ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #8
Зал Чайковского, музыка Дунаевского
"Лундстрем, Синатра, Дунаевский"Конечно, можно просто улыбнуться коллажу "Лундстрем, Синатра, Дунаевский", украшающему программку концерта-фантазии "Исаак Дунаевский и его время", который прошел в Зале имени П.И.Чайковского 16 февраля в честь столетия со дня рождения великого отечественного композитора. Но в этом коллаже - очень верное понимание того факта, что творчество Исаака Осиповича (названного при рождении Ицхак Беру Иосиф Бецалев) было органично вписано в мировой музыкальный процесс, притом оптимистичными звуками, несмотря на трагические события, происходившие в нашей стране. Вышедший на сцену (увы, с палочкой...) патриарх нашего джаза Олег Лундстрем сказал, что впервые ноты песен Дунаевского попали к нему в 1936 году в Шанхае, где у него был свой (молодежный по составу) биг-бэнд. И клавир новой звезды ничуть не отличался по уровню мастерства от клавира, допустим, Джорджа Гершвина, или Коула Портера, или Ирвинга Берлина.
Читателю, наверное, будет небезынтересно узнать, что дед композитора Дунаевского Шимон был известнейшим кантором, который не только обладал великолепным голосом, но и сочинял духовную музыку. Среди хасидов его имя популярно не менее, чем имя его внука, хотя музыка самого Ицхака Беру Иосифа блистательно перекликалась с шедеврами оркестров Бенни Гудмена и братьев Дорси или Хэла Кемпа и Берта Эмброуза. Перекликалась и красотой мелодий, и юностью духа, и джазовой ориентацией многих хитов, и желанием обрести человеческое достоинство, несокрушимой жаждой счастья. Если хотите, верой в то, что наступят новые времена. Кто смотрел "Веселых ребят", согласится с этим. Вот почему Зал Чайковского был переполнен.
Представлял концерт-фантазию Алексей Баташев вместе с импресарио Майей Кочубеевой. Алексей Николаевич, кстати сказать, со свойственной ему оригинальностью и глубиной проанализировал феномен джаза афро-идиш, опубликовав статью на эту тему в журнале "Русский еврей" (№1, 1999), где отмечалось, что в советском джазе 30-х годов слышалась самобытная блюзовость минорного склада, а уж если говорить о гармонических или ладовых альтерациях, то тут американцы и их коллеги из СССР могли поспорить на равных (вспомним хотя бы сластолюбивые слоу-фоксы Матвея Блантера, чувственные танго Александра Цфасмана, разбитные утесовские куплеты...)
На концерте Баташев сказал, что музыка Дунаевского сплетается с сегодняшним бытием, с сегодняшними ритмами, формами, гармониями, сценическими решениями. И потому возникла идея показать эту музыку, во-первых, в контексте стиля той эпохи, а во-вторых, в развитии, какое она получила в творчестве современных музыкантов, в том числе и молодежи. Концерт впервые представил не хрестоматийного, так сказать, забубенно-советского Дунаевского, скованного Железным Занавесом, обрекавшего прекрасную музыку на то, чтобы вращаться лишь по орбитам Страны Советов, а Дунаевского, никогда, ни на один миг не умирающего, одним словом - нашего современника.
Символично, что вечер открыли артисты Детского музыкального театра юного актера (художественный руководитель и режиссер Александр Федоров). Символична также их рэп-версия знаменитой песни "Весна идет, весне дорогу". Ребята вдохновенно исполнили песню "Ой, цветет калина" (к слову, в контрапункте с русской народной песней и а-капелла!). По-новому (еще бы, ведь джаз есть джаз) звучали на концерте песенка Мэри Диксон "Я из пушки в небо уйду" с почти настоящей пушкой на сцене, пронзительная "Домой", бессмертные "Месяц с луною" (известная в народе как "Стрелки") и "Сон приходит на порог". В последней как всегда убедителен был Сергей Манукян, дуэт с которым составила Ирина Томаева. А чемпион Нью-Йорка по джазовой чечетке Владимир Кирсанов так завелся, что почти не покидал сцену. Открытием концерта стал артист театра "Летучая мышь" баритон Александр Маракулин.
Оркестр Олега Лундстрема выступал в инструментальном составе именно 1936 года, когда молодой Лундстрем написал самую первую оркестровку песни Дунаевского, сразу же ставшего популярным "Капитана". Эту аранжировку оркестр и исполнил, наряду с другими классическими вещами той поры. Горячие аплодисменты заслужили Иван Волков (кларнет и саксофоны), Анатолий Васин (труба), Лев Кушнир (фортепиано), Игорь Уланов (контрабас), Владимир Журкин (ударные) и, кроме того, приглашенный организаторами в их компанию тромбонист Владимир Лебедев.
Таким был этот концерт, еще раз доказавший, что песня Дунаевского нам жить и любить помогает. Еще как помогает!

Владимир Мощенко

На первую страницу номера