ГОТОВИТСЯ очередной бумажный номер журнала "Dжаз.Ру", единственного в России журнала о джазе: ПОДПИСКА ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

ПОЛНЫЙ ДЖАЗ

Выпуск #13
Биг-бэнд возвращается? Похоже, да

Напоминаем, что этот материал был написан и впервые опубликован в 1996 г. Многое с тех пор изменилось: один оркестры сменили название (так, The Mingus Dynasty стал The Mingus Big Band), другие перестали существовать или ведут менее (или, иногда, более) активный образ жизни (так, хотя оркестр Лайонела Хэмптона еще и существует номинально, собирается он один-два раза в год, так как его лидеру уже 91). Однако тенденция, хоть и в несколько изменившемся виде, продолжает существовать и сейчас.

Америка пережила биг-бэндовый бум в 30-х - 40-х годах. Этот бум сделал звездами таких музыкантов, как Бенни Гудмен, Глен Миллер, Томми Дорси и других. Затем все вдруг переменилось, знаменитые оркестры в одночасье развалились, и даже Каунт Бейси, чтобы удержаться на плаву, ограничился скромной "семеркой". Выжил лишь великий Дюк Эллингтон. Биг-бэнды следующего поколения - Стена Кентона, Вуди Германа - хотя и дали великолепные образцы концертного джаза, большого коммерческого успеха не имели (правда, оркестр Вуди Германа продержался почти до наших дней). В середине 60-х годов дела шли ни шатко, ни валко, и хотя такие бэндлидеры, как Майнард Фергюссон и Гил Эванс регулярно записывались на пластинки, общее мнение о большом оркестре, как о предприятии убыточном, не изменилось.
В 1966 г. в нью-йоркском джаз-клубе "Вилледж вангард" дебютировал новый оркестр под двойным руководством трубача Теда Джонса и ударника Мела Луиса. Этот оркестр хоть и не сразу, но завоевал большую популярность, правда, совсем иного толка, чем когда-то оркестр Бенни Гудмена. Но и он прекратил существование. Итак, снова "замерло все до рассвета", который наступил... 
Наступил ли? Давайте посмотрим, как поживает в сегодняшнем Нью-Йорке "убыточный" биг-бэнд.
В "Вилледж-вангард" каждый понедельник выступает так называемый "Вангард-оркестра" - прямой наследник прославленного биг-бэнда Теда Джонса - Мела Луиса. В этом оркестре нет звезд, но любители джаза, заполняющие до отказа подвальное помещение клуба, знают что они услышат. Оркестр свингует бесподобно, солисты-импровизаторы - великолепны. Это биг-бэнд высокого класса.
В клубе Sweet Basil, что неподалеку от "Вилледжа", до последнего времени выступал (также по понедельникам) так называемый оркестр "Наследие Гила Эванса", возглавляемый сыном Гила Эванса Майлсом. Надо сказать, сынок обращается с "наследием" весьма небрежно. Отдельные фрагменты произвольно, я бы сказал, бездумно изъятые из разных партитур Эванса, так же бездумно перемежаются отдельными соло произвольно выбранных солистов. После получаса такого музицирования у слушателя наступает ощущение "бедлама" и хочется убежать на улицу. И что толку, что в оркестре хорошие музыканты - Лу Солофф, Алекс Фостер и другие? Уверен, что им тоже не по себе, но они знают нью-йоркские правила и помалкивают. Ох, уж эти сыновья, не дотягивающие до великих отцов!
Коли уж мы побывали в двух клубах на 7-й Авеню, заглянем еще в один - в Small's - крохотный подвальчик, прямо оправдывающий свое название. Трудно поверить, что здесь тоже выступает биг-бэнд, но тем не менее на этом "пятачке" два раза в неделю звучит очень интересная музыка в исполнении молодых музыкантов.
В Time Cafe, что на Лафайет-стрит, по четвергам играет оркестр "Династия Чарли Мингуса". Его цель - пропаганда творчества выдающегося артиста. В оркестре много прекрасных солистов, и под руководством энергичной вдовы Мингуса бэнд движется к большому успеху.
