ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #45
Юрий Кузнецов: Высокие цели "Клуба Высокой Музыки"
Одесский пианист Юрий Кузнецов - наверное, самый именитый из ныне живущих в этом городе джазовых музыкантов. Один из наиболее интересных импровизаторов в "советском джазе", многолетний музыкальный партнер таких гигантов, как Владимир Чекасин или Анатолий Вапиров, Кузнецов редко предстает перед аудиторией именно как одесский музыкант. То есть предстает, конечно, но - только перед одесситами, которые знают его прежде всего как организатора концертной серии "Клуб Высокой Музыки". Чтобы исправить это положение, мы публикуем интервью, которое у Юрия Кузнецова взял одесский журналист Олег Томашевский. Оно посвящено именно деятельности пианиста в его родном городе. Первая публикация этого интервью состоялась в одесской газете "Теленеделя".

Юрий Кузнецов- Понимаешь, обидно, что наше провинциальное мышление не позволяет нам сломать стереотип - мол, Одесса способна только рождать таланты, а известность приходит за ее пределами. Так вот, я хочу хоть что-то сделать для того, чтобы одесситы возвращались в Одессу делать себе имя.
Мы живем в мире иррациональном, перевернутом. Поэтому я и участвую в авангардных проектах, ибо такая музыка наиболее точно отражает суть этой перевернутости. Как говорит Чекасин, музыка - это реальный срез действительности. Я передаю свои ощущения мира, в котором живу...
Вверх ногами?
- ...и пытаюсь объяснить себе и другим, что нужно для того, чтобы опять встать на ноги и мне, и многим людям, и городу.
Не чувствуешь себя тем последним, кто выключит свет на вокзале?
- Любой последний может стать первым, с которого и начнется возрождение прерванных традиций. Многие в мире считают, что Гилельс, Ойстрах, Рихтер - это последнее, что было в Одессе. Почему-то забывают, что уже тогда работал Сергей Терентьев, идущий своим непростым путем, как в жизни, так и в музыке, и ему было труднее - но недавний его концерт в филармонии подтверждает, что музыкальный уровень как был у нас, так и есть, так и будет
Есть еще гитарист Анатолий Шевченко, скромный и талантливейший музыкант, а где он?
- Толя - да, это один из могикан, оставшийся в здании нашей филармонии.
В здании? Сторожем, что ли?
- Когда мне говорят о существовании филармонии, я отвечаю, что это ложь. Есть памятник архитектуры, стены, крыша, а коллектива артистов -нет.
Зато есть "артистки", томящиеся возле нее в ожидании клиента иди "продюсера".
- А, этих сейчас больше у "Красной", через дорогу. Они боятся подходить ближе.
Боятся услышать музыку?
- Боятся ничего не услышать... Нет в филармонии артистов. Раньше было непросто, но приезжал и оркестр Светланова, и Китаенко, и Миша Дихтер, и...
Пол Хорн...
- ...и Пол Хорн, и много других "звезд". И своих достаточно было: Сергей Терентьев, симфонический оркестр, "Маски" и еще, и еще. А сейчас из музыкантов высочайшего класса остался только Шевченко, и спросите его, легко ли работать, когда отсутствует главное -гастроли, концерты. Что для артиста важнее всего? Общение с разнообразной публикой. В последний раз на гастроли я ездил от филармонии в 1990 году. Больше ни одного делового предложения не поступило.
В общем, ничто не связывает Юрия Кузнецова с филармонией?
- Абсолютно. Но там остались порядочные люди, которых я уважаю. И здание Бернардацци соорудил неплохое.
Так, может, есть смысл возродить там биржу?
- Там - возможно. А чтобы возродить в городе музыкальные традиции, необходима личная инициатива тех, кто был бы заинтересован в подготовке и проведении концертов на высоком уровне, кроме самих артистов. Настало время личностей, имен, способных сделать что-то: "Маски", "Джентльмен-шоу", ваша газета ("Теленеделя" - ред.) - все начиналось с инициативы личностей, но не общества. Хватит колхозов, где отсутствует как личная заинтересованность, так и ответственность.
Значит, "Клуб высокой музыки" стал возможен благодаря личной инициативе?
- Конечно. Условно говоря, это альтернативная филармония, но не только. Если я получу поддержку одесситов - умных, добрых и небедных людей - я хочу организовать учебный центр. Вот, смотри, как туго сегодня молодым талантам развиваться, их никто не знает! Даже я не вижу у нас сегодня джазовых импровизаторов, за исключением Андрюши Прозорова и нескольких его друзей, поддерживающих молодую поросль. В принципе, в Одессе играть не с кем. Мне - не с кем. Все затихло. Но таланты-то есть, просто им нужен пример. Если бы я учился, допустим, у Нейгауза, я бы тоже стремился достичь его уровня, но, увы, уровень наших педагогов зачастую оставляет желать лучшего. Музучилище, конечно, пытается хоть что-то делать, но и у них проблем достаточно, в первую очередь с кадрами.
