ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #41
Джазовая ностальгия Леонида Пташки
Леонид Пташка30 октября в "Le Club" приезжали Леонид Пташка и Арали Камински. Пианист Леонид Пташка, бывший наш соотечественник, нынче живет в Израиле, а работает по всему миру. Израильтянин Арали Камински - когда-то ударник в популярной американской группе "Manhattan Transfer" - играет с Пташкой с первых дней их знакомства. Они часто выступают с разными музыкантами - в каждом городе их ждут радушные зрители и друзья, и не всегда это одна и та же компания, чья преданность проверена годами.
Леонид Пташка родился в Баку. Наверное, именно поэтому в той музыке, что он сочиняет и исполняет, так много теплых, южных кровей. Отвечая на мой вопрос о стиле, музыкальном почерке, он и сам отметил, что в любимых им темах какое-то бакинское влияние обязательно есть. Ключевые слова для тех, кто знает: "бульвар" (достопримечательность, душа Баку) и "атмосфера" (это и окружение, и бархатный климат и многое другое). Сейчас не только Баку, но и московский период жизни остались в прошлом. Леонид Пташка выступает за команду другой страны: он инициатор Зимнего Международного Джазового Фестиваля в Израиле, он руководит местными джазовыми коллективами, преподает, занимается организацией гастролей наших музыкантов.
Говорит Леонид Пташка:

- За тот период, что я жил в Москве, учился в Гнесинском институте у Игоря Бриля, (потом мы с ним много играли вместе, просто дружили), я объездил с концертами всю Европу. Ну не было фестиваля, на котором я в то время не выступал. Будучи молодым советским музыкантом, я в то же время был одним из самых приглашаемых артистов джаза. И в 85-86 годах по опросу музыкальных критиков был признан открытием года. Так совпало, что в это же время началась моя зарубежная карьера. Наделал много шума, но в один прекрасный день решил уехать. Так оно и получилось - взял и уехал."
Вам сделали предложение, от которого Вы не смогли отказаться?
- Я уезжал, как многие в то время уезжали. Люди один за другим покидали страну, не зная, что и кто их ждет на новом месте. Мог уехать и раньше - меня приглашали в Штаты, где еще до отъезда на фирме Mobile Fidelity я записал диск. ("The Way To Anywhere", 1988 г. - автор)
Переехав в Израиль, Вы продолжали свою карьеру или начинали все заново?
- Я был зрелым человеком и опытным музыкантом, достаточно популярным здесь в России. Но Израиль - это страна, где твои дипломы никого не интересуют. Сядь, сыграй - там посмотрим. Через три дня я познакомился с ним, (Леонид кивает в сторону только что подошедшего Арали Камински), сыграли какой-то джем-сейшн и с тех пор работаем вместе. Уже десять лет вместе гастролируем, записываемся. Там мы записали два альбома - "Trio Plays Ptashka" (1996) и "Восточный ветер" (1999). Если честно, то в России мы оказались лишь потому, что в нашем европейском турне случилось окно. Я хотел, чтобы мой друг, Арали, увидел Москву. 29-го у нас был замечательный концерт в Ленинграде (много зрителей пришло), до этого мы выступали в Париже, а завтра улетаем в Германию."
Что Вы будете играть сегодня?
- Джаз или не джаз, я не знаю... Смотрите, если речь идет о серьезных больших концертах на крупных фестивалях, в больших клубах, то, конечно, я играю свою музыку, потому что это основное. Чтобы показать себя, свой стиль, нужно играть свою музыку. Сегодня, наверное, придется играть стандарты. Тем более, буду играть с музыкантами, с которыми ни разу не делали репетицию. Кстати, в этом, может, и есть прелесть джаза. Спонтанное музицирование музыкантов, которые встретились несколько минут назад.

"Несколько минут назад" в "Ле Клубе" Леониду Пташке встретились трубач Владимир Галактионов и контрабасист Виталий Соломонов. Играли не только стандарты. Объявляется авторская музыка - все приготовились слушать нечто, написанное по израильским мотивам. Что слышал каждый - не знаю. Мне кажется, это были те мелодии, что много лет назад неслись со всех бакинских углов. Другой слушатель того концерта говорит, что ему был хорошо слышен Нью-Йорк, в котором он никогда не был. Эта игра воображения называется "джазовой ностальгией".

Ася Мелкумова

На первую страницу номера