ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #41
Рецензии

Аркадий Шилклопер
-
"Pilatus"
Boheme Music, 1999

* * * * 1/2

* * * * * - шедевр
* * * * - отличная работа
* * * - хорошая работа
* * - хорошо, но скучно
* - не стоит затраченного времени.

В российском джазе есть всего несколько имен, которые известны вне пределов бывшего Союза. Причем в основном это имена представителей так называемого "нового джаза", тех, кто не следует американскому джазовому мэйнстриму, а, понимая бесперспективность попыток обогнать или хотя бы догнать американцев на их собственном поле, разрабатывает иные музыкальные пласты - связанные с европейскими музыкальными традициями, с этнической музыкой разных народов. Одно из самых известных таких имен - имя валторниста Аркадия Шилклопера.
Получив академическое образование по классу валторны, он много лет играл в оркестре Большого театра и в оркестре Московской филармонии, совмещая эту работу сразу с двумя джазовыми проектами - мэйнстримовым дуэтом с контрабасистом Михаилом Каретниковым и авангардным "Три О" саксофониста Сергея Летова. Потом джаз победил, и с начала 90-х Аркадий сталь "вольным стрелком". Потом было почти десять лет работы в "Московском художественном трио", парадоксальным образом не выступавшем в России (лидер, пианист Михаил Альперин, живет в Норвегии). Была - и продолжается - работа с международными проектами: группой Pago Libre, легендарным Венским художественным оркестром. Пластинки с участием Аркадия выходили на самых престижных европейских лейблах, включая ECM. И в России у Шилклопера масса проектов.
При этом до сих пор в его активе была только одна сольная пластинка, выпущенная в 1996 г. московской фирмой RDM и переизданная компанией Boheme Music два года спустя. Это "Hornology", "Духовая наука", новаторская, необычная работа, записанная Шилклопером в огромном объеме реставрировавшегося тогда храма Новоиерусалимского монастыря под Москвой. Две, три, пять, шесть валторн, по очереди в режиме реального времени записывавшиеся им в сэмплер, образовывали причудливые ритмико-гармонические построения. Материал "Hornology" Шилклопер играл на концертах вплоть до конца прошлого года. Однако постепенно у него зрела идея новой сольной работы, которая показала бы его не только как валторниста: ведь он играет еще и на флюгельгорне, охотничьем рожке, редкой Вагнеровой тубе, а в последние два года все сильнее увлекается совсем уж экзотическим для импровизационной музыки инструментом - альпийским рогом. Один из трех имеющихся у него экземпляров этого инструмента в длину составляет почти четыре метра.
И вот новый альбом записан и перед новым годом будет издан московской компанией Boheme Music, в последний год доминирующей на рынке отечественных джазовых записей. Альбом получил название "Pilatus". Что это значит и почему он так называется - отдельная история, которую Аркадий излагает в статье, написанной для буклета CD. Я же предлагаю сосредоточиться на музыке и звуковом решении этого альбома, копию мастер-диска которого предоставил для прослушивания сам Шилклопер.
Запись и сведение "Pilatus'а" производились в московской студии "FM Division" примерно в течение полугода (естественно, с перерывами, поскольку у Аркадия весьма плотный гастрольный график). Записывал и сводил альбом звукорежиссер Николай Козырев, общую инженерно-техническую поддержку и премастеринг осуществлял директор студии Денис Родионов.
По словам Аркадия, вся запись была сделана на аналоговую ленту (Tascam MSR-16), а затем переведена на жесткий диск компьютера для обработки, сведения и монтажа. Единственную композицию, записанную прямо на жесткий диск, музыкант забраковал и впоследствии переписал на аналоговую ленту.
В отличие от "Hornology", он не использовал сэмплер: все партии аккомпанемента, которые на сцене он обычно записывает в свой Lexicon в реальном времени, здесь были записаны им поканально на ленту и сыграны не сэмплерным "кольцом", а "насквозь", на протяжении всей композиции. Больше того, в отличие и от первого альбома, и от своей обычной концертной практики, он практически не использовал электронных эффектов, за исключением октавера, позволяющего ему играть на валторне басовые партии. По словам Шилклопера, основная идея альбома - сделать живую, тембрально разнообразную и насыщенную запись, демонстрировавшую бы и стилистическое разнообразие творчества музыканта, и весь диапазон уникальных для импровизационной музыки инструментов и средств, которыми он владеет.
Альбом открывает композиция, которая родилась и развивалась на глазах у постоянной публики сольных концертов Аркадия как вступление к той части его концертов, которую он играет на альпийском роге. Как многие его пьесы для рога, она носит "альпийско-мифологическое" название - "Сон дракона". Медленная, с долгими паузами, пьеса заполнена эффектом длинного, почти горного эхо, использованного вполне иллюстративно.