Но кто же будет учить наши юные дарования, если нет кадров?
- В моем понимании, учебный центр - это просто "мастер-класс". Я приглашаю какого-нибудь своего друга, выдающегося барабанщика или басиста, пианиста и т.д. с лекциями для учеников. Да я сам видел, как у начинающих ребят загораются глаза, когда они общаются - с тем же Козловым, Чекасиным, Манукяном. Но сейчас одесские прокатчики не приглашают сюда больших музыкантов. Удобнее привозить артистов эстрады, как правило, имеющих отношение к музыке очень опосредованное. Музыкальный уровень - нижайший, а уж о духовном - свидетельствует их ангажированность политическими силами. Разве настоящему музыканту необходима такая поддержка? Конечно, не все так плохо. Скажем, если приезжает Лайма Вайкуле - это уже что-то, но в целом... Неприятно, когда тебя пичкают некачественной продукцией.
Кстати, наш общий знакомый Сережа Манукян показал, как серьезный музыкант может делать ту же "попсу", без проблем выиграв "Ступень к Парнасу", а затем так же легко перестал заниматься легкой музыкой.
- Точно. Манукян не часто светится в эстрадных тусовках, не раскручивается практически, и при этом в 1994 году получил "Овацию" за лучший мужской вокал. За женский, между прочим - Пугачева. Вот уровень!
Я знаю, что в планы "Клуба высокой музыки" входит организация фестивалей, издание журнала и многое другое. Ты взвалил на себя ношу организатора, пробивателя стен и преград. А как же Кузнецов-музыкант?
- Ничего страшного. В Архангельске, например, заслуженный артист России Владимир Резицкий практически в одиночку проводит огромный фестиваль: приезжают звезды из Австралии, США, Японии, Германии, Англии, Австрии, России, Узбекистана и даже... Одессы. И он остается музыкантом. (С 1998 г. Резицкий больше не занимается организацией фестиваля - ред.) Кстати, у нас с ним и Владимиром Тарасовым планируются гастроли по разным городам СНГ, Японии, Швеции. Анатолий Вапиров в Болгарии уже 10 лет делает "Варненское лето" с участием лучших артистов мирового уровня. Дело в том, что иногда только имя может пробить бюрократические редуты. На начальном этапе нужен человек, которого в кабинетах узнают в лицо и мимо ушей не пропустят его проблемы.
Есть недоброжелатели, враги?
- Гораздо меньше, чем друзей. Более того, многие из моих, как ты сказал, недоброжелателей, познакомившись с моими идеями, становятся на мою сторону. У нас общие интересы, коль мы решили остаться жить здесь, в этом городе. Долгие годы муссировался мой мифический конфликт с Сергеем Терентьевым. Возможно, были у нас какие-то расхождения во взглядах, и спотыкались порой, но всю жизнь мы оба работали честно, и никто не вправе упрекнуть нас в непорядочности Нам нечего с ним делить, не так уж много осталось в Одессе пианистов такого уровня.
Известная личность способна, ты считаешь, стать вроде знамени, но с чего начать?
- Я считаю, необходимо восстановить духовную экологию города, пусть мне не нравится что-то у моих друзей, но мы не должны становиться врагами, и я призываю объединяться всех. Посмотри, сколько телеканалов откликнулось на мой призыв, хоть и не все они дружны между собой. Это наш город, и мы все - его дети. Вот, скажем, я встретил одесских художников, некоторые из которых, с моей точки зрения, представляют собой ценность мирового искусства. Они работают, но не видят отдачи. Я постараюсь помочь им хотя бы тем, что организую на своих концертах выставки их работ. Кому-то я сделаю добро, а тот -другому и т.д. Главное - понимание того, что мы вместе пытаемся сделать нашу жизнь лучше.
Пустота заполняется чем-то?
- Искусство все равно вечно, но важен климат, чтобы мы в этой пустоте не задохнулись. Я хочу сделать то маленькое дело, которое мне суждено: если хоть один молодой артист выйдет на мою сцену, когда ни одна другая его не примет - это тоже немалый результат.
Хочется верить, что большинство людей в Одессе оценят твое начинание и воспримут, как дело личной совести.
- Я не сомневаюсь, что так оно и будет. Во многом это зависит от средств массовой информации. Мне очень приятно, что такие авторитетные их представители, как "Просто Ради.О" и "Теленеделя", оказывают мне поддержку. К тому же искренне поздравляю их с юбилеями и надеюсь, что мне удастся при их содействии сделать что-то для процветания города и людей, в нем живущих.

Беседовал Олег Томашевский

На первую страницу номера