ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #4
"Дом": а культуры все взаимодействовали...
Леонид ФедоровДва музыкальных праздника этнического джаз-рока случились на прошлой неделе в центре "Дом". 
Длинный-длинный День Сурка (2 февраля), увенчался совместным концертом Сергея Старостина и Леонида Федорова с музыкантами "Волков-трио". Тень сурка, как бы первый раз в этот день на белый свет выползающего, согласно американскому народному календарю в последний месяц зимы является гарантом хорошей погоды. Как тут не вспомнить знаменитое "Зимы не будет" и не пойти послушать, как это Федоров под старинные русские напевы Старостина будет петь стихи Хлебникова!
"Волков-трио"И красной нитью в этом будет пущен струнно-ударный "экшн" Владимира Волкова, Святослава Курашова, Дениса Сладкевича. До последней минуты в "Дом" прибывала публика, и впечатления зрителей от того концерта, должно быть, очень противоречивы. Кто успел лишь на финальную песню - удивлялись новой версии "Аукцыона". "Жаль, что песня" - вздыхали те, кто уже слышал, как играло, пело, стучало (не по-детски импровизировало) "Волков-трио", и как Сергей Старостин все обрывал кларнетом и тихим пением происходящее между музыкантами действо переводил на совершенно иные интонации - сказочно умиротворенные, что ли. Музыканты не знали, что произойдет через минуту, чьи не выдержат струны, кто останется на сцене.
Сергей СтаростинОднажды на сцене оставили Сергея Старостина, и после этого не такими живыми показались две-три известные вещи из репертуара "Аукцыона".
Через три дня (5 февраля) в "Доме" выступал солнечный "Гунеш". 
Еще десять лет назад этот вокально-инструментальный ансамбль, постоянно прописанный в Ашхабаде, колесил по советским городам, по странам Азии, Европы и Африки с народными и современными песнями Туркмении. Помимо каких-то эстрадных вещей старейший коллектив республики (с 1969 г. 65 музыкантов прошли через "Гунеш") играл джаз и рок. Писали, что "Гунеш" для джаз-роковой сцены Туркменистана - это то же самое что "Earth, Wind & Fire" для Америки или "Иракере" для Кубы.
Охота на пластинки началась весной 1980 года после того, как "Гунеш" вошел в тройку призеров тбилисского рок-фестиваля. Тогда "лучшим по профессии" в своем жанре Тбилиси назвал сразу двух музыкантов "Гунеша": саксофониста Станислава Морозова и "сильнейшего барабанщика" Ришата Шафиева. Сидящий внутри целой батареи барабанов, тарелок, листов железа, пружин и всего прочего, по чему только можно ударить, Ришат Шафиев поражал манерой игры и по-восточному сказочной внешностью.
Ришат Шафи В прошедшую субботу Ришат Шафи свой коллектив представил во втором отделении концерта. А в первом - свершилось "соревнование двух ударных систем": индийский барабанщик-виртуоз Кешаб Канти Чоудри против Ришата Шафи. На покрытой коврами сцене индиец сидел в кольце только с виду одинаковых барабанов. На табла, пакавай, кхол пальцами, а не ладонями, он выстукивал ровную, но не бесстрастную музыку. Индийские барабаны - это русские колокола. А туркменская ударная установка - это сам ударник, колокольчиками, трещетками, бубенцами с головы до ног обвешанный. Появление Ришата Шафи - длиннобородого, седовласого хиппи в пестром платье, с медным чайником за поясом - громом среди ясного дня показалось. Он выходил под гром аплодисментов, море улыбок и какой-то азербайджанский наигрыш. Андрей Месропян весь вечер аккомпанировал на дудуке арабские, индийские, казахские и туркменские песни. Кешаб Канти Чоудри и Ришат Шафи даже вместе спели, правда - пели без слов: голосом продолжили то, что только что простучали. Настоящее восточное пение уже во втором отделении показал Малик Кумаров (Бангладеш), а интернациональный состав "Гунеша" (Антон Ревнюк - бас, Степан Степанянц - клавишные, Дмитрий Патарая - гитара, Назар Аманов - скрипка) сыграл баллады Ришата Шафи.

Ася Мелкумова

На первую страницу номера