Один из главных "хитов" концертной программы Аркадия, лихая и одновременно очень красивая "Песня для каждого" (пьеса индийского джазмена Лакшимнараяна Шанкара), вошла в альбом в аранжировке для пяти флюгельгорнов. Общее звуковое решение резко контрастирует с первой композицией: практически никакого эхо, только отчетливо ощущаемый объем небольшого помещения (основной павильон "FM Division" не превышает по площади 15 м. Надо понимать, что такое решение (как мы увидим дальше, характерное для многих композиций альбома) - часть усилий по созданию "более естественного" звучания. Кстати, именно в этой пьесе мы впервые слышим очень характерный для нынешнего творчества Шилклопера прием - причмокивание в мундштук инструмента, используемое как перкуссивный элемент.
Третий трек - восьмиминутная трехчастная сюита "Базар". Против ожиданий, лапидарность названия не ведет к заметной иллюстративности, наоборот - композиционной глубине сюиты может позавидовать иной академический композитор. Интродукцию играет валторна; вторая часть - быстрые, циклически повторяющиеся риффы нескольких широко разведенных по стереопанораме валторн, в то время как сольные эпизоды представляют широкий спектр эффектов. Третья часть - собственно "Восточный базар", хорошо знакомая по концертным выступлениям Шилклопера короткая (меньше двух минут) юмористическая скоростная пьеска, основанная на молдавско-причерноморском ритмо-мелодическом паттерне. Здесь Шилклопер использует, пожалуй, самый свой экзотический инструмент - обрезок стальной трубки, в который вставлен мундштук. Инструмент этот разговаривает, бранится, комически негодует и восхищается - псевдоартикуляция в мундштук в сочетании с весьма свободным интонированием дают искомый (если даже не слегка чрезмерный) юмористический эффект. Все это вновь в очень сухом звучании, практически без искусственного расширения слышимого звукового пространства, что особенно впечатляет с пониженной на октаву валторной в "клезмерском" приплясывающем басу и академически выстроенными, преувеличенно "серьезными" аккордами нескольких валторновых голосов в аккомпанементе.
Четвертый трек - двухминутное "Горное безмолвие". Основа - неспешное развертывание сложных, изысканных аккордов, выстраиваемых звуком нескольких (сколько удалось подсчитать - шести) альпийских рогов. Альбом продолжает еще одна "альпийская" тема - "Танец на пять", написанная Хансом Кеннелем.
"Пастуший наигрыш" - еще одна знакомая по концертным исполнениям пьеса. Соло флюгельгорна с сурдиной. Сухой комнатный звук. Русские интонации - где-то рядом то ли Глинка, то ли Бородин. Здесь главная изюминка - использование голоса. Шилклопер часто использует такой прием: в то время как губы и проходящий через них поток воздуха заставляют звучать мундштук и весь духовой инструмент, в том же потоке воздуха звучат и голосовые связки исполнителя.
"Бесполезный разговор" - пьеса, которую ждет популярность, один из самых джазовых по музыкальному языку треков (хотя собственно импровизации в нем немного). Полный набор характерных технических приемов Шилклопера: октавер в басу, характерное перкуссивное причмокивание и т.п. Основная изюминка: пьеса исполняется на редком инструменте - Вагнеровой тубе. Шилклопер рассказывает, что своей Вагнеровой тубы у него нет, он брал ее напрокат в Московской филармонии.
"Альпийский эскиз" - практически то же, но не на валторнах, а на альпийских рогах.
Альбом продолжает "Фанки-этюд", который действительно этюд и вполне фанки. Вновь акустика маленького помещения, пять инструментов (опять редких - охотничий рожок, corno da caccio), рифф вызывает в памяти "So What" Майлса Дэвиса, в средней части - убедительное импровизационное соло. Неожиданный элемент перкуссии: один из пяти виртуальных Шилклоперов ритмично похлопывает рукой по раструбу и мундштуку инструмента.
Предпоследний трек - "Элегия" композитора Александра Айзенштадта. Валторна звучит соло.
И, наконец, финал - заглавная пьеса альбома. Старинная легенда излагается ансамблем-хором альпийских рогов в композиционно сложной, многочастной форме, нанизанной на почти тамтамовый звук - шлепки по мундштуку большого альпийского рога, заставляющие все длинное, легкое деревянное тело инструмента низко и упруго резонировать.
Задача Шилклопера, которую он ставил перед собой перед началом работы, безусловно выполнена: ему удалось создать многоплановую, многостилевую работу, тембрально и драматургически разнообразную, совершенно необычную, нешаблонную, представляющую его как большого мастера как композиционного, так и импровизационного музицирования на самых необычных духовых инструментах - от его профильной валторны, которая в результате заняла на альбоме довольно скромное место, до полюбившегося ему альпийского рога, который на записи российского музыканта, пожалуй, впервые прозвучал столь обширно и разнообразно. Это не только этапная работа в творчестве Аркадия Шилклопера - это альбом, символизирующий значительную веху не только в российской, но и - шире - в европейской импровизационной музыке.

Константин Волков

На первую страницу номера