание на всегда строгого и симпатичного Лёшу, ныне — вполне почтенного Народного артиста России Алексея Алексеевича Кузнецова. Дороги наши пересекались достаточно часто. В начале шестидесятых чаще всего это было уютное кафе «Романтики», потом, но уже реже - «Синяя Птица». Наше не столь частое общение практически закончилось в конце шестидесятых, когда кафе «Печора» на Калининском проспекте было самой популярной сценой для нескончаемых джем-сэшн. Да еще однажды «завелся» на одном из баташевских концертов «Джаз плюс джаз» в Олимпийской деревне, где так же «завелись» сотни слушателей дуэта — или дуэли? — Алексея Кузнецова и Игоря Бриля. Были диски — дуэт Кузнецова и Громина, дуэт с Леонидом Чижиком, которые неоднократно слушал с удовольствием. А последний раз, вероятнее всего, встретились в 1992 году в Перми на большом джазовом фестивале. Если точнее, то на фестивале мы так и не столкнулись, а однажды вместе ходили по базару и покупали необходимую в таких поездках закуску — соленые огурчики и квашеную капусту...


Алексей Кузнецов

Последние десять лет, когда, проживая очень далеко от Москвы, в Израиле, слышал по радио или наталкивался на рекламу гастролей или отчеты о концертах бывших Лёш, Игорьков, Жор, ставших народными артистами новой страны и даже ордено- (или медале-?)носцами, представлял себе эдаких забронзовевших, обласканных властью и недоступных для привычного когда-то общения кумиров масс, уверовавших в свое величие. Да еще имя чье обязательно сопровождалось как минимум неофициальным титулом «легенда советского (или российского) джаза», получившим симпатичную аббревиатуру ЛСД. И вот довелось буквально лицом к лицу столкнуться с одной из живых «легенд», для меня уже второй, первым был Алексей Зубов. Иерусалим, конец ноября 2009 года. Очередной, уже шестой по счету, джазовый фестиваль «Джаз-Глобус», неизменно украшающий свою и без того насыщенную программу участием «заезжих звёзд» из далекого зарубежья. На этот раз одним из специальных — и почётных — гостей был солидный и седовласый, но такой же молодой и симпатичный Лёша — уже вроде бы и называть его так язык не хотел поворачиваться, но все-таки поворачивался! — Алексей Кузнецов.
Целое отделение в первый день фестиваля, в котором Кузнецов играл соло и в сопровождении ритм-группы (он был основным солистом, а так на сцене была прекрасная ритм-группа — рояль, бас, ударные — плюс гитара!) — Семен Липкович, Валерий Липец, Евгений Майстровский. Я услышал знакомого мне много лет Кузнецова, хорошо знающего, что и как надо играть, когда ты — главное лицо на сцене. Открытий не было, да их никто и не ждал. Спортсмены говорят: «Стабильность — признак класса». Была стабильность, был достигнутый и поддерживаемый многолетним опытом уровень. Была прекрасная аккордовая и октавная игра, был хороший напор, подгонявший даже искушенных в ритме Майстровского и Липеца. Были известные до последней ноты сольные авторские композиции. Были многочисленные мелодические импровизации, которые так и продолжают быть не самым сильным местом Маэстро. Но главное — был потрясающий аккомпанемент, в котором Кузнецов остается непревзойденным мастером. Каким он был во времена московских джазовых кафе и редких джазовых концертов далеких времен двадцати- и тридцатилетней давности. Были короткие интермедии, когда Кузнецов зачем-то объяснял вполне искушённой аудитории, что джаз — музыка народная, потому что она играется для народа, который — это мы, слушатели — с удовольствием слушает и тепло принимает играющих. Почему-то вспомнилась фраза Луи Армстронга: «All music’s gotta be ‘folk’ music: I ain’t heard no horse sing a song» (вся музыка — музыка народная: я никогда не слышал, чтобы лошадь пела песню). Но главное, что все пришедшие на концерт в этот день как «на Ганелина», так и на «легендарного Алексея Кузнецова», получили удовольствие. Московский гость оправдал все многочисленные комплименты, щедро раздаваемые накануне фестиваля в газетах и на радио. Разве что менее убедительным оказалось совместное музицирование с трубачом Игорем Широковым, тоже гостем фестиваля, которому не удалось вписаться в слишком традиционную для него музыку, исповедуемую Кузнецовым.
А на второй день мне посчастливилось сыграть с Лёшей пару вещей, когда после завершения программы моего Blue Bird Quintet на сцену был приглашён и вышел под аплодисменты «почётный гость фестиваля». Мы решили начать с «Вечерней песни» В.Соловьева-Седого, потому что в этот день, 26 ноября, исполнилось 70 лет моему младшему брату, хорошо известному джазовой Москве (и не только) Владимиру Ильичу Куллю, который по сути впервые вывел на московскую фестивальную сцену совсем молодого Лёшу Кузнецова. И было это в 1965 году, на фестивале «Джаз-65», где квартетом В.Кулль — А.Кузнецов — Владимир Смоляницкий — Александр Салганник была сыграна программа, из которой на пластинку попала именно «Вечерняя песня». Ее мы и посвятили дню рождения Володи. Постарались сыграть похоже на то, что я услышал, готовясь к выступлению и прокрутив эту пластинку на сохранившемся у меня проигрывателе. Потом был неизменный блюз, в котором всем была дана возможность поиграть, но наиболее длинное соло все-таки было предоставлено гостю. А я получил огромное удовольствие играть под аккомпанемент ритм-группы с гитарой, и не просто гитарой, а с Кузнецовым!

Общение продолжилось в перерыве, когда, кроме естественных «а помнишь?», обменялись сувенирами. Леша одарил меня своим DVD «Полвека в джазе» и компакт-диском, я ответил свежеиспеченной книгой моих воспоминаний, моими «Ступенями восхождения». На взаимные автографы мы не скупились. А вспомнили многое и многих, начиная с МИХМа, в котором я учился, и институтский оркестр, в котором мне довелось играть с 1954 по 1957 год — он продолжал существовать уже после моего окончания института. В этот оркестр полвека тому назад, точнее, уже 51 год тому назад, был приглашен начинающий гитарист, отсчитывающий примерно с этого времени свою жизнь в джазе. Почетный гость фестиваля «Джаз-глобус», впервые посетивший Израиль, легендарный гитарист Алексей Кузнецов.

Михаил Кулль

На первую страницу номера

    

     Rambler's Top100 Service