502 Bad Gateway

502 Bad Gateway


nginx/1.10.2

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #9
Концерт не о том, или бедный, бедный Дунаевский
Ну почему в нашем государстве так не везет великим юбилярам, а вместе с ними и нам, эти юбилеи отмечающим? После прошедшего, к примеру, в прошлом году пушкинского 200-летия, когда ни в чем не повинные граждане вынуждены были ежевечерне читать с экрана телевизоров другим, столь же неповинным, строчки из "Онегина", я лично сумела преодолеть непроизвольно возникшую неприязнь к великому роману в стихах, лишь заново выслушав его в исполнении Юрского. А если добавить еще к этому лики Александра Сергеевича на фронтонах, фасадах и торцах московский зданий и прочие подобные мероприятия " в плане проведения"? А главное, все было не о том, совсем не о любви к поэту. О любви - это спектакли Гинкаса и Арцыбашева, оперные фантазии по пушкинским сюжетам Бертмана, отдельные книжные издания... Островки в океане пустословной шумихи.
В этом году - столетие творца, пусть не столь великого, но, тем не менее, бывшего культовой и оставшегося знаковой фигурой своего времени: композитора Исаака Дунаевского. В преддверии даты мемуаристы, издатели, электронные и неэлектронные СМИ рассказали, кажется, все о личной жизни музыканта, которого любили красивейшие женщины Советского Союза, а он - любил их. Следующей прошла тема контрапункта его ярко мажорного, сверкающего творчества - и сталинских лагерей и всеобщей несвободы. О самой музыке Дунаевского говорилось сильно меньше. Еще меньше ее прозвучало в юбилейные дни. Понятно, что мало было средств на проведение концертов. Но и те немногие, которые прошли, получились блекловатыми, неадекватными самой музыке Исаака Осиповича, которая на самом деле всегда таила в себе загадку и почти неуловимую фигу цензуре и официозу. Эдакий нюанс, наводивший даже на "Марш энтузиастов" совсем иной, как бы "не советский" флер, отчего "Марш" свободно вписывался в общемировой музыкальный контекст тех лет. Этим нюансом была джазовость, самим же Дунаевским упрятываемая и скрываемая, но им же - по свидетельству всех его близких - обожаемая и оттого дававшая особую краску всем его песням, киномузыке и даже опереттам. 
Широко отрекламированный заранее джазовый концерт в зале им. Чайковского "Дунаевский и его время" по идее и по ожиданиям должен был наконец-то вскрыть эту загадку "сталинского" композитора, показать, как близко на самом деле соприкасались его гармонии с идеями Гершвина, синкопами Эллингтона, как легко свингуются его так называемые песенно-эстрадные сочинения. Также в аннотации к концерту говорилось, что задача его устроителей - показать, что музыка Дунаевского любима и актуальна сегодня. Это вполне могла бы быть дежурная фраза, однако задача, как выяснилось, ставилась буквально, и для ее решения было призвано новое поколение из Детского музыкального театра юного актера. С этого, по существу, и начались неудачи вечера. Ведь еще всенародно любимые телевизионные "Старые песни о главном" показали, как много усилий требует исполнение "простеньких" старых мелодий, которые писались в расчете не на какие-либо вспомогательные технические средства, а только на хорошие голоса и музыкальность. "С наскоку" их не взять. То, что показали юные актеры, наверное, прошло бы на концерте для их родителей, но не в аудитории завсегдатаев джазовых абонементов, кафе и пароходов. А дальше - режиссерски не выстроенное и оттого выглядевшее немотивированным чередование пьес Бассмана, Брауна, Терпиловского, Кемферта, немножко - Дунаевского. Попытка передать атмосферу тех лет через фрагменты старых фильмов. Но уже даже с первого ряда первого амфитеатра рассмотреть что-либо на маленьком экране, при очень плохом качестве ветхой киноленты, невозможно. В целом - "непопадание" концепции концерта, обидный просчет талантливого продюсера Майи Кочубеевой и опытного джазового критика Алексея Баташева. Задача перед отличными музыкантами - Львом Кушниром, Иваном Волковым, Владимиром Лебедевым, Владимиром Журкиным, Игорем Улановым, Анатолием Васиным - была поставлена невнятно. В результате получилась схематичная джазовая зарисовка на тему "30-е - 40-е", и в этом времени случайной составляющей - Дунаевский. Этот фактор случайности мог бы быть компенсирован доказательным и точным комментарием, будь ведущий больше в материале, и - опять-таки - люби он больше Дунаевского. А так - снова как в прошлогодней истории с Александром Сергеевичем: юбилейное мероприятие без любви к юбиляру. Зал это чувствовал. А настроение зала, как известно, всегда передается музыкантам, которые чем дальше, тем все с более холодными глазами отыгрывали свои номера.
Хотя какие-то кусочки любви к Исааку Дунаевскому на том "концерте не о том" все-таки проявились. Великолепно прозвучала фантазия на тему "Месяц с луною..." из кинофильма "Веселые ребята", придуманная замечательным диксилендщиком Владимиром Лебедевым. Блистательно исполнил колыбельную "Сон приходит на порог", сам себе аккомпанируя, Сергей Манукян. Как всегда вызвал овации наш российский "Фред Астер" - Владимир Кирсанов. А Олег Леонидович Лундстрем рассказал, как в Шанхае 30-х он, совсем молодой джазист, услышал мелодии Дунаевского и навсегда очаровался ими, сразу уловив их "свингуемость". Маэстро показал ту давнюю, но и сейчас абсолютно живую обработку "Песенки о капитане". И сразу стало понятно, что встреться Дунаевский с Гленном Миллером или Каунтом Бейси, они нашли бы общий язык.

Галина Облезова

На первую страницу номера