Пройдем пару кварталов и заглянем в известный нам Visions, где по понедельникам (опять понедельник!) выступает оркестр Марии Шнайдер - молодой, но уже достаточно известный коллектив. Этот оркестр занял в ежегодной анкете журнала "Down Beat" звание одного .из лучших оркестров 1995 г., а Мария Шнайдер - звание лучшего аранжировщика. Если уж говорить о наследии Гила Эванса, то именно в этом оркестре оно представлено по-настоящему, но не впрямую, а опосредствованно, через изысканную звукозапись, тонко проработанную тембровую палитру, мягкость, даже некоторую женственность звучания и общую высокую культуру исполнения А музыканты все те же - обычные нью-йоркские профессионалы. Вот что означает мудрое руководство! Мария Шнайдер - ученица Гила Эванса и Боба Брукмайера, и ее манера письма имеет прямую связь с творчеством учителей. Правда, порой наступает чувство пресыщения необычностью тембров и сложностью гармоний, и тогда ощущаешь, что оркестру не хватает энергии, свинга. Но все равно это хороший, умный джаз. Добавлю, что и "Вилледж Вангард", и "Visions" по понедельникам заполнены до отказа. Убыточный биг-бэнд?
Чувствую, что несколько задержался в Гринич-Вилледже. Пора перемещаться к северу. В клубе "Иридиум", что напротив Линкольн-центра, время от времени можно услышать биг-бэнд Джимми Хита, опытного мастера, вышедшего из недр оркестра Каунта Бейси. Наследие ощущается явно, но до качества оригинала слегка не дотягивает, хотя музыканты, включая самого Хита, - великолепные солисты.
В шикарном ресторане "Tavern on the Green", что в Центральном парке, пару раз в году по месяцу и больше выступает биг-бэнд Иллиноя Джакетта - добротный свингующий оркестр, без особых изысков исполняющий добротно и просто аранжированные стандарты, где много пространства отдано солирующему саксофону лидера. Что ж, легкая джазовая музыка, хорошо сервированный ужин, бокал дорогого вина - кто интересуется, милости просим!
Обозревая жизнь нью-йоркских биг-бэндов, невозможно обойти молчанием такие заметные коллективы, как оркестр Линкольн-центра под руководством Уинтона Марсалиса и оркестр Карнеги-холла, возглавляемый Джоном Фаддисом Это концертные оркестры, живущие своей жизнью, не столь доступной для простых любителей джаза, - заплатить 40-50 долларов за билет не каждому по карману. Оба биг-бэнда выступили на прошлогоднем фестивале JVC - с легкой руки его организаторов в своеобразном концерте-соревновании. Затрудняюсь назвать победителя, но музыка явно проиграла, так как оба оркестра, ведомые лидерами-трубачами, стремились попросту переиграть один другого, а это искусству противопоказано. Тем не менее отметим, что оба оркестра укомплектованы великолепными музыкантами.
Достаточно успешно выступают и коллективы, носящие имена своих основателей - оркестр имени Дюка Эллингтона и оркестр имени Каунта Бейси (последний до недавнего времени возглавлял великолепный саксофонист и композитор Фрэнк Фостер, его сменил Гровер Митчелл - бывший тромбонист Каунта Бейси). Эти оркестры больше заняты на периферии и за границей. Так, например, оркестр Каунта Бейси выступил в прошлом году на джаз-фестивале в городе Сочи, порядком истощив фестивальный бюджет и не произведя, по отзывам специалистов, особого впечатления.
Не забудем и биг-бэнд 85-летнего Лайонела Хэмптона, ветерана и звезды джазовой сцены еще со времен Бенни Гудмена. Престарелый Хэмптон полон энергии, и оркестр свингует превосходно.
Еще несколько оркестров можно изредка услышать в Нью-Йорке, например, биг-бэнд Боба Минцера, блестящего саксофониста современного стиля и талантливого композитора. Минцер обычно приглашает в свой оркестр лучших музыкантов города, и, в сочетании с изобретательными композициями лидера, иногда с элементами поп-музыки, звучание оркестра оставляет приятное впечатление. 
Другой биг-бэнд - пианиста Маккоя Тайнера, находится "на противоположной стороне улицы". Слушая выступления этого оркестра, начинаешь понимать, что ему задана одна задача - сопровождать энергичную игру лидера. Любителей изысканной музыки этот биг-бэнд, пожалуй, оставит равнодушными, но это все-таки хороший джаз; хотя и грубоватый, что не помешало оркестру Маккоя Тайнера получить "Грэмми" два года назад, обойдя других, возможно, более изысканных претендентов.
Перечень биг-бэндов можно было бы продолжить, что лишний раз подтверждает: похоже, опять настает биг-бэндовый бум.

Николай Левиновский
Первая публикация: "Новое Русское Слово" (Нью-Йорк), 1996

На первую страницу номера